История Русской ЦерквиКирилл и Мефодий равноап.Станков Н. свящ.

СТАНКОВ Н., свящ. Споры в историографии о целях хазарской миссии святых равноапостольных Кирилла и Мефодия

О деятельности свв. Кирилла и Мефодия написано огромное количество книг и статей. Библиографические издания по кирил ло-мефодиевской проблематике к 1975 году включали более 6 тыс. наименований1. За последнюю четверть века Cyrillo-Methodiana приумножилась новыми исследованиями. Тем не менее полное восстановление картины жизни и деятельности свв. Кирилла и Мефодия представляется затруднительным. Здесь остается много нерешенных проблем и не вполне ясных моментов. К таким слож­ным и спорным историческим вопросам относится миссия свв. братьев в Хазарию.

Согласно Пространному житию святого Кирилла — Кон­стантина (ЖК), хазары стояли перед выбором веры и обратились к византийскому императору с просьбой прислать им «мужа книж­ного»: «Если переспорит евреев и сарацин (иудеев и мусульман. — Н.С.), то примем вашу веру»2.

Однако многие исследователи сомневаются в достоверности сообщаемой ЖК цели хазарской миссии, ссылаясь на свидетель­ства хазарско-еврейских и арабских источников, согласно кото­рым хазарская знать приняла иудаизм в качестве официальной религии намного раньше. Поэтому они пытаются найти другие причины, побудившие свв. Кирилла и Мефодия отправиться в Хазарию.

Продолжительное время исследователи рассматривали хазар­скую миссию свв. братьев в связи с их последующей деятельнос­тью среди славян. Они считали, что к тому времени Константин уже создал славянскую письменность и выбор его в качестве руководителя миссии объясняется стремлением Византии обра­тить в христианство хазарских славян3. Так, А. В. Карташев писал: «Константин Философ тут нужен был не только как знаток иудей­ства, но и как славянский миссионер, в руках которого уже был свой перевод Евангелия и Псалтыря на славянский язык. Потому и сопровождал Константина брат его Мефодий, т. к. он был гу­бернатором славянской провинции»4 А.В. Карташев приводит и другие аргументы, стремясь доказать, что «в Хазарии свв. Кон­стантин и Мефодий делали дело именно славянской миссии…»5.

Академик В.И. Ламанский утверждал, что хазарская миссия была по существу не хазарской, а русской, рассматривая ее в контексте Крещения Руси при патриархе Фотии6. В настоящее время сторонником этой точки зрения является Ю.К Бегунов, опубли­ковавший в 1993 г. Ростовскую сказочную повесть, найденную им среди архивных материалов ростовскою крестьянина А.Я. Артынова, занимавшегося поисками местного фольклора и его об­работкой. В повести излагается история ростовского купца Михея-Русина, принявшею крещение от солунских братьев во время их пребывания в Хазарии. По мнению Ю.К. Бегунова, «Ростовское предание документально подтверждает гипотезу академика В.И. Ламанского о русском характере хазарской миссии святых первоучителей наших»7

Мнение о славянском характере хазарской миссии разде­лял также митрополит Ленинградский и Новгородский Нико­дим (Рогов). Он утверждал, что «деятельность святого Кирилла-Константина Философа и его брата святого Мефодия была дей­ствительно значительной и важной для русских славян и что славянские племена были предметом забот и попечений святых Кирилла и Мефодия, а самое их путешествие в Хазарию имело своею основной целью проповедь среди жившего там славянс­кого населения (А. Архангельский. Цит.соч. С. 7—8), но не среди других народностей Хазарского каганата. Такой вывод подтвер­ждается тем, что кандидатом для миссии были избраны святой Кирилл — выдающийся лингвист и святой Мефодий — знаток славянскою языка»8.

Эту точку зрения оспаривал М.И. Артамонов «Когда Кон­стантин и Мефодий ехали в Хазарию, они вовсе еще не были «славянскими просветителями» и не было даже никаких наме­ков на их будущую роль в этом отношении»9. Автор высказал предположение, что, возможно, открытие в Херсонесе Еванге­лия и Псалтыри на русском языке «сыграло решающую роль в их дальнейшей просветительной деятельности среди славян»10. По мнению М.И. Артамонова, цель миссии заключалась в улуч­шении положения хазарских христиан, которые после утверж­дения в Хазарии иудейства притеснялись, и их церковная орга­низация была ликвидирована. Византия, как отмечал М.И. Ар­тамонов, «…не могла не быть озабочена положением христиан в иудейской Хазарии и не могла не пытаться утвердить их в вере и религиозной зависимости от империи. В своих переговорах с хазарским правительством Константин, вероятно, добивался свободы вероисповедания и церковной организации для хазарс­ких христиан. Правительство Хазарии, принимая во внимание тяготение хазарских христиан к Византии и возможность даль­нейшего, вслед за Готией, отпадения населенных ими областей, к тому же поддержанного военными силами Византийской им­перии, вынуждено было пойти, по крайней мере, на частичные уступки. Константин добился восстановления церковной орга­низации в Крыму и на Тамани, правда, без объединения от­дельных епископий в единую митрополию»11. Последнее утверж­дение исследователь подкреплял ссылками на свидетельство ЖК о восстановлении Константином христианства в Фуллах, а так­же на Нотицию начала X в., где приводится перечень крымских епархий (в том числе и в Фуллах).

«Другой важный результат миссии Константина, — по мне­нию М.И. Артамонова, — заключается в том, что он вооружил хазарских христиан аргументами для борьбы с иудейской пропа­гандой. Изложению этих аргументов главным образом и посвя­щено «Житие» Константина.. »’2.

Иного мнения придерживался профессор Карлова универ­ситета Ф. Дворник. Он считал, что византийская миссия в Хазарию имела скорее не религиозные, а политические цели, что Константинополь, напуганный нападением русов в 860 г., на­правил посольство с целью «договориться о совместных действи­ях против русов»13. «Пусть не удивляет то, что правительство Кон­стантинополя поручило подобную миссию философу и монаху, — писал Ф. Дворник. — Министерство иностранных дел Византии всегда было в курсе положения тех народов, с которыми Визан­тия поддерживала отношения. Ее осведомительная служба работа­ла очень хорошо. Она не могла не знать, что в подчинении русов и хазар было много славян, поэтому было бы полезным в эту миссию включить несколько человек, знающих язык и нравы славян»14. Византии было также известно о влиянии иудеев при дворе кагана. «… Поэтому, — отмечал исследователь, — было очень важно для поднятия престижа христианства иметь посла, способ­ного взять на себя задачу обоснованно противостоять хазарам и их иудейским теологам Фогий прекрасно знал о таланте своего любимого ученика, и естественно, что как патриарх он предло­жил правительству ученого, который был в состоянии успешно защищать престиж греческого духа и Православие. Впрочем, ве­роятно, византийцы не потеряли надежду обратить в христиан­ство двор кагана и, таким образом, укрепить союз с хазарами»15.

Ф. Дворник предполагает, что помимо Константина Фило­софа и Мефодия посольство «включало и других людей, способ­ных договориться с каганом по поводу тех или иных политичес­ких или военных мер»16, что, по его мнению, и было главной целью хазарской миссии

Аналогичной точки зрения придерживается профессор Ок­сфордского университета Д. Оболенский. Он считает, что, хотя правящая верхушка Хазарии и приняла иудаизм в качестве ос­новной религии, «он тем не менее продолжал конкурировать и с христианством, и с исламом в стремлении завоевать симпатии хазар», и «византийцы еще не потеряли надежду обратить хазар в христианство». Но Д. Оболенский считает, что «в религиозном плане посольство Константина следует признать неудачным»17. По его мнению, больший успех миссия достигла в политичес­кой сфере, хотя составителя ЖК эта сторона дела не интересо­вала. Д. Оболенский считает, что миссия святых братьев в Хазарию была предпринята с целью заключения военного союза против варяжских правителей, установивших контроль над тер­риториями в среднем течении Днепра и напавших на Византию летом 860 г.18 И в этом отношении византийские посланники достигли успеха. Такой союз, по мнению Д. Оболенского, был утвержден, о чем свидетельствуют слова кагана, обращенные к императору Михаилу III: «Все мы — друзья и приятели твоего царства и готовы идти на службу твою, куда захочешь»19. Т. Нунан считает, что такое «обещание кагана могло быть формаль­ным20, хотя он не оспаривает категорически и мнение Д. Обо­ленского. Т. Нунан не исключает, что приведенная выше фраза из письма кагана Михаилу III свидетельствует о «какой-то по­литической игре императора, которая была неподходящей для включения в житие святого»21.

Японский славист Т. Мориясу предполагает, что причиной миссии Кирилла и Мефодия в каганат явился «какой-то конф­ликт между христианами и господствующими тогда в Хазарии евреями и мусульманами. Если так, византийская делегация была призвана, вероятно, не каганом для теологического диспута, а живущими там христианами для помощи»22. Исходя из этого пред­положения, исследователь считает, что «цель византийской деле­гации в Хазарию была прежде всего политической»23. По его мне­нию, политическое и общественное положение в Хазарии в 860 — 862 гг. было «очень неустойчивым». «Имея в виду внутреннее положение каганата, — писал Т. Мориясу, — мы могли бы пола­гать, что каган, пользуясь влиянием византийской миссии, пы­тался препятствовать возрастающему влиянию иудейства. Во вся­ком случае, самого кагана не интересовал теологический диспут, и его не интересовала другая вера»24.

Болгарский историк Н. Кочев в отличие от Т. Мориясу ут­верждает, что свв. Кирилл и Мефодий отправились в Хазарию не по просьбе местных христиан, а по поручению византийского императора25. Свою позицию исследователь обосновывает ссылка­ми на Краткое житие св. Кирилла и на еврейский источник — так называемый Кембриджский документ X в. Н. Кочев считает, что хазарская миссия преследовала две цели: во-первых, укреп­ление позиций христианства в Хазарии и оказание сопротивле­ния распространению иудаизма и ислама; во-вторых, урегулиро­вание отношений Византии с Хазарией перед лицом арабской экспансии20 «Эти два момента миссии Константина Философа говорят, что он направлен и действовал как представитель визан­тийского императорского двора», — подчеркивает Н. Кочев27.

Особо следует отметить мнение академика В.Н. Топорова. Отдавая должное уважение гипотезам коллег о том, что «поездка Константина в Хазарию имела и иные, нежели миссионерско-религиозные цели», он все же считает, что «…в рамках текста ЖК существенна именно миссионерская доминанта деятельности Константина». «Она, несомненно, присутствовала и должна оце­ниваться тем выше, чем более ограничивалась она другими пору­чениями, данными цесарем Константину»28, — подчеркивает ис­следователь. Он считает диспут с хазарскими мудрецами центральным и наиболее важным в тексте ЖК и подробно его рас­сматривает29. Хазарская миссия, по мнению В.Н. Топорова, «дает наибольшее количество сведений для суждения о Константине как учителе, просветителе, проповеднике, как полемисте, о форме и стиле его участия в религиозных вероучительных диспутах, наконец, о тех человеческих особенностях его, которые просве­чивают за «деловым» изложением хода споров и рисуют Кон­стантина в привлекательных, без всякого преувеличения и фор­сирования, красках»30

Таким образом, большинство исследователей склонны счи­тать, что составитель ЖК не счел нужным дать описание всей панорамы событий хазарской миссии, которая, по их мнению, имела как религиозные, так и политические цели, и ограничился изложением богословскою диспута св. Кирилла с хазарскими муд­рецами, в основу которого положена сокращенная запись диспута или полемического сочинения против иудейской веры, написан­ного св. Кириллом и переведенного на славянский язык св. Мефодием.

История

АЛИМОВ Д.Е. Первое крещение хорватов

РОМАНЧУК А.И. Агиографические и археологические свидетельства о топографии Херсона (Херсонеса)

 

Примечания

  1. См.: Можаева И.Е. Библиография по кирилло-мефодиевской проблематике. 1945—1974 гг. А., 1980. С. 3.
  2. Сказания о начале славянской письменности. М., 1981. С. 77.
  3. См., например: Архангельский А.С. Сев. Кирилла Мефодий и совершенный ими перевод Св. Писания. Казань, 1885. С. 7—8.
  4. Карташев А. В. Очерки по истории Русской Церкви. М., 1991. T. 1. С. 85.
  5. Там же.
  6. Ламанский В. И. Славянское житие св. Кирилла как религиоз­но-эпическое произведение и как исторический источник. Пг., 1915.
  7. Бегунов 10. К. Новонайденная Ростовская сказочная повесть о святых Kupwvie и Мефодии // Журнал Московской Патриархии. 1993 № 3. С. 106.
  8. Никодим, митрополит Ленинградский и Новгородский. Мис­сионерское дело святого Кирилла среди хазар // Журнал Московс­кой Патриархии 1969. № 7. С. 40.
  9. Артамонов М. И. История хазар. Л., 1962. С. 334—335.
  10. Там же С. 335.
  11. Там же. С. 333.
  12. Там же. С. 334.
  13. Dvornik F. Les légendes de Constantin et de Methode vues de Byzance. Prague 1933. P. 176.
  14. Ibid. P. 176-177.
  15. lbul P. 177.
  16. Ibidem.
  17. Оболенский Д. Византийское содружество наций. Шесть византийских портретов М, 1998. С 188.
  18. Там же. С. 189, 196.
  19. Там же. С 189; Сказании о начале славянской письменнос­ти. С. 85.
  20. Noonan Th. S. Byzantium and the Khaims: a special relationship? // Byzantine Diplomacy. Papers from the Twenty—fourth Spring Symposium of Bysantine Studies, Cambridge, March 1990 L., 1992 P. 115.
  21. Ibidem.
  22. Мориясу T. Хазарская миссия Константина (Ее значение в ЖК) // Старобългарска литература. 1981, Кн. 10. С. 44.
  23. Там же.
  24. Там же. С 45.
  25. Кочев 11 Хазарската миссия на Константин Философ-Ки­рилл в светлина та на Кембриджская аноним и известията на Ие­худа Алеви II Кирило-Методиевски студии. 1988. Кн. 5. С. 93.
  26. Там же. С. 92— 94.
  27. Там же. С. 93.
  28. Топоров В Н Константин философ в «Житии» // Топоров В.Н Святость и святые в русской духовной культуре. М., 1995 7. С. 171.
  29. См.: Там же. С. 171—178.
  30. Там же. С. 178.

СТАНКОВ Н. свящ. Национальное движение и Православная Церковь в Чехословакии в отражении дипломатических документов Веймарской Республики

СТАНКОВ Н., свящ. Споры в историографии о целях хазарской миссии святых равноапостольных Кирилла и Мефодия

СТАНКОВ Н., свящ. Споры в историографии о целях хазарской миссии святых равноапостольных Кирилла и Мефодия // Мир Православия. Сборник статей. Вып. 3. Волгоград, 2000. С. 21-27.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

 

 

Оставить комментарий