Дионисий (Шленов) игуменИсследования Нового ЗаветаФилология

ДИОНИСИЙ (ШЛЕНОВ), игум. Переводы Священного Писания на новогреческий

В современном мире существует множество библиотек, вмещающих еще большее количество книг. Среди этих книг особое место занимает Библия, несопоставимая ни с какой другой книгой или даже библиотекой. К Священному Писанию христиан почтительно относятся не только сами христиане, но и представители других религий, наряду с философами, историками, литературоведами и прочими деятелями мировой культуры и науки. Библия, язык которой на первый взгляд иногда кажется грубым и простонародным (достаточно вспомнить высказывание блж. Иеронима о грубости библейского языка по сравнению с языком классических авторов), уже начиная с глубокой древности стала важнейшей книгой в богослужебной, повседневной и культурной жизни человечества.

Исключительно высокое достоинство Библии обуславливает и особо высокие требования к ее переводам. Перевод Библии, в которой каждое слово может рассматриваться как боговдохновенное, — это особо ответственное дело, требующее глубочайших филологических и богословских знаний, в идеале, в совокупности с внутренней собственной причастностью тому, к чему призывают библейские книги, а именно к жизни по заповедям Божиим в живой традиции Церкви, являющейся «столпом и утверждением Истины» (1 Тим. 3, 15). В русской библеистике обычно обращали особое внимание на наиболее актуальные для Руси славянские или русские переводы Библии, или же на более известные переводы на основные европейские языки, в то время как переводы на новогреческий язык, несмотря на свое самое ближайшее отношение к древнегреческому исходному тексту, остаются до сих пор некоей terra incognita. Быть может, виною тому служит ряд обоснованных или необоснованных соображений: 1. новогречекий язык еще слишком «юн», чтобы на него переводить 2. образованные греки в новогреческом переводе не нуждаются 3. переводы на новогреческий крайне трудны в силу общности древне- и новогреческого языка, и потому невозможны или малораспространены и пр.

В самой Греции вопрос о библейских новогреческих переводах освящен тем не менее достаточно хорошо. Основная библиография с 1900 по 1995 г. указана у И. Каравидопула, «патриарха» греческой библеистики, который в своей книге «Греческая библейская библиография» привел как список переводов Священного Писания на новогреческий (в алфавитной последовательности авторов), так и основную литературу по теме[1]. Протопр. Георгий Металлинос, ныне декан Богословского факультета Афинского университета, описал предшествующий период в специальной диссертации, защищенной им в 1977 г., «Вопрос о переводе Священного Писания на новогреческий язык в XIX в.», в которой после краткого перечня древних переводов Священного Писания «иудейского происхождения» достаточно подробно рассматриваются христианские переводы нового времени, но особенно перереводы XIX в.[2]

Одной из весьма важных вех в переводе Священного Писания на новогреческий стала секция 4-й конференции православных библеистов «Перевод Священного Писания в Православной Церкви», на тему «Переводческие и экзегетические проблемы переводов Священного Писания на новогреческий» (25-28 октября 1986 г.)[3], на которой были кратко подведены текущие итоги и намечена программа дальнейших действий на будущее. В последующие годы после того, как в 1992 г. было создано Греческое библейское общество вместо существовавшего ранее представительства Британского, переводческая деятельность стала в целом носить более систематический характер. Хотя, в конце концов, Элладская Церковь «примирилась» с Библейским обществом, тем не менее, сохранились разные установки, которые едва ли могут быть легко примирены. Возможно, более свободные переводы Библейского общества последнего времени невольно «спровоцировали» появление более традиционных переводов (например, Н. Сотиропулоса), которые, хотя и были очень тепло встречены представителями Церкви, не обладают до сих пор тем статусом, какой получил перевод четырех профессоров Фессалоникийского университета (1989 г.), принятый в среднем образовании как учебное пособие.

Следует отметить, что переводы Библии на простой или новогреческий язык предпринимались издревле, но особо часто в XIX и XX вв. Переводы выполнялись по благословению Церкви, по инициативе частных лиц, а также при участии инославных церковных сообществ или Библейских обществ. Иногда данные инициативы пересекались мирно или же, напротив, враждебно. В Греции гораздо острее, нежели в любой другой стране мира разгорелся как конфликт между сторонниками и противниками новых переводов, наряду с конфликтом между сторонниками традиционных переводов и сторонниками свободных переводов. Эпицентром первого конфликта стало постановление Иерусалимского собора 1672 г., согласно которому любой перевод Священного Писания категорически запрещался, а само Писание должно было распространяться только на древнегреческом языке — том же самом языке, что и язык богослужения. Данное постановление, как известно, было вынесено по поводу перевода Максима Каллиуполитиса, который был выполнен по предложению голландского посла в Константинополе Корнилия Хага, кальвинисткого вероисповедания, под редакцией константинопольского патриарха Кирилла Лукариса. Эпицентром второго конфликта стало восстание студентов Афинского университета, вспыхнувшее в начале 1901 г., недовольных новым «евангелическим» переводом Юлии Сомаки, выполненным ею по просьбе королевы Ольги (которая написала к нему свое предисловие). В результате этого восстания было смещено, как светское правительство, так и архиепископ Элладской Церкви Прокопий. По следам этих драматических событий в греческой конституции 1911 г. (2, 2) было принято следующее постановление: «Текст Священного Писания соблюдается неизменным, передача его другим языковым способом без предшествующего одобрения Константинопольской Великой Церкви Христовой абсолютно запрещается»[4], которое, однако, тем не менее, соблюдалось и соблюдается далеко не всегда.

Общее число известных переводчиков Священного Писания на греческий язык всего составляет около 50 человек[5]. Среди них присутствуют лица в священном сане, иногда занимающие высшие иерархические ступени (например, св. Афанасий Пателларий, митр. Фессалоникийский, затем патр. Константинопольский, 1Ί654), профессора богословских факультетов, литераторы. Из них следует выделить шестерых[6], которые в основном занимались стихотворными переводами.

Первый известный переводчик Ветхого и Нового Завета на народный греческий язык — Иоанникий Картанос был родом из Керкиры, его перевод (Венеция, 1536) неоднократно переиздавался, хотя и не раз осуждался представителями Церкви, которые находили в нем догматические ошибки и даже «еретические злоучения». Второй наиболее известный переводчик — Максим Каллиуполитис, чей перевод Нового Завета, вышедший уже после смерти автора (f24.9.1633) удостаивался подчас как самых высоких, так и самых отрицательных оценок. Так, один константинопольский патриарх Кирилл Лукарис во вступлении к переводу писал: «…Справедливо, чтобы и священные книги, как божественное и святое Евангелие, переводились и толковались на простом диалекте и общем языке, когда может их прочесть по-гречески каждый читатель, дабы получить плод от того, что написано внутри, и доставить душе пользу», однако другой, константинопольский патриарх Гавриил, в 1704 г. осудил перевод на сожжение.

Аналогичная ситуация складывалась также и с последующими переводами. По поручению Библейского общества архим. Иларион Синаит (затем митр. Тырновский) (1765-1838) перевел все Священное Писание, но данный перевод был осужден Синодом Константинопольской Патриархии в 1823 г. и только в 1828 г. был тем не менее издан, однако только Новый Завет.

В XIX в. самым известным переводом стал перевод Библиии Н. Вамваса, изданный под своеобразным названием «Священные письмена переведенные с божественных первообразов (Ветхий и Новый Завет)» (Оксфорд, 1851; Афины, г1964). Хотя и данный перевод осуждался Синодом Константинопольской Патриархии (1836, 1839 г.), он неоднократно переиздавался в XX в. Библейским обществом. В недавнем прошлом этот перевод стал предметом научной дискуссии. Хотя по оценке С. Саккоса данный перевод не имеет особой ценности, поскольку мало чем отличается от оригинала[7], прот. Георгий Металинос счел возможным дать ему высокую оценку.

Число всех переводов Священного Писания на греческий язык в настоящее время составляет всего ок. 70 наименований. Достаточно условно их можно подразделить на три большие группы: I. Полные переводы всего Священного Писания или Ветхого/Нового Завета (18 точных переводов, 3 толковательных). II. Частичные переводы Нового Завета (16 изданий, 3 толкования-парафразы). II. Частичные переводы Ветхого Завета (17 изданий, 4 толкования-парафразы). Переводы, входящие в первую, наиболее важную группу, можно систематизировать следующим образом.

Полные переводы Священного Писания Полный

перевод

Ветхого

Завета

Полные переводы Нового Завета
Иоанникий Картанос А. Хаступис Максим

Каллиуполитис

Иларион Синаит архим. (Издан только НЗ) А. Паллис
Н. Вамвас В. Веллас, Е. Антониадис, Алевизатос А., Г. Конидарис
X. Пацис (изд.) Псарудакис Н. (только Евангелие)

 

12 профессоров Афинского и Фессалоникийского университетов. 1997.
С. Агуридис, П. Василиадис, ис И. Галан, Г. Галитис, И. Каравидопул, Б. Стойянос Г. Галитис, И. Каравидопул, П. Василиадис, И. Галанис

Н. И. Сотиропул А. Деликостопул Дамаскин, еп. Велестинский

Особо следует сказать о парафразах-толкованиях. Иногда между точным переводом и парафразой, с одной стороны, и парафразой и полноценным толкованием, с другой, можно провести только достаточно условную грань. Несомненно при этом, что пространные святоотеческие толкования — это особый жанр, решительно выходящий за пределы перевода. Однако их также необходимо учитывать, поскольку в некоторых случаях именно они являются важнейшей предпосылкой для качественного перевода на новогреческий. Так, по оценке одного из наиболее известных греческих библеистов С. Саккоса, перевод Ф. Зографу отличается особым качеством уже в силу того, что оснащен подстрочными толкованиями, основывающимися на толкованиях св. Иоанна Златоуста: «Мы можем по этому переводу понять, от какого количества ошибок освобождает переводчика использование одного хорошего комментария»[8].

Авторами-переводчиками переводов-парафраз Священ­ного Писания являются: П. Трембелас, Н. Капсис и И. Колицарас. Приведем краткий перечень их трудов:

  • Трембелас П. Новый Завет с кратким толкованием. Афины, 1952-1953, 261987, 311987 — Текст взят из его восьмитомного Комментария на Новый Завет [за исключением Апокалипсиса]. Афины, 1950 и дал.
  • Капсис Н., Димитропулос П. (под руководством Луварис Н.) Новый Завет — Парафраз. Афины, 1960 (Священное Писание. Т. 3). — Перевод Капис (Мф. 1-24, 57), Димитропул (Мф. 24, 58-до конца).
  • Колицарас И. Новый Завет. Текст-толковательный перевод. Т. 1-2. Афины, 1963,151990.
  • Колицарас И. ВЗ по тексту 70-толковательный перевод. Т. 1-5. Афины, 1970-1973. 21989.
  • Колицарас И. Священное Писание. Ветхий и Новый Завет. Толковательный перевод. Т. 1-7. Афины, 1981.

Наиболее известным и талантливым переводчиком- пересказчиком Священного Писания был известный богослов братства «Сотир» П. Трембелас, грандиозный мыслитель- богослов, пытавшийся сочетать оригинальность греческого богословия с элементами схоластического подхода. Пересказ текстов Священного Писания, а также богослужебных текстов был одним из основных миссионерско-просветительских методов братства. В частности парафраз Нового Завета, выполненный Трембеласом, стал классикой подобного жанра (он выдержал несколько десятков переизданий), определив и во многом повлияв не только на последующие парафразы, но и на переводы, между теми и другими иногда можно провести только условную грань. Быть может, именно эта свобода и является главной отличительной особенностью современных новогреческих переводов, которые через свободное отношение к тексту Священного Писания пытаются оправдать право на свое существование. Естественно, что метод парафразы, непредосудительный сам по себе, таит в себе ряд опасностей для неискушенных переводчиков, которым легче передать трудное место за счет многих менее точных слов, нежели пытаться мучительно отыскивать наиболее точный лексический эквивалент. Помимо данного глобального достоинства-недостатка С. Саккос указал также еще на два недостатка этих переводов Нового Завета:

  1. Некоторые из них делались не по церковному тексту, с которым они издавались параллельно.
  2. Некоторые места переводились не с греческого оригинала, а с европейских переводов, которые выполнялись по оригинальному греческому тексту и по Вульгате[9].

Поясним сказанное на примере: Стих 1 Кор. 2, 16 «мы же имеем ум Христов» переводится в ряде переводов (у Максима Каллиуполитися, Зографу, Велласа, Вамваса, Димитропула) дословно. П. Трембелас предлагает парафраз «имеем мысль и помысел Христа», которая еще более видоизменяется у Колицараса («имеем мысли и чувства Христа»). В наиболее распространенном ныне переводе 4-х профессоров, выполненном под эгидой Греческого Библейского общества, экзегеза П. Трембеласа совмещается с дословным переводом («имеем ум и мысли Христа»), а в переводе Н. Сотиропула, выполненном, скорее всего, как противовес данному, предлагается тот же дословный перевод, но на димотике с отказом от парафраза — έχουμε νοΰ Χριστού. В недавнем прошлом профессор Нового Завета Фессалоникийского университета С. Саккос предложил также свой вариант перевода слова νους как самый верный — φρόνημα: «В исследуемом тексте «ум» или остается без перевода или переводится σκέψις, διάνοια, αισθήματα. Однако правильное толкование φρόνημα. Мудрование Христово (1 Кор. 2, 16) противопоставляется «мудрованию плоти» (1 Кор. 2, 18): ведь «ни люди не могут иметь ум Христов, ни плоть обладает умом»[10]». Однако, здесь С. Саккос мог сам находиться под влиянием перевода тех же четырех профессоров, которые Рим. 12, 2 «обновлением ума вашего» вслед за П. Трембеласом («через приобретение новых христианских мудрований» — διά της αποκτήσεως νέων χριστιανικών φρονημάτων) переводили как «приобретая новое мудрование верующего» (αποκτώντας το νέο φρόνημα του πιστού). Поскольку Сотиропулос (вслед за Велласом) предложил для перевода вариант «обновлением вашего духа» (με την ανακαίνισι του πνεύματός σας), очевидно, что слово νους «ум, разум» перестало им восприниматься терминологически, и поэтому стало передаваться различными, далеко не всегда последовательными терминами, подчас применительно к аудитории.

В завершении также укажем на то, что в переводе 4-х профессоров встречается последовательность языков на табличке, прибитой к кресту, в последовательности издания Несли-Аланда «по-еврейски, по-римски, по-гречески» (Ин. 19, 20), хотя, во вступлении к переводу было сказано, что перевод следует церковному тексту согласно константинополькому изданию 1904 г. (и значит, данное место должно было бы быть переведено «по-еврейски, по-гречески, по-римски»). В перечне языков можно усмотреть определенную скрытую иерархию, в которой греческое надписание не случайно оказалось на последнем месте. Хотя в таком порядке можно было бы усмотреть замечательную добродетель смирения почти что на национальном уровне, тем не менее, с эллинской точки зрения — это очевидная ошибка, которую следовало бы исправить при последующем переиздании текста.

В качестве краткого вывода приходится констатировать, что несмотря на многочисленность различных переводов на новогреческий язык, остается еще ряд серьезных, не в полную меру решенных переводческих проблем, которые могут стимулировать появление новых переводов на новогреческий в будущем. Для русских переводчиков Библии переводы Библии на новогреческий могут стать хорошим примером сочетания свободного и традиционного подхода. Однако нам представляется нежелательным смешение жанра перевода и парафраза, которое может невольно привести к ряду произвольных решений, обусловленных вкусами и установками переводчика, вне церковной традиции понимания текста. В то же самое время было бы целесообразным перевести на русский язык новозаветный парафраз П. Трембеласа, или же заниматься составлением еще более глубоких парафраз-толкований в традиции византийской святоотеческой экзегезы, а также с учетом богатого опыта греческих переводчиков-библеистов.

Дионисий (Шленов), игум. Переводы Священного Писания на новогреческий // Греция и Кипр. Язык, культура, страны, народы. Материалы международной научно-практической конференции эллини­стов памяти М.Л. Рытовой (Москва, 7-8 апреля 2010 г.). М., 2010. С. 31-41.

АСТАШИН В.В. Константинопольский патриарх Кирилл Лукарис о положении Греческой Церкви в первой трети XVII в.

ДОБРОЦВЕТОВ П.К. Священное Писание как предмет созерцания у прп. Максима Исповедника

ГРИЛИХЕС Л., прот. Евангельская проповедь и литература раннего иудаизма

Литература

  1. Η μετάφραση της Αγίας Гραφής στην Ορθόδοξη Εκκλησία. Εισηγήσεις Α’ Συνάξεως Ορθοδόξων Βιβλικών Θεολόγων, Θεσσαλονίκη 25-28 Οκτωβρίου 1986, Θεσσαλονίκη 1987. 254 σ.
  2. Κσχουλίδης Ε. Δ. Για τη μετάφραση της Καινής Διαθήκης. Ιστορία, κριτική, απόψεις, βιβλιογραφία. Θεσσαλονίκη, 1970. 56 σ.
  3. Κσραβιδόπουλος I. Δ. Ελληνική βιβλική βιβλιογραφία. Θεσσαλονίκη, 1997. 326 σ.
  4. Μεταλληνού Γ. Το ζήτημα της μεταφράσεως της Αγίας Γραφής εις την νεοελληνικήν κατά τον ΙΘ’ αι. Αθήναι, 1977. 423, 59 σ.
  5. Σάκκος 1970 — Σάκκος Σ. Ν. Περί της μεταφράσεως της Καινής Διαθήκης. Τεύχος Α’. Εξέτασις των κυριωτέρων νεοελληνικών μεταφράσεων της Καινής Διαθήκης από πλευράς ερμηνείας. Αθήναι, 1970. 118 σ.

Примечания

[1] Καραβιδόπουλος I. A. Ελληνική βιβλική βιβλιογραφία (1900-1995). Θεσσαλονίκη, 1997. Σ. 15-25.

[2] Μεταλληνού Γ. Το ζήτημα της μεταφράσεως της Αγίας Γραφής εις την νεοελληνικήν κατά τον ΙΘ’ αι. Αθήναι, 1977.

[3] Η μετάφραση της Αγίας Γραφής στην Ορθόδοξη Εκκλησία. Εισηγήσεις Α’ Συνάξεως Ορθοδόξων Βιβλικών Θεολόγων, Θεσσαλονίκη 25-28 Οκτωβρίου 1986, Θεσσαλονίκη 1987. Σ. 237-240.

[4] С 1927 г. внесена следующая поправка: «…без предшествующего одобрения автокефальной Церкви Греции и…».

[5] Перечень переводчиков: Иоанникий Картанос, Митрофан Критопул, Афанасий Пателларий, митр. Фессалоникийский (затем патр. Константинопольский, + 1654), Максим Каллиуполитис, архим. Иларион Синаит (затем митр. Тырновский), Н. Вамвас, А. Паллис, А. Хаступис, В. Веллас, Е. Антониадис, А. Алевизатос, Г. Конидарис, Н. Псарудакис, С. Агуридис, П. Василиадис, И. Галанис, Г. Галитис, И. Каравидопул, Б. Стойянос, Н. И. Сотиропул, А. Деликостопул, еп. Велестинский Дамаскин, П. Трембелас, Н. Капсис, П. Димитропул, И. Колицарас, Ф. Зографу, Г. Вуйуклакис, Д. Каранкунис, Ф. Константину, К. Лукакис, А. Влахос, Г. Сеферис, А. Гонатас, Г. Папакириакопул, О. Элитис, А. Георгулис, Н. Ландрос, Е. Иоаннидис, X. Папайоанну, К. Фрилингос, митр. Филипп и Неаполя Хризостом, Элигия Йосеф, Н. Скиадопул, С. Струза-Маргарити, Ф. Папанасопулос, К. Калинник, протопр., В. Кацаневакис и др.

[6] Ф. Константину, Г. Папакириакопул, митр. Филипп и Неаполя Хризостом, Н. Скиадопулос, С. Струза-Маргарити, В. Кацаневакис.

[7] Число переведенных слов невелико. Все глаголы в будущем времени переведены при помощи θέλει, который загромождает текст.

[8] Σάκκος 1970. Σ. 11.

[9] Σάκκος 1970. Σ. 11.

[10] Σάκκος 1970. Σ. 63.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий