История Русской ЦерквиРимский С.В.

РИМСКИЙ С.В. Проблемы обеспечения землей слободских причтов области войска донского (конец XIX — начало XX в.)

В период церковных реформ императора Александра II пра­вительство ставило одной из важнейших задач материальное обес­печение сельских причтов, чтобы устранить почву конфликтов духовенства с прихожанами по поводу платы за требы. Предпола­галось, что материальное благополучие белого духовенства от­кроет путь для достаточно быстрого и повсеместного укрепления авторитета пастырей. Поскольку денег ни у казны, ни у Церкви не было, в основу решения проблемы положили не новый, а уже хорошо проверенный принцип наделения причтов землей.

Однако в области Войска Донского (ОВД) этот процесс не пошел, так как здесь по закону вся земля находилась в собствен­ности Войска и отчуждению в пользу другого сословия не подле­жала. В равной мере наделы не получили и причты слободских церквей, хотя с отменой крепостного права донские крестьяне получили волю и землю. Попытки Церкви найти выход из со­здавшейся ситуации не приводили к успеху. Процесс затянулся на долгие годы.

Наконец, 24 апреля 1895 г. вышло утвержденное царем мне­ние Государственного совета «Об отводе земельных наделов при­ходским церквам, находящимся на владельческих землях в обла­сти Войска Донского»1. Оно внесло необходимые изменения в действующее законодательство и предписывало отводить наделы размером в 33 десятины на каждый причт слободской церкви «из земель всех частных владельцев прихода, без различия вероиспо­веданий и сект, к которым принадлежат эти землевладельцы, в том числе и из участков, обращенных в собственность генералов, офицеров и классных чиновников Донского казачьего войска и семейств сих лиц». Оговаривалось, что «к участию в составлении церковных наделов не привлекаются земли, отведенные в надел крестьянам или приобретенные ими при содействии Крестьянс­кого поземельного банка»2. Причем земли, находящиеся в залоге и под запрещением, не освобождались от выделения своей доли. Предусматривалось, что, возможно, будут случаи, когда несколько владельцев захотят добровольно отвести землю. Тогда остальные освобождались от выдела доли. Именно потому, что в приходах могло оказаться несколько землевладельцев, закон отводил три года на достижение соглашения между ними о доле и форме участия в обеспечении церквей землей. Организационная сторона дела ложилась на особые церковные попечительства, утверждае­мые войсковым наказным атаманом. То есть не на те церковноп­риходские попечительства, которые пытались учреждать на осно­вании Положения 1864 г., а на специальные структуры, создавае­мые властями с одной-единственной целью — наделить причты земельными участками, чтобы создать прочную основу их мате­риального бытия. Таких попечительств по закону должно было быть создано о г двух до пяти в каждом округе Войска Донского, с учетом количества причтов и размера территории. Для устране­ния путаницы было предписано присвоить каждому попечитель­ству название по имени благочиния. В состав попечительства обя­зательно должны были войти благочинный и 2 попечителя из местных землевладельцев. Кандидатуры попечителей предлагали окружные предводители дворянства. Атаман согласовывал их с архиепископом Донским и только после этого утверждал. Ника­кого вознаграждения за труды не полагалось.

На ЦПП-2 (назовем их так) возлагалась вся текущая работа от приема заявлении причтов до урегулирования всех вопросов, включая накопление особого капитала для покупки земли; взыс­кание денег с тех, кто в течение трех лет не исполнит своих обязательств; представление в областное Правление и Донскую духовную консисторию ходатайств о нарезке земли там, где на­делы окончательно установлены.

Для того чтобы власти смогли отслеживать исполнение за­кона, ЦПП-2 обязали по истечении года подавать отчеты в Прав­ление ОВД и консисторию. Жалобы на постановления ЦПП-2 можно было адресовать в трехмесячный срок тоже в Правление.

Казалось, теперь, с организацией специальных структур, дело должно было непременно пойти к своему счастливому и достаточно быстрому разрешению. Однако, как видно из текста закона, в нем присутствовал правовой казус, заслуживающий самого пристального внимания. Дело в том, что новый закон как бы перечеркнул подход к решению проблемы, заложенный в общий план реформ Русской Православной Церкви от 21 мар­та 1863 г. Действительно, согласно закону, наделить землей предполагалось не псе причты. Он касался только тех приходов и причтов η них, которые существовали надень издания Положе­ния о размежевании земель Войска Донского от 31 июля 1835 г.4, а для приходов, учрежденных после, — только причтов, зафик­сированных на день образования прихода. Это означало, что если штаты церкви за прошедшие годы увеличились (а таких причтов было немало), то они оставались «за бортом», не при­нимались во внимание. Для Военного министерства и Госсовета их как бы вовсе не существовало. Знакомый сюжет российской жизни Кроме того как совершенно очевидно, в том же поло­жении оказались и причты приходов, возникших после утверж­дения закона от 24 апреля 1895 г.: он просто выпустил их из виду! Наконец, как должны были поступить власти с причтами церквей, которые только строились или на строительство кото­рых уже дано было разрешение? Закон об этом просто умалчи­вал, а значит, существовала вероятность разного толкования его статей и почва для вредного для Церкви противоборства с чи­новниками, а то и просто ненужной волокиты.

Действительно, даже на образование этих попечительств понадобилось два года! На заседании консистории, состоявшемся 28 августа 1895 г., было решено затребовать от благочинных све­дения о храмах, находящихся на владельческих землях, и пред­ложения о количестве ЦПП, которые было необходимо создать. Соответствующий указ был направлен на места 29 сентября6. Местное епархиальное начальство сразу же обратило внимание на пробелы в законе. В связи с этим на гом же заседании консисто­рия решила передать указанные сведения Правлению ОВД и про­сить его (в соответствии со ст. 4 закона), чтобы отныне все земле­владельцы и вообще все проживающие на территории ОВД, кто обратится с ходатайством о строительстве новой церкви, сразу же брали на себя обязательство определять ей земельный надел в 33 дес, на каждый причт (напомним, что минимальный штат при­чта в это время состоял из священника и псаломщика). Однако Правление не поддержало консисторию и официально отказалось помочь. После очень долгой паузы, 13 июня 1896 г., оно заявило, что обеспечением причтов должны заниматься учреждаемые ЦПП и сама консистория 7.

Сведения от благочинных стали поступать уже в октябре. И вот что из них обнаружилось:

Nj

ч/п

1

Благочиние На владельческих

землях

На крестьянской земле На юртовой ка­зачьей земле В общем
Аксанское нет
2

3

Александровск- Гpyшевскoe 6
Александровск- Грушевское 4 3
4 Болцшинское 16 (построены с 1791г. по 1892 г.) 8 (построены с 1864 г. по 1889 г.) 3 (построены с 1872 г. по 1882 г.) 27
5 Глазуновское 5
6 Дегтевское 21
7 Зотовское 1
8 Кагальницкое 10 .
9 Кагальницкое 11
10 Казанское 17 17
11 Каменское 6
12 Качалинское 3
13 Кирсановское 20 8
14 Константиновское нет
15 Митякинское 2
16 Нижне-Чирское 2 16 18
17 Новониколаевское 17
18 Новопавловское 28
19 Павловское Нет
Потемкинское 1
21 Семеновское Хопер­ского окр. _ 7
27 Семикаракорское 5
23 Цимлянское Нет
24 Чернышевское 3 II 14

Совершенно очевидна некая путаница. Ведь из текста закона следовало, что причты будут обеспечены землей за счет владель­цев, но никак не крестьян или станичных обществ, или резерв­ного фонда Войска Донского. Таким образом, благочинные про­сто не поняли, чего от них хотят. Особенно это проявилось пона­чалу (см., например, № 1, 8, 14). Одни включили в рапорты сведения о станичных и городских (Усть-Медведицкое благочи­ние) храмах. Другие отчитались, что таких церквей нет (Александровск-Грушевское благочиние), хотя на самом деле они были. Поэтому консистория 13 ноября 1895 г. разъяснила благочинным, что требуется дать сведения «не об одних только церквах, нахо­дящихся на владельческих землях, но обо всех, принадлежащих к крестьянскому или мещанскому сословию»8. Но из таблицы видно, что неразбериха почти не уменьшилась. Только в немно­гих рапортах сведения действительно стратифицированы, и мож­но понять, на каких именно землях находятся церкви, не обеспе­ченные землей.

Между тем светские власти торопили, стремясь привести в действие распоряжение высшего начальства. 16 января 1896 г. наказный атаман просил как можно скорее доставить ему необ­ходимые рекомендации и сведения. Но лишь 3 мая консистория наконец сообщила ему список, утвержденный преосвященным Афанасием (Пархомовичем). В нем указаны 196 церквей, кото­рые предлагалось распределить между вновь создаваемыми 30 попечительствами. 1 августа областное Правление утвердило гра­ницы округов ЦПП-2 и их список с указанием поселений, при­надлежащих к каждому попечительству. Но и после этого пона­добились некоторые уточнения, и новый список был прислан в консисторию канцелярией атамана только 13 февраля 1897 г. В нем значилось 23 ЦПП-2, а поселения указаны по округам ОВД. Однако окончательный список был готов 9 августа 9. Доработка списка объясняется все той же неразберихой, нами отмеченной выше. Не раз выявлялись церкви, вблизи которых владельчес­ких земель не было.

Впервые список 21 попечительства и церквей, которые за ними закреплялись, местные власти обнародовали 1 марта 1897 г.10

Они распределились так:

Таганрогский округ                               4

Черкасский и Ростовский округ 3 1 -й Донской округ    2

2-й Донской округ                                  4

Усть-Медведицкий округ                     4

Донецкий округ                                      4

Несовершенство закона дало предсказуемый результат: в ого­воренный срок дело было так же далеко от финала, как и до формального решения проблемы. Например, по новониколаевс­кому ЦПП-2 из 20 нуждающихся храмов к 1913 г. наделы полу­чили 8. Но только 5 из них земля принадлежала формально, то есть по межевым документам. Три остальных хотя и пользовались землей, но лишь по чьей-то доброй воле, и в любую минуту они могли остаться ни с чем11.

С течением времени численность ЦПП-2 выросла. Осенью 1913 г. было создано еще одно в Донецком округе, в 1914 г. обра­зовано макеевское ЦПП-2, в 1916 г — потемкинское12.

Отметим, что для создания ЦПП-2 на землях Ростовского и Таганрогского округов, присоединенных к ОВД в 1887 г., наказ­ному атаману пришлось обращаться к Екатеринославскому вла­дыке, поскольку в церковно-административном отношении та­мошние приходы продолжали числиться в Екатеринославской епархии Наконец, ситуация осложнялась и тем, что часть церк­вей, как оказалось, имела прихожанами только крестьян’5·14. А они в наделении причтов землей по тому же закону участия не принимали ввиду малоземелья.

Хотя число попечительств и границы подведомственных им округов изменялись, но не изменилась в лучшую сторону ситуа­ция: очень многие церкви так и остались без земли. В некоторых округах ситуация была как бы «заморожена» тем, что в приходах просто не существовало не только владельческих, но и просто выставляемых на продажу земель. И даже если ЦПП-2 накаплива­ли необходимую сумму денег, они никак не могли приобрести землю причтам. Отсюда возникали время от времени поползнове­ния на войсковые земли, и Правлению ОВД приходилось еще и еще раз обращаться к попечителям и прихожанам с разъяснением действующего законодательства. Например, 13 октября 1913 г та­кого рода пояснение появилось в «Донских епархиальных ведомо­стях» по поводу обращения ЦПП относительно покупки войско­вой земли для причтов церквей слобод Купавы, Тростянки, Мачихи и Солонки ‘5.

Вернемся теперь к одному из вопросов, на которые, как мы отметили выше, закон 24 апреля 1895 г. не дал ответа. В законе ничего не говорилось о наделении землей тех причтов, которые появятся после его выхода. Например, на тех же владельческих землях будут построены храмы, но кто же выделит им землю? Если бы законодатель оговорил, что этот закон не распространя­ется на них, то, по крайней мере, заинтересованным сторонам было бы ясно: следует поставить проблему перед правительством и искать выход. Но в том то и дело, что новый закон молчал, как молчало все действующее законодательство. Ведь оно ориентиро­валось на общероссийские условия со свободным рынком земли и земельным фондом самого государства, но никак не отвечало особенным условиям казачьих войск, где земля по-прежнему не подлежала отчуждению. Исключением явилось наделение бывших крепостных, да и то по самым минимальным цензам, на чем и была поставлена жирная точка.

Между тем, епархиальное начальство и приходское духо­венство не могли сидеть сложа руки. Им нужно было решать проблему, и решать немедленно. Именно этим объясняется, поче­му консистория просила благочинных дать сведения о всех беззе­мельных причтах.

Вскоре, 13 июня 1895 г., областное Правление разъяснило архиерею в ответ на его запрос, что так как закон от 24 апреля 1895 г. возложил образование церковных участков на особые попе­чительства, то отвод 33 дес. земли и к новостроящимся храмам подлежит их ведению. Но обязывать владельцев отводить таким церквам землю Правление считало противоправным. Однако оно не возражало, чтобы, если землевладельцы и живущие на вла­дельческих землях Донской области захотят построить новые цер­кви с образованием при них самостоятельных приходов, им сразу же определили 33-десятинные участки земли. Забегая вперед, ска­жем, что уже позднее, в сентябре 1902 г. Военное министерство признало последнее замечание противозаконным.

После этого консистория подготовила список церквей, по­строенных после издания закона 24 апреля (8 храмов) и только разрешенных к строительству после его выхода (10 храмов), и 16 апреля 1898 г. направила его атаману |0. Последовало довольно долгое разбирательство, закончившееся не в пользу Церкви. Подробно разобрав причины сложившейся ситуации, Правление 24 марта 1899 г. дало юридически четкий и однозначный ответ. Смысл его заключался в том, что ни межевые законы (Свод законов. T. X. Ч. 2. Ст. 346—371), ни закон 24 апреля 1895 г. ничего не говорят о церквах, которые будут построены после их издания, а потому следует наделять землей только те церкви, которые реально су­ществовали до выхода последнего закона 17 Таким образом, мест­ная власть формально оказалась права. Она соблюдала букву за­кона, но ведь вопрос не был надуманным. Епархиальное началь­ство просто обязано было бороться до конца, добиваться полного решения проблемы. Правда, то же Правление отметило, что вновь созданные попечительства, помимо обязательного наделения зем­лей уже существующих церквей, вполне могут сами заниматься проблемой наделения строящихся или вновь построенных, но толь­ко по добровольному согласию частных лиц 18.

Отказ областного Правления учесть новые причты побудил архиепископа Донского обратиться в Синод и к обер-прокурору. По уже знакомой нам схеме обер-прокурор 29 декабря 1900 г. поставил вопрос перед военным министром. Это означало, что дело вступило в заключительную стадию решения. Вновь, но уже Главным управлением казачьих войск, перед областным Правлением был поставлен вопрос: распространяется ли дей­ствие закона 24 апреля 1895 г. на церкви Донской епархии, сто­ящие на владельческих землях и построенные по его выходе?

После наведения справок, прояснив позицию войсковых влас­тей, Военное министерство пришло к выводу: наделению зем лей в обязательном порядке подлежат только те церкви, кото­рые построены до выхода апрельского закона, и те, на строи­тельство которых официальное разрешение дано тоже до 24 ап­реля, даже если они построены позже. Это решение и зафикси­ровал Военный совет 22 августа 1902 г.19 Многолетний спор завершился. Все наконец-то прояснилось. Но жизненная пробле­ма никоим образом не решилась.

Примечания

  1. ПСЗ-З. T. XV. Ne 11591.
  2. ΓΑΡΟ. Ф. 226. On. 19. Д. 876. Л. 1. Духовенство ознакомило епархиальное начальство с текстом закона через еженедельник «Донские епархиальные ведомости» (1895 Ne 15)
  3. См.: Римский С.В. Православная церковь и государство в XIX веке. Ростов-на-Дону, 1998. С. 149—156.
  4. Г1СЗ-2. T X. № 8356.
  5. ΓΑΡΟ. Ф. 226. On. 19. Д. 876. Л. 1 об.
  6. Там же. Д. 952. Л. 5—5об., 7— 8об.
  7. Там же. Л. 142.
  8. Там же. Л. 24—24 об.
  9. Там же. Л. 92-92об., 122-130, 145-151 об., 159-163 об., 171-176 об.
  10. Донские областные ведомости 1897. 1 март.
  11. ΓΑΡΟ. Ф. 226. On. 19 Д. 66. Л. 22.
  12. Донские областные ведомости. 1913. 29 нояб ; 1914. 20 мая; 1916. 20 сентября.
  13. Например, приходы Родионово-Несвитайский, Сулиновский, Больше-Федоровский, Чернецовскии и другие.
  14. Донские епархиальные ведомости. 1913. Ne 36. С. 1118—1119
  15. ΓΑΡΟ. Ф. 229. On. 3. Д. 1704. Л. 9-10 об.
  16. Там же. Л. 11 об.
  17. Там же. Л. 14 об.
  18. Там же. Л. 35—35 об.

КУЗНЕЦОВА Н.В. Государственно-церковные отношения в первые послевоенные годы (1945-1948 гг.) (На материале Сталинградской области)

РИМСКИЙ С.В. Проблемы обеспечения землей слободских причтов области войска донского (конец XIX — начало XX в.) // Мир Православия. Сборник статей. Вып. 3. Волгоград, 2000. С. 142-149.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий