Власов А.В.История Вселенской Церкви

ВЛАСОВ А.В. Византийская Церковь в XIII в. и Лионская уния (1274 г.)

Интерес к Лионской унии в отечественной историографии явно не пропорционален той роли, которую она сыграла в жизни визан­тийского общества и Церкви.

Между тем библиография данной темы, составленная К. Капицци, в середине 80-х гг. насчитывала более 400 работ, но уже в то время она должна была быть значительно дополнена, а теперь и тем более. Свидетельством большого внимания, проявленного к унии на Западе, стало проведение в 1974 г. во Франции конференции, по­священной ее 700-летнему юбилею2. Абсолютное большинство тру­дов носит конфессиональный характер, поэтому рассказы об одних и тех же событиях и их участниках окрашиваются в различные тона. Медиевисты, не принадлежащие ни к одной из конфессий, рассмат­ривают Лионскую унию лишь как один из политических шагов Ми­хаила VIII Палеолога. Такое видение этого события является одно­боким, поскольку не учитывает всей сложности межцерковного ди­алога. По нашему мнению, более объективный взгляд на проблему возможен лишь при синтезном подходе, учитывающем конфессио­нальные и внеконфессиональные аспекты сюжета.

Круг источников, касающихся Лионской унии, весьма обши­рен. Сюда входят исторические сочинения современников — Г. Па­химера3 и Н. Григоры4, официальная переписка византийского им­ператора и римских пап5. Акты константинопольского патриарха­та6, многочисленные полемические сочинения7, акты Лионского собора8, агиографические источники 9.

В данной работе, используя упомянутые источники и новей­шую литературу по вопросу, мы ставим задачу создания панорамы события, которая соответствовала бы современному состоянию разработки темы.

Традиции переговоров по поводу церковного воссоединения

С раннего средневековья начинается история сложнейших и изобиловавших острыми моментами отношений между византий­ской и латинской церквами10, что в конечном итоге привело к нару­шению братского общения и схизме, начало которой историками привязано к столкновению 1054 года11. Однако переговоры о вос­становлении нормального общения возобновились, хотя инициати­ва их проведения исходила от византийских императоров.

Подобные переговоры проходили вплоть до 1204 г., пока чет­вертый крестовый поход не поставил точку на попытках мирного урегулирования церковных отношений. Как написал тогда Никита Хониат, греки совершенно отшатнулись от «братьев» латинян12. После появления латинской Романии огромное количество лега­тов, разосланных во все пределы Малой Азии с целью склонить православное духовенство к унии, совершенно не справилось со своей задачей. После 1213 г. кардинал Пелагий Альбинский сме­нил тактику убеждения на гонения, но и эта мера не принесла ника­ких результатов13.

После распада империи Никейское царство стало наибо­лее значительным среди государств, возникших на развалинах Византии. Здесь латинское господство воспринималось как вре­менное, и потому в среде духовенства умножалась и крепла партия противников унии. Однако на протяжении существова­ния Никейской империи периодически переговоры с Римом о сближении возобновлялись14. Хотя в переговорах с Римом ини­циатива исходила от светской власти, в них всегда затрагива­лась тема церковного союза, но в самой Церкви пролатинская партия никогда не имела численного превосходства. Несмотря на это, необходимость вновь заставляла никейских императо­ров идти на сближение с Римом.

Так, под давлением Иоанна Ш в начале 30-х годов патриарх Герман II обратился с посланием к папе Григорию IX15. А в 1234 г. состоялся диспут в Никее. Переговоры затянулись на 4 месяца. В связи с желанием обеих сторон победить собор завершился без­результатно 16.

После этих событий отношения испортились, и папа в 1238 году направил войско крестоносцев против Византии. Иоанн III, заклю­чив союз с Фридрихом П, сумел избежать опасности. Десять лет, используя противостояние германского короля и папы, Ватац до­бивался от Рима предложения о союзе, выставив цену за подчине­ние восточной Церкви — возвращение Константинополя. Патриарх Мануил согласился на подчинение папе, но в письме к Иннокентию IV он писал, что вера греческой Церкви в то, что Святой Дух исхо­дит через (дй?) Сына от Отца, не подлежит никаким компромис­сам 17. Договоренность была достигнута, но ход этих переговоров был оборван смертью участников. Дука Ватац и патриарх Мануил умерли в 1254 г., а папа Иннокентий — в 1255 году.

Новый император Феодор II Ласкарь, хотя и согласился на предложение лапы Александра IV о соединении церквей, вел пере­говоры исключительно от своего имени. Причем условия которые он выдвигал, были совершено не поняты в Риме. Объединение цер­квей он видел под главенством императора, то есть самого себя, как это было прекрасно показано В. Лораном18.

Два века схизмы прошли параллельно с переговорами о воссоединении, однако греческая Церковь была противницей унии и препятствовала политическим расчетам императоров, видя в членах Римской Церкви лишь изменников истины, а не «братьев во Христе».

Михаил VIII Палеолог (1258-1282). Возвращение Константинополя и его последствия

Молчание обеих сторон об унии нарушилось в связи с возвра­щением Константинополя в руки византийцев (1261 г.) и упраздне­нием Латинской Романии. Последствия возвращения Константи­нополя были серьезны для обеих сторон. Для Палеолога это была блестящая удача, поднявшая его престиж в глазах народа. Для Рима это была совершенно неожиданная потеря. Первой реакцией папы Урбана IV была попытка собрания нового крестового похода и тре­бование от европейских государей отказа от союза с Палеологом.

Михаил попытался реабилитироваться в глазах Рима. Фор­мой примирения, как и прежде, являлось предложение церковной унии|9. Блестящий политик Михаил VШ допустил грубейшую ошиб­ку, включив в посольство бывших работников администрации Балдуина. Никифорица и Алуворда сочли предателями, за что с пер­вого сняли кожу, а второй был предупрежден и сумел бежать20. Отсутствие результата-закономерный итог первой попытки нала­дить отношения с Римом, причиной чего была недальновидность Палеолога и вера Урбана IV в то, что ему еще удастся вернуть Константинополь силой.

Попытка найти союзника в лице Манфреда Сицилийского так­же не дала больших результатов21. Тогда Михаил VIII продолжил попытки примирения с Римом. Однако на этот раз Палеолог дей­ствовал не прямо, а косвенно, обращаясь с богатыми подарками к кардиналам. Причины такого стремления Михаила УШ к сближе­нию с Западом следующие: 1) Карл Анжуйский, поддерживая Бал­дуина и разгромив Манфреда, захватил Сицилию, что могло послу­жить первым шагом к отвоеванию Константинополя. Папа Урбан, не сумевший собрать крестовый поход, использовал властолюби­вые планы Карла в своих интересах. И эта причина стала на бли­жайшие двадцать лет самой актуальной для Палеолога во всех проявлениях его внешней политики. 2) Внугреннее неустойчивое положение из-за отстранения законного наследника Иоанна Ласкаря и связанные с этим трудности с патриархом Арсением Авторианом, главой византийской Церкви, ставшим на защиту последнего, делали позицию Палеолога шаткой перед надвигающейся с Запа­да агрессии. 3) Михаилу VIII нужно было добиться от папы при­знания своего законного права быть императором захваченного Кон­стантинополя для заключения выгодных союзов с европейскими государствами.

В конце 1262 года папа Урбан дал свое согласие на ведение переговоров о соединении церквей. Папа согласился на это, как считает Ф. И. Успенский, поскольку хотел защитить латинские цер­кви на греческих землях22, А. А. Васильев видит в шаге папы жела­ние мирным путем заполучить светскую власть над Византией че­рез приобретение власти духовной23. Как бы то ни было, собрать крестовый поход папе не удалось, а горечь от потери Константино­поля осталась.

В 1263 году по просьбе Михаила VIII папой был прислан в Константинополь Николай, епископ Кротонский, грек с латинским воспитанием, прекрасно знающий как оба языка, так и обе бого­словские системы24. Он убеждал греков в единстве учения обеих сторон. Однако Михаил писал папе, что в начале лучше заключить перемирие, а затем говорить об учении25. Это говорит нам о том, что в церковной среде проповедь епископа Николая не имела успе­ха. И если Урбан был согласен на предложение Палеолога, то его преемник Климент IV с 1267 года требовал более определенных условий унии26. Греческая Церковь обязана была признать главен­ство папы, все учение и таинства латинской церкви без каких-либо рассуждений. Он выслал грекам исповедание веры католической Церкви и требовал личных подписей византийских епископов. Кли­менту IV также не нравилась перспектива усиления Карла Анжуй­ского в случае завоевания Византии. Таким образом, используя силу последнего, папа добивался укрепления собственной власти на Востоке и заграждал Карлу путь в Константинополь при помо­щи унии. Но ход переговоров вновь закончился неожиданной смер­тью папы в 1268 году.

Карлу Анжуйскому не удавалось посадить своего ставленни­ка на папский престол, но трехлетняя борьба за Рим сыграла ему на руку. Карлу удалось захватить остров Корфу, что, без сомнения, показало серьезность его планов. В конце 1269 года Палеолог во­зобновил переговоры об унни с королем Франции Людовиком Свя­тым, желая, чтобы тот стал третейским судьей в его конфликте с Карлом. Эта перемена адресата показывает; насколько сам союз церквей был безразличен Палеологу.

Все переговоры после возвращения Константинополя были связаны с необходимостью закрепиться и удержать столицу. Вел переговоры только сам Михаил VIII без какого-либо участия Цер­кви, хотя и от лица Церкви. Даже те, кого посылал Палеолог в Рим, не принад лежали к клиру византийской Церкви. Это были либо свет­ские чиновники, либо члены римской Церкви.

Причины и условия переговоров перед заключением Лионской унии

После смерти папы Климента IV в 1268 г. вплоть до-лета 1270 г. римский престол оставался вакантным, что было следствием про­тивоборства французской и итальянской кардинальских партий в Витербо. И только благодаря силовому вмешательству городского главы был избран Тебальдо Висконти, архидиакон Льежа, приняв­ший позже имя папы Григория X. В момент избрания он сопровож­дал английского принца Эдварда в паломнической поездке по Сирии.

Григорий X, озабоченный увиденным на Святой Земле, про­должил политику своих предшественников Урбана IV и Климента IV, став инициатором переговоров об объединении церквей. Еще до прибытия в Рим он направил посольство к Михаилу VIII, целью которого было объявить о пламенном стремлении нового папы к единению церквей27. Пахимер считает, что союз церквей для «мужа мира» (именно так называет Г. Пахимер устами Михаила VIII папу Григория X) был самоцелью28. Однако действия Григория X сви­детельствуют об обратном. Первоочередной задачей для папы было освобождение Св. Земли от мусульман. С этой целью он на четвертый день после своего рукоположения объявил о созыве собора в Лионе для мобилизации сил вокруг намеченного кресто­вого похода. Именно потому греки также были приглашены к уча­стию в борьбе с иноверными29, но чтобы это стало возможным, необходимо было уже иметь определенную степень единства между церквами30, которые имели разногласия, по словам Григория X, в «мелочах». К мелочам Григорий X относил разность в чинопоследованиях и правилах, «что было несправедливо и неразумно для разделения таких народов»31. И потому император и высшее руко­водство греческой Церкви обязаны были признать папу главой все­го христианского мира, а вместе с тем и все обрядовые и догмати­ческие особенности западной Церкви. Григорий X был реалистом и не требовал признания своих условий всей Церковью, а ждал лишь искренности в действиях императора, патриарха и их ближайших сторонников32. Переходя от слов к делу, после интронизации Григо­рий отправил нунция Иоанна Парострона, бывшего греческого граж­данина, прекрасно знавшего обе традиции, с целью проповеди унии на греческой земле33. Папа умело напоминал Палеологу о трудно­стях сдерживания Карла и одновременно писал венецианскому дожу, запрещая ему продлять мирное соглашение с Михаилом VIII34. Он желал сделать византийского василевса зависимым только от себя. Из этого видно, что папа Григорий X был не так прост, как о нем сложилось мнение у Г. Пахимера. Палеолог был чрезвычайно обра­дован предложению папы. Причины этого оставались прежними35.

Михаил VIII Палеолог и подготовительные мероприятия к принятию Унии

Для подтверждения условий, поставленных папой Михаилу VIII, было необходимо заручиться поддержкой высшего духовенства36. Авторитет Палеолога был поколеблен в глазах Церкви еще со вре­мен Арсения Авториана. Поэтому Михаил, опасаясь нового раско­ла, как он об этом писал Григорию X37, с присущей ему осторожно­стью в первой половине 1273г.38 собрал весь епископат, находив­шийся тогда в столице, и предложил им аргументы в пользу соеди­нения с латинской Церковью. Первыми в ход были пущены истори­ческие аргументы. Михаил VIII ссылался на пример патриарха Мануила, во времена которого тема Filioque не осуждалась39, или вспоминал бывшие не так давно общие служения литургии на опрес­ноках. Разницу в обрядах Палеолог сравнивал с разницей в языках, а признание верховенства папы император назвал формальностью.

Несмотря на хрупкость приведенных аргументов, среди бо­гословов нашлись приверженцы политики императора. Это были Милитиниот40, протопостоларий Георгий Кипрский41 и ритор Ма­нуил Оловол42. И если приверженцы императора имели разнооб­разные причины своего стояния за унию, то весь клир, будучи про­тивником соединения, хранил молчание. Под давлением патриарха Иосифа, опасавшегося императора, ответ дал его хартофилакс (гла­ва патриаршей канцелярии) Иоанн Векк43. Он от лица Церкви ре­шительно отверг предложение императора, ссылаясь на сотериологические причины невозможности спасения с еретиками, «за что был обруган Милитиниотом и Георгием Кипрским»44.

После собора Векк подвергся опале. Его судили по ложному доносу, он оправдывался, а при личной беседе с императором про­сил пощады, но все же был взят под стражу. Тем самым Михаил показал всем остальным, насколько серьезны его намерения. При помощи своих прежних помощников он составил обращение к Цер­кви с целью доказать догматическую безукоризненность латинян, призванное стать ответом на обвинения Векка. С расчетом на от­сутствие достойного оппонента, Палеолог призвал к богословской дискуссии, считая, что никто больше не посмеет ему возразить. Это решение стало роковой ошибкой, поскольку сплотило воедино всех противников унии. Ответ был составлен коллегиально и све­ден воедино Иовом Иаситом45.

Михаил от неожиданности никак не отреагировал. Он все вни­мание направил на томившегося в тюрьме Векка. Пользуясь сочине­ниями Никифора Влеммида, он сумел заинтересовать его проблемой унии. Будучи человеком искренним, Векк досконально изучил догма­тическую тенденцию учения о Святом Духе и пришел к выводу, что действительно в Filioque нет никакой еретической подоплеки, перейдя тем самым на сторону императора. Ф.И. Успенский считает, что не сочинения Влеммида, а политические и культурные соображения по­влияли на позицию Векка46. Однако Векк не превратился в полного латинянина, а стал сторонником учения об «экономии»57. Проповедуя идею союза, Векк смог многих переманить на сторону унии.

Таким образом, встретив отпор со стороны клириков, Михаи­лу одновременно удалось найти поддержку в лице влиятельнейше­го церковного деятеля. Таковы итоги предварительных мероприя­тий Михаила VIII.

Формирование оппозиции униатской политике императора

Византийское общество, негативно настроенное против лати­нян, было хорошей почвой для семян ненависти и неприятия уни­атской политики Палеолога. Первой ласточкой был ответ Векка, затем соборное сочинение по вопросу императора об унии, став­шее первым официальным ответом на предложенную унию. Так формируется костяк оппозиции вокруг патриарха Иосифа. В него входит большинство епископов, клирики храма Святой Софии, од­ним из которых был историк Г. Пахимер48, простые монахи, осо­бенно из Иаситского монастыря49, высокопоставленные чиновни­ки и даже члены царской семьи — сестра Михаила VIII Евлогия. Ненависть к латинянам стала для сторонников патриарха Арсения, которые с 1262 г. разорвали общение с официальной Церковью, при­чиной объединения с действующим патриархом.

Нужно отметить, что до 1274 г. вопрос об унии касался ис­ключительно епископата и монахов, живших в Константинополе, народные массы оставались спокойными. Но уже вскоре после пе­рехода Векка на противоположную сторону ситуация изменилась. Пример Векка и его доводы стали причиной колебаний многих из оппозиции, даже сам патриарх был не уверен в своей правоте. Под давлением фанатично настроенных монахов Иосиф письменно по­клялся в неприятии унии50. Этот циркуляр выявил раскол в среде оппозиции: отдельные епископы отказались его подписать. Причи­ну этого можно видеть в том, что епископы с опасением смотрели на императора, а также участие И. Векка не могло не повлиять на епископов, как верно подметил Ж. Дагрон51.

Палеолог, заметив это, усилил давление на архиереев. Теперь богословские доводы отошли на второй план, а их место занимают аргументы политической безопасности Византии и защиты от Карла

Анжуйского. Михаил, объясняя необходимость унии, проводил параллели с Боговоплощением, объясняя это «спасительной эконо­мией». Безусловно, здесь прослеживается влияние Векка. Ж. Жуйяр пишет, что уния есть неделимое произведение Михаила VIII Палеолога и И. Векка, последний, не оставляя политического вдох­новения, придал ему религиозный характер52. Епископам обеща­лась неприкосновенность восточных обрядов53 и соединение только по трем пунктам: 1) признание первенства за папою; 2) верховный суд также оставлялся папе; 3) возвращение имени папы в диптихи греческой Церкви.

Дж. Джил заметил в политике Михаила V111 особые акценты на этих трех условиях и замалчивание других проблем догматического характера54. Однако мы должны заметить, что это породило новый предмет обсуждений и споров — каноничность положения римского папы. В конечном итоге диспут продлился два года. Настало время отправки посольства, но препятствием стал патриарх, которого дер­жала клятва. Будучи мягким человеком, Иосиф согласился удалиться в монастырь, с условием, что вернется, если на соборе в июне уния заключена не будет. В то же время он выпустил грамоту, в которой разрешал духовенству участвовать в переговорах55.

Переезд патриарха в Перивлептскую обитель 11 января 1274 года стал решающим моментом в судьбе унии. Паства, лишившаяся пас­тыря, осталась беззащитной, что позволило императору отказаться от своей политики уговоров и перейти к обвинениям и угрозам. Миха­ил сломил дух архиереев. Запретив им сообщаться между собой, раз­говаривая с каждым и обвиняя их в подстрекательстве к саботажу народных масс против государственной политики, он добился своего. От епископов было потребовано исповедание в духе унии, которое обязаны были подписать все жители Константинополя. У отказавших­ся конфисковали имущество и ссылали56. Но, как сообщает Н. Григо­ра, все ссыльные епископы подписали соглашение и были возвраще­ны. Безусловно, все силовые меры официально не были связаны с унией, оппозиционеры обвинялись как противники государственных интересов или как порицатели личности императора. Столичные мо­нахи во избежание репрессий бежали за пределы Византии, подальше от гнева императора, сея страх и трепет по всей империи57.

Таким образом, убрав Иосифа и разгромив коалицию еписко­пов, Михаилу VIII удалось выявить ярых противников унии и рас­правиться с каждым по отдельности. Тем самым он сломил и раз­рушил организованное оппозиционное движение, что позволило от­править делегацию на собор в Лион с полномочиями подписания унии с Римской Церковью.

Греческая делегация на Лионском Соборе

II Лионский собор (7 мая — 17 июля 1274 года) был созван исключительно благодаря ревностной деятельности папы Григо­рия X. После своею избрания 31 марта 1272 года Григорий объя­вил о созыве Собора. Необходимость была обусловлена тремя ос­новными проблемами того времени: критическое положение на Святой Земле, кризис внутрицерковной жизни и раздробленность христианского мира.

За два года Собор был прекрасно подготовлен. Отсутствие долгих обсуждений и четкое распределение вопросов для рассмот­рения по сессиям — явное тому доказательство.

К началу мая 1274 г. в Лион по приглашению папы собрался весь цвет католическою мира. 500 епископов58, 1000 прочих ду­ховных лиц прибыли для участия в делах предполагаемого Собо­ра. Участвовали в соборе также Яков Арагонский и представите­ли европейских королей — Франции, Англии, Германии, Сицилии. Представители византийскою императора и татарского хана опоз­дали к началу. В числе приглашенных были кардинал Бонавентура и магистр парижского университета Фома Аквинский59

Собор состоял из 6 сессий, посвященных трем основным те­мам. Как подчеркнул папа в своей вступительной речи, это — по­мощь Св. Земле, уния с греческой Церковью и реформирование жизни католической Церкви.

Византийская делегация выехала из Константинополя в марте 1273 года в составе духовных лиц — бывшего патриарха Германа и митрополита Никейского Феофана, а также трех государственных должностных лиц — великого логофета Георгия Акрополита, секре­таря Николая Панарета и переводчика Георгия Берриота. Для мис­сии были приготовлены два корабля. В первом размещались духов­ные лица и Акрополит, второй же был предоставлен царским чинов­никам. На триеры были также погружены подарки римскому папе60. Однако поездка была чрезвычайно опасной. Еще у мыса Малея один из двух кораблей потерпел крушение. Все люди спаслись, а вот щед­рые подарки от императора пропали. До Италии греки добирались под охраной аббата Бернарда из Монте-Кассино, а затем они были доставлены в Лион61. Сделано это было по просьбе Михаила VIII, поскольку он понимал, что Карл Анжуйский приложил все старания, чтобы посольство не добралось до места своего назначения, тем более что их путь пролегал через его владения.

Греки опаздывали на Собор, и потому после третьего заседа­ния работа Собора была приостановлена и значительная часть уча­стников распущена. 24 июня греки были встречены с величайши­ми почестями и торжественно были проведены в папский дворец, где Григорий X встретил их, вопреки папскому обыкновению, стоя. Греки во всеуслышание объявили о цели своего приезда — заклю­чить унию62. Лишь 29 числа греки появились на мессе в честь апп. Петра и Павла. О первых же пяти днях их пребывания в Лионе ничего не известно. Вероятно, эти дни прошли в напряженных пе­реговорах об условиях унии. Император обещал своим епископам неизменность восточных обрядов и догматики, а папе — признание его первенства и всей западной традиции. Это, безусловно, нужно было согласовать. Литургия была отслужена на опресноках, следо­вательно, греки не участвовали в евхаристии, зато Апостол и Еван­гелие читались на обоих языках, что было показателем доброже­лательности и снисходительности к грекам, которую демонстри­ровал папа. В ответ греки показали свои добрые намерения, про­пев Символ веры, стоя на амвоне с добавлением пресловутого Filioque63. Последний факт стал особенно знаменательным, при­дав уверенности западной стороне и став гарантией почти объяв­ленной унии Церквей.

Безусловно, даже сам папа Григорий X не был уверен, что все пройдет так легко. Еще во время подготовки Собора великому богослову Фоме Аквинскому было поручено составить обвинитель­ную речь против греческих заблуждений64. Монах Гумберг де Романие написал целую книгу для предполагаемого диспута, но так как греки признали Filioque без споров65, ему пришлось самому себе задавать вопросы в своем сочинении66.

Более формальное заключение унии состоялось несколькими днями позже на четвертой сессии 6 июля. Папа первый обратился к совету, излагая краткую историю отношений с греками, пытаясь переубедить скептически настроенную против византийцев публику Собора. Затем были прочитаны в латинском переводе документы, привезенные посольством. Они включали в себя письма Михаила VIII и его сын!- соправителя Андроника, как гаранта существова­ния унии в будущем, и письмо от греческого духовенства. Эти пись­ма весьма существенно отличались по содержанию друг от друга. Если письма от императоров заключали в себе исповедание веры Климента IV (1267), то письмо от епископов гораздо сдержаннее в вопросах догматики67, к тому же содержит рассказ о трудностях унии и об уходе патриарха в отставку. Под грамотой от епископов стояло 35 подписей — 26 митрополитов и 9 епископов68.

Затем от лица императора Акрополит дал присягу, в которой отрекся от схизмы, признал верховенство папы и обещал неизмен­но хранить исповедание веры, подписанное на Собореб9. После под­писания унии был пропет гимн «Те deum» и Символ веры, в кото­ром вновь было использовано выражение «и от Сына». Этим за­кончилось четвертое заседание.

Несмотря на свою немногочисленность, греческое посольство смогло отстоять восточные обряды, поскольку грекам потребова­лось только признать безукоризненность западного вероисповева- ния и обрядоисполнения. Дж. Джил именно с греческим влиянием связывает догматизацию учения о Святом Духе выразившуюся в возвращении к августиновскому пониманию исхождения Святого Духа от Отца и Сына «как от одного начала»70.

Затем вне соборных стен начались переговоры о взаимных обя­занностях. В итоге были обговорены следующие политико-админис­тративные выгоды для Византии: папа не должен принимать мятеж­ных вассалов греческого императора и обязан запретить католичес­ким государям принимать таковых под свое покровительство. Гре­ческий император имеет право на помощь папы во всех вопросах, но посылать против греков латинские войска папа не должен. Дети Па­леолога поручаются попечению папы для их вступления в брак с чле­нами западных династий сообразно с интересами греческой империи.

Помимо того были затронуты административные интересы Византийской церкви. Так были подтверждены папой права Ох­ридской греческой архиепископии на Болгарскую и Сербскую цер­кви, угверждалась также неприкосновенность греческой иерархии на Кипре, в Антиохии и в Иерусалиме7J.

Все эти условия были учтены Григорием X. Сразу по окончании Собора он отправил посольство в Сицилию к Карлу Анжуйскому с требованиями оставить свои намерения похода на Константинополь.

Итогом Собора стал союз церквей, ставший религиозным три­умфом Григория X и политической удачей Михаила VT11. Став га­рантом этого союза, он получил множество выгод от него, включая самое главное — ликвидацию угрозы со стороны Карла Анжуйского.

Реакция византийского общества на решения Лионского Собора

С весны по декабрь 1274 года в Византии наметился спад ажиотажа вокруг унии, но уже в конце года вернулась делегация из Лиона. Весь епископат был обеспокоен тем, на каких именно усло­виях произошло соединение церквей. Об этом был задан офици­альный вопрос императору72. В ответ Михаил выпустил отчет о проделанной им работе по соединению церквей73, в котором гово­рилось о принятой унии исключительно на трех известных услови­ях, касающихся папского первенства, и подтверждалось, что ви­зантийская Церковь, как и обещалось, «должна оставаться без изменений во всех догматах и традициях… не изменяя ни еди­ной точки в них, но твердо отстаивая во все времена»74. Инте­ресно, что Михаил VIII ни в то время, ни когда-либо после открыто не говорил о своем личном поручительстве перед папой за всю ви­зантийскую Церковь о ее тождественной вере с латинянами.

Епископы ответили благодарным письмом за то, что их по­желания по поводу условий унии были учтены. Заканчивалось пись­мо угрозой анафемы тем, кто изменит принятые условия75.

Синод не был заинтересован в возвращении Иосифа, его клятва и обещание уйти были признаны законным отречением76. Констан­тинопольская кафедра нуждалась в предстоятеле. От низшего ду­ховенства была предложена кандидатура Феодосия Принкипса, известного своими добродетелями и аскетизмом77. От синода был выдвинут влиятельный Иоанн Векк. Палеолог отдал предпочтение последнему. Г. Пахимер в числе причин такого выбора называет ученость, влияние, опыт, красноречие Векка, которые в совокуп­ности должны были послужить торжеству нового режима78. Заняв кафедру, Векк проявил себя как умелый администратор, проводя постоянные рукоположения79, а также заботясь о духовной жизни в епархиях 80.

В литературе существует мнение, что избрание И. Векка выз­вало смуту и шквал недовольства81. Однако из «Истории» Пахи­мера видно, что Векк был уважаемой фигурой. Даже экспатриарх Иосиф подал за него голос при голосовании82. Народная ненависть к нему появилась не ранее 1278 г., когда он вступил в полемику по вопросу о Filioque83. В первые же два года после Лионского Собо­ра открытых выступлений со стороны оппозиции по поводу приня­той унии не было.

Уния на византийской земле

Остатки раздробленной оппозиции, осевшей на окраинах импе­рии, составляли монахи. Простой народ, тяжко страдавший во вре­мя латинского завоевания, легко поддавался антизападным настро­ениям монахов84. Первоначальное замешательство оппозиции про­шло, что стало следствием вмешательства политических сил. Иоанн Комнин, севастократор Патрский, воспользовался ситуацией, при­влекая к себе всех недовольных религиозной политикой василевса, организовал собор из 8 епископов и 100 монахов, провозгласивший анафему императору, патриарху и римскому папе. В то же время местный патрский епископ отказался участвовать в раскольничьем соборе, за что со стороны православных был подвергнут пыткам85.

Михаил для борьбы со своими религиозными и политически­ми врагами использовал И. Векка. В середине 1277 г. состоялся собор во Влахернском храме, где все противопоставившие себя общему руслу Церкви были преданы анафеме. Присутствовавшие на соборе представители оппозиции переходили на сторону офици­альной Церкви. Однако этот собор, бывший ответом раскольничь­ему собору в Патрах, не имел особенного успеха в антилатинских кругах86. Пахимер ничего не говорит об этом, поскольку вскоре после Собора от клириков Святой Софии, которым он являлся, по­требовалось повторное признание унии, что и было подписано 87.

Еще одним центром оппозиции был Афон. Тут искали спасения не возмутители спокойствия, а те, кто не желал принимать унию, как, на­пример, это было с диаконом Феолиптом, оставившим жену и приход и бежавшим на Святую Гору, и ставшим для святогорцев «языком про­тив нападений императора»88. Помимо него на Афоне подвизался изве­стный своей аскетической жизнью монах Никифор Исихаст, также вы­ступавший против унии и осуждавший главенство папы89.

В разгар внутри церковной борьбы в Константинополь прибы­ли послы папы Иоанна XXI для проверки исполнения условий унии. Император пытался использовать легатов для борьбы со своими враждебными родственниками, чем подтверждал свою привержен­ность унии. Легаты были отправлены назад с подтверждением унии теперь уже и от главы византийской Церкви. Векк подтвердил пер­венство папы, похождение Святого Духа от Отца и Сына как от одного источника90, признал чистилище и католические таинства, в то же время настаивал на неприкосновенности всех обрядовых особенностей восточной Церкви 91.

Несмотря на помощь в борьбе с сепаратистскими настроени­ями, отношения Векка с императором испортились, поскольку пос­ледний тяготился его просьбами 92. Михаил стал принимать лож­ные доносы на Векка, лишил его власти над всей византийской Церковью, оставив в его власти лишь Константинополь. Почув­ствовав недоверие, Векк оставил кафедру.

Новый папа Николай III встретил вернувшихся легатов и, не­смотря на уверения обоих императоров и исповедание патриарха, предъявил жесткие требования к византийской Церкви93.

Векк не раз поддерживал политические доводы своим авто­ритетом. В данный момент отсутствие патриарха на кафедре мог­ло плохо отразится на деле его жизни — унии, и он вернулся, «ведя себя так, что послы (папы Николая) не получили никаких сведений по поводу того, что с ним было»94. Легаты не сумели навязать новых условий, но атмосфера в Византии накалилась. Волна поле­мики обрушилась теперь не на католиков, а на своих, принявших унию. Ответом Палеолога стали гонения. Если раньше они носили индиви­дуальный характер, то теперь они становятся массовыми. Сам пат­риарх не участвовал в них, но своими сочинениями он также вклю­чился в борьбу за унию. Причиной нарушения молчания со стороны Векка стала абсурдность аргументов, приводимых оппонентами. К примеру: «раскол нужно сохранить, так как он длится уже дав­но»95, или в вину латинянам ставилось отсутствие иконостаса96.

Несмотря на то, что Векк не утверждал Filioque догматом веры, а отрицание его ересью, но пытался доказать возможность существования двух традиций, многие из умеренных униатов со­блазнялись и отказывались от унии. А поскольку параллельно вы­ходу сочинений Векка шли императорские гонения, они вызывали против него народную ненависть.

Политические силы, используя религиозные аргументы, суме­ли возродить оппозицию, и открытая полемика, сопровождаемая го­нениями на оппозицию, окончательно скомпрометировали дело унии.

Разрыв Лионской унии

К концу 70-х гг. оппозиционные выступления принимают явно противоправительственный характер. По рукам ходят василографии, сочинения, порочащие имя императора. Распространены так­же писания лично против патриарха, его фигура также становится олицетворением зла. Вообще к этому времени ненависть к латиня­нам обращается на тех, кто принял унию. Монахи-оппозиционеры сами доложили папе о том, что уния не принята византийской Цер­ковью 97, а тог факт, что римский престол в 1281 г. занял Мартин IV, ставленник Карла Анжуйского, сыграл решающую роль. Папа, воспользовавшись приездом греческой делегации, объявил им об отлучении Михаила от Церкви, как покровителя схизматиков, и ра­зорвал унию 18 февраля 1281 года98. В это время Карл Анжуйский вел переговоры по созданию коалиции против Михаила VIII. На его сторону стали помимо западных правителей Иоанн Комнин Ангел и сербский краль Милутин.

Михаил VIII не стал разрывать унию со своей стороны, наде­ясь, что она еще послужит ему на пользу, и сделал ставку на врагов Карла — на генуэзцев и Арагонское королевство. И он не прогадал. В 1282 г. король Арагона Педро Ш, выступавший против Карла, получил народную поддержку. И когда испанский флот приблизился к Сицилии, на острове вспыхнуло народное восстание против ино­земного гнета, истребившее оккупационные войска. «Сицилийская вечерня» разрешила Михаила от опасности со стороны Карла Ан­жуйского, понесшего огромные потери, заставившие его навсегда распрощаться с планами похода на Константинополь.

Таким образом, разрыв унии со стороны Рима и исчезнове­ние опасности со стороны Карла Анжуйского позволили Михаилу смягчить униальную политику, что отчасти успокоило ситуацию в византийском обществе, накалившуюся до предела к началу 80-х годов «. Окончательная победа антиуниатов была связана со смер­тью Палеолога, внезапно настигшей его в военном походе 11 де­кабря 1282 года, поскольку наследник Андроник II, желая скорее вывести Византию из внутреннего кризиса, вызванного Лионской унией, старался держаться в русле доминировавших в стране на­строений. Последние полтора года правления Михаила позволили возвыситься оппозиции и оказать сильнейшее влияние на нового императора, который из-за опасений народной ненависти, не пре­дал достойному погребению тело родного отца 10°.

Последствия унии

Императором стал Андроник II, сын умершего Михаила VIII. Как отмечается в историографии, Андроник не обладал столь вели­кими качествами, как его отец. Первое время он скрывал гибель отца, сообщив об этом только Векку101. Безусловно, он опасался и за свою жизнь. Это сыграло главную роль в выборе дальнейшей церковной политики. Уния уже не существовала, на Востоке она держалась лишь опасениями Михаила VIII повторной необходимости унии. К этому времени оппозиция, в которую, главным образом, входили арсениты, выступавшие за династию Ласкарей, была влиятельнейшей в Визан­тии. К оппозиционерам примыкали еще в 1273 году приверженцы не­счастного патриарха Иосифа, выступавшие исключительно против соединения с Западом. Но, поскольку арсениты снискали общее ува­жение именно благодаря неприятию унии через соединение своих ин­тересов с Иосифитами102, первоначально они требовали как разрыва унии, так и возвращения Иосифа. Однако последнее явно противоре­чило интересам арсенитов. Партии униатов всегда самой требова­лась поддержка императора, а значит; опереться на нее новый импе­ратор не мог. Таким образом, для спасения своей династии Андроник II выступил в поддержку партии оппозиционеров, сделав ставку на иосифитов. Сразу после вступления на престол 12 декабря 1282 г., он объявил о своей приверженности православной вере и осудил свое участие в унии юз. По личной просьбе И. Векк удалился с кафедры 26 декабря104, и на его место вновь был возведен Иосиф, который к тому времени уже не мог самостоятельно передвигаться. Окружению Иоси­фа этого было мало, и, полностью отстранив своего «главу» от управ­ления Церковью, они переосвятили храм Святой Софии, подобно тому как-то было сделано в 1261 году. На всех, кто принимал участие в унии, были возложены епитимии, архидиаконов Милитионита и Метохита отучили от Церкви за участие в латинской литургии в Риме. Захватчики церковной власти не удовлетворились удалением Векка и требовали суда над ним. Иосиф, будучи в хороших отношениях с Векком, отказался от участия в суде.

Председательствовал на суде Александрийский патриарх Афанасий. Ревнители Православия начали с осуждения всех поле­мических сочинений. Все написанное в 70-е годы было сожжено, причем жгли только свои сочинения105. Таким образом, избавив­шись от улик, приступили к суду над Векком, который и писал именно против подобных сочинений. Векк подвергся осуждению за то, что занял кафедру, и был обвинен в ереси, которую он распространял. Векк извинился заочно перед Иосифом и написал покаянную за­писку 106. Иосиф не признал решений этого собора, вследствие чего самому Иосифу пришлось отказаться от престола, так как нача­лись споры о его каноничности107.

Новым патриархом 8 апреля 1280 г. был избран протопостоларий Георгий Кипрский, принявший имя Григорий108, Уже через две недели состоялся собор во Влахерне, решавший, что делать с представителями духовенства, принявшими унию. Во главе стоял новоизбранный патриарх, а также Афанасий, епископ Сардский. Определения собора были одобрены императором еще до его на­чала. Все епископы, принявшие унию, объявлялись низложенны­ми. Осуждения избежали лишь те, кто спрятался и не был достав­лен на собор. Ход собора напоминал «разбойничий собор» 449 года. Патриархи Антиохийский и Александрийский отказались утверж­дать постановления собора, и с ними было разорвано каноничес­кое общение. Сам патриарх Григорий под давлением епископа Афанасия признал собор, но впоследствии осудил его действия109. Помимо этого от вдовы покойного императора Феодоры потребо­вали отречения от своего мужа ир.

Арсенитская партия, добившись такого триумфа, не смогла удержаться у власти. Ее члены выразили недовольство патриар­хом, который, вероятно, отказывался идти у них на поводу. Андро­ник II отказался поддерживать их, поскольку с их стороны начали сыпаться упреки и в его адрес, следствием чего стало отлучение крайне настроенной части партии арсенитов, не принявшей в об­щение Григория111.

Таким образом, все епископы, участвовавшие в унии при Ми­хаиле VШ, были отстранены от своих кафедр. Наказание низшего духовенства было ограничено лишь епитимиями. В данном случае инициаторами такой мести стали строгие ревнители законов — арсениты, вскоре и сами разорвавшие евхаристическое общение с офи­циальной Церковью в лице Григория Кипрского.

Богословские споры в византийской Церкви и последующая судьба униатов

И. Векк, сосланный в Прусу, со стороны наблюдал за церков­ными неурядицами, вызванными неприятием патриарха Григория арсенитской партией. Патриарх усиливал свое влияние на Церковь, ставя своих людей на места отлученных им арсенитов112. Так, в г. Прусу был поставлен епископом повар императорской кухни Ни­колай, при пострижении сохранивший имя 113. Но, поскольку глав­ными ревнителями Православия старались казаться арсениты, то и приверженцы патриарха не хотели отставать от них. Так, упомя­нутый епископ Николай в 1285 г, наложил трехдневный пост на свою паству для сугубого покаяния из-за принятия унии. Несомненно, что эта популистская акция не случайно была проведена именно в Прусе, где спокойно жил И. Векк. Но в данном случае со стороны Григория была допущена серьезная ошибка. Народ, изнуренный внутрицерковной борьбой, возмутился и отказался исполнять епитимию и каяться в грехах, которые совершал не он. Люди пришли к Космидийскому монастырю у г. Олимп, где находился экс-патри­арх, и обвинили его в своих бедах. Векк переадресовал обвинения в неправославии самому патриарху, сославшись на его воспитание среди латинян. О своем же учении он предложил дискуссию. В на­роде появилось недоверие к официальной Церкви. Император Ан­дроник II, опасался, что из Векка сделают невинную жертву и по­требуют нового пересмотра вопроса о каноничности патриарха114. Собор открылся в начале 1285 г. во Влахерне. Помимо Векка в качестве обвиняемых на соборе участвовали архидиаконы Милитиниот и Метохит. Главными обвинителями стали великий лого­фет Музалон и патриарх Григорий115.

Спор на соборе разгорелся по поводу термина «προβολέυς», употребленного Св. Иоанном Дамаскином. Векк и его сторонники, отказавшись от терминологии Лионского собора об исхождении Святого Духа от Отца и Сына как от одного начала, утверждали, что бытие Святой Дух получил от Отца через Сына. Пагриарх и великий хартофилакс Георгий Мосхабар настаивали на отмене предлога «διά». Векк, ссылаясь на сочинения святых отцов и испо­ведание Седьмого Вселенского Собора, доказывал, что это право­славное учение, но согласился отказаться от него и говорить толь­ко об исхождении Святого Духа лишь от Отца, если Собор отверг­нет постановления Вселенского Собора «διά υιού». Здесь не вы­держал Андроник II и обвинил Векка в раскольничестве, посколь­ку не хотел победы последнего. Однако на соборе Векку удалось поставить в тупик православное духовенство. Итогом собора ста­ла ссылка Векка и архидиаконов116. Но собор положил начало богословской дискуссии по этой проблеме, поскольку аргументы Векка, по словам Пахимера, как жало пчелы, засели в душах его противников117.

Ответом стал Томос патриарха Григория. Текст этого сочи­нения не нашел себе сторонников в среде духовенства, напуганно­го всякими рассуждениями по данному вопросу, Феолипт Фила­дельфийский, Иоанн Хилла и даже Музалон отказались подписать его 118. Этим воспользовался Векк, начав писать против Григория 119. Последний из-за своих притеснений и ссылок тех, кто не принял Томос, потерял доверие со стороны своего окружения и императо­ра и отказался от патриаршества в 1287 году. Безусловно, огром­ная роль в этом принадлежит аргументам И. Векка, с которыми на тот момент Григорию перед лицом своих современников справить­ся не удалось120.

Основное понятие, которое Григорий Кипрский ввел в догма­тику и благодаря которому ему удалось парировать аргументацию Векка, это «έχφάνασις», то есть «воссияние». Это самое «вечное воссияние» есть, по Григорию, то личное свойство ипостаси Духа, которое характеризует Его как исходящего от Отца через Сына, Однако объяснение Григорием Кипрским выражения И. Дамаскина не было принято никем из его современников.

Оба архидиакона и И. Векк до самой смерти не соглашались признать свою неправоту. В конце жизни И. Векк получил негласное прощение от Андроника II. От имени патриарха Афанасия великий Логофет Музалон оплачивал содержание экс-патриарха И. Векка. Но ему уже никогда не суждено было видеть императора.

Вопросы, связанные с унией, еще не раз будоражили визан­тийское общество конца ХШ века 121. Сочинения И. Векка не дава­ли покоя богословам всю последующую историю Византии. Так, Григорий Палама писал против сочинений Векка122. В свою оче­редь Виссарион Никейский в XV веке защищал патриарха от напа­док фессалоникийского епископа 123.

Таким образом, Лионская уния как исторический феномен по­лучила свое основание в политических расчетах Михаила VIH, це­лью которого было сохранение империи. Палеолог в первую полови­ну своего двадцатилетнего правления успешно проводил свою вне­шнюю политику, благодаря переговорам об унии, во вторую же по­ловину Михаил, используя факт заключенной унии, сумел выиграть время до полной ликвидации опасности со стороны Карла Анжуйс­кого, несмотря на разрыв самого союза с римской Церковью. Визан­тийское общество, изначально негативно настроенное по отношению к соединению с западной Церковью, периодически рождало людей, отрешившихся от общественного сознания, потерявших нить нацио­нального единства в пользу всехристианского. Такие выдающиеся личности, как И. Векк, руководствовались сотериологическими прин­ципами, во главу угла ставя единство тела Христова, которое, по их мнению, в свою очередь несло сохранение государству. Однако, бу­дучи теоретиком, Векк не придавал значения принципам практичес­кого соединения. Оппозиция, состоящая из простого народа и мона­хов, находясь в тесных отношениях с латинянами, напротив, опытно видела невозможность соединения. Этим воспользовались многие политические противники Михаила VIII, направив народную нена­висть в своих интересах, что заставляло властолюбивого императо­ра держаться за союз с Римом, ища там помощь против внутренних смут. Только смерть Палеолога позволила оппозиции одержать по­беду и расторгнуть унию фактически. Однако аргументы униатов еще не раз терзали Византию.

ГАГЕН С.Я. Антилатинская полемика 1234-1258 гг. (Никифор Влеммид и Феодор II Ласкарис)

Примечания

  1. Capizzi С. Il II СолсШо di Lione е L’ Union del Saggio bibliografico // Orientalia Christiana Periodica. Roma, 1985. Vol. 51. P. 87-122. Несмотря на обширность, эта библиография нуждается в дополнении. В нашем распо­ряжении оказались работы, неизвестные К. Капицци: Никольский В. Лион­ская Уния. Эпизод из средневековой истории церкви 1261-1293 гг. СПб., 1867; Каганский А. История попыток к соединению церквей греческой и латинской в первые четыре века по их разделении. СПб., 1868; Троицкий И.Е. Георгий Акрополит и его летописи / Под ред. бакалавра И. Троицкого // Византийские историки, переведенные с греческого при Санкт-Петер­бургской Духовной Академии. Летопись великого логофета Георгия Акрополита. СПб., 1863. С. 1-41; Троицкий И.Е. Арсений и Арсениты. Лон­дон, 1974; Еп. Порфирий (Успенский). Восток Христианский. Афон. СПб., 1892. Ч. 2. С. 88-114; Draseke J. Nikolaos von Methone im Urteile der, Friedensschrift dcs Johannes Bekkos // ZWTh 1900. Ф. 43.Р. 105-141; Draseke J. Johannes Phumesbei Bekkos// ZWTh 1900. T. 43. P.237-257; Draseke J. Zut Friedensschrift des Patriarchen Johannes Bekkos // ZWTh 1908. T. 50. P. 231-253; Лебедев А.П. Исторические очерки состояния Византийско-восточ­ной церкви от конца XI до середины XV века. СПб., 1998. С. 170-190 (переизд. 1905); Барвинок В. И. Никифор Влемид и его сочиненеия, Киев, 1911; Laurent V. Un polemiste grec de la fin du XIHe siecle // EO 1929. T. P. 28.132-156; Зноско Константин (прот.). Исторический очерк церковной унии. Ее происхождение и характер. Μ., 1993 (переизд. 1929 г.); Вернадский Г.В. Со­единение церквей в исторической действительности// Вопросы истории. 1994. № 7. С. 155-175 (перепечатка 1929 г.); Laurent V. La correspondence inedite de Georges Babouscowites // ΕιςμνήμηνΣ. Λάμπρον. Άθήναι, 1935; Булгаков С. (прот.) Утешитель. М., 2003 (переизд. 1937 г.); Успенский Ф.И. История Византийской империи. XI-XV вв. Восточный вопрос. М., 1997. С. 509-527 (переизд. 1948 г.); Васильев А.А. История Византийской импе­рии. От начала Крестовых походов до падения Константинополя / 2-е изд., испр. и доп. СПб., 2000 (переизд. 1952 г.); Горянов Б.Т. Религиозно-полеми­ческая литература по вопросу об отношении к латинянам в Византии XIII-XV вв. // ВВ. 1958. Т. VIII. С. 132-145; Anastasiou I. Е. Оθρυλούμενος διωγμός των Άγιωρειτών υπότου Μιχαήλ Η΄ Παλαιολόγον και τοϋ Ιιαάννον Βέκκον. Θεσσαλονίκη, Άριστοτ. Πανεντιστήμιον. 1963; Darrouzes J. Gregoire II (Georges de Chypre) // DS. 1967. T. 6. P. 922-923; Clement O. Gregoire de Chypre, «De 1’ekporese du Saint Esprit» // Istina. 1972. T. 17. P. 443-456; Die mittellalterliche kirche. Zweieter Halbband: Vonkirchlichen hochmittelalter bis zum vorabend der Reformation. Von H.G. Beck, K.A. Fink, J. Glazik. Freiburg-Basel-Wien, 1973. P. 150-600; PapadakisA Gregory II of Cyprus and an unpublished report to the Synod // GRBS. 1975. Φ. 16. P. 238; PapadakisA Gregory Π of Cyprus and Mark’s report again // GOTR. 1976.T.21.P. 147-157; Sopko A Gregory of Cyprus: A study of Church and culture in late thirteenth century Byzantium. London, 1979; Sopko AJ. «Palamisme before Palamas» and the theology of Gregory of Cyprus // SVTQ. 1979. T. 23. P. 139-147; Kseksakis N.G. ’Ιωάννης Βέκκος και αί θεολογίκαί αντιλτρρεις αντον. Αθήναι 1981; Papadakis A. Ecumenism in the Thirteenth Century // The Byzantine case. T. 27.1983. P. 207-218; Помимо этих исследований необходимо ука­зать работы вышедшие после 1985 г.: Воронов Ливерий (прот.). Вопрос о «Филиокве» с точки зрения русских богословов // Богословские труды, юбилейный сборник, посвященный 175-летию ЛДА. М., 1986, С. 157-185; Boojamra J. The Byzantine notion of the «Ecumenical council» in the Fourteenth Century // Byzantinische Zeitschrift. Т. 80. 1987. Р. 59-76; Sawatos C. Il Patriarca Gregorio II il Cipriota ed il problema del «Filioque» // Κληρονομιά. 1987. T. 19. P. 205-218; Nicol D.M. Studies in late Byzantine history and prosopogaphy. London, 1986; Geanacoplos D. J. Constantinople and the West. London, 1989; Histoire du Christianisme des origenes nos jours sous la direction de J.M. Maueur, C. Pietri, A. Vauchez. T. VI. (1274-1449). 1990. P. 12-23; Constantininides C.N. Byzantine scholars and the Union of Lyons (1274) // The Making of Byzantine History. London, 1993. P. 86-93; Perez M. Le conflict de I’Union des Eglises (1274) et son reflet dans 1’enseignement superieur de Constantinople // BS. T. 16. № 2. Prague, 1995. P. 411-422; Сидоров А. Святитель Феолипт Филадельфийский: его эпоха и его учение о церкви: На материале «Двух слов против Арсенитов» // Альфа и омега. № 3 (17). 1998. С. 80-112; Norwich J. J. Byzantium: the decline and fall. N. Y., 1996; Norwich J.J. A short history of Byzantium. New York, 1999; Фрис В. Православие и католичество. Противо­положность или взаимодополнение? Брюссель, 1992. С. 89-98; Perez М. А propos des manuscripts copies par Georges de Chypre (Gregoire II), patriarche de Constantinople (1283-1289) // Scriptorium. 1992. T. 46. P. 73-84; Christodoulou N. Gregory of Cyprus: A witness of Church tradition yesterday and today // Έπιστημ. ‘Επετ. Κυπριακής Έταιρ. Ιοτορικών Σπσυδων. 1996. Τ. 3. Ρ. 29-86; Rossum J. Van Athanasius and the Filioque: «Ad Serapionem» I, 20 in Nikephorus Blemmydes and Gregory of Cyprus // StPart 1997. P. 53-58; Sabbatos C. (archtm.) Θεολογική ‘Ορολογία καί Προβληματική τής Πνευματολογίας Γρηρορίου В΄ του Κυπρίου. Κατερίνη, 1997. Рец.: Tbeodoros E.D. // Θεολογία 1998. Τ. 69. Ρ 192-194; Stavrou Μ. Le premier traite de Nicephore Blemmydes sur la procession du Saint-Esprit // OCP. 2001. T. 61. P. 39-41; Kolbaba T. Meletios Homologetes on Customs of the Halians // REByz. 1997. T. 55. P. 137— 168; Spiteris Y. II patriarca Giovanni Beccos: Un uomo «ecumenista» (t 1297). Demetrio Cidone: Un teologo bizantino «tomista» (t1398) // Lateranum. 1999. T. 65. P. 41-80; Blanchet M.H. La question de I’union des Eglises (13e-l 5e S.) // REB. 2002. T. 61. P. 5-48; Дворкин А. Очерки по истории вселенской православной церкви. Н. Новгород, 2003. С. 648-652. (По поводу этой рабо­ты, самой приближенной к нашему времени, хочется заметить, что, не­смотря на признание автора о компиляционном характере своего труда, раздел, посвященный Лионской унии полон исторических погрешностей).
  2. Actes du Colloque International 558:1274—AnneeChamiere-Mutations et contmuites.Organise par M.M. Mollat. Paris, 1977. (Далее -Annee Chamiere).
  3. Georges Pachymeres Relations historiques Τ. I—II. Livres I—VII. Ed., trad francaise et notes par V.Laurent ed A. Failler. Paris, 1984; Georges Pachymeres Relations historiques T. III-IV. Livres VII-XII. Ed., trad, francaise et notes par A. Failler. Paris, 1999. Существует русский перевод первого тома: Георгий Пахимер. История о Михаиле и Андронике Палеологах. 1. Царствование Михаила Палеолога 1255-1282 гг. /Подред. Л. Карпова//Византийские историки, переведенные с греческого при Санкт-Петербургской Духовной академии. СПб., 1862.
  4. 4 Никифор Григора Византийская (Римская) история / Под ред. Л. Карпова // Византийские историки, переведенные с греческого при Санкт-Петербургской Духовной академии. СПб., 1862.
  5. Dölger Regesten der Kaiserurkimden des oströmischen Reiches (1204-1341). München; Berlin, 1977. T. 5; Guiraud J. TautaA.L. AcnfUrbani IV, dementis IV, Gregorii 1261-1276. Vatican, 1959.
  6. Laurent V. Les regéstes des actes du Patriarchat de Les actes des Patriarches. 1208-1310. Paris, 1971. T. 4; Gill J. The Church Union of the Council (1274) Portrayed in Greek. Documents // OCP. 1974. T. 40. P. 1-47; Laurent V. Darrouzés, J. Dossier grec de l’Union de Lyon (1273-1277) // Archives de L’orient Chrétien. Paris, 1976.
  7. Они разбросаны в обеих частях патрологии Ж.П. Миня. Укажем лишь русские переводы: Арсений, епископ. Послание с исповеданием веры, посланное от всех святогорцев к царю Михаилу Палеологу, когда он всеусиленно спешил нерассудительно соединить с нами итальянцев, хотя они пребывали вовсе неисправленными в своих ересях и нераскаянными. М., 1895. С. 1-34; Троицкий И.Е. К истории споров по вопросу об исхождении Святого Духа. СПб., 1889.
  8. Franchi A. U Concilio II di Lione (1274) secondo la «Ordinatio Concillii Generalis Lugdunesis». Roma, 1965.
  9. Укажем лишь исследованные нами: Νικηφόρου τον Χουμνού επιτάφιος εις τον μακάριον και άγιωτάτον μητροπολίτην Φιλαδελφείας Φεοληπτον// Bossionade G.F. Anecdota graeca. Parisiis, 1829-1833. — Repr. Mildesheim, 1966. T. V. P. 183-239; Повесть о нашествии папистов на Святую Гору Афонскую // Афонский патерик или жизнеописание свя­тых на Святой горе Афонской просиявших. Μ., — Репр. М. 1990. С. 230-249.
  10. Рансимен С. Восточная схизма. Византийская теократия. М., 1998.
  11. После открытия Ватиканского архива в 30-е гг. XX в. принято счи­тать, что события 1054 года были вызваны, скорее, личным антагонизмом, чем догматическими расхождениями. Полемисты XI-XII в. также не знают о существовании как такового разрыва церквей. См.: Бармин А.В. Столкно­вение 1053-1054 гг. // Византия между Западом и Востоком. СПб., 2001. С. 140-160. Поэтому дату окончательного разделения церквей теперь при­нято относить к завоеванию крестоносцами Константинополя.
  12. Никита Хониат. Византийская история. СПб., 1860. 1. С. 271-272.
  13. О положении православного духовенства в латинской Романии см.: Wolff R.L. Politics in the Latin Patriarchat of Constantinople (1204-1261) // DOR T. 8. 525-231; Wolff R.L. The organization of the Latin Patriarchate of Constantinople 1204-1261. Social and administrative consequences of Latin conquest // Traditio. 1948. T. 6. P. 33-60; Успенский Ф.И. История Византийс­кой… С. 357-363; Каждан А.П., Литаврин Г.Г. Очерки истории Византии и южных славян. СПб., 1998. С. 232-234.
  14. П.И. Жаворонков посвятил отдельную статью взаимоотношениям Никеи и Рима. См.: Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад: (Взаимо­отношения с государством Апеннинского полуострова и папством) // ВВ. 1986. Т. 36. С. 100-121.
  15. Д. Стирнон, анализируя эту переписку, отмечает, что, несмотря на давление Иоанна Ш, это первое обращение главы Православия к «Святей­шему» папе. Патриарх в своих письмах, призывая папу к единству, в то же время жалуется на нововведения в Западной Церкви и страдания право­славных на Кипре. Нопапанепризнавалзасобойникакогоизъяна. См.: Stiemon D. Le Probleme de L’ Union greco-latine de Byzance: De Gepmain II a Joseph 1-er (1232-1273) // Anne Chamiere… P. 139-167.
  16. События этого собора хорошо известны по сохранившемуся отче­ту о соборе, изданному Голубовичем И. См.: Golubovich Н. Disputatio Latinorum et graecorum seu relatio apocrisiariorum Gregorii IX de gestis Nicaeae in Bytnynia et Nymphaeae in Lydia 1234 // Archivum Franciscanum Historicum. Florentia, 1919. Vol. XII. Fasc. I1I-IV. P. 417-470; и из автоби­ографии Никифора Влеммида см.: Nikephoros Blemmudes. A partial account / , transl., notes Munitiz J.A. Leuven, 1988. P. 106-111; а также сохра­нился основной документ по поводу которого проходили все споры о исхождении Святого Духа, написанный Влеммидом. См.: Canart Р. Nicephore Blemmyde et le memoire adresse aux envoyes de Gregoire IX (Nicee, 1234) If OCP. 1959. T. 25. P. 310-325. Сам текст см.: R 319-325.
  17. Hofmann G. Patriarch von Nikaian Manuil II und Papst Innozens IV // OCR 1953. T. 9. S. 61; Laurent V. Les regestes. № 1311.
  18. Laurent V. Le pape Alexandere (1254-1261) et PEmpire de Nicee // 1935. T. 34. R 41-54.
  19. Д. Стирнон, по его выражению, «верит», что причиной, которая побуждала Михаила искать унию, была в его искреннем стремлении к пре­кращению схизмы. См.: Stiemon D. Le Probleme… Р. 153. Но мы должны помнить о том, что это посольство стало прямым следствием уничтоже­ния Латинской Романии. И Палеолог, будучи наследником никейских, вос­принял их религиозную политику, при помощи унии пытаясь урегулиро­вать политические интересы Византии.
  20. Pach. T. 2. Р. 226-227.
  21. Pach. T. 2. Р. 249-250.
  22. Успенский Ф.И. История Византийской… С. 456.
  23. Васильев А. А. Византийская история… С. 362-363.
  24. О его богословских взглядах см.: Dondaine A. Nicolas de Crotone et les sources du Contra errores grecorum de S. Thomas // Divus Thomas. 1950. T. 28. P. 313-340.
  25. См. об этом: Norden W. Daspapstum und Byzanz. Berlin, 1903. S. 399-432.
  26. Необходимо отметить, что Климент IV был ставленником фран­цузского короля и, поэтому имел с Карлом близкие отношения. См.: Kowalsky W. Poczet Popiezy. Warszava, 1985. P. 120-121.
  27. За свое ревностное служение Церкви Григорий X Римской церко­вью был причислен к лику святых. День его памяти отмечается 16 февра­ля. Об активной деятельности папы Григория X в этом вопросе см.: Gatto L. II Pontificato di Gregorio X (1271-1276). Rome, 1959. P. 107-162; Pach. T. 2. P. 473-475.
  28. Pach. T.2. P. 475-476.
  29. Успенский Ф.И. История Византийской… С. 505. Папа нуждался в объединении церквей, рассчитывая на помощь солдатами и на предо­ставление Михаилом VIII плацдарма для крестоносцев перед захватом Святой Земли.
  30. Gill J. The second Council of Lyons (7 May — 17 July 1274) // The Clergy Review. London, 1974. Vol. 59. P. 743-744.
  31. Pach. T. 2. P. 475.
  32. Из инструкций, данных папой легатам о возможных формулах объе­динения видно, что готовность Григория к компромиссам не знала преде­ла. См.: Norwich J J. Byzantium: the decline… P. 233.
  33. Об успехах миссии Парастрона см.: Golulovich O.F.M. Cenni storiei su lira Giovanni Parastron minorita greco di Constantinopoli Legato dell’ imperatore Greco al papa interprete al Concitio di Lione ecc. (1272-1275) // 1906. T. 10. P. 295-304; Dagron G., Byzanceet L1 Union //Annee Chamieree… P. 194.
  34. Соколов Н.П. Венеция и Византия при первых Палеологах (1263-1328) // ВВ. 1957. Т. 12. С. 83.
  35. Поскольку опасность с Запада сохранялась, помимо Карла, кото­рый пытался перетянуть на свою сторону Венецию, Болдуин в 1269 году заключил договор с графом Шампанским Тибо о возвращении Константи­нополя. См. подробнее: Соколов Н.П. Венеция и Византия… С. 82-83.
  36. Ewert — Kapessowa Н. Une page de Phistoire des relations Byzantino — Latines: le clerge byzantinet 1’union de Lyon (1274-1282) // 1952-1953. T. XIII. P. l.
  37. Успенский Ф.И. История Византийской.С. 515.
  38. В литературе существуют некоторые разногласия в датировке это­го собора. Мы опираемся в этом вопросе на точку зрения А. Фое. См.: Failler A. Chronologie et composition dans l’histoire de Georges Pachimere // REB. 198l. 39.P.22.
  39. Filioque Михаил отводил на уровень обычаев Запада, которые, по его словам, даже и там не были распространены повсеместно. Т. 2. Р. 480-481.
  40. Архидиакон Софийского Храма, пронесший унию через всю свою жизнь, и не отказавшийся от нее, даже будучи отлученным от церкви.
  41. Именно он впоследствии, став патриархом с именем Григорий, возглавит антиуниальную партию. О нем и его богословских взглядах см.: Papadais A. Crisis in Byzantium. The «Filioque» controversy in the Patriarchate of Gregory II of Cyprus (1283-1289). N. Y., 1983.
  42. Он выступал в пользу унии со своими аргументами. За защиту Иоанна VIII Ласкаря ему уже по приказу Палеолога отрезали нос, а затем сослали. Но по ходатайству патриарха он был возвращен, и теперь, опаса­ясь повторения опалы, был на стороне императора. О его отношении к унии см.: Perez М. Le conflict… 414-417.
  43. Должность хартофилакса (секретаря) была самой влиятельной в Церкви. Хартофилакс был уполномочен и давать разрешения священ­никам на исповедь, и председательствовать в Синоде в отсутствие пат­риарха. См.: Барсов Т. Константинопольский патриархат и его власть над Русской церковью СПб., 1878. С. 270-274. Помимо того сам Векк был фигурой весьма авторитетной. См.: Никифор Григора Византийс­кая история… С. 122.
  44. Pach. Т. 2. Р 481.
  45. ’Απολόγια / Laurent , Darrouzes J. Dossier… P 135-301.
  46. Успенский Ф.И. История Византийской… С. 517.
  47. О том, как Векк понимал «экономию», см.: PG Т. 141. Р. 868-869. Как отмечает Г. Эверт-Кадпесова, Векк не признавал превосходства католиче­ства над Православием, но отмечал, что у запада нет ничего достойного осуждения. Ewert-Kapessowa Н. La societe byzantine et Punion de Lyon (1274- 1282) //BS. 1949. T. 10. P. 8. Сравни с противоположным мнением: Воронов Ливерий (лрот.). Вопрос о «Филиокве»… С. 161.
  48. Он принимал непосредственное участие в составлении ответа Им­ператору. Т. 2. Р 481.
  49. Так составителем «апологии» был монах Иов Иасит, и в дальней­шем именно монахи из иаситской обители будут подвергнуты экзекуции в 1273 году. Т. 2. Р 503-504.
  50. Pach. Т. 2. Р. 488-489; Laurent V-, Darrouzes J. Dossier… P. 302-305.
  51. Dagron G. Byzanc et L‘Unione… P. 196.
  52. Gouilard J. Michel VIII et Jean Beccos Devant PUnion // Annee Chamieree… P. 188.
  53. Сравнение его речей перед синодом в 1273 г. (Pach. Т. 2. Р 495-497) и в 1277 г. (Pach. Т. 2. Р. 579-581) говорит о том, что Михаил VIII сдержал свое слово.
  54. См.: Gill J. The Church Union of… P. 45-47.
  55. The Pittakion of Patriarch Josef / Gill J. The Church Union… P. 21-23.
  56. Никифор Григора творит также об экзекуциях: ослеплениях, плетях, отсечениях рук и прочих пытках, «в общем, все то, чем проверяется, мужестве­нен ли кто или малодушен». Никифор Григора. Византийская… С. 121.
  57. Как об этом сообщает Н. Григора, давая таким людям самые нега­тивные оценки, связанные с его личными неприязненными отношениями с монахами. Никифор Григора. Византийская… С. 121.
  58. Такие цифры приводятся большинством исследователей, однако Дж. Джилл говорит о 220 епископах, что более правдоподобно. См.: Gill J. The second… Р. 745.
  59. «Ангельский доктор», к сожалению, не дожил до собора, умерев по пути в Лион. Несмотря на это, именно богословские идеи Аквината были положены в основание вероучительных определений Лиона. Об его влиянии на Собор см.: Rovighi S. Convegno sul di Lione san Bonaventura e san Tomaso // Rivista di Filosofia Neo-Scjoastica. 1975. P. 127-135. До появ­ления работы M. Джеанакоплоса в литературе считалось, что кардинал Бонавентура вообще был «душой» унии. См.: Geanakoplos D.J. Constantinople and the… P. 195-223.
  60. Интересно, что в понимании грека делегация была отправлена в Рим, а то, что Собор проходил во французском городе Логдуне (совре­менный Лион), не было известно даже клирику Святой Софии Г. Пахимеру. См.: Т. 2. Р. 507.
  61. Norwich J.J. Byzantium: the decline… P. 271.
  62. Все сведения о внутренней жизни Собора известны лишь из ано­нимной латинской хроники. И.Е. Троицкий перевел все части этой хро­ники, касающиеся участия греков. См.: Троицкий И.Е. Георгий Акрополит…С. 28-31.
  63. Позже в Византийской традиции появилась легенда о том, что Фе­офан Никейский в этот момент промолчал. Д. Найкол полностью отверг этот сюжет, носящий явно апокрифический характер. См.: Nicol D.M. The Byzantine Reaction to the Second Council of Lions, 1274 in Councils and Assemblies // Studies in Church History. Cambridge, 1971. T. 7. Ρ. 1
  64. Это сочинение дошло до нас: Thomas d’Aquin Saint. Contra errors Graecorum / Texte presente et edite avec notes, references et documents connexes par Mgr P. Glorieux. Toumai-Paris-Rome-New York, 1957. P. 115- 175. Однако грекам оно стало известно лишь на Флорентийском соборе. См.: Архим. Амвросий (Погодин) Святой Марк Эфесский и Флорентийс­кая уния. Jordanville, New York, — Репр.: Μ., 1994. С. 239-277.
  65. Де Фрис говорит, что Григорий X не допустил споров, поскольку считал свою власть абсолютной, не терпящей сомнений в том, о чем он говорит. См.: Фрис В. Православие и католичество… С. 97. Однако нам ка­жется это неверным. Папа Григорий X сам предлагал обсудить спорные моменты (Pach. Т. 2. Р. 493), то есть он не был против открытого диспута, лично давая распоряжения готовиться к нему лучшим умам своего време­ни. Связать этот факт нужно с личностями самих делегатов, которых лично отбирал Михаил Палеолог; Ведь если бы он хотел споров, он бы послал на Собор более способных к богословским спорам делегатов. Таким обра­зом, ход развития событий Собора был обусловлен политикой Византийс­кого императора.
  66. Более подробно о миссии Гумберта см.: Carrozzi С. Humbert de Romans et L.’Union avec Grecs // Anne Chamiere… 491-485.
  67. С содержанием писем можно ознакомиться у В. Никольского. См.: Никольский В. Эпизод средневековой… С. 41-43.
  68. А. Катанский считает, что эта грамота была составлена без ведома епископов (см.: Катанский А. История попыток… С. 146-147), поскольку на рассмотрение собора был представлен латинский перевод без личных под­писей архиереев, однако мы должны напомнить, что перед отправкой деле­гации «архиереи почти склонились к принятию Унии и лишению Иосифа патриаршего достоинства» (Pach. Т. 2. Р. 493) — о чем и написано в письме к Собору. Таким образом, скорее всего греческие подписи действительно были в греческом оригинале.
  69. Полный текст клятвы см.: Троицкий И.Е. Георгий… С. 29.
  70. Gill J. The second… Р. 74. «Дух исходит от Отца и Сына не как от двух начал, но как от одного начала, не как от двух духновений, но как от одного единственного духновения… мы осуждаем и опровергаем… тех кто дерзнет утверждать, что Святой Дух исходит от Отца и Сына как от двух начал, а не как от одного». «Spiritus etemaliter ex patre et filio non tanquam ex doseat princpiis, set tanquam ex uno principio, non duabus spiracionubus… dumonamus ef reprobamus omnes… temerario ausu asserere asserere, quod spiritus ex patre et filio tanquam ex duobus principus et non tanquam ex uno procedat» Cum sacrosancta / Decrees of the Ecumenical Councils. Ed. by Norman P., Tanner S. J. London — Michigan — Washington, 1990. P. 320. Но здесь скорее нужно видеть внутреннюю богословскую жизнь запада. Возвращение к богосло­вию блж. Августина было предпринято как раз перед Лионским собором Фомой Аквинским. Ср.: Августин Аврелий. О Троице. Краснодар, 2004. С. 147; Фома Аквинский. Сумма Теологии. Ч. I, вопросы 1-43. Киев; М., 2002. С 442-445.
  71. Успенский Ф.И. История Византийской… С. 516.
  72. Letter to the Emperor of the Assembled Bishops about the Chrysobull /Gill J.The Church… P.
  73. Promise and Agreement and Chrysobull-Statement about the business of the Latins from the Late Palaeologus after the death of the late Charles Drawn up by the Cipriot / Gill J. The Church… P. 15-19.
  74. Promise and Agreement… P. 17.
  75. Letter to the Emperor… P. 21.
  76. C 9 января 1275 года Иосифа перестали поминать за службой, а папа Гриорий X был возвращен в дипгих. Т. 2. Р. 509-510.
  77. Pach. Т. 2. Р. 513-515.
  78. Pach. Т. 2. Р. 515-517. О негативных последствиях такого выбора см.: Ewert — Kapessowa Н. Une page de 1’histoire des relations Byzantino- Latines. La fin de l’Union de Lyon // BS. 1956. X XII. P. 81.
  79. Так был поставлен Феодор в созданную Сугдейскую митрополию в Крыму в 1275 году, что позволило Иоанну Векку расширить свое влия­ние на отдаленные епархии. Позже в 1279 году Векк напишет Феодору о врагах унии, призывая бороться с ними в Крыму, где последние были силь­но распространены: PG Т. 141. Р. 288-290, 309-324.
  80. В 1276 г. Синод во главе с Векком разбирал канонические пробле­мы Сарайской епархии. См.: Ответы Константинопольского патриаршего Собора на вопросы Сарайской епархии епископа Феогноста // Памятники древнерусского канонического права. СПб., 1880. Ч. 1 (Историческая биб­лиотека. Т. IV). С. 129-140. Вообще можно говорить о лояльности Киевско­го митрополита Кирилла к патриарху-униату. См.: Мейендорф И. (прот.) История Церкви и восточно-христианская мистика. М. 2003, С. 366, 388.
  81. Geanakopolos S. D.J., Michael Palaeologus and the West 1258-1282. A study in Bizantine — Latin Relations. Cambridge, Mass., 1959. P. 254-256; Знос- Ko К. Исторический очерк… С. 30; Norwich J. J. A short history… P. 324-325.
  82. Pach. T.2. P. 529.
  83. Pach. T. P. 609-613; Катанский А. История попыток… С. 166.
  84. Причины такого доверия именно монахам, а не епископам, поддер­живающим унию см.: Ewert -Kapessowa Н. La societe byzantine… 28-30.
  85. Подобные волнения против централизованной власти прошли в Эпире и Фессалии. Такую уверенность в себе оппозиция приобрела исключительно благодаря поддержке местных властей, родственников императо­ра, сепаратистки настроенных по отношению к Константинополю. Подроб­ней об отношениях Михаила VIII и его родственников, использовавших унию для политической борьбы см.: Nicol D.M. The greeks and the union of the churches the report of Ogerius, protonatarius of Michail VIII Paleologos in 1280 // Proceedings of the Royal Irish Accademy. Dublin, 1962. T. 16. P. 3-11. N 1.
  86. Об этом Соборе нам известно из документов, сохранившихся пос­ле него и изданных Дж. Джиллом. См.: Gill J. The Church Union… P. 23-29.
  87. Gill J. The Church Union… P. 31.
  88. Νικηφόρου toυ Χονμνοΰ επιτάφιος… R 203—204.
  89. О его действиях против Унии см.: Rigo A. Niceforo li Esichasta (XIII sec): Alcune considerazioni sullavitae sulI’opera // Amored Bello, Roma, 1989. P. 79-119, а также Еп. Порфирий (Успенский). Восток христианский… СЛИ. Об отношении афонских монахов к унии см.: Живоршовиh М. //ЗРБИ. 1978. Т. 18. Р. 141-154.
  90. Sed licet Pater fons Spiritus sit, et Filius fons spiritus sit; non tamen due et fontes Spiritus sunt Pater et Filius. Unum enim fontem Spiritus Patren et Filium fide tis et pia intefiegentia tenet… : Goannis Vecci CP. Patriarchae Epictola ad Goannem papam // PG. 141. R 946.
  91. Goannis Vecci CP… P. 948.
  92. Дело было не в чрезмерном старании в насаждении унии Векком, что повлекло за собой усиление раскола после открытой ими полемики. Как полагает Г. Еверт — Капесова и Дж. Жильяр. См.: Ewert — Kapessowa Н. Une page de 1’histoire… 87-88; Gouilard J. Michel VIII et Jean Beccos devant l’union // Anne Chamieree… P. 183-184. Поскольку разрыв отноше­ний с императором состоялся весной 1278 г. (Pach. Т. 2. Р. 465-467), а пер­вое полемическое сочинение патриарх написал после приезда легатов Ни­колая III, ради встречи с которым он уже вновь занял кафедру. Да и пове­ствование Пахимера говорит лишь о превышении полномочий патриарха в личных просьбах императору, касавшихся прощения неприятных Михаи­лу людей (возможно противников унии). Pach. Т. 2. Р. 417.
  93. Николай III в отличие от папы Григория X не доверял грекам и потому требовал введения всех обрядов и Filioque в греческую традицию, как это трактует папа Бенедикт XIV. См.: Папские Буллы. Греко-униатс­кийвопрос. М., 1878. С. 72. ПолныйразбортребованийНиколая III см.: Geanakoplos D. J. On the schism of the Greek and Roman Churches. A confidential Papal Directive for the implementation of Union (1278) // The Greek ortodox theological Review. 1954. T. 1. P. 20-23.
  94. Pach. T. 2. P. 581.
  95. Pach. T. 2. P. 601-603.
  96. См.: Арсений, епископ. Послание с исповеданием веры… С. 10. Список подобных полемических аргументов можно найти: Ewert — Kapessowa Н., Une page de l’histoire… 5-6.
  97. Pach. T. 2. P. 470-471.
  98. Delorme F.M. Tautu A.L. Acta Romanorum pontificum ab lnnocentio V ad Benedictum XI (1276-1304). Vatican, 1954. P. 101-102; Pach. T. 2. P 637.
  99. Это дало некоторую свободу при дворе в высказываниях по пово­ду унии, так Георгий Кипрский, выступавший за унию, теперь написал трактат о Святом Духе явно антилатинской направленности. См.: Троицкий И.Е. Арсений и Арсеннты… Р. 197.
  100. Д. Найкл считает, что Андроник II не похоронил отца из-за личной ненвисти к унии. См.: Nicol D.M. The Byzantine Reaction… P. 137. H. Григора и Г. Пахимер по-разному описывают обстоятельства смерти Михаила VIII. Анализ этого см.: Троицкий И.Е. Арсений и Арсениты… Р. 200-204.
  101. Pach. T.3. Р. 19-24.
  102. Nicol D.M. The Byzantine Reaction… P. 131.
  103. На наш взгляд, здесь Андроник II показал себя истинным сыном своего отца, хитрого, расчетливою политика. О том, что Андроник ис­кренне ненавидел унию и поэтому разорвал ее, как только умер отец, см.: Никифор Григора Византийская история… С. 151; Лебедев А.П. Очерки по истории… С. 176; Никольский В. Эпизод из средневековой… С. 83. Д. Найкл подтверждает это, ссылаясь на давление его тетки Евлогии и матери Феодо­ры. См.: Nicol D.M. The Byzantine Reaction… P. 132.
  104. Ф. И. Успенский решает, что патриарх рассчитывал, что и Андро­ник будет поддерживать униальную политику, и уходить не хотел. См.: Успенский Ф.И. История Византийской… С. 526. Подобное мнение мож­но встретить у Г. Эверт-Капесовой. См.: Ewert — Kapessowa Н. Une page de rhistoire… T. P.5.
  105. Естественно, они не дошли до нас. Но мы можем предположить, что они опасались какой-либо дискуссии о вере с И. Векком, понимая, что им не удастся богословски доказать вину экспатриарха. Возможно также, что в их сочинениях содержались некоторые изменения православной дог­матики, как это и имело место впоследствии у Великого Хартофилакса Мосхамбара. Т. 3. Р. 35.
  106. Этот текст, изданный Бандурием помещен в русском переводе в: Троицкий И.Е. Арсений и Арсениты… Р. 221-222. По этому тексту Векк при­знавал, что недопустимо признавать две причины в исхождении Святого Духа. В. Грюмель говорит, что Веккк подписал записку в страхе за свою жизнь, а истинные мысли его — католические. См.: Grumel N. Un ouvrage resent sur Jean Veccos // EO. 1925. T. 24. P. 26. Г. Эверт-Капесова не знает о существовании этой записки и говорит о том, что Векк подписал православ­ное изложение веры, не осуждая католического учения. Ewert — Kapessowa Н. Une page de l’histoire… T. XVII. P. 81. Текст «покаянной записки» действи­тельно сильно отличается от сочинений, которые он написал впоследствии в полемике. Все сочинения И. Векка собраны в: Migne PG Т. 141. Р. 15-1031. Сам Векк неоднократно говорил, что принял унию искренне и никогда не отрекался от своего мнения. См.: Testamentum Vecci. PG. Р. 1030. Да и Пахи­мер ничего не говорит о подобном содержании этого текста, вследствие чего можно действительно усомни тся в подлинности этой записки.
  107. В ближайшие месяцы он умер. См.: Никифор Григора Византийс­кая история… С. 153.
  108. Тот самый который один из первых выступил в поддержку унии в 1272 году. В. Никольский в данном случае полностью отвергает сообще­ния о нем, имеющиеся у Григоры и Пахимера. См.: Никольский В. Эпи­зод из средневековой… С. 90. Однако Г. Кипрский в панегирике Андрони­ку сам признается в участии в унии (PG. Т. 142. Р. 417—418). А.А. Пападакис считает его умеренным сторонником унии. См.: Papadacis A. Crisis in Byzantium… Р. 36.49. Причину этого он, как и М. Перез видит в его стремле­нии к блестящей карьере. См.: Perez М. Le conflict… Р. 416.
  109. Pach. Т. 3. Р. 25-27; Патриарх назвал его «сонмище лукавых» (Р. 53); Никифор Григора. Византийская история… С. 164-165.
  110. Текст этого «покаяния» находится у Порфирия. См.: еп. Порфирий (Успенский). Восток христианский… С. 113—114.
  111. Pach. Т. 3. Р. 31. Текст соборного определения см.: Троицкий И.Е. Арсений и Арсениты… Р. 247-259.
  112. Никифор Григора. Византийская… С. 163.
  113. Pach. Т. 3. Р. 45. Троицкий считает, что именно к партии Григория Кипрского относился Николай, епископ Прусы. См.: Троицкий И.Е. Ар­сений и Арсениты… Р. 272.
  114. Эверт-Капесова считает, что именно Векк своим поведением спровоцировал новые богословские споры. См.: Ewert — Kapessowa Н. Une page de 1’htstoire… T. XVII. P. 13. Ho H. Григора сообщает, что само поведе­ние экс-патриарха было лишь защитной реакцией от зависти Григория. См.: Никифор Григора. Византийская история… С. 160-161.
  115. Обстоятельства данного собора хорошо известны из «Истории» Пахимера (Pach. Т. 3. Р. 103-117) и истории догматики Метохита. См.: Geoige Metochites. Historia Dogmatica / Ed. A. Mai // Patrum Nova Bibliotheca. Rome, 1871. T. VIII. R 132-168. Дж. Джил сделал попытку сопоставления обеих вер­сий событий, описанных у двух современников этого Собора. См.: Gill J. Notes on the Michaele et Andronico Paiaeologis of George Pachymeres // BZ. Т. 8. 1975, Р. 295-299. Для более глубокого понимания богословского диспута на Соборе стоит также упомянуть работу Аристида Пападакиса, посвящен­ную проблеме Filioque в 80-е годы в Византии. См.: Papadakis A. Crisis in Byzantium… Эта книга написана православным исследователем и получила строгую критическую оценку со стороны католических историков. См.: Schultze В. Patriarch Gregorios II von Cypem bber das Filioque // OCP. 1985. T. 5l.P. 163-187.
  116. Pach. T. 3. P. 117; George Metochites. Historia… P. 168.
  117. Pach. T. 3. P. 125-127.
  118. См.: Горянов Б.Т. Религиозно-полемическая литература… С. 39; отех, кто подписал, см.: Laurent Les Signataires du second sunode dc Blachemes //Echos dOrient. 1938. T. 36. P. 129-149.
  119. Вся переписка издана И.Е. Троицким. См. сноску № 7.
  120. Никифор Григора. Византийская история… С. 168-173; Pach. Т. 3. Р. 14) -145. В трудах православных исследователей нет единого мнения но поводу письменной дискуссии двух патриархов. Так, Ф.И. Успенский счита­ет Григория еретиком слабым подражателем Векка, перефразировавшего его учение. См.: Успенский Ф.И. История Византийской… С. 527. И.Е. Троиц­кий ересь Векка называет «мнимой». См.: Троицкий И.Е. Арсений и Ареениты… Р. 219. В.Н. Лосский (см. Лосский В.Н. К вопросу об исхождении Святого Духа // Богословие и боговидение. М., 2002. С. 343-376.), И. Мейен* дорф (см.: Мейендорф И. (прот.). Жизнь и труды святителя Григория Пала­мы. Введение в изучение. СПб., 1997. С. 5-11), Воронов Л. (Воронов Л. Вопрос о «Филиокве»… С. 162-164), А. Пападакис (Papadacis A. Crisis in Byzantium… R 62-102), В.Н. Лурье (см.: Лурье В.Н. Взаимосвязь пробле­мы Filioque с учением об обожении у православных богословов после святого Фотия // Патрология, философия, герменевтика. Труды Высшей религиозно-философской школы. СПб., 1992. Т. 1. С. 1-19) не сомнева­ются в православии Григория Кипрского и еретичности И. Векка. А вот о. Сергий Булгаков сделал следующий вывод о данной полемике: «По суще­ству скучная, придирчивая и довольно бесплодная лихомания с уклонени­ем во фразеологию». См.: прот. Сергий Булгаков. Утешитель… С. 82—83.
  121. Лебедев А.П. Очерки по истории… С. 201.
  122. Это сочинение в славянском переводе см.: Попов А. Историко- литературный обзор древнерусских полемических сочинений против ла­тинян. Μ., С. 296-315.
  123. Pach. T. 161. R 243-268.

ДЕМИНЦЕВ М.С. Церковный Собор на Балканах 1277 года

ВЛАСОВ А.В. Византийская Церковь в XIII в. и Лионская уния (1274 г.) // Мир Православия. Сборник статей. Вып. 6. Волгоград, 2006. С. 131-173.

Оставить комментарий