ГомилетикаПетрякова Л.

ПЕТРЯКОВА Л. Отражение религиозного сознания в тексте проповеди

Описание сферы религиозной коммуникации на современ­ном этапе проводится в Словакии не только богословами, но и лингвистами. Долгое время ее не могли официально описывать в лингвостилистическом и текстолингвистическом аспекте. Пере­лом наступает в 90-х годах, когда частично данная сфера комму­никации была затронута в сборнике «О вопросе перевода Библии на словацкий и другие славянские языки», который был издан

Словацкой Академией наук в 1997 году. В 2001 году на конфе­ренции в Прешове больше внимания было уделено анализу тек­ста в религиозной коммуникации. Тогда решались вопросы сис­темно-структурных параметров религиозного текста, его грамма­тической стороны, построения (архитектоники и тектоники) с точки зрения как классического направления в лингвистике, на­пример, функциональной стилистики, лингвистики текста, так и более популярных в последнее время теории речевых актов и дискурса. Исследование текстов-проповедей отмечается позже, в 2006 году, когда была проведена конференция в городе Трнава, на которой прозвучали доклады по проблематике словацкого проповеднического творчества XIX века в историческом и языко­вом контекстах. Такой интерес со стороны гуманитарных наук подверждает необходимость дальнейшего изучения религиозной коммуникации.

Область религиозной коммуникации в России исследуется многими видными учеными, например, О.А. Прохватиловой, И.В. Бугаевой, Е.В. Плисовым, Л.П. Крысиным, Е.В. Бобыревой и другими. Последняя из перечисленных исследует более под­робно религиозный дискурс, понимая его как общение, основной интенцией которого является «поддержание веры или приобще­ние человека к вере»1. Из словацких ученых необходимо упомя­нуть Й. Мистрика, который подробно описал религиозный стиль еще в 90-х годах.

Можно выделить также исследования словацких ученых, направленные на изучение композиции гомилии 2. Так, были сде­ланы выводы об отражении процессов кодификации языка в ка­толической проповеднической деятельности XIX века3; предпри­нят языковой разбор шести проповедей Ф.В. Сасинека4; дана об­щая характеристика проповедей XIX в. на латинском языке5; описаны выразительные средства, использованые в проповедях Й.И. Байза6; проанализирован перевод латинских цитат из патри­отической литературы в проповедях францисканца Д. Мокоша7. Появление подобных исследований подтверждает актуальность изучения языковой сущности современной проповеди в функ­ционально-стилистической парадигме.

В процессе коммуникации, осуществляемой во время бого­служения в храме происходит обмен текстов. Священнослужи­тель взывает ко Господу Богу, обращается к Божией Матери, свя­тым. Отвечая, присутствующие на литургии не создают новые тексты — они только репродуцируют тексты, предложенные им. Эти тексты семантически связаны между собой, они статически выражены и требуют полного сосредоточения со стороны ве­рующих.

Во время литургии верующие имеют возможность менталь­но и вариативно высказаться. Это происходит в то время, когда звучит проповедь.

Нас интересуют тексты-проповеди, произнесенные право­славными священниками. Описание пополняем сведениями из практики проповедования греко-католических священников восточной Словакии. Это важно с точки зрения компаративного подхода, в поиске точек соприкосновения; необходимо также обратить внимание на существующий в данном регионе исто­рический феномен, который возник в пространстве соединения двух культурно-религиозных конгломератов Slavia Latina и Slavia Byzantina. Этот симбиоз по-прежнему влияет на сознание русинов8, которые проживают на востоке Словакии. Известно, что церковь византийско-славянского обряда наряду со словац­ким языком в качестве богослужебного языка использует ли­тургический церковнославянский язык галицко-украинской ре­дакции. Словаки, русины греко-католического вероисповедания пользуются кириллической графической системой, так же, как и православные.

Проповедь является одним из главных средств обогащения знаний адресатов, способом структурно и логически построен­ной презентации Слова-Истины в стенах храма или же в ином организованном Церковью пространстве. Мы предполагаем, что при восприятии проповеди в религиозном сознании реципиен­тов могут происходить изменения, корректировки, а также под­тверждение истинности их мировосприятия через слово Божие.

Обратимся к самому понятию сознания — одному из основ­ных понятий философии, социологии, психологии.

Вспомним известного античного философа Платона и его «теорию пещеры», суть которой заключается в том, что человек блуждает в потемках пещеры и видит лишь объективированные тени идей, имеющих реальное бытие где-то вне нее. Платон стремится показать соотношение между «первичным» миром идей (предметы, носимые вне пещеры), «производным» физиче­ским миром (тени вещей в пещере) и человеческим сознанием, способным воспринять лишь тени, но не «истинные» идеи9. Та­ким образом, Платон понимает сознание как совокупность сигна­лов, которые поступают от органов чувств. Его задачей является сравнение этих сигналов, установление сходства и различия меж­ду ними, противопоставление индивидуального и нахождение общего для приведения их к одной форме.

В современной западной философии можно выделить различ­ные линии трактовки сознания, в основном они взаимодополняются. Речь идет о следующих направлениях: сознание как что-то неотде­лимое, тождественное с непосредственной жизненной реальностью (философия жизни, концепция жизненного разума Хосе Ортеги-и- Гассета)10; дорефлексивный уровень сознания, вычленяемый и опи­сываемый в его сущностной чистоте и феноменальной явственности (Эдмунд Гуссерль, Жан-Поль Сартр); фиксирование жизни сознания на феноменально-телесном уровне (Фридрих Ницше, Морис Мерло- Понти); выявление детерминаций сознания через языковые (герме­невтика, Людвиг Витгенштейн) и другие структуры бессознательно­го порядка (психоанализ, структурализм)11. Таким образом, термин сознание в философском смысле понимается как деятельность субъ­екта, которая направлена на познание окружающего мира, себя, а также на выработку отношения к этим объектам.

В психологической литературе сознание определяется как форма отражения объективной действительности в психике чело­века — высший уровень отражения психического и саморегуля­ции; обычно считается присущим только человеку как существу общественно-историческому.

Согласно С.Л. Рубинштейну, сознание — это психическая деятельность, состоящая в рефлексии мира и самого себя12.

Сознание выражает бытие человека, который связан с окру­жающим миром. Каждый индивид нуждается в этой связи. Это связь динамичная и практическая. Человек, личность существует в обще­стве — это общественный индивид, который партиципирует на обще­ственно значимых действиях. Одновременно это имеет смысл и для самого человека. Следовательно, посредством сознания индивид может осмыслить собственное бытие, свой внутренний духовный мир, что определяет мотивы его поведения.

Если обратимся к дискурсивной психологии, то в книге «Дискурс и мысль. Введение в дискурсивную психологию» (2001) Ром Харрэ и Грант Жилет под сознанием понимают воз­можность использовать когнитивные способности в определен­ных обстоятельствах при каком-то диапазоне объектов, явлений, которыми субъект окружен13.

Слово сознание в современном языке считается многознач­ным. В Большой советской энциклопедии14 находим, что созна­ние- это «способность идеального воспроизведения действи­тельности, а также специфические механизмы и формы такого воспроизведения на разных его уровнях». В «Большом толковом словаре»15 уточняется, что сознание это не просто способность воспроизведения действительности, а человеческая способность воспроизведения действительности в мышлении. Следовательно, добавляется еще термин мышление. Из контекста понятно, что термины не употребляются как синонимы и противопоставляют­ся друг другу. Вопрос о том, как связаны сознание и мышление, затрагивается многими науками, исследующими тайны бытия. Считается, что сознание возникает на основе происходящих в мозге процессов, но его содержание в значительной мере опреде­ляется социальным опытом.

Электронный лексикон словацкого языка16 определяет соз­нание так:

  • schopnosť človeka myslieť а uvedomovať si svoj vzťah k okoliu: ľudské vedomie; spoločenské vedomie súhrn teórií a názorov, ktoré sú odrazom života spoločnosti,
  • stav, keď si človek uvedomuje svoju existenciu: stratiť vedomie, byť pri (plnom) vedomí,
  • uvedomovanie si, vedomosť o niečom, povedomie: vedomie viny, vedomie vlastnej dôležitosti; robil to s vedomím nadriadených.

Анализ словарной статьи показал, что в словацком языке сознание понимается как способность человека мыслить и осоз­навать свое отношение к окружающему его миру; это состояние, когда индивид осознает собственное бытие; это процесс осозна­ния чего-либо.

Существуют различные виды сознания. Например, СЛ. Рубинштейн выделил чисто теоретическое сознание, абст­ракцию, и практическое сознание, которое проявляется как соз­нание нравственное.

Так, И.А. Стернин, учитывая разные принципы, приводит следующую классификацию видов сознания:

  • предмет мыслительной деятельности; различают политическое, научное, религиозное, экологическое, бытовое, классовое, эстетическое, экономическое и др.;
  • принадлежность субъекта сознания; различают гендерное, возрастное, социальное (профессиональное, гуманитарное, техническое), личное, общественное, групповое и т.д. сознание;
  • степень сформированности; различают развитое и неразвитое сознание;
  • принцип, лежащий в основе сознания; различают глобальное, демократическое, консервативное, прогрессивное, реакционное и т.д. сознание;
  • навык, вид интеллектуальной деятельности, обеспечиваемый сознанием; различают креативное, техническое, эвристическое, художественное и т.д. сознание17.

Кроме того, в современной лингвистике закрепился термин языковое сознание. Это словосочетание в последние годы активно применяется в психолингвистических работах. Языковое сознание в русской психолингвистике понимается как «совокупность обра­зов сознания, формируемых и овнешняемых при помощи языко­вых средств — слов, свободных и устойчивых словосочетаний, предложений, текстов и ассоциативных полей. Главное в этой ди­хотомии “сознание и язык”, естественно, сознание»18.

Современная психолингвистика исходит из трудов А.Н. Леонтьева, который сделал предметом и методом психологи­ческого исследования деятельность. Именно он разработал обще- психологическую теорию деятельности, выдвинул категории дея­тельности сознания и личности. Сознание в его понимании «есть открывающаяся субъекту картина мира, в которую включен и он сам, его действия и состояния»19. Для лингвистов в теории А.Н. Леонтьева содержится основополагающий принцип: именно через овладение языком каждый человек в ходе своего развития приобщается к сознанию — совместному знанию, благодаря чему формируется его индивидуальное сознание.

Индивид в процессе коммуникации, посредством языка, раскрывает свое индивидуальное сознание, а если это верующий в Бога человек, тогда проявляется его религиозное сознание. Н.Б. Мечковская четко разграничивает мифологическое и рели­гиозное сознание, считая, что религиозное сознание, «во-первых, противопоставлено другим формам общественного сознания (таким, как обыденное сознание, мораль, искусство, наука и др.); во-вторых, религиозное сознание сложнее, чем мифологические представления древности, оно включает теологический или дог­матический компонент, церковную мораль, церковное право, церковную историю и другие компоненты; в-третьих, религиоз­ное сознание индивидуализировано и присутствует в сознании отдельных членов социума (например, клириков и мирян, иерар­хов и простых священников и т.д.) в разном объеме, в то время как мифологические представления носили в основном коллек­

тивный (общеэтнический) характер и входили в сознание прак­тически каждого члена первобытного коллектива»20.

Таким образом, под религиозным сознанием можно пони­мать способность человека осознавать свое отношение к окру­жающему его миру как результату промыслительного действия Господа Бога с проекцией в реальную жизнь, в действия самого человека.

Интегративной чертой религиозного сознания является ре­лигиозная вера. В Новом Завете говорится: «По вере вашей да будет вам» (Мф. 9:29). Значит, чем сильнее вера в промысл Бо­жий, тем богаче объем религиозного сознания. Укрепить веру можно в диалоге, который реализуется в богослужении, в молит­ве, медитации, с помощью звучащей или внутренней речи.

С религиозным сознанием связаны и чувства верующего, его эмоциональное отношение к существам, к сакрализованным вещам, персонам, местам, действиям, друг к другу и к самим се­бе, а также к религиозно интерпретируемым отдельным явлениям в мире и к миру в целом. Эмоции человека, например страх, лю­бовь, могут приобретать иные значения: страх Господень, любовь к Богу, к ближнему. Поскольку мы говорим о дихотомии «созна­ние и язык», то религиозное сознание воспроизводится в той час­ти словарного состава естественного языка, с помощью которой выражаются религиозные значения и смыслы, т.е. посредством религиозной лексики.

Проведенный анализ католических и православных пропове­дей показал сходство их лексического состава. В тематическом наборе можно выделить следующие группы религиозной лексики:

  1. Лексика, обозначающая Верховное Божество, Божественные существа: Бог; Бог-Отец, Господь, Иисус Христос, Христос, Богочеловек; Дух Святый, Троица, Небесные силы, Архангел; Спаситель; Мессия и др.

В гомилиях о. М. Керуль-Кмеца присутствуют такие номи­нации: Boh; Pán; Pán Boh; Boh Otec; Ježiš Ktistus; Kristus; Syn Dávidov; Kráľ; Veľkňaz; Prorok; Vzkresený; Spasiteľ; Zachránca;

Svätý Duch; Duch Boží; Svätý duch je Osvecovateľ, Očisťovateľ, Životodárca, Posvätiteľ; Pánov Mesiáš; Najsvätejšia Trojica; Svätá Trojica; Trojjediný Boh; anjeli: Synovia Boží, Božie pluky, Kniežatstva, Mocností, Panstva; archanjel Michal,

  1. Лексика, обозначающая названия библейских книг и именующая участников библейских событий: Евангелие, Библия, Ветхий и Новый Завет, Апостол, Святитель, Иоанн Предтеча и др.

В рамках данной группы в гомилиях о. М. Керуль-Кмеца мы нашли следующие номинации: sv. apoštol Peter а Pavol; svätý Pavol; slávny prorok predchodca a pánov krstiteľ Ján; sv. Ján Krstiteľ; Zachariáš; presvätá Vládkyňa, Bohorodička a vždy Panna Mária; Panna Mária; Panna mária Carihradu; matka Spasiteľa; Presvätá Bohoridička; Simeon, prorokyňa Anna; evanjelista Matúš; sv. Gertrúda; sv. Bernard; sv. Epifán Cyperský; apoštol Štefan.

  1. Лексика, называющая христианских святых: святитель Иоанн Златоуст, Святой пророк Илия, преподобный Серафим Саровский, Святитель Николай и др.

В гомилиях о. М. Керуль-Кмеца данная группа представле­на следующими лексемами: svätý slávny veľkomučeník а divotvorca Juraj; Ján Zlotoústy; Bažil Veľký; Gregor Bogoslov; Teofán Zátvorník; ruský divotvorca Serafim Sarovský.

  1. Наименования религиозных доктрин и понятий: вера, богословские течения, православная вера, Святая вера, православное учение и др.

5* Наименования существ, явлений, понятий с семантикой «зла»: дьявол, сатана, бес, грех; конец греха — смерть; духовная смерть; ад; дьявольские соблазны и др.

Мы часто удивляемся: почему так сокрушались о грехах святые? У них и грехов-то нет; они — святы… А мы не сокру­шаемся о своих грехах: так, обычные грехи… святые видели свои грехи, а мы своих грехов сплошь и рядом не видим, а если и сознаем, то сознаем так, — лениво (Каледа, прот. Об осознании греха)21.

В гомилиях о. М. Керуль-Кмеца данная группа представле­на следующими лексемами, метафорами: diabol, hriech, peklo, mrtvá voda, sladká smrť.

В составе проповеди можно выделить несколько групп церковной лексики:

  1. Лексика, обозначающая церковные обряды, таинства:

крещение, миропомазание, евхаристия (причащение), в право­славной церкви и в греко-католической причащаются хлебом и вином, в римско-католической духовенство — хлебом и вином, миряне — лишь хлебом; исповедь (покаяние), брак (венчание), елеосвящение (соборование) больного, священство (рукоположе­ние), молитва, богослужение.

Приходит однажды женщина на исповедь. Спрашиваю: «Какие у тебя грехи?» (а женщина пожилая — лет 60-80). — «А у меня, — говорит, грехов нет…» — «Ты святая?» — спрашиваю. «Да, святая». — « Тебя можно поставить в рамке и молиться на тебя?» (Каледа, прот. Об осознании греха)22.

Тут совершается величайшее Таинство, самое большое Таинство, которое может быть возможно на земле, — пресуществление Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа, нисхождение Духа Святого на Святые Дары (Каледа, прот. О Литургии)23.

В гомилиях о. М. Керуль-Кмеца данная группа представлена следующими лексемами: sviatosti, krst, prvé sväté prijímame, eucharis- tia, sviatosť zmierenia, pomazanie chorých, sviatosť posvätného stavu, sviatosť manželstva, modlitba, bohoslužba, modliť sa, svätá liturgia.

  1. Лексика, обозначающая предметы культа, церковной утвари {крест, распятие, икона):

Икона есть образ Божий или образ святого, и, глядя на об­раз, верующий человек умом и сердцем возносится к первообразу (Смирнов, прот. Воскресное всенощное бдение. Память препо­добного Андрея Рублева) 24.

  1. Лексика, называющая действительные предметы с атрибутизированными свойствами: храм Божий; Церковь;

крест; освященная вода; хлеб и вино; Книги Священного Писания.

На каком же основании Церковь заключает о его свято­сти? (Смирнов, прот. Воскресное всенощное бдение. Память преподобного Андрея Рублева)25.

  1. Лексика, обозначающая конфессиональные отличия: евангелический, католический, православный и другие языковые сигналы той или иной конфессии.
  2. Литургизмы: возглас, оглашенный, ектения, Литургия, Проскомидия, Литургия верных.

Мы с вами дважды говорили о смысле Божественной Ли­тургии и о том, что Божественная Литургия резко отличает наше исповедание христианства от всех остальных.

<…>

На Литургии оглашенных могут присутствовать все: и крещеные и некрещеные. А на Литургии верных, когда соверша­ется само Таинство, изначально присутствовали только одни верные, которые готовились к причастию, а у нас — не только они, но и все крещеные. Тут совершается величайшее Таинство, самое большое Таинство, которое может быть возможно на земле, — пресуществление Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа, нисхождение Духа Святого на Святые Дары (Каледа, прот. О Литургии)26.

Фрагменты вводят слушателей в сакральную сферу с помо­щью создания чувственного образа сакрального явления. Пропо­ведник анализирует сакральное событие, истолковывает его смысл, противопоставляет сакральный и профанный мир, указы­вает причины, мешающие слушателям достичь спасения, прибли­зиться к Богу и показывает пути преодоления греховности.

Теоцентричность проповеди выражается в том, что темати­ческая цепочка номинации Бог проходит через весь текст любой проповеди, обозначая суть вероучения. В Слове «Вознесение Господне» присутствуют такие номинации Бога: Отец, Господь, Иисус, Сын Божий, Христос, Спасителъ, Дух Святый, Отец Не­бесный, Царь Небесный, Пресвятая Троица. В других проповедях иные метафорические именования Иисуса Христа: Он, Утеши­тель, Плоть Сына Человеческого, Кровь Его, единственный Учитель на земле, милующий страдалец, огонъ поядающий, свет.

Иеромонах Петр Гайденко, говоря о связи религиозного сознания и языка, под языком подразумевает не только звучащую речь «и не только письмо как таковое, а нечто иное, превосходя­щее и фонетику, и орфографию, и пунктуацию, и стилистику, и лексику, и все то, с чем мы привыкли сталкиваться в повседнев­ном быту. В данном случае язык можно было бы представить как мысль, а точнее, сущность, ее движение, и формы проявления этого необычного дара, которым наделен человек. В этом есть некое богоподобие, открывающее во всей человеческой природе способность являть в своем бытин образ бытия божественного, а в откровении человеческой самости о себе служить образом бо­жественного откровения»27.

Язык, таким образом, является не только средством переда­чи своих мыслей, но это и вместилище для оформления концеп­туального образа мира, который по своему характеру может от­личаться у верующего в Бога и неверующего.

Основными концептами православного и греко­католического дискурсов прежде всего являются «Бог», «Дух», «Душа», «Вера». Данные концепты не зависят от того, к какой конфессии верующий принадлежит, так как они присутствуют в картине мира народа, в языковой картине мира индивидуума и считаются религиозными. «Представления о Боге, рае и аде, по­нятие веры, греха, добра, зла и т.п. фиксируются этнолингвиста- ми у всех народов. Следовательно, возможно говорить не только об описании ключевых концептов разных религий, но и об их

2 б

сравнении и сопоставлении» .

Концепт «Бог» акцентирует внимание на следующих каче­ствах субъекта: а) высокое статусное положение, б) обладание властью над людьми, в) безграничная любовь к людям, г) охрана, защита человека, дающая внутренний покой и уверенность, д) надежда на спасение через безграничную веру и бескорыстное служение Богу29.

Свойства концепта «Бог» проявляются в проповедях в таких примерах.

  1. Иисус Христос — Сын Божий родился как человек:

Как только Младенец Христос родился, на Него сразу на­чалось гонение, которое продолжалось до самого Его крестного страдания (Смирнов, прот.)30.

  1. Бог — Судия наших деяний:

Поэтому хотя мы и говорим, что Бог — Судия, но не Бог судит, а человек сам выбирает, что ему больше любо (Смирнов, прот.) .

  1. Господь — защитник человека:

Из этого Господъ делает для нас очень важный вывод, что хотя Он часто и медлит по одному Ему ведомому промыслу Бо­жию, но Он обязательно защитит. Так и сказано: «И сказал Господь: слышите, что говорит судья неправедный? Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защищать их?» (Смирнов, прот. Суббота пред Богоявле­нием)32.

  1. Бог беззаветно любит человека и дарит ему радость и надежду:

V tichu som Madel do jeho očí a vtedy som pochopil, ako on myslí svoju lásku vábte: že šiel až na drevo kríža. Zrazu som pocítil veľké teplo, ktoré sa rozlievalo z môjho srdca do celého tela. Cítil som, ako veľmi som milovaný, zadarmo, láskou, akou človek nie je schopný milovať. Vedel som, že je to láska od Boha, ktorá sa rozlieva v mojom srdci. Od vtedy tá nebol nebeský Otec ďaleko odo mňa. Bol celkom blízko mňa. Pozval som ho do svojho života so všetkým rizi­kom toho, že možno stratím to, čo som mal. Á on zobral moje rozhod­nutie vážne a vstúpil do môjho života (Тарасович, o.)33.

Примеры из текстов проповедей показали, что Бог понима­ется как самый главный авторитет для верующего: это и защит­ник, и судья.

Концепт «Дух» (Святой) имеет определенное место как в словацкой языковой картине, так и в русскоязычной картине ми­ра. Это можно пронаблюдать в текстах проповедей. В проповеди прот. Димитрия Смирнова Всенощное бдение под день Святой Троицы лексема дух имеет репрезентанты — силой очистить, из­гладитъ, наполнить радостью, благодать:

И вот в день Пятидесятницы Господь послал Святого Ду­ха Утешителя на апостолов.

Каждый апостол получил возможность творить дела Бо­жии — не своей, конечно, силой, а той силой, которая ему дана была от Духа Святого по благодати.

И когда Дух Святой пришел к ним, Он действительно очи­стил их от всякой скверны и совершенно изгладил из их сердец всякую скорбь, так что они наполнились необычайной радостью, которую невозможно было у них отнятъ (Смирнов, прот.)34.

Данная проповедь сосредоточена на понимании догмата Святой Троицы. Святой Дух — это третье Божественное лицо. Он утешает человека.

Рассмотрим пример из гомилии греко-католического свя­щенника. М. Керуль-Кмец в гомилии в Pondelok Svätého ducha svätejšej Trojice повторяет основные догматы греко-католической веры, тем самым выделяются сущностные признаки концепта «Дух»:

Boh je jeden. V Bohu sú tri Osoby: Otec, syn a Svätý Duch

Viera v trojjedného Boha dáva ľudskému životu základný tvár.

Sláva Otcu i Synu i Svätému Duchu i teraz i vždycky i naveky vekov. Amen (Keruľ-Kmec 2002, 23).

Из примера видно, что священник рассуждает о трех ипо­стасях Господа и о вере в него.

Сравним с отрывком из проповеди православного священ­ника, который, объясняя догмат Пресвятой Троицы, вспоминает Ветхий Завет и его персонажей.

О Пресвятом Духе, Третьем Лице Пресвятой Троицы, почти ничего не знали в Ветхом Завете. Только великие правед­ники, подобные Ною, Аврааму, Исааку, Иакову, подобные Псал­мопевцу Давиду, ощущали в сердцах своих дыхание Духа Свято­го. А великие пророки воспринимали от Него глубокие тайны своих пророчеств и жили в близком общении с Ним.

Следующие примеры взяты из проповедей православных духовных отцов. В них также говорится о третьем лице Святой Троицы.

Но вот в великий день Пятидесятницы впервые явил Себя миру Дух Святой ощутимым и явным образом, сойдя с небес на главы Апостолов Христовых в виде огненных языков при мощном шуме как бы несущегося бурного ветра (Лука (Войно-Ясенецкий). Слово в день сошествия Святого Духа на апостолов)35.

Вот это есть подлинная христианская жизнь. «Плод ду­ховный есть любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Смирнов, прот. Не­деля 13-я по Пятидесятнице)36.

Итак, в проповедях Дух мыслится как деятельностная суб­станция (дыхание Духа Святого), личность (Третье Лицо Пресвя­той Троицы), природная сила (бурного ветра, огненных языков при мощном шуме), разумное существо (дающий мудрость и чу­десный дар говорить на языках всех народов, которым понесут они проповедь Евангельскую), оценочные чувства, включающие чувства самооценки действий и поступков (раскаяние, милосердие, кротость, воздержание), чувства оценки других (любовь, долго­терпение), чувства состояния (радость, благость, мир, вера).

Концепт «Душа» соотносится с такими репрезентантами, как чистота сердца, помыслов, противопоставленная нечистоте телесной.

Приведем пример из православной проповеди.

Здесь требуется чистота помыслов. И, как говорил вла­дыка Иоанн (Вендланд), вранье — это первый показатель сердеч­ной нечистоты. Мы часто врем и лукавим, и эти вранье и лукав­ство и являются признаком сердечной нечистоты. (Каледа, прот. О чистоте телесной и душевной)37.

Как видно из этих строк, для души опасными являются ложь, нечистота сердца.

Вербализация концепта «Вера», центрального концепта христианского дискурса, происходит за счет лексических средств {вера в единого Бога, Вседержителя, воскресшего; ве­ра в Духа Святого; вера в Царство небесное, которому не бу­дет конца).

Ядром концепта «Вера», по словам Е.В. Бобыревой, в рус­ском языке выступает значение «твердое убеждение в существо­вании Бога». К числу периферийных компонентов можно отнести «уверенность, убежденность в чем-либо». В широком смысле под верой понимается все религиозное учение; в более узком — фун­даментальное отношение человека к Богу38.

Проиллюстрируем отношение верующих к Богу на примере из греко-католической гомилии.

Отец С. Тарасович в гомилии Utíšenie búrky na mori na deviatu nedeľu po Päťdesiatnici. Mt zač. 59 (14: 22-34) характеризу­ет веру как отношения с Богом, это речь двух сердец — человече­ского и Божьего:

PAR … Kresťanstvo а naša viera je o vzťahu s Bohom, o tom, dať mu šancu vstúpiť do našej blízkosti. Pre koľkých kresťanov je však Boh len mátoha? Pre koľkých je Boh niekým, koho vôbec nepoznajú? Koľkí sa boja pustiť ho bližšie do svojho života, lebo majú strach, že im niečo zoberie?

ADE … Stačí ti poznať Boha iba z diaľky? Stačí ti vidieť len ne­jaké obrysy Boha? Ak áno, vedz, že toto nie je kresťanstvo, lebo kresťanstvo je o vzťahu — o vzťahu tvojho srdca a Božieho srdca. Aj tento vzťah je však je o rozhodnutí. Boh sa pre teba rozhodol už dávno a teraz je na tebe urobiť rozhodnutie. Daj Bohu šancu a ak to myslíš úprimne, Boh tvoje rozhodnutie vezme vážne a vstúpi do tvojho života úplne novým spôsobom (Tarasovič, o.)39.

Итак, вера в Бога проявляется в качестве отношения чело­века к Господу. Если верующий решил, что он верит в Бога всем сердцем, искренне, то Господь помогает раскрыться человеку.

Конечно, не происходят каждодневные чудеса, а просто человек сам замечает мельчайшие детали, из которых складывается его жизнь.

Религиозное сознание отражается в языке, благодаря кото­рому религиозное сознание оказывается практическим, живым. В основе религиозного сознания православного и греко-католика лежит представление о мире, который сотворил Господь Бог.

ПЕТРЯКОВА Л. Отражение религиозного сознания в тексте проповеди // Мир Православия: сб. ст. Вып. 8 / сост.: Н.Д. Барабанов, О.А. Горбань; Волгоград, 2012. С. 397-415.

СТЕПАНЦОВ С.А. Проповеди блаженного Августина о Преображении

ЖАРАВИНА Л.В. Наука о литературе в религиозном измерении

Примечания

  1. Бобырева Е.В. Религиозный дискурс: ценности, жанры, стратегии (на материале православного вероучения). Волгоград, 2007. С. 4.
  2. Pancáková К. Kompozičná stavba homílie // Štúdia Phililogica. Annus XIII. Acta Facultatis Studiorum Humanitatis et Naturae Universitatis Presovien- sis / doc. PaedDr. Jana Kesselová, CSc. Prešov, 2008. S. 96 — 100.
  3. Krasnovská E. Kodifikácia anormajazyka v katolíckej kazateľskej tvorbe 19 storočia // Slovenská kazateľská tvorba 19. storočia v dejinných súvis­lostiach a v spoločenskom kontexte obdobia. Trnava, 2006. S. 20-42.
  4. JozefoviČ, M. Jazykový rozbor šiestich kázní Franka Vifazoslava Sa- sinka // Slovenská kazateľská tvorba 19. storočia v dejinných súvislostiach a v spoločenskom kontexte obdobia. Trnava, 006. S. 62 — 71.
  5. Škovíerová A. Latinské kázne 19. storočia (všeobecná charakteristika) //Slovenská kazateľská tvorba 19. storočia v dejinných súvislostiach a v spoločenskom kontexte obdobia. Trnava, 2006. S. 88 — 95.
  6. Lobová A. Obraznosť v kázňach Jozefa Ignáca Bajzu // Slovenská kazateľská tvorba 19. storočia v dejinných súvislostiach a v spoločenskom kon­texte obdobia. Trnava, 2006. S. 147 — 164.
  7. Škovierová A. Preklad latinských citátov z patristickej literatúry v kázňach františkána Dominika MokoŠa // S lavica Slovaca. Roč. Číslo 2. Bratislava, 2003. S. 156 — 162.
  8. Понятие русин мотивировано религией (русская вера). См.: Švagrovský Š. К otázke genézy а konštituovania jazyka juhoslovanských Rusi- nov (Rusniakov) // Slavica Slovaca. 1984. Roč. 19. S. 248 — 263.
  9. Платон. Государство // Соч. в 3 т. М., 1971. Т. Ч. 1. С. 318 — 323.
  10. Ортега-и-Гассет X Что такое философия? (http://psyHb.org.ua/books / ortegO 1 /index.htm).
  11. Проблема сознания в современной западной философии. М., 1989. С. 7.
  12. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М., 1957. С. 316.
  13. Harré R., Gillet G.R. Diskurz a Bratislava, 2001. S. 192.
  14. Словари и энциклопедии на Академике (http://dic.academic.ru).
  15. Большой толковый словарь русского языка. СПб., 1998.
  16. Elektronický lexikón slovenského jazyka (http://wvw.slex.sk/index.asp).
  17. Стернин И.А. Коммуникативное и когнитивное сознание // С любовью к языку. М.; Воронеж, 2002. С. 44 — 45.
  18. Тарасов Е.Ф. Актуальные проблемы анализа языкового сознания // Языковое сознание и образ мира: сб. статей / отв. ред. Н.В. Уфимцева. М., 2000. (http://www.iling-ran.ru/library/psylingva/sbomiki/Book2000/html_204/0- 0.html).
  19. Леонтьев А.Н.: Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975 (http://lib.rU/PSIHO/LEONTIEV/dsl.txt# 16).
  20. Мечковская Н.Б.: Язык и религия. Лекции по филологии и истории религий. М., 1998. (http://psylib.org.ua/books/index.htm).
  21. Глеб (Каледа), прот. Полнота жизни во Христе. Проповеди. М., 2001 // Библиотека «Благовещение». М., 2006 (http://www.wco.ru/biblio/books/kaleda4 / Main.htm).
  22. Там же.
  23. Там же.
  24. Димитрий (Смирнов), прот. Проповеди. Кн. 4 / Сестричество во
  25. имя преподобномученицы великой княгини Елизаветы. М.,                               2005
  26. (http://www.wco.ru/biblio/books/dimitrs7/Main.htm).
  27. Там же.
  28. Глеб (Каледа), прот. Указ. соч.
  29. Петр (Гайденко), иером. Язык как носитель религиозного сознания (http://kds.eparhia.ru/publishing/vestnik/pjatiy/petr/)
  30. Бугаева И.В. Языковое сознание верующих, ментальные категории и религиозные концепты // Русский язык в языковом и культурном про­странстве Европы и мира. Человек. Сознание. Коммуникация. Интернет: тезисы докл. Ш междунар. науч. конф. Варшава, 2006. С. 14.
  31. Бобырева Е.В. Указ. раб. С. 105.
  32. Димитрий (Смирнов), прот. Проповеди. Кн. 6 / Сестричество во
  33. имя преподобномученицы великой княгини Елизаветы. М.,                               2009
  34. (http://www.wco.ru/biblio/books/dimitrslO/Main.htm).
  35. Там же.
  36. Димитрий (Смирнов), прот. Проповеди. Кн. ..
  37. Tarasovič Slavomír, Kaplán. Utíšenie búrky na mori. Homília prednesená na deviatu nedeľu po Päťdesiatnici, v chráme Povýšenia svätého Kríža v Prešove-Sekčove, 02.08.2009 (рукопись).
  38. Димитрий (Смирнов), прот. Проповеди. Кн. 7 / Сестричество во
  39. имя преподобномученицы великой княгини Елизаветы. М.,                               2009
  40. (http://www.wco.ru/bibliofàooks/dimtesll/Mam.htm).
  41. Лука (Войно-Ясенецкий), архиеп. Проповеди. Т. 2. Москва, 2004 / Вэб- Центр „Омега“. М., 2005 (http://w^vAv.wco.ru^biblio/books/luka4/Main.htm).
  42. Димитрий (Смирнов), прот. Проповеди. Кн. ..
  43. Глеб (Каледа), прот. Указ. соч.
  44. Бобырева Е.В. Указ. раб. С. 104.
  45. Tarasovič Slavomír, Kaplán. Указ. соч.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий