Бугаева И.В.Гомилетика

БУГАЕВА И.В. Православный социолект: особенности суффиксального и префиксального словообразования

В конце XX в. не только лексические, но и грамматические явления стали рассматриваться учеными с позиции лингвокультурологии. Особенность такого подхода позволила рассматри­вать язык как явление, отражающее философию, культуру, рели­гию, ментальность, мировоззрение и аксиологические ориенти­ры народа.

Многими исследователями отмечалось, что политические, эко­номические, социальные изменения в обществе непосредственно от­ражались не только в лексике, но и в словообразовании (С.И. Карцевский, А.М. Селищев, Л.П. Я кубинский, Е.Д. Поливанов, А. Вежбицкая, Л.П. Крысин, Е.А. Земская, Т.И. Вендина). «Словообразо­вание, как и лексика, отражает сложную языковую картину мира, ибо во всех языках определенные представления об объективной действительности коррелируют не только со словом, но и со слово­образовательным аффиксом»1.

Начало XXI в. обогатилось социокультурными и социолинг­вистическими исследованиями в области словообразования (Е.А. Земская, Л.П. Крысин, А.В. Зеленин). Л.П. Крысин писал, что в «социально ограниченных сферах общения возможно по­рождение и функционирование таких образований, которые отли­чаются от общеязыковых как по словопроизводственной модели, так и по сопровождающим такую модель иным, не словообразо­вательным чертам — например, по акцентным характеристикам, по семантическим взаимоотношениям со словами литературного языка». И еще одну важную мысль подчеркивает ученый: «Та­кие специфические образования возникают для обозначения ак­туальных в данной сфере общения понятий, предметов и действий; коммуникативная потребность в подобных образованиях столь ве­лика, что говорящие либо пренебрегают запретами, которые на­лагает словообразовательная система языка на те или иные мор­фемные сочетания, либо производят такие лексические единицы, которые хотя и “разрешены” системой, но в которых другие сфе­ры общения не испытывают нужды»2.

В настоящей статье описываются особенности суффиксаль­ного и префиксального способов словообразования в православ­ном социолекте, под которым мы понимаем относительно устой­чивую, социально маркированную подсистему национального язы­ка, обслуживающую речевые потребности определенной группы верующих людей, отражающую теоцентрическую картину мира и характеризующуюся лексическими, грамматическими, фоне­тическими и словообразовательными особенностями.

Основной тезис статьи можно сформулировать так: моде­ли и способы словообразования, деривационные форманты (спи­сочный состав и частотность употребления) в православном социолекте в целом соответствуют общелитературным моде­лям, но также имеют характерные отличительные особеннос­ти. Прежде всего это разнообразные и многочисленные слово­образовательные церковнославянизмы, известные в истории русского языка, но затем перешедшие в разряд историзмов, а в последние годы вновь активизировавшиеся в монастырской среде, в православных учебных заведениях, в братствах и сестричествах. По аналогии с ранее существовавшими словооб­разовательными моделями в настоящее время появляются неологизмы, пусть и малочисленные, но ставшие приметой речи православных верующих.

Ошибочно было бы говорить о том, что в социолекте есть специфические аффиксы или модели. Исследуемый материал показывает, что происходит заимствование из церковнославянс­кого языка готовых словоформ, образованных по моделям, ко­торые были продуктивны в древнерусском и церковнославянс­ком языках.

Общепризнанно, что способ суффиксации является самым частотным в словообразовании. Перечислим основные моменты, наиболее ярко отображающие словообразовательные особеннос­ти языка православных верующих.

Среди суффиксов имен существительных суффикс -ство, как и суффиксы -тель, -ость, финаль -ение «были продуктив­ны только в книжных стилях древнерусского языка и отсут­ствовали в народно-разговорных текстах или попали в них как заимствования из книжных текстов»3. Но с середины XIX в. эти суффиксы стали продуктивными и в разговорной речи, ак­тивизировались в светских документах и литературных жан­рах. Церковная лексика пополнялась новыми именами суще­ствительными с этими суффиксами так же активно, как и об­щеупотребительная. В наших примерах больше всего слов с суффиксом -ость являются производными от наименований лиц с разными характеристиками. А.В. Зеленин считает, что «этот тип словообразовательной мотивации» является самым слож­ным, поскольку «семантические словообразовательные отно­шения между производящим и производными словами харак­теризуются семантическим усложнением»4. В современной речи верующих сохраняются в основном старые дериваты с этим продуктивным суффиксом: апостольство, духовничество, духовенство, водительство, викариатство, врачество, постничество, странничество, предстательство, старчество, сестричество, братство, девство, скитничество, столпничество, общежительство, миссионерство, рождество, священство, преемство, празднество, столп­ничество и т. д. Приведем примеры:

Сегодня для многих утратилось нравственное содержа­ние поста. Все постничество не идет далее пищевого режи­ма, с которым легко уживаются иногда самые тяжкие пороки и страсти [Приморский Благовест. 2006. № 3 (129)]5.

Хотя апостольство в полноте своих даров не могло иметь своего продолжения, поскольку апостольские дары и полно­мочия были личными дарами Господа, которые Он давал им поименным избранием, но преемство их служения осталось (Воронежские епархиальные ведомости. 2003).

Древнерусский мир видел помощь из святых обителей, от преподобных, просиявших в Русской Земле, сказавшуюся на всех решительно сторонах своей жизни: на религиозно-нрав­ственной— в молитве, учительстве, духовничестве и миссио­нерстве подвижников; на социальной и политической — в печаловании за осужденных, в обличении насильников и мирот­ворчестве враждующих князей… [Илларионов Вл. Уроки Оптиной пустыни // Десятина. 2005. №4 (103)].

Мне хочется рассказать вам о случае благодатной по­мощи, которую оказал мне, грешному, своим молитвенным предстательством протоиерей Валентин Амфитеатров (Рус­ский Дом. 2005. № 7. С. 30).

Возможно паломничество более длительное — это тру>дничество продолжительностью две недели и более, когда че­ловек приезжает в монастырь и трудится во славу Божию (Пра­вославный Паломник. 2005. № 3. С. 14).

Одну из самых больших групп составляют отглагольные имена существительные, обозначающие отвлеченные понятия, образованные с финалями -ение/-ание. Этот тип словообразо­вания был продуктивным не только в церковнославянском, но и в древнерусском языке, а также во всех славянских языках, что свидетельствует о его праславянских истоках 6. История функ­ционирования этих суффиксов детально изложена в работах Ж.Ж. Варбот, М.А. Соколовой, В.В. Колесова, В.М. Маркова, Г.А.Николаева, Ю.С. Азарха и др. Активно было словообразо­вание с этими суффиксами в ХVIII и XIX веках. В современном русском языке имена существительные с данными суффиксами широко распространены в научном, официальном, публицисти­ческом стиле. Многочисленные отглагольные существительные со значением действия активны в православном социолекте, со­хранившем утраченные современным литературным языком слова. Все они представляют собой отглагольные образования, в качестве производящей базы которых оказывается инфинитив. Например: преуспеяние, прещение, нестроение, постриже­ние, рукополагание, неблагоповедение, упование, воздвиже­ние, успение, сретение, крещение, отпевание, оглашение, убиение, врачевание, дерзновение, делание, послушание, покаяние, возвеличивание, воздаяние, подаяние, радование, стояние, знамение, целование, моление, дарование, пресу­ществление, небрежение, трезвение, бдение и т. д.

Люди верят, что и теперь по молитвам Божией Матери нас минует эпоха нестроений и трудностей (ПЦКС, 2004: 223).

Отец Никита издавал книги, а вырученные деньги давал на паломнические поездки молодежи в Святую Землю. Вот тебе образец его делания (Зап. 2006).

Вот в чем кроется причина нашего нестроения — оста­ваясь со Христом, мы внутренне о Нем забываем (о. Иоанн Крестьянкин).

Во время совершения богослужения должно остерегаться рассеянности и неблагоповедения [еп. Алексий (Добросердов)].

Все, что принадлежит монастырю или храму, считается пожертвованием, и кто презирает это, тот оказывается лука­вым рабом, о котором говорится в Евангелии, и привлекает на себя прещение, согласно Писанию: Проклят теорий дело Гос­подне с небрежением (Иер. 48, 10) (Старец Иосиф).

Вот прекрасное начало, необходимое для преуспеяния·. Упразднитеся иразумейтеся, яко Аз есмь Бог (Пс. 45: И) (старец Иосиф).

Если трезвение — состояние ума, то бдение — это воле­вое усилие, это внимание к своему сердцу ~ истоку наших мыслей и чувств (о. Рафаил).

Встаем на колени перед одром почившего праведника архимандрита Фаддея, отдаем ему последнее целование и просим его святых молитв у Престола Божия (о. Николай Гурьянов).

Покаяние в грехе, совершенном нашими предками, дол­жно стать для нас еще одним знамением единства (Святейший Патриарх Алексий, 2005).

Продуктивность и активность финали -ание(-ение поддер­живалась появлением непроцессуального значения у этих слов, то есть возникла семантическая деривация. Встречаются существи­тельные со значением результата действия (нестроение, подая­ние, пожертвование), со значением праздника (Воздвижение, Сретение, Преображение). Продуктивность суффикса подкреп­ляется образованием окказионализмов, например:

О массовом забесовлении Достоевский пророчество­вал удивительно точно (Воробьевский Ю. Пятый ангел. С. 360).

Суффикс -ость в православном социолекте является непро­дуктивным. Много общеупотребительных слов с этим суффик­сом (терпимость, милость, радость и т. п.), но таких, которые характерны только для православного социума, сравнительно мало. Например: худость, праздность, убогость, сладость, намоленность.

Господь показал мне величие, глубину и благодатную сладость монашеского жития [арх. Сергий (Чащин), речь 14.02.2007].

Это тоже одно из знамений времени—люди ищут помо­щи у моей худости (старец Паисий).

Происхождение и активное употребление суффикса -тель большинство исследователей связывает с церковью и соответ­ствующими текстами. В.Л. Воронцова, в частности, писала, что суффикс -тель «не был свойствен русскому языку искони, а при-

шел из церковнославянского языка вместе с церковнославянской лексикой»7. Подробный анализ точек зрения на происхождение это­го суффикса проведен В.М. Марковым 8. Ученый, опираясь на работы Л.А. Шахматова, В.В. Виноградова и собственные ис­следования, считает возможным «рассматривать слова со значе­нием лица как семантически производные от имен со значением действия (и состояния)», а суффикс -тель оценивает как резуль­тат своеобразного взаимодействия ранних форм -tь» и -еlь в про­цессе формирования новой морфемы9.

В православном социолекте с этим суффиксом больше все­го представлено имен существительных, называющих лицо и мо­тивированных глаголами. Например: спаситель, вседержитель, святитель, гонитель, гробокопатель, делатель, жертвова­тель, законоучитель, защититель, избавитель, креститель, настоятель, обличитель, покровитель, проситель, ревнитель, священнослужитель, церковнослужитель.

Честные делатели мысленного виноградника, отцы и братия, не допускайте, чтобы вас увлекал мирской дух — долготерпите в молитве и смело противостойте нападениям вра­га (Старец Иосиф).

Каждому, старающемуся жить праведно, найдется свой гонитель (Зап. 2002).

Благодарим жертвователей и благотворителей, всех, кто помогает осуществлять нам добрые дела по программе нашего Фонда (Зап. 2004).

Существительные с суффиксом -ник могут образовываться от имен существительных, имен прилагательных, глаголов и на­зывать лицо (насельник, заступник, безмолвник, праведник, молитвенник, печальник, причастник, постриженик, христорадник, трудник, крестник, братчик, алтарник, келейник, исповедник, угодник, странник, сродник, клеветник, насель­ник, подвижник, мученик, паломник, восприемник, крестник), книги (требник, чиновник, служебник, канонник, осмогласник), утварь (подсвечник) и др.

Ушел от нас блаженно почивший печальник земли Рус­ской (Зал. 2002).

В монастыре в разное время подвизались монахн-постри- женики Свято-Пантелеймонова Русского монастыря и Свято- Ильинсюго скита (Зап. на экскурсии в Одесском монастыре, 2005).

В числе трудников на этом поприще стараемся внести свой вклад в общее дело (телефонный разговор, янв. 2005).

Молебен ко Пресвятой Богородице о здравии бол. Нико­лая со сродниками (церковная записка).

Душа безмолвника подвергается особым демоническим искушениям; здесь человеку необходимо крайнее смирение…

(арх. Рафаил).

У существительных с суффиксов -ник может быть несколь­ко значений. Например: причастник — 1) человек, который при­частился; 2) тот, кто причастен чему-либо. Оба значения широко распространены:

Внешняя праздность нам понятна почти каждому, пото­му что все мы в той или иной степени причастники этой ду­шевной болезни, когда предаемся нерадению и лености и до­пускаем небрежение о своей домашней молитве (арх. Кирилл Павлов).

Лексема исповедник имеет следующие значения: 1) чело­век, претерпевший гонения за православную веру и причисленный к лику святых; 2) священник, принимающий исповедь; 3) человек, который исповедуется.

27/9 января — Собор новомучеников и исповедников Рос­сийских.

После исповеди я понял, что передо мною великий ис­поведник нашего времени (Зап. 2003).

Было уже поздно, но к батюшке стояла длинная верени­ца исповедников (Зап. 2002).

Литературному слову родственник в социолекте соответ­ствует синоним сродник. Каждое из этих однокоренных слов об­разовано с помощью суффикса -ник, но от разных производящих основ: родственник — от прилагательного родственный суффик­сальным способом, сродник — по префиксально-суффиксальной модели с корнем -род-.

Пожалуйста, помолись о болящем Леониде со сродни­ками (Зал. 2003).

Встречается совмещение в одном слове значений предмета и лица. Например, лексема молитвенник имеет значения: 1) кни­га, включающая в себя молитвы на разные случаи; 2) молящийся человек:

Дайте мне, пожалуйста, молитвенник на церковносла­вянском языке, большой, чтобы на все случаи молитвы были (Зап. 2003).

Отец Дионисий — крепкий молитвенник, иди к нему, ис­поведуйся (Зап. 2003).

Гендерные различия слов со значением лица обслуживают­ся финалью -нищ: заступница, отшельница, мученица, настав­ница, спасительница, предстательница, старица, исповед­ница, келейница, трапезница и т. д.

Кто-то в Дивеево мне сказал, что неподалеку от камня есть келья отшельницы Веры, которая будто бы пешком при­шла из Тобольска (Зап. 2005).

Богородица — наша Ходатаица и Предстательница о нас пред Богом.

В воспоминаниях о православной подвижнице и испо­веднице XX столетия схимонахине Ниле (Колесниковой) есть эпизод о чудесах, произошедших по молитвам старицы (Зап.

2004).

Слово трапезница современными людьми часто восприни­мается ошибочно как «обедающая, принимающая пищу женщи­на». На самом деле это слово синонимично современному «пова­риха», о чем помимо словарей свидетельствуют примеры:

Сначала матушка Иоанна сама готовила батюшке пищу, потом ей стали в этом помогать, а позже и совсем заменили трапезницы (Зап. 2004).

Имена существительные с суффиксом -ец «называют лицо или предмет, характеризующийся действием, названным мотиви­рующим словом»10. Например: лжец, льстец, провидец, прозор­ливец, христопродавец, чтец, милосердец, старец, нищелюбец.

Слава отца Георгия как мудрого духовного руководите­ля, прозорливца стала распространятся быстро (Зап. 2004).

Феодор Ушаков был не только доблестным флотовод­цем, но и великим милосердцем (Зап. 2006).

По жизни он [отец Борис] — старец, по любви, милосер­дию, состраданию и служению Богу и людям он — угодник Божий (Игумен Борис. С. 33).

Старец не принимает, он в затворе, молится (Зап. 2003).

В социолекте активен дериват братчик, не встречающийся в литературном языке. Это слово обозначает члена религиозного православного братства, формирующегося обычно при храмах из состава активных прихожан по благословению священника, стано­вящегося духовником братства. Можно привести в качестве иллю­страции фрагмент Устава Православного молодежного братства:

<„> Стремления братчиков должны быть направлены на: 1) создание атмосферы брагской любви; 2) Евхаристичес­кое общение; 3) совместную молитву; 4) изучение Священно­го Писания и закона Божия; 5) воспитание православного ха­рактера в рамках братского коллектива; 6) труд во славу Бо­жию по послушанию <…> (http://saintgeorge.ru/ vn_charter.html).

Усечение суффиксов в процессе словообразования — из­вестный процесс, активный и в социолекте. Так, регулярной яв­ляется модель с усечением адъективного суффикса с присое­динением суффикса -к- при образовании топонимов от наиме­нований храмов и монастырей: Рождественский — Рожде­ственка, Воздвиженский — Воздвиженка, Сретенский — Сретенка, Покровский — Покровка, Высоко-Петровский — Петровка и т. д.

Аналогичное явление наблюдается при образовании суще­ствительных от глаголов, числительных и других имен существи­тельных: запивать — запивка, двадцать — двадцатка, Иордань — Иорданка и т. д.

Причастившись, надо поцеловать край Святой Чаши и тихо отойти к месту, где находится специальная запивка после причастия (Зал. 2001).

Отец Борис взял под свою опеку десять заброшенных сельских храме», расположенных в радиусе двадцати километ­ров от Варниц, организовал церковные двадцатки, приходс­кие советы… (Игумен Борис).

Иорданка — природный источник с водой, наделенной, по мнению верующих, целительной силой (Зап. ТВ, 2004).

Говоря о глагольных суффиксах, следует отметить -ова-1 -ева-, мотивированный именами существительными и означа­ющий «действие, имеющее отношение к тому, что названо мо­тивирующим существительным»11. Например: веровать, даро­вать, жертвовать, болезновать, праздновать, врачевать, горевать и др.

Сам много переживший, он [игумен Борис] обладал да­ром врачевать души своих ближних, всех, кто в его помощи нуждался (Зап. 2003).

Врачуя телесные немощи, святой, как правило, указы­вал человеку на их истинный нравственный корень — грех (св. старец Феодор Томский).

 

Огроча Божественное плачет, как прочие младенцы, но Его слезы имеют другой источник: Оно бопезнует о грехах наших (свт. Иннокентий).

В узусе нормативными являются глаголы с суффиксом -и- верить/поверить, дарить/подарить. В речи православных ча­стотны веровать/увероватъ, даровать, образованные с суффик­сом -ова- при сохранении общелитературных глаголов, но при этом отмечаются семантические различия: верить/поверить кому? в чем? — «не сомневаться в правдивости сказанного другим че­ловеком», то есть горизонтальный, земной план; веровать/уверовать — «верить в Бога», то есть вертикальное направление ус­тремлений. Глагол даровать обычно употребляется в контекстах, из которых ясно, что только Господь дарует свою милость и по­мощь в разных формах. В социолекте эти глаголы не имеют воз­вышенного значения, они стилистически нейтральны, но семанти­чески отличаются.

Господи, я верую\

Но введи в Свой рай Дождевыми стрелами Мой пронзенный край

(Есенин С. Пришествие)

Веровать — вот что важно для спасения (Зал. 2003).

Уверовала я по-настоящему, познакомившись с отцом Борисом (Зап. 2005).

Надо молиться, чтобы Господь даровал терпение все это пережить (Зап. 2002).

Глаголы с суффиксом -ствова- мотивируются существитель­ными и прилагательными, например: пророчествовать, привет­ствовать, лжесвидетельствовать, мудрствовать, усердство­вать, злобствовать, доброжелательствовать, владычество­вать, малодушествовать, благодушествовать, блаженство­вать, безмолвствовать, монашествовать, священствовать, юродствовать. Глаголы с этим суффиксом обычно означают поступки, чувства, состояния, то есть то, что называется мотиви­рующим словом.

 

Я много лет священствую (о. Николай Гурьянов. Слово истины).

Отец Фаддей начал монашествовать с двадцати лет (Зап. 2003).

Юродствовать—это особый вид подвига (Зап. 2001).

В последнее время в среде православных студентов по­явился глагол миссионерить вместо миссионерствоватъ. В учебно-воспитательный процесс православных вузов входит обязательная летняя миссионерская практика, поэтому объяс­нимо появление новообразований от слова миссионер и его про­изводных:

Сейчас все студенты (студенты ПСТГУ. — И. Б.) летом миссионерят (Зап. 2005).

Глаголы с суффиксом -а-/-я- мотивированы именами суще­ствительными и прилагательными, например: венчать, нищать, стяжать, деятъ, понедельничать, подвижничать.

Много префиксальных глаголов с суффиксом -а-/-я-: исце­лять, умирять, умягчать, окормлятъ и т. д.

Ныне келейник старца Кукши Одесского стяжал благо­дать старчества (Зап. 2005).

Понедельничать — это поститься в понедельник, а не только в среду и в пятницу (Зап. 2003).

Лучше понедельничать, чем бездельничать (пословица).

Это был человек, от доброй улыбки и ласкового слова которого умягчались злые сердца (Зап. 2004).

Матушка Николая, улыбаясь, ни на кого не повышая го­лоса, умиряла своим поведением любое живое существо, ко­торое с ней соприкасалось (Слово Истины. С. 116).

В пансионате постоянно проживает примерно восемь­сот человек, приход их духовного окормляет (Лампада. 2007. Июль).

С суффиксом -а- образованы терминологические глаголы от греческих основ: литургиеатъ (служить литургию), хиротони­сать (рукоположить в священнический сан).

Чиновники от Церкви — сотрудники тех или иных епархи­альных отделов, — делая необходимую работу, при этом, как правило, бывают слабыми проповедниками, потому что в силу обстоятельств они мало литургисают (свящ. Константин Та­таринцев, зап. 2003).

Отца Сергия хиротонисали в феврале этого года (Зап. 2006).

В православном социолекте непродуктивными являются суф­фиксы и суффиксоиды -ист, -изм, -изация, которые активны в современном русском языке. Объясняется это тем, что перечис­ленные суффиксы стали активны в революционное и постреволю­ционное время, поэтому церковная лексика не вобрала в себя но­вообразования этого периода.

Наиболее выражена функционально-смысловая нагрузка дери­ватов с так называемыми уменьшительно-ласкательными суффик­сами -очк-/-ечк-, -онък-/-еньк-/-ыньк~, -оват-/-еват-, -ушк-/-юшк~, -ух-/-юх~, -иц- и др. Среди них по причине высокой частотности и широкой употребительности в речи важное место в русском языке занимает группа слов (как существительных, так и прилагательных) с суффиксом -ушк-/-юшк-\ батюшка, матушка, чадушка. В отли­чие от других оценочных суффиксов, которые чаще употребляются в словах с конкретной семантикой, этот суффикс присоединяется сво­бодно и к основам с абстрактной семантикой, например: горюшко, судъбинушка. Эта особенность была подмечена еще А. Вежбицкой, которая считала, что образования с данным суффиксом являют­ся отражением русской языковой картины мира. Она писала: «На­родная философия, которую отражают формы на -ушка, утверждает, что жизнь такова, что людей нужно жалеть и относиться к ним по-доброму»12.

Частотным является суффикс -очк-/-ечк-, например: свечеч­ка, иконочка, ручечка и т. д.

Батюшка призывал к простоте и молитве: «Простые иконочки повесим, будем молиться, и Господь все даст!» (Игумен Борис. С. 60).

Монахиня в Дивеево, рассказывающая о жизни и подви­гах преподобного, употребляла слова рясочка, котомочка, скуфеечка, ножечки ит. п. (Зал. в авг. 2004, Дивеево).

Она всегда молилась утром на лавочке возле дома. Чис­тая старушечка русская в белом платье на лавочке у дома (Щербаков С. Крестный ход. Т. 1. С. 91).

Подхожу к храму, а там монашенка выходит и дарит мне иконочку Царицы Небесной, с Покровом белым надо всеми (о. Николай Гурьянов).

Продуктивным при образовании диминутивов являются суф­фиксы -ик- -к-: иконка, лампадка, канавка, могилка, панихидка, крестик, храмик.

Она поделилась радостью, что у нее иконка Тихвинской Божьей Матери замироточила… (Щербаков С. Указ. соч. Т. 1.

С. 75).

Колодчик преподобного Иринарха встретил благоуха­нием черемухи, усыпавшей землю белыми лепестками, слов­но Божьей порошей (Щербаков С. Указ. соч. Т. 1. С. 99).

К утреннему или вечернему правилу добавьте тропарик (ТВ «Православная энциклопедия». 30.10.05).

Пойдем споем панихидку (Зал. 2003).

Видите, там ват храмик уже готовый, а здесь еще крыша такая слабенькая (Зал. 1999).

Просторечный характер имеют слова церковка, молитовка. Многочисленны диминутивы с суффиксами -иц- (маслице, правильце) -онък-/-енък-/-ынък- и др.:

Весело переговариваясь, радостно улыбаясь, детишки, подпрыгивая на месте, становились на носок, прося матушку помазать маслицем их лобики (Слово Истины. С. И 0).

Никита стал читать перед выходом правильце из несколь­ких молитв самым близким святым (Щербаков С. Указ. соч. Т. 2. С. ЗЗ).

Шли крестным ходом. Сделали остановку. С огромным наслаждением поели хлеба, запили сладкой водицей. Госпо­ди, как чудесна жизнь! (Щербаков С. Указ. соч.).

Ходили мы пешком в ближнюю и дальнюю пустыньки, прикладывались к небольшому плоскому камню, на котором молился некогда бапошка 1 000 дней (Зал. 2004).

Уменьшительные имена собственные в социолекте употреб­ляются в следующих случаях:

  • обращение к некоторым святым (Матронушка, Ксенюшка, Серафимушка);
  • обращение к блаженным и юродивым (не прославленным в лике святых):

Навстречу шел лохматый старик в валенках и распахну­том тулупе. На его груди висел медный крест. Он шел по доро­ге, крестообразно сложив руки, и блаженно улыбался.

— Это Митя блаженный, дитя Божье… (Никифоров-Вол­гин. С. 380).

Поскольку образования с уменьшительными суффиксами часто встречаются в устных (беседы, рассказы о паломниче­ствах) и в письменных (жития, художественная литература) тек­стах и сфера их употребления необычайно широка, они в значи­тельной мере определяют общую эмоциональную окраску и то­нальности речи верующих.

Однако в самой Церкви отношение к такой умилительности, елейности, которую придают речи уменьшительные суффиксы, неоднозначное. По этому поводу П.А. Флоренский писал: «Цер­ковь, давая имена без субъективных суффиксов, требует тем, как многие думают, отношений, твердо стоящих на твердой почве, так сказать, деловитых и, на салонный вкус, слишком определен­ных, чтобы не казаться грубоватыми. <…> Уменьшительность имени, по самому смыслу своему, имеет задачей выразить ис­ключительный характер некоторых личных отношений <…> неко­торую субъективность. Между тем здоровое жизненное отноше­ние к людям вообще, может быть за редкими исключениями, есть отношение трезвенное и объективное. Сделанное же обще- и ме­ханически употребляемым, уменьшительное имя возвещает и об­щеобязательным соответственный субъективный оттенок, кото­рого у подавляющего большинства нет, быть не может и не дол­жно. Таким образом, самым именем вносится в общественную атмосферу фальшь и необходимость какого-то подсознательного самовнушения. В этом распространении уменьшительных имен есть свидетельство самого языка о приниженности современной культуры сравнительно с высоким онтологическим строем куль­туры церковной»13.

Следующий традиционный способ словообразования — пре­фиксация. В современном русском языке насчитывается 34 пре­фикса, которые сочетаются с именами существительными |4. Если для узуса характерно расширение количества префиксов за счет заимствованных (типа де-. квази-, ультра-, экс-, вице- и т. п.)и, то в православной среде они практически не встречаются. Ак­тивными являются другие приставки.

Префикс анти- в современном русском языке имеет значе­ние «нечто противоположное или противодействующее тому, что названо мотивирующим существительным: антитезис, антицик­лон, антифашист»16. В православном социолекте есть слова, в ко­торых префикс анти- имеет такое же значение, например: антитринитарии (еретики, противники догмата о Троице), антихрист, антихристианский, антирелигиозный. Но есть слова, в кото­рых этот префикс имеет другое значение. Так, термин антифон, являющийся греческим заимствованием, дословно может быть переведен как «противогласие» (греч. αντιφωνος), обозначает попеременное пение двух хоров, находящихся друг против друга. Отрицательная коннотация современных слов с этим суффиксом отсутствует, хотя сохраняется основная сема «находиться про­тив чего-либо».

К греческому языку восходит второе значение префикса анти-, которое не зафиксировано в современном русском языке, а сохранилось только в церковной терминологии. Это — значение «вместо». Например: антидор (греч. αντιδωρον) буквально пе­реводится «вместо дара»; антиминс (греч. αντί + лат. mensa) — «вместо жертвенника»; Антипасха — «вместо Пасхи» (первое воскресение после Пасхи). Например:

Значение антиминса таково, что без него, на одном пре­столе, невозможно принести новозаветную бескровную жер­тву, тогда как при его наличии в исключительных случаях все- таки можно обойтись и без Престола, и даже без Храма (Русь православная).

Префикс архи- в современном русском языке «называет высшую ступень того, что названо мотивирующим словом. В груп­пе слов, обозначающих церковные должности и звания, префикс архи- вносит значение старшинства в звании: архидиакон, архи­епископ, архипастырь»17. Авторы АГ-80 констатируют продуктив­ность этого префикса, что подтверждается многочисленными примерами. А.В. Зеленин в своем исследовании приходит к выво­ду, что в публицистических текстах послереволюционной поры этот префикс получает значение «высшая степень признака»: архиважный, архиреакционер, архитрудный и т. д.18 В церковной среде префикс архи- непродуктивен, его употребление ограничивается терминами церковной иерархии. Никаких дериватов типа архисложный, архискверно, архиосторожно практически не встре­чается. Список слов с этим префиксом ограничен церковносла­вянским перечнем. Все слова являются заимствованными из гре­ческого языка: архангел, архиврач 19, архипастырь, архидиа­кон, архиепископ, архиерей, архимагир20, архимандрит, ар­хистратиг, архитектон 21, архитриклин гг. От этих существи­тельных образуются дериваты типа архиерейский, архиерействовать.

Префикс со- в современном русском языке имеет значение совместности действия, «взаимной связи с другим таким же пред­метом, названным мотивирующим словом»23. Этот префикс про­дуктивен и в современном русском языке: совладелец, соавтор, соучастник, соотечественник, сотрудник. Такая лексика при­надлежит к разряду книжной. В 20-е гт. XX в. А.М. Селищев слово содоклад отмечал как неологизм 24. Сейчас у этого слова есть дериват содокладчик. В церковной среде префикс со- весьма про­дуктивен, образуются дериваты, не встречающиеся в общеупот­ребительном языке. Это могут быть как имена существитель­ные, так и глаголы: собрат, сонаследник, сомолитвенник, сослужитель, сослужить, сопричистить, сорадоватъся, сорадование, соразмышление, соработник, соработничество, соделание, соделатъся, сораспинатъся и т. д.

Ваше Блаженство, возлюбленный о Господе Собрат и Сослужитель! (Обращение в поздравительном послании Пат­риарха Алексия митр. Николаю).

Он [о. Николай Гурьянов] учил нас почитать Пресвятую Троицу и нести крест, данный Господом, не уклоняться от несения креста ни при каких обсгояниях, молиться, любить ближних, быть милосердными, не возноситься, не завидовать, не гордиться, не мыслить зла, не радоваться неправде, а сорадоваться Истине (Выступление Т.И. Тарасовой. Зал. май 2004).

Вот будний день, почти пустой храм, человек двадцать молящихся, каждый — сомолитвенник священнику (свящ. Кон­стантин Татаринцев. Зап. 2003).

Господь сопричислил его к лику святых угодников Сво­их (Зап. 2003).

Мы призваны стать подобными нашему Первообразу, Который облагодетельствовал нас Своим явлением и усынов­лением, так что мы стали наследниками Богу и сонаследника­ми Его Сыну! (ст. Иосиф. С. 46).

Выступая на рождественской елке, Святейший Патриарх Алексий употребил слово соклассники, которое не является упот­ребительным в современном узусе, ему соответствует лексема одноклассники, хотя сокурсники, соученики — довольно распро­странены.

Интересны примеры дистрибуции корней и аффиксов в сло­вах сотрудник и соработник. Первое является нейтральным в русском литературном языке, второе — регулярно и естественно в современной речи верующих. Но без префикса со- производящие слова меняются местами в сфере своего употребления: работ­ник оказывается привычным в узусе, а трудник — в церковной среде. То же касается и дериватов: сотрудник — сотрудничать — сотрудничество; работа — работать — работник принадле­жат общеупотребительной речи, а соработник — соработничать — соработничество, трудник — трудничатъ — трудничество характеризуют речь церковного социума.

Паломников в этих местах не счесть, зато трубников, как правило, не хватает (ПЖЖ. С. 25).

Под колокольней Воскресенско-Никольского собора была устроена трапезная, в ней ежедневно питались около 80- ти человек: паломники, трубники, а также местные жители, не имевшие постоянных доходов (Игумен Борис. С. 18).

Префикс по- у имен существительных в темпоральном зна­чении «после какого-то события» является непродуктивным. В цер­ковной сфере он зафиксирован в слове попразднство. В эортологии, науке о церковных праздниках, выделяются Господские и Бо­городичные великие праздники, отмечать которые начинают спе­циальным богослужением до дня праздника (это называется предпразднство), а потом продолжают несколько дней после праздни­ка (это называется попразднство). Попразднство может про­должаться от I до 8 дней. Это слово регулярно встречается в цер­ковных календарях и в общении священнослужителей. Приведу один остроумный пример из устной речи молодых сотрудников деканата одного из православных вузов Москвы. В обеденный перерыв свя­щенник входит в комнату и видит, что присутствующие пьют чай с тортом. Он спрашивает, по какому поводу чаепитие. Одна сотруд­ница отвечает, что празднуют ее день рождения. Батюшка удив­ленно восклицает: «Но вы же вчера отмечали свой день рожде­ния!» И слышит в ответ: «А сегодня у нас попразднство».

Префикс пре- при образовании имен прилагательных обо­значает высшую степень качества: пречистый, пребпагословенный, премудрый, преподобный, преславный, премирпый, пре­небесный, преосвященный, преумный, преславночудный, преневежественный, преисподний, прелестный (очень льстивый, коварный). От этих прилагательных образуются дериваты второй ступени: имена существительные (премудрость) и субстантивы (Пречистая, преподобный).

Как глагольный этот префикс выделяется «в немногих книж­ных глаголах, означающих интенсивность, полноту действия»25. Например: претерпеватъ/претерпетъ, преисполнять/преис- полнить.

Много он претерпел скорбей за свою долгую жизнь (Зап. 2004).

Есть лексема, заимствованная, как и многие другие, из цер­ковнославянского языка, в которой префикс пре- имеет отрица­тельное значение «не». Это — слово преслушаться и его дерива­ты преслуишик, преслушание. В современном русском языке этому слову соответствует глагол с отрицанием не слушаться и дериваты непослушный, непослушание.

Почему в своих поступках мы допускаем корыстолюбие, своенравие, упрямство и глупое преслушание? (Ст. Иосиф).

Основа монастырской жизни — послушание. А вот когда преспушники появляются — беда (Зап. 2004).

У послушника на уме один Бог и слово старца, а у преслушника ум занят разными делами и осуждением старца, и потому не может он созерцать Бога (прп. Силуан).

В современном русском языке, по данным АГ-80, глагольные приставки воз-/вос- имеют четыре значения: 1) «подняться) вверх;

  • «вновь совершить действие, названное мотивирующим глаголом»;
  • «начать действие, названное мотивирующим глаголом»; 4) «со­вершить (довести до результата) действие, названное мотивирую­щим глаголом». Все эти значения представлены в речи православ­ных верующих. Но из высокого регистра литературной речи они перемещаются в нейтральный регистр социолекта, частотны так­же в устной форме. Например: возрастать, воздевать, возно­ситься, возгордиться, вознегодовать, возроптать, воссоздать.

возглашать, вострубить, возликовать, восславить, возблаго­дарить, возвеличиваться, воспротивиться, воссиять. Но есть одна особенность в определении семантики этого префикса в соци­олекте: явное или скрытое, подразумеваемое значение «движение вверх». Например: возрастать — движение вверх, возгордиться — считать себя выше других, воздевать — поднимать руки во время молитвы, возблагодарить — благодарить Бога или святых угодни­ков, то есть обращаться вверх, на Небеса, возроптать — роптать против воли Божией (то есть ропот обращен опять вверх), возгла­шать — произносить возгласы, окончательные слова тайной свя­щеннической молитвы, которые произносятся возвышенным голо­сом в надежде получить просимое (возгласы, как и все молитвы, направлены вверх).

Возрастать в вере, совершенствоваться — дело всей жизни (Зал. 2004).

Богородица было вознесена на небо (Ответ на экз. 2004).

Сегодня мы хотим возблагодаргть наших преподавате­лей, помогавших нам возноситься к вершинам знаний (Зал. 2005).

Он слишком возгордился в последнее время, отсюда его скорби и печали. Господь гордым противится (Зал. 2005).

Восславим Господа.

Нам, русским людям, необходимо понять это, возбла­годарить Бога и покорно сообразовать свою волю с Его Бо­жественною волею, всеблагой, всесовершенной, всеспасительной (Русский вестник. 2005. Июль).

От многих из перечисленных выше глаголов образуются имена существительные с аналогичным значением и сохранени­ем семантики префикса: возрастание, восславление, возвели­чивание, возглашение, возношение, возблагодарение, воссия­ние и др.

У этого префикса есть антоним низ-/нискоторый имеет значение «движения вниз». В литературном языке префикс явля­ется непродуктивным, а глаголы с ним относятся к книжной или устаревшей лексике26. В православном социолекте, как и в дру­гих случаях, этот префикс встречается значительно чаще и не воспринимается как что-то архаическое: низринуть, ниспасть, низвести, ниспослать, низвергать(ся).

Перед выходом на амвон, проповедник молится, просит помощи у Бога, чтобы Он ниспослал благодать донести слово Божие и учение Церкви до паствы как можно лучше (свящ. Константин Татаринцев. Зап. 2003).

Возгордившегося Господь может низвергнуть (Зап. 2005).

Действенное покаяние — это «лествица», которая ниспадших на земле возводит на небо, туда, где наше настоящее отечество (От. Иосиф).

Многие историки языка отмечали, что архаичной приставке ис- в современном языке соответствует приставка вы-, напри­мер: искупить — выкупить, испытать — выпытать, исходить — выходить, исцелить — вылечить, испросить — выпросить и т. д. Слова с префиксом ис- получили другое лексическое значение. В православном социолекте под влиянием церковнославянского языка сохраняется архаичное значение.

Мне ведь тоже время надо испросить у Бога прощения (Зап. 2002).

Дарственная надпись на книге: «NN с уважением на доб­рую память, испрашивая молитвенного предстательсгва пре­подобного Иакова. Иеромонах Ф. с братией. 25.08.05».

Г.И. Вендина, изучая русскую языковую картину мира, иден­тифицировала ее через призму словообразования и выделила ряд особенностей в восприятии окружающего мира, которые в языке проявляются детальной деривационной проработанностью или, наоборот, закрытостью для акта словообразования. Анализ на­шего материала также позволяет сделать вывод о духовной зна­чимости ценностно маркированных дериватов.

Подводя итоги, подчеркнем, что возвращение устаревших словообразовательных моделей и типов обогащает лексический состав современного русского литературного языка. В дериваци­онной цепочке в социолекте есть звенья, отсутствующие в литера­турном языке. Происходит заполнение словообразовательных ла­кун, что свидетельствует о большом потенциале русской словооб­разовательной системы. Благодаря православному социолекту в национальном языке сохраняются архаичные языковые единицы.

Основной вывод сводится к тому, что социолектные особен­ности в системе словообразования представляют собой не про­цесс словообразования по старым моделям и типам, а воспроиз­ведение готовых церковнославянских форм. Чем больше человек читает книг на церковнославянском языке, чем больше времени он проводит внутри церковного социума (служит в храме, учится в православном учебном заведении), тем больше характерных дериватов использует в своей повседневной речи.

Таким образом, словообразовательные исследования помо­гают изучению мировоззрения верующих, культуры их поведения и взаимоотношений. «Изучение словообразовательных явлений сквозь призму культурно-исторического опыта народа-носителя языка позволяет глубже понять процессы, протекающие в языке, зафиксировать не только внешние факты, но и осознать их выра­жение исторически обусловленного культурного кода нации»27.

Мир Православия. Сборник статей. Вып. 7. Волгоград, 2008. С. 441-465.

Примечания

  1. Вендина Т.И. Дифференциация славянских языков по данным сло­вообразования. М., 1990. С. 159.
  2. Крысин Л.П. Социальная маркированность языковых единиц // Современный русский язык: Социальная и функциональная дифферен­циация / РАН, Ин-т рус. яз. им. В.В. Виноградова. М: Языки русской куль­туры, 2003. С. 89.
  3. Николаев Г. А., Николаева Н.Г. Роль церковнославянского языка в истории словообразования славянских языков // Православный собесед­ник: Альманах Казанской Духовной семинарии. Вып. 1(11). 2006. Ч. 1.С. 175.
  4. Зеленин А.В. Язык русской эмигрантской прессы (1919-1939). Tampere: Tampere University Press, 2007. P. 154.
  5. Здесь и далее примеры взяты из личной картотеки автора.
  6. Попова Т.Н. К вопросу о суффиксальном словообразовании в русских говорах (имена на -ние, -ение) // Вести. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 2, Языкознание. Выл. 5.2006. С. 46.
  7. Воронцова В.Л. Образование существительных с суффиксом -тель в древнерусском языке // Тр. Ин-та языкознания АН СССР. Т. 5. М., 1954. С. 24.
  8. Марков В.М. К вопросу о происхождении суффикса -тель в сла­вянских языках П Марков В.М. Избранные работы по русскому языку. Казань, 2001.
  9. Там же.
  10. Русская грамматика: В 2 т. М.: Наука, 1980. Т. 1. С. 145 (далее- АГ-80).
  11. Там же. С. 338.
  12. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1997. С. 132.
  13. Флоренский П.А. Имена. М.; Харьков, 2000. С. 71.
  14. АГ-80.
  15. Зеленин А. В. Указ. соч.
  16. АГ-80. С. 227.
  17. Там же. С. 227-228.
  18. Зеленин А.В. Указ. соч. Р. 189.
  19. Архиврач — главный врач (Чег.-Мин.).
  20. Архимагнр — начальник поваров, начальник телохранителей (Встречается в Быт. 37.36,4 Цар. 25,8).
  21. Архитектон- начальник кузнецов, мастеров (Исх. 35,32).
  22. Архитриклин-распорядитель пира(Есфир. 7,8).
  23. АГ-80. С. 230.
  24. Селищев А.М. Язык революционной эпохи. М.: Работник про­свещения, 1928. С. 201.
  25. АГ-80. С. 368.
  26. Там же. С. 363.
  27. Щуклина Т.Ю, О лингвокультурологическом аспекте изучения русского словообразования // Проблемы преподавания русского языка в Российской Федерации и зарубежных странах: Материалы Междунар. конф. (26-28 окт. 2005 г.): В 2 т. Т. 2. М.: ЦМО МГУ, 2005. С. 251.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий