История Русской ЦерквиТинина З.П. 

ТИНИНА З.П. Рец. на кн.: Никулин, М. В. Православная Церковь в общественной жизни России (конец 1850-х — конец 1870-х гг.). — М.: Изд-во Ипполитова, 2006. — 288 с.

Монография М.В. Никулина посвящена одной из актуальней­ших проблем взаимоотношения Православной Церкви и российс­кого общества в преддверии и процессе осуществления Великих реформ Александра II. Временные пределы исследования оправ­даны насыщенностью многообразными событиями и преобразо­ваниями в Церкви, а также недостаточной изученностью заяв­ленной темы. При формулировке цели исследования автор верно учел исключительное положение Православной Церкви в Россий­ской империи в синодальный период, особенно до Великих реформ. Оно заключалось в том, что Церковь находилась под давлением светской власти. Это не могло не сказываться на судьбе право­славия в России.

М.В. Никулин вполне обоснованно и достаточно убедитель­но доказал научную значимость поставленной перед ним цели. Он решил «проследить, как сама Церковь» в условиях Великих реформ «пыталась найти свое место в общественной жизни… и как общество воспринимало Церковь и способности духовенства к освоению нового социального пространства»1. Цели исследова­ния соответствуют сформулированным в монографии задачам: дать развернутый анализ отечественной и зарубежной историог­рафии по церковной истории эпохи Великих реформ; оценить со­стояние базы источников по теме исследования, обозначить наи­более перспективные направления дальнейших разработок, дать взвешенную оценку состоянию духовного ведомства в системе государственного управления этой же эпохи и, наконец, осуще­ствить попытку воссоздания целостной картины церковной поли­тики самодержавия периода Великих реформ и общественного резонанса на эту политику 2.

Используя самые разнообразные методы исследования, а именно системно-аналитический подход, источниковедческий ана­лиз, метод самоидентификации и пр., основываясь на принципе историзма, автор монографии достаточно объективно и всесто­ронне показал своеобразие взаимоотношений Церкви, государства и общества в изучаемый период. Можно с уверенностью конста­тировать, что эта первая попытка «комплексного исследования истории церковной жизни России в переломную эпоху в тесной связи с историей общественной мысли и общественным подъе­мом 1850-1870-х гг. XIX века»3 М.В. Никулину удалась.

Но поскольку процесс познания и совершенствования беско­нечен, то и в данной монографии имеется несколько несуществен­ных погрешностей. Например, вопреки заявлению в предисловии о том, что в монографии, основанной на защищенной в 1997 г. дис­сертации, учтена новая литература, которая в диссертацию не вош­ла4, некоторая научная литература по проблематике в работе все же не нашла своего места. Незаслуженно забыта, скажем, рабо­та профессора Казанского государственного университета Е. А. Вишленковой, опубликованная чуть позже защиты М.Н. Ни­кулиным диссертации в том же 1997 году. В своем исследовании Е.А. Вишленкова одной из первых использовала подход, при кото­ром признавался факт религиозности российского общества по ми­ровоззренческим установкам. Она пишет, что «религиозная поли­тика формировалась не из абстрактного понимания функций госу­дарства, а исходя из господствующих в обществе представлений о характере взаимодействия светской и духовной власти в стра­не, о степени допустимости государственного вмешательства в вероисповедные дела населения»5. В рамках этого подхода одной из исследовательских задач, также поставленной в исторической науке впервые, была задача «показать взаимодействие официаль­ного и общественного понимания вопроса “государство и рели­гия”»6. Работа Е.А. Вишленковой могла бы использоваться, на­пример, в первой главе монографии, изгорая посвящена духовно­му кризису общества и церковным переменам в XVIII-XIX веках7. Остались без внимания автора и другие работы, опуб­ликованные раньше анализируемой монографии по церковной про­блематике 8.

В предисловии к своей работе М.В. Никулин предупредил читателя о том, что он использует разные формы изложения ма­териала (обзорная, очерковая, публицистическая и научно-анали­тическая) с целью расширения круга читателей, не сведущих в церковных вопросах9. Подобная форма изложения историческо­го материала ведет к смешению жанров. Научный стиль изложе­ния, который должен преобладать в научных исследованиях, в данной монографии уступает основное место журналистике как форме популяризации исторического материала среди любителей историков и просто любознательных читателей. Этот «синтезный» стиль изложения нередко используется в наше время, если авто­ром ставится цель быть понятым не только специалистам. Но при этом существует опасность утраты научности публикации, умаления научного вклада ее автора в развитие исторической на­уки. В данном случае следует признать, что подобный стиль из­ложения текста монографии не уменьшил научный вклад М.В. Ни­кулина в разработку заявленной им проблематики. Это достигну­то соблюдением монографической структуры изложения, которая предполагает определение актуальности темы, новизны научного исследования, подробный анализ историографии и источников по проблеме, сноски в соответствии с ГОСТами в конце каждой ча­сти монографии, состоящей из предисловия, введения, трех глав, заключения и обширного списка использованных архивных источ­ников с точным указанием их адреса.

В предисловии автор также сделал оговорку, что его труд «лишь “некоторое дополнение” к работам С.В. Римского (Рос­тов-на-Дону)»10, что он не претендует на полноту картины в рам­ках заявленной темы. «Мы затронули лишь вершину айсберга», — пишет М.В. Никулин 11. Эта оговорка не совсем оправданна, тем более, что многоуважаемый профессор С.В. Римский в много­численных своих работах не заострял внимания на взаимоотно­шении российского общества и Церкви. Его, как верно заметил и сам автор монографии, интересовала государственная церковная политика в эпоху Великих реформ 12. Но, с другой стороны, в ого­ворке автора видится перспективность изучаемой им темы, кото­рой, вероятно, будет посвящена не одна монография.

Безусловным достоинством монографии М.Н. Никулина яв­ляется большой объем Источниковой базы исследования. Его ра­бота насыщена опубликованными и неопубликованными источни­ками фондов самых разных архивов Российской Федерации. Ав­тор изучил документы следующих фондов: Российского государ­ственного исторического архива (РГИА), Государственного ар­хива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государствен­ного архива древних актов (РГАДА), Российского государствен­ного военно-исторического архива (РГВИА). В своем научном исследовании М.Н. Никулин использовал некоторые локальные архивные материалы: Государственного исторического архива Москвы (ГИАМ), Санкт-Петербурга, Рязанской области (ΓΑΡΟ), Тверской (ГАТвО), Владимирской (ГАВО) и Тульской (ΓΑΤΟ) об­ластей. Большой объем из них использован в научном исследова­нии впервые. Исследователь довольно активно обращался к ис­точникам Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ), отделов рукописей Российской государствен­ной библиотеки (ОР РГБ), Российской национальной библиотеки (ОР РНБ), Государственного литературного музея (ГЛМ), Инсти­тута русской литературы Российской академии наук (ИРЛИ), а также к материалам Отдела письменных источников Государ­ственного исторического музея (ОПИ ГИМ) и пр.

Разнообразные по содержанию, жанру и стилю изложения, содержащие большой объем информации источники позволили М.В. Никулину сделать исследование о развитии общественного мнения по реформированию Церкви в эпоху Великих реформ дос­таточно доказательным. Ему удалось на протяжении всех глав монографии на примере конкретных высказываний разных по ста­тусу представителей российского общества быть предельно убе­дительным. Автор монографии, например, использует для изуче­ния темы мнения: известного графа С.С. Уварова, считавшего, что «государство вовсе не должно требовать от Церкви “боль­шой уступки” светской власти»13; русского историка-консерватора М.П. Погодина, сконцентрировавшего свое внимание на невы­соком нравственном уровне духовенства, которое, по его мнению, «способствует невежеству и расколам»14. Автор монографии под­робно изучил письменные источники министра внутренних дел и центриста по убеждениям П.А. Валуева, внесшего серьезный вклад в законодательство по делам веротерпимости в России |5. Ученый обратил внимание также на эволюцию мысли конногвар­дейского офицера, славянофила по убеждениям А.С. Хомякова, «не рассматривавшего Православие как некую застывшую фор­му, раз и навсегда установленную»16. М.Н. Никулин тщательно изучил его как одного из первых философов, затронувших вопрос статуса мирян в Церкви, «программу демократических преобра­зований церковной жизни». В этой программе А.С. Хомяков пред­ложил учитывать мнение прихожан при избрании священников, епископов и даже членов Синода 17.

В результате тщательного анализа большого количества источников, научной, публицистической и художественной ли­тературы автор монографии пришел к убедительному и любо­пытному заключению. Он пишет, что «середина XIX века ока­залась своего рода переломным этапом для Церкви: ее светс­кая активность заметно возросла… Происходило реальное со­единение общественной жизни с Церковью… По мере того, как все общество претерпевало дифференциацию, Церковь также становилась все более неоднородной»18. В процессе Великих реформ она раскололась на либеральное и консервативное ду­ховенство. Консерваторы стремились преобразовывать Цер­ковь на прежней церковно-охранительной платформе, а либера­лы старались быть ближе к обществу. Среди либералов было в основном белое, то есть приходское, духовенство и часть епископата. В духовном ведомстве делались попытки возро­дить влияние Церкви на народное образование. По мере того как Церковь внутри себя все больше раскалывалась на либе­ралов и консерваторов с разными оттенками, в российском об­ществе среди влиятельных прихожан зрело уже в 70-80-е гг. XIX в. мнение об отделении Церкви от государства, а духовен­ства — от общества и народного образования19. С другой сто­роны, «перспективы обновления государства пугали традицио­налистов опасностью нравственного распада»20. Они, в боль­шинстве своем представители духовного ведомства, тормози­ли обновленческие процессы в Церкви. «Церковь сама себя удаляла от общества, поскольку в ее внутренней организации и официальной доктрине выявилось несоответствие потребнос­тям общественной жизни»21. Государство же в лице высокопо­ставленных светских чиновников «не стремилось рассматри­вать Церковь в качестве самостоятельной силы»22 и пыталось ослабить собственные обновленческие тенденции внутри Цер­кви. В этой сложной, противоречивой эпохе Великих реформ автор монографии видит период «пред-Возрождения», вобрав­шего в себя «первые попытки церковного пробуждения обще­ства»23. Вся проблематика взаимоотношения Церкви с госу­дарством и обществом обсуждалась на страницах газет и жур­налов того времени. В прессе рассматривались также пробле­мы быта и пастырской деятельности духовенства, «перспек­тивы социальной миссии и нравственные аспекты духовного служения, а также недостатки духовно-учебных заведений»24.

Публичность и доступность обсуждения всех этих проблем в эпоху Великих реформ дискредитировали Церковь и православ­ное духовенство в глазах прихожан. Были заложены основы буду­щей атеистической политики государства в нашей стране.

Рец. на кн.: РИМСКИЙ С.В. Православная Церковь и государство в XIX веке. Донская епархия: от прошлого к настоящему

Примечания

  1. Никулин М.В. Православная церковь в общественной жизни Рос­сии (конец 1850-х—конец 1870-х гг.). М.: Изд-во Ипполитова, 2006. С. 9.
  2. См : Там же. С. 9-10.
  3. Там же. С. 13.
  4. См.: Там же. С. 3, 5.
  5. Вишленкова Е.А. Религиозная политика: официальный курс и «общее мнение» России Александровской эпохи. Казань, 1997. С. 4.
  6. Там же. С. 4-5.
  7. См.: Никулин М.В. Указ. соч. С. 47-115.
  8. См.: Реформы 60-х — 80-х годов XIX века в Астраханском крае // История Астраханского края / Гл. ред. проф. Н.М. Ушаков. Астрахань, 2000. С. 360-367; Православные традиции формирования личности // Межрегио­нальная научно-практическая конференция «Астраханская епархия и духов­ное возрождение России» (к 400-летию Астраханской епархии), 15-16 мая 2002 г. Астрахань. 2002. С. 100-127; Арчебасова Н.А. Начальные учебные заведения духовного ведомства во второй половине XIX — начале XX в. //Мир православия: Сб. ст. Вып. 4. Волгоград, 2002. С. 216-254; ТининаЗ.П., Дубаков А.В. Образование Саратовской епархии. Изменение стагуса церков­ных организаций Царицына и Камышина в XIX — начале XX в. // Очерки по истории Волгоградской епархии Русской Православной Церкви. Волгоград, 2003. С. 131—150; Тинина З.П. Миссионерская, библейско-просветительская деятельность Православной Церкви в Астраханском крае (вторая половина XVIII—XIX в) // Русская Православная Церковь и межконфессиональные от­ношения в Нижнем Поволжье/Отв. ред. проф. О. А. Прохватилова. Волгог­рад, 2003. С. 67-101; Тинина З.П. Церковная политика государства на Нижней Волге в XVIII в. // Актуальные проблемы общественных наук и творческих профессий (философия, история, социология, культура, искусство, религия). Вып. 1 / Ред. проф. В.К. Крючек. Волгоград, 2004. С. 124-130.
  9. См.: Никулин М.В. Указ. соч. С. 3.
  10. Автор имеет в виду работы: Римский С.В. Церковные реформы 60-70-х годов XIX века //Отечественная история. !995.№2. С. 166-175; Он же. Церковная реформа Александра II // Вопросы истории. 1996. №4. С. 32-48; Он же. Российская церковь в эпоху Великих реформ (Церковные реформы в России 1860-1870-х годов). М., 1999.
  11. Никулин М.В. Указ. соч. С. 5.
  12. См.: Там же. С. 4.
  13. См.: Никулин М.В. Указ соч. С. 49.
  14. Там же. С. 55.
  15. См.:Тамже. С. 116-130.
  16. Там же. С. 57-58.
  17. Анализ «программы демократических преобразований церковной жизни» А.С. Хомякова осуществлен М.В. Никулиным по: Хомяков А.С. Соч. Т. 2. М, 1994. С. 147, 196-197, 333-334; Никулин М.В. Указ. соч. С. 59.
  18. Никулин М.В. Указ соч. С. 273.
  19. М.В. Никулин обратил внимание на высказывание М.Т. Лорис-Меликова, который «недвусмысленно заявил о “систематическом устра­нении” духовенства из жизни общества». См.: Никулин М.В. Указ. соч. С. 275.
  20. Никулин М.В. Указ. соч.
  21. Там же. С. 276.
  22. Среда таких чиновников автор монографии называет Д. А. Тол­стого. См.: Никулин М.В. Указ. соч. С. 275.
  23. Там же. С. 276.
  24. Там же. С. 274.

Общецерковная история. Курс лекций. Период I-IV вв.

РЕДЬКИНА О.Ю. Религиозные организации и голод в царицынской губернии 1921-1922 гг.

ТИНИНА З.П. Рец. на кн.: Никулин, М. В. Православная Церковь в общественной жизни России (конец 1850-х — конец 1870-х гг.). — М.: Изд-во Ипполитова, 2006. — 288 с. // Мир Православия. Сборник статей. Вып. 7. Волгоград, 2008. С. 495-502.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий