История Вселенской ЦерквиКечкин И. свящ.Патрология

КЕЧКИН И., свящ. Раскольническая деятельность и литературные труды Доната Карфагенского

Аннотация

Статья посвящена анализу деятельности раскольника Доната Великого (ок. 270 – 355) и степени его участия в образовании донатистской схизмы в Северной Африке. На основе современных историографических исследований автор рассматривает вопрос об упоминании в источниках двух раскольников под одним именем: Доната из Казы Нигры и Доната Карфагенского, принимая вслед за большей частью современных исследователей, основывавшихся на свидетельстве первого историка донатизма Оптата Милевийского, версию о том, что это одно лицо. Автор подробно реконструирует жизнь и деятельность Доната Карфагенского, доказывая, что именно он являлся инициатором раскольнического движения и что первоначальный донатизм вдохновлялся личностью этого неординарного предводителя. Рассматриваются сведения об общирном, но несохранившемся литературном творчестве Доната, в котором Донат пытался защитить собственный раскол, проявив себя скорее в качестве церковного политика, чем богослова, из которого известно лишь о двух наименованиях: его «Послании о крещении» и трактате «О Святом духе». Согласно заключению автора, дошедшие до нас сведения о жизни Доната указывают именно на него, как на главу раскольников, свидетельствуя о нем, как о честолюбивом, амбициозном церковном деятеле, слепо верящем в правоту своего раскола, злом гении для православных христиан Карфагенской Церкви.

Ключевые слова: Донат Карфагенский, Донат Великий, Донат из Казы Нигры, донатизм, северо-африканский раскол.

 От имени Доната Карфагенского получил название церковный раскол в Северной Африке, имевший место в начале IV века. Значение его личности для развития донатистского раскола невозможно переоценить. Как глава Церкви раскольников Донат Карфагенский создал параллельную церковную иерархию, сформулировал основные богословские различия в области экклесиологии и сакраментологии. Деятельность Доната как основателя и ревностного созидателя раскола многогранна. О его жизни и литературном наследии писали знаменитые западные церковные писатели, такие как святой Оптат Милевийский, блаженные Иероним Стридонский и Августин Иппонский. В памяти своих последователей Донат Карфагенский навсегда остался с эпитетом Великий.

Вопрос о двух Донатах

Первый дискуссионный вопрос, связанный с Донатом, звучит так: нужно отличать или нужно отождествлять Доната из Казы Нигры[1] и Доната Карфагенского?

Острота вопроса заключается в том, что блж. Августин в своих трудах различает эти личности, а первый историк донатизма – св. Оптат Милевийский[2], никак не отделяет одного Доната от другого. На протяжении всего трактата Оптат говорит только об одном Донате, а именно о карфагенском епископе. Большинство исследователей XIX века вслед за Августином разделяли двух епископов Донатов. Согласно точке зрения этой группы исследователей, Донат из Казы Нигры учинил раскол еще в то время, когда Цецилиан был диаконом[3], перекрещивал и перерукополагал тех, кого он считал отступниками во время гонений. Этот Донат развивал активную деятельность на Соборе в Риме, где и был осужден. Дальнейшие следы его теряются. А Донат Карфагенский, или Великий, появляется уже позднее и возглавляет раскольничье движение до конца своей жизни. Из многочисленных сторонников такой гипотезы в XIX – начале XX века можно назвать Н. Кутепова,[4] Л. Дюшена, К. Цивсу и др.[5]

Другая группа ученых, основываясь более на свидетельствах св. Оптата Милевийского как более раннего свидетеля развития раскола, отождествляет Доната из Казы Нигры и Доната Карфагенского. Первоначально такое предположение высказал еще в XVI в. епископ Орлеана Габриель Обепинский[6], издавший трактат св. Оптата.

Но особо значимый вклад в разрешение этого вопроса внес Дж. Чепмен, который в 1909 году опубликовал статью, специально посвященную этой теме: «Donatus the Great and Donatus of Casae Nigrae»[7]. В ней он утверждает, что в первый раз различение двух Донатов произошло на Карфагенском Соборе 411 года и было зафиксировано блж. Августином. Дж. Чепмен считает, что не существовал епископ Казы Нигры, но просто Донат Великий, епископ Карфагенский, был родом из города Каза Нигра в Нумидии. Идея о тождественности Доната Карфагенского и Доната из Казы Нигры, обоснованная английским ученым, была положительно встречена в научном мире. В 1912 году авторитетный специалист по истории христианства в Северной Африке Поль Монсо пишет в IV томе своей монографии о том, что есть много причин идентифицировать Доната Великого с Донатом из Казы Нигры[8]. Но уже в следующем томе, вышедшем в 1920 году, Монсо уверенно высказывается в пользу того, что существовал только один Донат из двух[9]. Его аргументация почти дублирует выводы Дж. Чепмена, в частности, о том, что город Каза Нигра является не епископской кафедрой, а местом рождения Доната. Но в отличие от английского ученого П. Монсо считает, что первоначальное различие двух Донатов появилось в сочинении блж. Августина «Contra Cresconium grammaticum» в 405 году[10]. Взгляды Дж. Чепмена и П. Монсо были поддержаны и другими видными специалистами по донатистскому расколу: А. Пинкерле, У. Френдом, Г. Г. Дилигенским, Е. Грасмуком и др[11].

Современный британский историк Тимоти Дэвид  Бэрнс, признавая единство двух персонажей, выдвигает новое видение этого вопроса. Он полагает, что в документах возникла ошибка в написании городов – Casaenigrensis, или Casensis, и Carthaginiensis[12]. Предположение Т. Бэрнса об ошибке в написании приняли некоторые специалисты по донатизму, такие как Де Веер[13] и Дж. Александер[14].

Таким образом, большинство современных ученых, вслед за святым Оптатом склонны считать, что Донат из Казы Нигры и Донат Карфагенский одно и то же лицо[15]. Такая точка зрения устоялась в исторической науке, хотя можно встретить и единичные примеры альтернативной гипотезы[16].

Сведения о жизни Доната Карфагенского

Донат Великий родился в Нумидии, предположительно, в городе Каза Нигра. Такая гипотеза уже утвердилась в исторической науке второй половины XX века. Здесь можно сослаться на такого известного специалиста по донатизму, как Уильям Френд[17].

Дату рождения Доната невозможно определить с точностью. Но, начиная с П. Монсо, широкую популярность получил 270 год[18]. Аргументы в пользу этой даты следующие. Во-первых, Донат скончался в 355 году в очень преклонном возрасте. Многие его последователи любили клясться, вплоть до ссылки Доната в 347 году, его седыми волосами, откуда можно сделать предположение, что Донату было около восьмидесяти лет. Второй аргумент – более основательный и связан с началом раскольнической деятельности. Поскольку Донат активно участвовал в Соборах 305–307 годов и уже в 313 году возглавил донатистскую партию, постольку он не мог быть слишком молодым. Так возникает устоявшаяся в исторической науке датировка: 70-е годы III века.

Относительно образования можно только предположить, что Донат был хорошо наставлен как в светских, так и в богословских дисциплинах того времени. В своих сочинениях он являл себя блестящим ритором, знатоком Священного Писания и крайним последователем богословских идей Тертуллиана и сщмч. Киприана Карфагенского.

Скорее всего, в своем родном городе Каза Нигра Донат был рукоположен во пресвитера, а впоследствии и в епископа непосредственно перед гонением императора Диоклетиана. Хотя вопрос о епископстве Доната в Каза Нигре остается дискуссионным. П. Монсо предполагает, правда бездоказательно, что во время гонений Донат был как-то скомпрометирован и потому удалился из родных мест, отчего никто больше не вспоминал о нем как о епископе Каза Нигры[19]. Однако причины удаления его из Каза Нигры туманны, и можно только строить разные предположения. Например, возможно, что в Карфагене Донат действовал с ведома Секунда, примаса Нумидии, для того, чтобы следить за епископом Менсурием и его архидиаконом Цецилианом, о которых в Нумидии были не самого лучшего мнения[20]. Но точно можно утверждать только то, что вся последующая деятельность Доната на протяжении десятилетий была связана с Карфагеном. И принято считать, что он прибыл в столичный город еще до раскола и был в рядах противников законной церковной власти[21].

В 312 году, после избрания архидиакона Цецилиана каноническим епископом Карфагена, его противники созвали Собор во главе с Секундом, примасом Нумидии, и образовали раскол. Какова роль Доната в этом Соборе раскольников, точно сказать невозможно. На вопрос о том, почему раскольники избрали главой бывшего чтеца Майорина, а не энергичного Доната, сложно дать определенный ответ. П. Монсо предполагает, что Донат к этому времени был сильно скомпрометирован[22], но этот постулат не находит подтверждения в источниках. Можно предположить, что для сторонников раскола в Карфагене, а именно для пресвитеров-кандидатов Ботра и Целестия[23], для старейшин[24] и, конечно, для богатой Люциллы[25], была более удобной личность Майорина, чем личность властолюбивого и амбициозного Доната. Но со временем партия Доната в расколе восторжествовала, в чем можно усмотреть определенную поддержку Секунда и других нумидийских епископов, что подтверждается усилением нумидийской партии в донатистском расколе. Сам Майорин уже к октябрю 313 года сходит с исторической сцены, и сложно сказать, что с ним случилось. Большинство историков считают, что он скончался непосредственно после образования раскола, но при этом у данного мнения нет прямых доказательств. Святой Оптат пишет, что на Соборе в Риме группу раскольников возглавлял Донат, который уже к этому времени (октябрь 313 года) был раскольническим епископом Карфагена[26]. Поэтому почти через столетие после этих событий блж. Августин неоднократно пишет о том, что именно Донат есть первый инициатор разделения, именно он был идейным вдохновителем раскола[27].

Уже во главе раскольников Донат действовал как всегда активно, стараясь доказать права донатистов на законное существование в Северной Африке, он вел горячую войну против кафолической Церкви и против её главы Цецилиана. И даже после многочисленных неудач на церковных Соборах в Риме и Арле Донат продолжал отстаивать позицию раскольников уже перед императорской властью[28]. Донат всегда отличался горячностью нрава – и в этом вопросе он пытался идти до конца, неоднократно требуя у императора Константина новых и новых разбирательств. Св. Оптат сообщает только о нескольких попытках оспорить вынесенные ранее решения против раскольников. Для успеха своего дела Донат даже привлек некоего чиновника, близкого к императорскому окружению, по имени Филумин[29]. И благодаря вмешательству последнего, Константин начинает новое расследование, которое было поручено епископам Евномию и Олимпию[30]. Но, несмотря на все человеческие хитрости и политические интриги, Донату все же не удалось победить законного Карфагенского епископа Цецилиана[31].

Хотя в итоге государственная власть не поддержала североафриканских раскольников, Донат все равно боролся за то, чтобы его партию признали законной Церковью. В 321 году, после очередных просьб донатистов о религиозной свободе, вышел указ императора Константина, направленный викарию Африки Верину о прекращении гонений на раскольников[32]. С этого момента раскол процветал и распространялся по территории Африки, особенно в родной для Доната провинции Нумидии. Кроме Африки, донатисты пытались основать свои общины и в западных провинциях империи. Святой Оптат Милевийский сообщает о существовании общины донатистов в Риме[33]. Раскольники во главе с Донатом с 20-х годов IV века заметно увеличили свою иерархию, так что на Соборе в 330 или 336 году уже присутствовало около 270 донатистских епископов. Государственная власть в лице императора Константина после 321 года не чинила никаких препятствий распространению раскола в Северной Африке. В доказательство тому можно привести случай в Цирте, когда православные жаловались Константину на то, что раскольники захватили их церковь, построенную на средства императора. Но несмотря на насильственный захват Константин решил оставить этот храм за донатистами, а православным предоставить новое место для строительства[34].

После первых неудачных попыток найти поддержку у императорской власти[35] Донат стал резким противником любого вмешательства государства в дела его партии. Оптат приводит пример грубости и высокомерия Доната по отношению к государственным чиновникам в лице префекта Григория[36]. Милевийский епископ пишет, что у него имеется эта переписка между Донатом и Григорием[37], поэтому некоторые выражения он цитирует дословно. Так, Оптат пишет, что обращаясь к префекту Донат «изрек многочисленные злословия» и «не усомнился написать так: “Григорий, пятно сената и позор префектов” и подобное этому»[38]. Хотя, по словам Оптата, Григорий «ответил Донату, оказав почтение его епископскому достоинству»[39].

Враждебность Доната к государственной власти была наиболее ярко продемонстрирована при попытке императора Константа примирить раскольников с кафолической Церковью путем оказания щедрой милостыни. Император Констант в 347 году послал своих чиновников Павла и Макария в Северную Африку с богатыми дарами и поручением побуждать раскольников к примирению с кафолической Церковью. Донат крайне враждебно отнесся к чиновникам императора, повел себя грубо и гордо. Наиболее подробные сведения о миссии Павла и Макария сообщает св. Оптат Милевийский в третьей книге своего трактата: «Когда они [Павел и Макарий] пришли к Донату… и сказали ему о цели своего прихода, он, воспламенившись своим обычным гневом, изрыгнул: “Какое дело императору до Церкви?” И по своему легкомыслию изрек многочисленные злословия»[40]. Вся деятельность лидера раскольников в это время была направлена на оказание сопротивления миссии Павла и Макария, в чем особенно ярко проявилась властная и надменная натура Доната Карфагенского[41]. В той же книге Милевийский епископ намного подробнее характеризует поведение и нрав Доната. В описываемое время лидер донатистов был уже в преклонном возрасте и пользовался огромным авторитетом среди раскольников. Последние стали называть его Донатом Великим. Оптат в ярких словах и выражениях неоднократно отмечает его чрезмерную гордость, надменность и крайнее высокомерие: «Донат, подняв себя выше императора, превысил человеческие пределы, так что чувствовал себя почти что богом, а не человеком»[42]. Оптат сравнивает гордую личность Доната с князем Тирским из пророчества Иезикииля[43] и пишет: «Так вознеслось сердце его, что себе он уже казался не человеком, а богом. Даже в народе его редко называли епископом, но Донатом Карфагенским, и он заслуженно удостоился, чтобы его во всеуслышание называли князем Тира, то есть Карфагена, как будто он был первым из епископов больше, чем другие. Поскольку он не хотел иметь ничего человеческого, возвысил сердце своё не как сердце человека, но как сердце Бога, ведь желал быть чем-то большим, чем прочие люди»[44]. Оптат приписывает надменному желанию Доната, «чтобы его последователи назывались уже не христианами, а донатистами»[45] и «исповедали Доната, а не Христа»[46]. Как бы подводя итог характеристике Доната, святой Оптат утверждает, что Донат является источником всех злодеяний[47].

Вследствие того что Донат чрезмерно агрессивно выступил против миссии чиновников императора и тем самым, по словам Оптата, «нанес глубокое оскорбление Константу»[48], последний в 347 году издал указ, направленный против донатистского движения. После этого эдикта Донат Карфагенский, епископы и другие раскольники, которые не захотели подчиниться императору и объединиться с кафолической Церковью, были отправлены в ссылку в конце 347 года[49]. Место ссылки точно не известно, Оптат сообщает только, что это были далекие места. Большинство ученых предполагает, что это могли быть Испания и Галлия[50].

Конец жизни Доната Карфагенского был печальный: он видел униженное положение своей раскольнической партии и скончался в «земле чуждей» около 355 года после многочисленных трудов в деле разделения Церкви[51].

Литературное наследие Доната Карфагенского

Можно предполагать, что Донат Карфагенский за свою долгую жизнь и более чем тридцатилетнее руководство донатистским расколом оставил значительное количество литературных произведений. Блж. Иероним в сочинении «О знаменитых мужах» пишет, что от Доната сохранились многие еретические книги[52]. Но до нас дошли только названия двух его трудов: «Послание о крещении» и трактат «О святом Духе».

«Послание о крещении». П. Монсо предполагает, что данное послание могло быть написано около 336 года и было связано с Собором донатистов, на котором присутствовало двести семьдесят раскольнических епископов[53]. Причиной написания было различное понимание необходимости обязательного перекрещивания для вступающих в донатистские общины. Отличное от большинства мнение высказали епископы Мавритании, однако раскола в рядах донатистов не произошло, но Донат тем не менее был вынужден, как предстоятель раскольников, составить послание по этому поводу. К сожалению, данное послание утеряно. Известно, что блж. Августин, еще будучи священником, написал опровержение на послание Доната под названием «Против послания еретика Доната». К еще большему сожалению, и опровержение Августина не сохранилось, а остались только некоторые мысли, присутствующие в другом более позднем сочинении «Retractationum» 426/427 гг.[54]. В силу этого достаточно сложно сказать определенно, чтό по содержанию представляло собой послание Доната о крещении. Впрочем, можно предположить, что предводитель раскольников, скорее всего, ревностно защищал традицию перекрещивания кафоликов как якобы отрекшихся от Христа или запятнавших себя общением с отступниками.

Трактат «О Святом духе». Об этом сочинении Доната Карфагенского сообщает также блж. Иероним, добавляя, что оно написано в русле учения ариан[55]. Блж. Августин намекает, что труд был посвящен не только учению о Святом Духе, но учению обо всей Святой Троице[56]. Возможно, этот единственный догматический труд предводителя донатистского раскола связан с попыткой наладить контакты с арианской партией[57]. Дату написания трактата ставят в зависимость от Собора 343 года в Сардике в связи с тем, что блж. Августин ссылается на послание этого Собора к Донату Карфагенскому[58]. Соответственно, содержание трактата определялось желанием раскольника Северной Африки завязать добрые отношение с еретической арианской партией. Но насколько учение Доната о Святой Троице было идентично арианству? Иероним говорит однозначно, что трактат донатиста являлся арианским по сути, но Августин пишет несколько иначе. Августин говорит о том, что донатисты его времени не разделяли арианских убеждений полностью и что между донатистами и арианами существуют серьезные различия. Так, североафриканские раскольники не отрицали единосущия Лиц Святой Троицы, а просто вводили иерархию Лиц, говоря, что Отец больше Сына, а Сын больше Святого Духа[59]. А некоторые донатисты вообще исповедовали православное учение о Святой Троице.

Исходя из сообщений блж. Августина, П. Монсо предполагает, что Донат в своем трактате выступил в большей степени не как глубокий богослов, а как церковный политик, который старался и с арианами добрые отношения построить, и не оттолкнуть от себя православных и значительную часть своих же последователей[60].

***

Подводя итог, можно утверждать, что инициатор раскола в Северной Африке Донат Карфагенский являлся весьма честолюбивым, амбициозным и энергичным церковным деятелем, который не останавливался ни перед чем для утверждения и распространения раскола, в правоту которого слепо верил. Именно Донат стоял во главе раскольников при образовании схизмы, прилагая большое количество усилий для легализации своей партии, поэтому для своих последователей он на долгие годы оставался Донатом Великим. Но для Кафолической Карфагенской Церкви с именем Доната и произведенным им расколом связан один из самых трагических периодов в истории христианства в Северной Африке. Таким образом, для православных, а может быть, и для истории Карфагенской Церкви в целом, по мысли святого Оптата Милевийского, Донат являлся источником всех злодеяний[61].

 Библиография

Дилигенский 1961 – Дилигенский Г. Г. Северная Африка в IV – V вв. М., 1961. [Diligenskii G. G. Severnaia Afrika v IV – V vv (North Africa in the IV – V centuries). Moscow, 1961.]

Кечкин 2010 – Кечкин И. Э., свящ. Св. Оптат епископ Милевитский как церковный историк донатизма. Кандидатская диссертация. Сергиев Посад, 2010. [Kechkin I. E., sviashch. Sv. Optat episkop Milevitskii kak tserkovnyi istorik donatizma. Kandidatskaia dissertatsiia (Saint Optatus bishop of Milevitus as a church historian of Donatism. Candidates thesis). Sergiev Posad, 2010.]

Киприан (Керн), архим. 1996 – Киприан (Керн), архим. Патрология. М., 1996. [Kiprian (Kern), arkhim. Patrologiia (Patrology). Moscow, 1996.]

Кутепов 1884 – Кутепов Н. О расколе донатистов. Казань, 1884. [Kutepov N. O raskole donatistov (On the schism of the Donatists). Kazan, 1884.]

Робертсон Дж. 1890 – Робертсон Дж. История Христианской Церкви / А. П. Лопухин, пер. СПб., 1890. Т. 1.  [Robertson Dzh. Istoriia Khristianskoi Tserkvi (History of the Christian Church) / A. P. Lopukhin, per. Saint Petersburg, 1890. T. 1.]

Степанцов С. В., Фокин А. Р. 2000 – Степанцов С. В., Фокин А. Р. Августин // ПЭ. М., 2000. Т. 1. С. 93–109. [Stepantsov S. V., Fokin A. R. Avgustin (Augustine) // Pravoslavnaia Entsiklopediia (Orthodox Ecyclopedia). Moscow, 2000. T. 1. P. 93–109.]

Ткаченко 2007 – Ткаченко А. А. Донатизм // ПЭ. М., 2007. Т. 15. С. 654–657. [Tkachenko A. A. Donatizm (Donatism) // Pravoslavnaia Entsiklopediia (Orthodox Ecyclopedia). Moscow, 2007. T. 15. P. 654–657.]

Фаррар 1903 – Фаррар Ф. Жизнь и труды Святых Отцов. СПб., 1903. Т. 2. [Farrar F. Zhizn’ i trudy Sviatykh Ottsov (Life and works of the Holy Fathers). Saint Petersburg, 1903. T. 2.]

Alexander 1980 – Alexander J. S. The Motive for a Distinction between Donatus of Carthage and Donatus of Casae Nigrae // JThS. 1980. Vol. 31. P. 540–547.

Aland 1954 – Aland K. Kirchengeschichte in Lebensbildern. B., 1954.

Audollent 1901 – Audollent A. Carthage romaine, 146 avant Jésus–Christ – 698 après Jésus–Christ. Paris, 1901.

Backhouse 1906 – Backhouse E. Early Church history to the death of Constantine. L., 1906.

Bareille 1924. Donat 1… – Bareille G. Donat 1 // DTC. 1924. Vol. 4. P. 1687–1689.

Bareille 1924. Donat 2… – Bareille G. Donat 2 // DTC. 1924. Vol. 4. P. 1689–1692.

Barnes 1975 – Barnes T. D. The Beginnings of Donatism // JThS. 1975. Vol. 26. Р. 13–22.

Chapman  1909. Donatists… – Chapman J. Donatists // The Catholic Encyclopedia. N. Y., 1909. Vol. 5. Р. 121–129.

Chapman  1909. Donatus… – Chapman J. Donatus the Great and Donatus of Casae Nigrae // RB. 1909. Vol. 26. P. 13–23.

Duchesne 1890 – Duchesne L. Le dossier du donatisme // Mélanges d’archéologie et d’histoire. 1890. Vol. 10. № 1. Р. 589–650.

Duff 1891 – Duff D. The early church: a history of Christianity in the first six centuries. Edinburgh, 1891.

Faul 2003 – Faul D. Donatism // The New Catholic Encyclopedia. Washington, 2003. Vol. 4. P. 681–684;

Frend 1952 – Frend W. H. C. The Donatist Church. A Movement of protest in Roman North Africa. Oxford. 1952.

Daniélou 1963 – Daniélou J. Nouvelle histoire de l’Eglise. Paris, 1963.

Grasmuck 1964 – Grasmuck E. L. Coercitio; Staat und Kirche im Donatistenstreit. Bonn, 1964.

Kidd 1922 – Kidd B. J. A history of the Church to a.d. 461. Oxford, 1922. Vol. 2.

Meslin, Hadot 1957 – Meslin M., Hadot P. A propos du Donatisme // Archives des sciences sociales des religions. 1957. Vol. 4. № 1. P. 143–148.

Monceax 1912 – Monceax P. Histoire litteraire de l’Afrique chrétienne depuis les origines jusqu’a l’invasion arabe. Paris, 1912. Vol. 4. Le donatisme.

Monceaux 1920 – Monceaux P. Histoire litteraire de l’Afrique chrétienne  depuis les origines jusqu’a l’invasion arabe. Paris, 1920. Vol. 5. Saint Optat et les premiers ecrivains donatistes.

Perrodil 1845 – Perrodil V. Dictionnaire des hérésies, des erreurs et des schismes. Paris, 1845.

Pincherle 1856 – Pincherle A. Donato // EC. 1950. Vol. IV. P. 1856.

Veer 1975 – Veer A. C. de. Pец. на Barnes 1975 // REA. 1976. Vol. 22.

Ziwsa 1893 – Ziwsa К. CSEL. 1893. Vol. 26. Р. 230–231.

Переводы:

Иероним Стридонский, блж. О знаменитых мужах… – Иероним Стридонский, блж. О знаменитых мужах // Творения. К., 1879. Ч. 5. [Ieronim Stridonskii, blzh. O znamenitykh muzhakh (On Illustrious men) // Tvoreniia (Works). Kiev, 1879. Ch. 5.]

ГОРАЙКО А.В. Свт. Иоанн Златоуст как защитник права убежища Церкви

Priest John E. Kechkin. Schismatic activities and literary works Donatus of Carthage

Abstract

This article analyzes the activities of the schismatic Donatus the Great (circa 270 — 355) and the degree of his involvement in the formation of Donatist schism in North Africa. On the basis of modern historiographical research the author examines the question of the mention of two distinct dissenters under one name in various sources: Donat of Casa Nigra and Donatus of Carthage. The author accepts the theory of most modern scholars that it is the same person. The author reconstructs in detail the life and work Donatus of Carthage, proving that he was the initiator of the secessionist movement, and that the original Donatism was inspired by the extraordinary personality of the leader. We take into consideration the information about the unpreserved literary works of Donatus, with which he tried to defend his division and that showed him to be more of a church politician than a theologian, because he was trying to build a relationship with the Arians and at the same time not alienate the Orthodox and the supporters of his division .

Keywords: Donatus of Carthage, Donatus the Great, Donat of Casa Nigra, Donatism, north-African schism.

КОЖУХОВ С., диак. Термин «οὐσία» и «φύσις» и учение о «двойном единосущии» Христа в богословии Иоанна Кесарийского и Севира Антиохийского

Примечания

[1] В названии этого города мы опираемся на Г. Дилигенского (Дилигенский 1961), Н. Кутепов называет этот город Каза Нигрийская (Кутепов 1884).

[2] Святой Оптат – епископ города Милев (Нумидия) во второй половине IV в. являлся первым историком, написавшим антидонатистский трактат «Против донатиста Пармениана». Подробнее см.: Кечкин 2010.

[3] Цецилиан – предстоятель Карфагенской Церкви (312–ок.346) после епископа Менсурия. При последнем был его архидиаконом и верным помощником.

[4] Кутепов 1884. С. 33–34. Он даже утверждает, что «… Все западные ученые… держатся того мнения, что Доната из Казы Нигрийской надо отличать от Доната, епископа Карфагенского».

[5] Duchesne 1890. Р. 609; Ziwsa 1893. Р. 230–231; Audollent 1901. Р. 509, 514; Kidd 1922. Р. 542–543; Duff 1891. Р. 341; Backhouse 1906. P. 198–199; Perrodil 1845. P. 377; Фаррар 1903. С. 376–378; Робертсон 1890. С. 180.

[6] 1579–1630/31. См.: PL Vol. 11. Col. 1165–1166.

[7] Chapman 1909. P. 13–23.

[8] Monceaux 1912. Р. 20. Все-таки в это время П. Монсо не рискнул опровергнуть признаваемую в XIX веке гипотезу, хотя и склонялся к предположениям Дж. Чепмена.

[9] Monceaux 1920. Р. 100–105.

[10] Augustinus. Contra Cresconium grammaticum II, 1, 2–2, 3 // PL Vol. 43. Col. 467–469. Современная датировка данного сочинения – 406 год. См.: Степанцов, Фокин 2000. С. 93–109.

[11] Pincherle 1950. P. 1856; Frend 1952. Р. 148; Дилигенский 1961. С. 163; Grasmuck 1964. Р. 155; Meslin, Hadot 1957. P. 144; Daniélou 1963. P. 286.

[12] Barnes 1975. Р. 16–17

[13] Veer 1976. P. 354.

[14] Alexander 1980. P. 540–547.

[15] Среди этих ученых нужно назвать еще нескольких: Faul 2003. P. 684; Ткаченко 2007. С. 654.

[16] Среди исследователей XX века, утверждающих различие двух Донатов, нужно выделить Г. Барея, который использует как статью Дж. Чепмена, так и сочинения П. Монсо, но все же остается на позиции ученых XIX века. Bareille 1924. Donat 1… P. 1687–1689; Bareille 1924. Donat 2… P. 1689–1692. Конечно же, стоит отметить также труд архим. Киприана (Керна) «Патрология», в котором известный патролог утверждает существование двух Донатов (Керн 1996).

[17] 1916–2005. Frend 1952. Р. 148.

[18] Monceaux 1920. Р. 106.

[19] Ibid. Р. 106–107.

[20] Такая версия может основываться на сообщении блж. Августина о том, что в Карфагене активно действовали посланцы Секунда, примаса Нумидии. Augustinus. Breviculus collationis cum donatistis III, 13, 25 // PL Vol. 43. Col. 638–639.

[21] П. Монсо предполагает, что это мог быть 306 год, хотя никак не обосновывает эту дату. Monceaux 1920. Р. 107–108. Нужно заметить, что невозможно указать точную дату.

[22] Monceaux 1920. Р. 110.

[23] Ботр и Целестий – авторитетные пресвитеры, кандидаты на Карфагенскую кафедру, которые после смерти епископа Менсурия желали ускорить процесс избрания нового предстоятеля в надежде на свой успех. Но после избрания епископом Цецилиана уклонились в раскол. См.: Optatus I, 18. 1–2. Здесь и далее ссылка на трактат св. Оптата приводится по критическому изданию М. Лабрусса: Labrousse M. Optat de Milève. Traité contre les donatistes. Paris, 1995/96. Vol. 1–2.

[24] Видные лица Карфагенской Церкви, которым епископ Менсурий перед смертью доверил церковные сокровища на хранение и которые, поддавшись жадности, не хотели возвращать переданное преемнику Менсурия – епископу Цецилиану.

[25] Проф. Курт Аланд говорит, что дом Люциллы еще при жизни епископа Менсурия стал центром тайной церковной оппозиции, которая стала открытой сразу же после избрания Цецилиана. Aland 1954. P. 166

[26] Optatus I, 24.

[27] См.: Augustinus. Breviculus collationis cum donatistis III, 12, 24 // PL Vol. 43. Col. 637.

[28] Optatus I, 25.

[29] Optatus I, 26, 1.

[30] Optatus I, 26, 2.

[31] Оптат неоднократно подчеркивает, что Донат осужден, а Цецилиан оправдан и признан законным епископом. Optatus I, 26, 3.

[32] В издании К. Цивсы это приложение IX. Ziwsa 1893. Р. 212–213.

[33] Есть предположение, что община донатистов, кроме Рима, появилась еще и в Испании. Но каких-либо точных данных относительно истории развития донатизма в Испании не существует.

[34] Chapman 1909. Р. 121–129.

[35] А именно неудачные для раскольников постановления Соборов в Риме и Арле, многочисленные решения императора Константина не в пользу Доната и его партии.

[36] Эти события происходили около 337 года. Monceaux 1920. Р. 114.

[37] Optatus III, 3, 3–4.

[38] Optatus III, 3, 3.

[39] Optatus III, 3, 3.

[40] Optatus III, 3, 3.

[41] Оптат так описывает его противодействие миссии по указу императора: «Ведь император пожертвовал украшения для храма Божия, пожертвовал милостыню нищим, а не Донату. Почему же он взбесился? Почему разгневался? Почему отверг то, что было послано? И когда те, которые были посланы, сказали, что они пойдут по провинциям и дадут желающим принять, он ответил, что повсюду разошлет письма, чтобы не раздавали где-либо нищим того, что будет принесено. Вот забота о несчастных! Вот помощь нищим! Вот милосердие грешникам!» Optatus III, 3, 6.

[42] Optatus III, 3, 9.

[43] Иез. 28, 2: «… Скажи начальствующему в Тире: так говорит Господь Бог: за то, что вознеслось сердце твое и ты говоришь: “я бог, восседаю на седалище божием, в сердце морей”, и, будучи человеком, а не Богом, ставишь ум твой наравне с умом Божиим…».

[44] Optatus III, 3, 13.

[45] Optatus III, 3, 15.

[46] Optatus III, 3, 20.

[47] Optatus III, 3, 25.

[48] Optatus III, 3, 22.

[49] Optatus II, 15, 4: «… Ваши вожди и руководители по своим заслугам были высланы, поскольку в Церкви не может быть никаких раскольников и язычников»; Optatus III, 1, 4.

[50] Optatus III, 1, 4. См. П. Монсо (Monceax 1912; Monceaux 1920).

[51] За 355 год высказывается большинство современных ученых. Например, см.: Faul 2003. P. 682; Ткаченко 2007. С. 654. Кроме этой даты, можно встретить и 350 год, о нем говорит Л. Е. Дюпен (PL Vol. 11. Col. 763A) и «Historia Donatistarum» со ссылкой на блж. Иеронима («Donato successit Parmenianus post annum 350, forte anno 355, quo mentionem ejus facit Hieronymus in Chronico», PL Vol. 11. Col. 804В).

[52] Иероним Стридонский, блж. О знаменитых мужах… С. 333.

[53] Monceaux P. 1920. Р. 124. Альтернативной датой этого Собора донатистов принято считать 330 год.

[54] См.: Augustinus. Retractationum I, 21, 1–3 // PL Vol. 32.

[55] Иероним Стридонский, блж. О знаменитых мужах… С. 333.

[56] Augustinus. De haeresibus ad quodvultdeum liber unus 69 // PL Vol.

[57] См.: Monceaux 1920. Р. 129–131; Bareille 1924. Donat 2… P. 1692.

[58] Augustinus. Contra Cresconium grammaticum III, 38 // PL Vol. 43. П. Монсо предполагает, что трактат был написан около 345 года. См.: Monceaux 1920. Р. 131.

[59] Augustinus. De haeresibus ad quodvultdeum liber unus 69 // PL Vol. 42; Augustinus. Epistola 185, 1 // PL Vol. 33.

[60] Monceaux 1920. Р. 133.

[61] Optatus III, 3, 25.

ДЬЯЧЕНКО Г.В. Лингвистические аспекты слова (λόγος) в богословии святителя Григория Нисского

КЕЧКИН И., свящ. Раскольническая деятельность и литературные труды Доната Карфагенского // Богословский вестник. 20–21 2016. № 1 январь–март, № 2 апрель–июнь. С. 69-184.

Оставить комментарий