Липовецкий П.Е.РПЦ в XX веке

ЛИПОВЕЦКИЙ П.Е. Общественно-политическая публицистика «Богословского вестника» в период революции 1905–1907 г.

УДК 304.9

Аннотация

Статья посвящена рассмотрению и анализу публикаций по общественно-политической тематике официального печатного органа Московской духовной академии, журнала «Богословский вестник», в период революционных событий в России 1905–1907 годов. В связи с публицистической деятельностью журнала упоминается целый ряд церковных деятелей, занимавших ключевые для издания посты в обозреваемый период, которые определяли политику журнала, а также уделяется внимание основным авторам, излагавшим на страницах журнала свои общественно-политические взгляды. Их публикации принесли «Богословскому вестнику» репутацию либерального церковного издания. Рассматриваются наиболее популярные темы, важнейшими из которых были переустройство государства, идеология и деятельность политических партий, готовящийся Поместный Собор, социальное неравенство, а также духовное образование. В заключение отмечается, что авторы журнала отдавали предпочтение либеральному направлению общественной мысли, не стеснялись критики государственного и церковного управления, указывали на кризис в РПЦ, призывая духовенство к «освободительному движению».

Ключевые слова:

«Богословский вестник», общественно-политическая публицистика, Первая русская революция (1905–1907), «Общество любителей духовного просвещения», церковный либерализм, Н. П. Попов, В. Н. Мышцын, И. М. Громогласов.

События Первой русской революции 1905–1907 гг. внесли значительные изменения в жизнь России начала прошлого столетия. В государственном устройстве, экономических и религиозных отношениях произошли сдвиги в пользу большей свободы. Вместе с этим происходит легализация политической жизни, создаются партии, а обсуждение острых общественных вопросов приобретает повсеместный характер. Разумеется, Русская Церковь также оказалась втянута в бурные события этого времени. В церковном сообществе происходит обсуждение актуальных проблем общественной жизни. Многие православные христиане начинают симпатизировать тем или иным течениям политической мысли. Между сторонниками различных взглядов зарождается дискуссия как относительно событий современности, так и по теоретическим вопросам, связанным с мировоззренческими проблемами в области политической мысли.

Наилучшую возможность обмена мнениями, помимо личных встреч, в начале ХХ в. предоставляло печатное слово, наиболее популярным вариантом которого была пресса. В условиях все более развивающегося общественного конфликта страницы периодических изданий начинают изобиловать материалами, освещающими общественные и политические проблемы. При этом, благодаря либерализации законов в области прав человека, становится возможным высказывание самых противоречивых суждений. Все эти процессы сказались и на церковной периодике, публицисты которой не менее активно, чем их светские коллеги, поспешили высказать свое мнение о происходящем.

Анализ оттенков политической мысли в церковной ограде представляется весьма важным элементом изучения истории Русской Церкви в начале прошлого столетия. Наиболее успешным способом выявить политические взгляды представителей церковной общественности является изучение материалов отдельных церковных периодических изданий, что способствует складыванию целостной картины идейной позиции.

На момент начала революции 1905–1907 гг. церковный сектор русской журналистики насчитывал более ста двадцати наименований газет и журналов. Церковные издания имели самую разнообразную тематику, широкую аудиторию и различную административную принадлежность. Одним из наиболее известных церковных печатных органов был «Богословский вестник» – журнал Московской духовной академии (МДА). В 1893 г.[1] он заменил собой, в качестве голоса академии, «Творения святых отцов в русском переводе». «Богословский вестник» снискал репутацию уважаемого в православной среде издания. В журнале печатались в основном научные статьи из области богословия. Одновременно орган был призван осветить новости из жизни академии, поэтому на его страницах публиковались журналы заседания Совета МДА, отчеты о жизни учебного заведения и другие материалы, способные дать представление о состоянии духовной школы. Наименьшими по объему места, занимаемого в номерах, были статьи, посвященные современным событиям. Последнее направление составляло публицистический отдел «Богословского вестника».

Разумеется, превалировавшая тематика издания не могла стяжать журналу большой популярности – подавляющему большинству потенциальных читателей были просто неинтересны специальные вопросы богословской науки. Именно поэтому тираж журнала в начале прошлого столетия составлял на разных этапах от 1200 до 1800 экземпляров[2], в то время как, например, обязательные к выписке для всех церковных учреждений «Церковные ведомости» издавались количеством около 40 тысяч экземпляров для каждого номера[3].

По форме «Богословский вестник» представлял журнал «обычного русского типа», подобный небезызвестным «Вестнику Европы», «Современнику» и другим, с той только особенностью, что основное содержание издания составляли не литературные, а научные произведения. Как и другие подобные издания, «Богословский вестник» выходил к началу ХХ века 11 раз в год (один номер был сдвоенным) в виде объемной книги в 12–15 печатных листов и обходился своим подписчикам в восемь рублей, что относило его к категории дорогих журналов[4].

По-видимому, основными читателями были представители образованного духовенства и мирян. Судя по свидетельствам современников, «Богословский вестник» читался и горячо обсуждался в среде церковной интеллигенции[5], поэтому, несмотря на небольшой тираж, московское академическое издание имело довольно громкий «голос» в церковном общественном мнении.

На содержание материалов печатного органа МДА оказывали решающее влияние два человека – редактор и цензор журнала. Первый, как и в любом другом периодическом издании, занимался подбором материалов для публикации. Разумеется, от симпатий редактора зависело, чтό будет опубликовано, а чтό так и останется в единственном рукописном экземпляре. Немаловажно отметить, что фигура редактора отражала точку зрения, по крайней мере, большей части Совета академии, так как эта должность была выборной – едва ли члены корпорации стали бы поддерживать несимпатичную для них кандидатуру. Что касается функции цензора, то она сводилась к просмотру выбранного редактором для публикации материала на предмет разного рода «крамольных» вещей. В светском мире искали мысли «неправильного» политического характера, в Церкви цензор отсеивал материалы еще и неправославного содержания. Каждый номер сопровождался подписью цензора – так он брал на себя ручательство в благонадежности напечатанного. В журналах духовных учебных заведений цензорские обязанности, согласно уставу 1884 г., по должности исполнял ректор академии[6]. Наконец, значительное влияние имел епархиальный архиерей, митрополит Московский и Коломенский. Это была не прописанная Уставом возможность, но вполне реальная в силу исключительного влияния, которое московский владыка имел на дела МДА. С помощью неформального распоряжения глава московской епархии мог вмешиваться в редакционную политику «Богословского вестника». Например, во второй половине 1890-х годов в академическом журнале перестали выходить статьи бывшего ректора архимандрита Антония (Храповицкого), поскольку митрополит Сергий (Ляпидевский), не симпатизировавший ему, попросил об этом редактора[7].

Таким образом, издание корпорации МДА имело значение в области науки и, отчасти, общественной мысли. При этом идейное направление периодического органа зависело от симпатий редактора журнала, ректора академии и московского митрополита.

Первая русская революция оказалась сложным периодом для московской духовной школы. Уже с февраля 1905 г. начинаются забастовки студентов[8], с которыми приходилось бороться на протяжении всей революции. Для преподавателей – это время дискуссии по вопросу автономии академии, нового академического устава. За два с половиной года МДА потрясли несколько скандалов, закончившихся в итоге увольнением ряда преподавателей[9]. Некоторые из них были связаны с общественной деятельностью и политическими взглядами сотрудников академии.

Многие из этих событий прямо или косвенно получили отражение на страницах «Богословского вестника».

Однако перед анализом материалов, опубликованных в журнале, необходимо сказать о тех, кто занимал ключевые для издания посты в обозреваемый период 1905–1907 гг. Пост редактора «Богословского вестника» во время революции занимали два человека: экстраординарный профессор святой мученик Иоанн Васильевич Попов[10] и экстраординарный профессор Иван Дмитриевич Андреев[11]. Мученик Иоанн занимал кресло редактора с марта 1903 г. по ноябрь 1906 г., сменив на этом посту тяжело заболевшего А. А. Спасского. И. В. Попов имел в среде преподавателей репутацию либерально настроенного профессора, что выразилось в его позиции относительно церковной реформы (он ратовал за расширение прав белого духовенства и мирян в деле церковного управления) и активном участии в движении за автономию академии[12]. Популярность «Богословского вестника» в период его редактуры возросла, о чем свидетельствует рост тиража издания[13]. Вместе с тем мученик Иоанн «проявлял себя сторонником широкого подхода к богословским вопросам»[14], за что подвергался критике со стороны консервативно настроенных авторов. Публикация почти всех «острых» материалов по общественно-политическим проблемам приходится именно на время его деятельности на посту редактора.

Время редактуры И. Д. Андреева, продлившееся менее года – с декабря 1906 г. по ноябрь 1907 г., характеризуется исследователями как продолжение политики святого Иоанна Попова[15] в области научных публикаций. Однако нельзя сказать того же о материалах по общественным вопросам, число которых значительно уменьшилось.

Публикациям либеральных материалов в «Богословском вестнике» не препятствовал и цензор – ректор епископ Евдоким (Мещерский)[16]. Более того, будущий обновленческий митрополит и сам разместил в журнале серию статей по текущим вопросам, о которых его непосредственный начальник, священномученик митрополит Владимир (Богоявленский)[17], в разговоре с епископом Арсением (Стадницким) сказал: «Бог знает что пишет. Понадергает-понадергает отовсюду, поразбавит своими восклицаниями, ходульными выражениями – не разберешь, право, что свое, что чужое»[18].

Уместно сказать и о высокопреосвященном «цензоре». Митрополит Владимир отличался консервативными взглядами и во время революции конфликтовал на идейной почве с частью своего духовенства, входившего в число членов «Общества любителей духовного просвещения»[19], а после поддерживал консервативные партии[20]. Однако в политику «Богословского вестника» московский архипастырь не вмешивался. Это подтверждается наблюдениями и свидетельствами современников. В. А. Соколов отмечал снисходительность к академическому журналу со стороны митрополита Владимира[21]. А митрополит Арсений передает в своем дневнике разговор митрополита Владимира с епископом Евдокимом, в котором московский владыка жалуется ректору на одну из статей, но не давит на него ввиду изменения политики журнала[22]. О причинах бескомпромиссности митрополита Владимира по отношению к членам «Общества любителей духовного просвещения», в противостоянии с которыми он был весьма последователен, и одновременно о причинах бездеятельности по отношению к «Богословскому вестнику» остается только догадываться.

Таким образом, в период Первой русской революции авторы московского академического издания не были стеснены какими бы то ни было серьезными административными рамками в высказывании своей точки зрения.

Свободное положение издания открыло возможность для публикации материалов такого характера, который редакция считала нужным. Следствием этого стало появление на страницах «Богословского вестника» целой серии материалов общественно-политической направленности. Хотя содержание журнала уже подвергалось обзору и характеристике в нескольких статьях[23], публицистика по общественным вопросам не была рассмотрена. Между тем многие материалы, опубликованные в академическом журнале, имели определенный резонанс в жизни Церкви или были связаны с важными процессами. Так или иначе, для ликвидации лакуны в истории журнала МДА следует предпринять небольшой обзор важнейших из них.

Однако нужно сразу оговорить принцип отбора публикаций для обзора. Дело в том, что часть материалов действительно была посвящена исключительно политическим вопросам и без оценки внутрицерковных дел. Но другие статьи занимали пограничное положение, в них рассматривались поставленные проблемы с нескольких сторон. Этому способствовала специфика прессы периода Первой русской революции, когда «на страницах органов массовой информации различной ориентации была четко проведена параллель между церковными преобразованиями и теми политическими процессами, которые проходили в русском обществе, причем либеральной печатью подчеркивалась зависимость направления и эффективности реформы от того, насколько успешным будет освободительное движение в целом»[24]. Поэтому в обзор будут включены и материалы «смешанного» характера, а также публикации, имевшие резонанс в церковной среде.

За два с половиной года революции вышло 28 номеров «Богословского вестника» (два номера были сдвоенными). На страницах журнала в этот период появилось около тридцати материалов по общественно-политической тематике. Распределялись публикации по номерам неравномерно. Выше уже отмечалось, что наибольшая активность в обсуждении общественных вопросов наблюдалась в то время, когда на посту редактора пребывал святой мученик Иоанн Попов. На этот период приходится, по крайней мере, двадцать пять материалов по обозреваемой тематике. Однако и здесь распределение происходило негармонично: за последние полгода в кресле редактора, с июня по ноябрь 1906 г., Иван Васильевич не опубликовал ни одного материала о событиях в стране. Причиной тому может служить возможная ссора знаменитого патролога с так называемой «мышцынской партией» в Совете академии, о которой упоминает в своей статье протодиакон Сергий Голубцов[25]. Следствием ссоры стал отказ части профессоров давать произведения в «Богословский вестник», отчего в журнале с июля по октябрь не было материалов от сотрудников академии[26]. Здесь сразу нужно оговориться о составе авторов журнала по общественным вопросам. Большинство публицистов, семь человек из двенадцати, не были сотрудниками академии. Однако именно преподаватели МДА являлись наиболее активными авторами – две трети материалов политического характера были поданы именно ими. Причем постоянным автором, который вел соответствующую рубрику, был В. Н. Мышцын[27], написавший более пятнадцати материалов.

Если же говорить о периоде деятельности И. В. Андреева в качестве редактора, то до конца революции им было опубликовано всего три материала. Спад публицистической активности по общественным вопросам можно объяснить, во-первых, увольнением В. Н. Мышцына (после окончания 1905/1906 учебного года), а во-вторых, возвращением в область церковной печати жесткого цензурного надзора, что предписывалось в разъяснительном определении Синода от 7 июля – 1 августа 1906 г.[28], и выходом специальных «Правил», регламентировавших общественную деятельность, в том числе письменную, клириков и преподавателей духовных школ[29]. Разумеется, такое положение дел мало способствовало публикации «крамольных» или просто свободолюбивых материалов.

Оценку политических взглядов авторов лучше отнести к моменту характеристики их произведений. Что же касается жанров, в которые облекались мысли публицистов, то здесь преобладали развернутые статьи, иногда продолжавшиеся в нескольких номерах, и комментированная хроника на основании данных других периодических печатных органов. О последнем можно сказать особо. Формат «Богословского вестника» не позволял сообщать читателям свежие новости, поэтому в нем, как и в других изданиях подобного формата, практиковались публикации в рубрике «Из периодической печати». Из нее читатель мог узнать не только о случившихся за последний месяц событиях по материалам ведущих газет, которые заботливо суммировал автор рубрики, но и прочитать его собственный комментарий, часто весьма обдуманный и остроумный.

Из списка вопросов, затронутых на страницах «Богословского вестника» в период Первой русской революции, можно указать в качестве наиболее популярных тем следующие: государственное переустройство, идеология и деятельность политических партий, готовящийся Поместный Собор, социальное неравенство, духовное образование. Кроме того, вместе с материалами общественно-политического характера следует рассмотреть и публикацию докладов, читавшихся в «Обществе любителей духовного просвещения» и организаций-правопреемниц Общества, поскольку их публикация на страницах «Богословского вестника» была сама по себе демонстрацией определенной общественной точки зрения.

С указания этих публикаций и стоит начать. Дело в том, что с весны 1905 г. «Общество любителей духовного просвещения» становится площадкой для обсуждения московскими клириками и представителями церковной интеллигенции происходящих в стране событий. Решением большинства членов «Общество» высказывается в поддержку самых решительных реформ не только в Церкви, но и в государстве, что в скором времени приводит к конфликту с московским митрополитом Владимиром (Богоявленским). Воспользовавшись своей административной властью, архиерей попытался прекратить вредную, с его точки зрения, деятельность «Общества», лишив их места собраний в Московском епархиальном доме[30]. Но вскоре члены общества нашли выход из положения, приняв предложение «Союза 17 октября» продолжить работу под крылом этой политической партии[31]. Конфликт московского либерального духовенства и консервативно настроенного митрополита продолжался до 1908 г. Между тем на протяжении 1905–1906 гг. на собраниях общества звучали сообщения его членов на разные актуальные темы. Некоторые из них впоследствии вошли в сборник «Перед церковным собором»[32], а другие были опубликованы в «Богословском вестнике». Если говорить точнее, на страницах академического журнала можно прочесть доклады трех человек: заведующего библиотекой епархиального дома Н. П. Попова[33], протоиерея[34] Николая Добронравова[35] (1861–1937) и профессора МДА В. А. Соколова[36] (1851–1918). Протоиерей Николай и В. А. Соколов посвятили свои доклады[37] сугубо церковным проблемам в рамках подготовки Собора и их интерес заключался в самом факте печати доклада, который был произнесен в либерально настроенном учреждении, оппозиционном епархиальной власти. Этого нельзя сказать о сообщении Н. П. Попова «Об отношении пастыря Церкви к современным общественным движениям». В нем автор решает несколько важных вопросов, связанных с позицией, которую должны занять священнослужители в условиях революции. Во-первых, докладчика интересовало, может ли священник в принципе принимать активное участие в общественной жизни. Это был типичный вопрос, задававшийся и разрешавшийся на страницах церковной периодики с 1905 по 1907 год[38]. Анализируя каноны, исторические прецеденты и, наконец, само Священное Писание, автор приходит к однозначному выводу: участие в жизни общества, а если потребуется, и в политической борьбе не только возможно для пастыря, но даже и необходимо. «Как же смеет пастырь быть безучастным к общественному движению, от которого зависит судьба не только многих миллионов желудков, но весь гражданский порядок и нравственное миропонимание масс?!»[39] – патетически восклицает Н. П. Попов.

При появлении возможности для духовенства участвовать в общественной жизни возникала необходимость определиться с занимаемой позицией. Здесь докладчик рисовал довольно мрачную картину современной ему церковной жизни. Острие критики епархиального библиотекаря было направлено на государство, которое, по его мнению, превратило Русскую Церковь в свою прислужницу на идеологическом фронте. Проведя исторический обзор хроники подчинения Церкви государству, автор приходит к неутешительному выводу о глубоком нравственном падении русского православия[40]. Соответственно, поддержка монархической государственности, осуществляемая «официальной Церковью», представляется докладчику не соответствующей ни задачам духовенства, ни действительным идеям православия. Поэтому главная цель христианства в России – очищение от скверны слияния с государством и возвращение «к апостольскому представлению о Церкви»[41]. В чем заключается это последнее – из текста не ясно. Создается лишь устойчивое впечатление, что с «апостольским представлением» связано все самое хорошее, в противовес нынешнему состоянию русского православия, которое характеризуется лишь как исключительно плохое.

Отвечая на вопрос «что делать?», автор не забывает и про первый традиционный вопрос «кто виноват?». Виноватыми Н. П. Попов находит представителей черного духовенства и, в частности, епископат. На них возводится целый ряд обвинений: преклонение перед сильными мира сего, отречение от своих обетов, властолюбие, презрение к слабым и т.п. В противовес архиереям и монахам живой силой Церкви объявляется белое духовенство, на плечи которого и должно лечь обновление жизни. Наконец, силой, которая будет способствовать возвращению православия к добрым началам станет, по мысли Н. П. Попова, начавшаяся революция. Именно «освободительное движение» в борьбе с произволом чиновников в государстве и Церкви должно привести к победе положительных начал. Отсюда следовал вывод о том, что на «освободительное движение… Христова Церковь должна ответить освобождением Себя от вековых пут»[42]. Далее докладчик предлагал целый набор практических действий, которые помогли бы достичь желанного очищения.

Таким образом, программный доклад Н. П. Попова дает хорошее представление о формировании целой системы воззрений, характерной для либерально настроенного духовенства и церковной интеллигенции. В фундаменте этой системы лежит идея недовольства церковной действительностью, которая требует исправления. Вообще, уже сама мысль об осквернении не просто конкретных членов Церкви, а вообще всего организма с его укладом представляется весьма специфичной. Столь же необычны и выводы, к числу которых относится разделение Единого Тела Христова по социальному признаку на властвующий епископат и угнетаемое низшее духовенство и мирян с обязательным противопоставлением их друг другу. А также попытка решить вопрос обновления духовной жизни революционными методами радикального разрыва с традиционным укладом и почти насильственным отстранением от служения неугодных автору лиц. Все это показывает, насколько серьезно дух времени повлиял на воззрения богословов начала прошлого столетия. Оценки несогласных с мыслями Н. П. Попова были весьма красноречивы: епископ Никон (Рождественский) отказался дать докладчику благословение, а консервативный публицист Л. А. Тихомиров не уставал удивляться на страницах своего дневника воззрениям богословов[43].

Разумеется, публикация такого материала на страницах «Богословского вестника» свидетельствует о господствующих в преподавательской корпорации мнениях.

Далее приступим к рассмотрению материалов главного публициста «Богословского вестника» периода Первой революции – Василия Никаноровича Мышцына[44], доцента по кафедре Ветхого Завета. На протяжении первых полутора лет революции, с января 1905 г. по май 1906 г., почти к каждому свежему номеру «Богословского вестника» им готовился материал, в котором содержалось обозрение текущих событий с развернутым комментарием автора.

В своих рассуждениях В. Н. Мышцын имеет те же изначальные посылы, что и Н. П. Попов: кризис церковности находится в зависимости от отношений с государством. Правда, предложения по изменению сложившегося положения у Василия Никаноровича несколько шире. По его мнению, для улучшения положения требуется всецелая либерализация жизни не только в самой Церкви, но и в государстве. Именно поэтому многие рассуждения доцента кафедры Ветхого Завета сопровождаются стенаниями о несправедливости государственного порядка[45]. В одном месте публицист договаривается даже до того, что связывает государственный строй с духовным состоянием человека. В. Н. Мышцын предлагает читателю внимательно посмотреть вокруг себя: и тогда, пишет он, «вы почувствуете всю силу нравственного рабства, все развращающее влияние абсолютического режима. Эта атмосфера духовной порабощенности… противна… возвышенному христианскому учению»[46]. Таким образом, спасение ставится в прямую зависимость от формы государственного управления. Правда, в столь радикальных рассуждениях преподаватель МДА все же не до конца последователен. В небольшом очерке «Библия и царская власть» В. Н. Мышцын, разобрав учение Ветхого Завета о монархии, все же приходит к выводу о временном характере государственных режимов по сравнению с вечными вопросами духовной жизни[47]. Тем не менее представляется возможным вынести некоторое суждение о политических симпатиях автора из такой непоследовательности. Изучение оценки царской власти в Священном Писании для В. Н. Мышцына, похоже, является частью полемики с консерваторами, утверждавшими, как известно, богоизбранность монархического способа правления. Поэтому опровержение этого тезиса от Писания выбивало из рук идеологических оппонентов важный аргумент.

Вывод о нейтралитете Библии по отношению к политическим системам обусловлен исследовательской честностью преподавателя академии, так как в Священном Писании действительно редко говорится о способах управления государством. Но это вовсе не мешает автору обнаружить «удивительную близость… (конституционного строя – П. Л.) к понятиям христианским и формам древнецерковным»[48]. Наконец, не могут не удивлять слова профессионального библеиста о том, что недовольство Бога желанием иудеев установить монархию имело корень в том обстоятельстве, что монархия «наносила ущерб не только власти и правам Иеговы, но вместе с тем власти и правам народа, грозила опасностью… свободе народной»[49].

Понимание взглядов В. Н. Мышцына как политического аналитика еще больше проясняется в критике им социализма и марксизма. В своих обзорах популярных политических течений публицист неоднократно указывает на несостоятельность многих положений леворадикальных учений. В частности, доцент кафедры Ветхого Завета по целому ряду пунктов обрушивается на С. Н. Булгакова[50], увлекавшегося в тот период христианским социализмом. В. Н. Мышцын категорически отвергает путь насильственного обобществления собственности, ясно демонстрирует противоречивость в соотношении программ «минимум» (проведение широких социальных реформ) и «максимум» (уничтожение капиталистического строя) в изложении будущего протоиерея. Наконец, замечает странную последовательность развития общественной жизни во взглядах С. Н. Булгакова: едва ли с христианством вяжется положение, что коммунизм (как некая форма справедливого общественного устройства) приведет мир к Царствию Небесному, а не наоборот – духовное совершенствование конкретных людей сделает возможным существование справедливого общества[51].

Что касается марксизма, то здесь Василий Никанорович указывает на подмену, которую пытаются провести его идеологи. Не имея никакой морали, кроме борьбы за личные экономические интересы, что, по сути, является эгоизмом, теоретики марксизма пытаются показать свою философию как высшую точку человеческой добродетели, узурпируя тем самым добродетели, возвещенные Евангелием[52].

Все изложенные мысли позволяют характеризовать В. Н. Мышцына как публициста либерального направления. Разумеется, либерализм этого автора имел определенное влияние христианства: многие рассуждения строились с учетом христианских понятий, однако при этом приходится признать, что и вероучительные установки подвергались определенной корректировке со стороны политического учения.

Во многом именно материалы В. Н. Мышцына создавали «Богословскому вестнику» репутацию либерального издания. Церковные деятели часто отрицательно отзывались о том направлении мысли, которое процветало на страницах академического издания. По свидетельству митрополита Арсения (Стадницкого), многие видные церковные деятели, такие как митрополит Владимир (Богоявленский), К. П. Победоносцев, В. К. Саблер, без сочувствия относились к общественной публицистике «Богословского вестника». В частности, обер-прокурор Святейшего Синода говорил бывшему ректору академии в 1905 г.: «Одно безобразие – статья Мышцына. И все это – одно желание реформировать, реформировать, забывая, что это далеко не так легко, как кажется, что нужно трудиться и трудиться, учиться и учиться»[53]. Сам митрополит Арсений, напротив, симпатизировал публицисту.

Особо в ряду общественно-публицистических статей стоит рецензия[54] Ильи Михайловича Громогласова[55] на сборник статей «Духовная школа»[56]. Отзыв на книгу, опубликованный будущим священномученником в 1906 г., оказался для него роковым через несколько лет, когда за эту публикацию и еще за несколько материалов в других печатных органах[57] И. М. Громогласова изгнали из МДА как неблагонадежного, с политической точки зрения, преподавателя. Разумеется, он указывал на то, что печатался с разрешения цензоров (все журналы сохраняли цензуру на момент издания материалов), однако это не возымело никакого результата, и профессору академии пришлось искать новое место службы. Упорство, с которым И. М. Громогласова обвиняли в неблагонадежности спустя несколько лет после публикации сомнительных материалов и оставление без ответственности цензоров, пропустивших публикации, натолкнули исследователей на мысль о том, что причины увольнения были отнюдь не политического, а личного характера и крылись в неприязни ректора МДА епископа Феодора (Поздеевского) к опальному профессору[58].

Анализ текста «Бастилии духа» поможет внести некоторые разъяснения в поднятый вопрос. Рецензия И. М. Громогласова носит довольно пространный характер, материал занял девятнадцать страниц очередного номера «Богословского вестника». На всем протяжении материала профессор Громогласов не столько дает характеристику статьям сборника «Духовная школа», сколько рассуждает о проблемах духовного образования в Российской империи. Нужно отметить, что предложения и замечания автора не носят радикального характера. В тексте поднимаются традиционные проблемы православных семинарий и академий: противоречие между общеобразовательной и специальнообразовательной функциями духовных семинарий, узкая сословность среднего и высшего духовного образования, отставание учебных программ в области общественных наук и др. При этом пути решения, предлагавшиеся автором, предполагают лишь активное реформирование духовного образования. Единственное, что действительно привлекает внимание при чтении материала на предмет политического радикализма, это некоторые фразы, которые позволяет себе автор. Во-первых, само название рецензии «Бастилия духа» уже достаточно красноречиво. Бастилия[59] со времени Великой французской революции носит вполне четкий образ места произвола и тирании. Во-вторых, автор допускает сравнение семинарии с преисподней: «Как над дверями дантовского ада, над современной духовной школой могла бы быть водружена надпись, предупреждающая о безнадежности, по крайней мере для большинства вступающих в нее, выхода к иным светлым сторонам жизни»[60]. Наконец, автор характеризует всю современную ему систему духовного образования как «безумие», прохождение которого гарантирует «ужасные» последствия[61]. Более ничего «криминального» в материале Ильи Михайловича читателю едва ли удастся найти. На фоне же мыслей Н. П. Попова или даже В. Н. Мышцына, также получивших место на страницах «Богословского вестника», материал И. М. Громогласова носит характер невинного рассуждения, поэтому предположение о несостоятельности обвинения будущего священномученика, по крайней мере за «Бастилию духа», получает подтверждение.

Подводя итог обзору общественно-политической публицистики на страницах «Богословского вестника» в период Первой русской революции, следует отметить следующие детали.

Во-первых, общественно-политическая публицистика «Богословского вестника» 1905–1907 гг. обязана своим появлением особым условиям времени: популярности либеральных и революционных идей, а также ослаблению цензурного контроля над печатью.

Во-вторых, авторы журнала отдавали симпатии либеральному направлению общественной мысли. Все материалы на политические темы пропитаны именно этими идеями. Главными характерными чертами материалов были: критика государственного и церковного управления, указание на кризис в Русской Церкви, призывы к духовенству способствовать «освободительному движению». Идеи, высказывавшиеся на страницах журнала, несомненно, были своеобразным смешением политической философии и некоторых элементов православного богословия.

В-третьих, публикации академического издания являлись частью более масштабных явлений, чем развитие церковной журналистики, в частности в случае с рецензией И. М. Громогласова, а также конфликта московского белого духовенства со своей епархиальной властью.

Все вышеизложенное позволяет считать общественно-политическую публицистику «Богословского вестника» периода 1905–1907 гг. значительным явлением в истории Русской Церкви времен революционных лихолетий, отражающим многие противоречивые процессы и явления того времени.

АНДРОНИК (ТРУБАЧЕВ), игум. Переписка епископа Феодора (Поздеевского) и архиепископа Никона (Рождественского) со священником Павлом Флоренским

Библиография

Арсений (Стадницкий), митр. 2015 – Арсений (Стадницкий), митр. Дневник. М., 2015. Т. 3: 1903–1905. [Arsenii (Stadnitskii), mitr. Dnevnik: 1903–1905 (Diary). Moscow, 2015. Vol. 3: 1903–1905.]

Голубцов С., протод. 1998 – Голубцов С., протод. Из истории «Богословского вестника» // БВ. 1998. Т. 2. Вып. 2. С. 20–38. [Golubtsov S., protod. Iz istorii «Bogoslovskogo vestnika» (From the history of the «Theological journal») // Bogoslovskii vestnik (Theological journal). 1998. Т. 2. Vol. 2. P. 20–38.]

Голубцов С., протод. 1999. Московская духовная академия… – Голубцов С., протод. Московская духовная академия в эпоху революций. М., 1999. [Golubtsov S., protod. Moskovskaia dukhovnaia akademiia v epokhu revoliutsii (Moscow Theological Academy during the revolutions). Moscow, 1999.]

Голубцов С., протод. 1999. Стратилаты академические… – Голубцов С., протод. Стратилаты академические. Ратоборцы за Церковь из корпорации Московской духовной академии первой половины ХХ века. Жизнь, труды, крестный путь. По материалам архивов и публикаций. М., 1999. [Golubtsov S., protod. Stratilaty akademicheskie. Ratobortsy za Tserkov’ iz korporatsii Moskovskoi dukhovnoi akademii pervoi poloviny XX veka. Zhizn’, trudy, krestnyi put’. Po materialam arkhivov i publikatsii (Guards of the Academy. Defenders of the Church among the faculty of the Moscow Theological Academy in the first half of the XX century. Life, works, and way of the cross. Based on material found in archives and publications). Moscow, 1999.]

Громогласов 1906. Бастилия духа… – Громогласов И. М. Бастилия духа. [Рец. на:] Духовная школа: Сборник статей // БВ. 1906. T. 1. № 3. С. 577–596 (2-я пагин.). [Gromoglasov I. M. Bastiliia dukha. [Retsenziia na:] Dukhovnaia shkola: Sbornik statei (The Bastille of the spirit. Spiritual school: Collection of articles) // Bogoslovskii vestnik (Theological journal). 1906. Vol. 1. № 3. P. 577–596 (2-ia pagin.).]

Громогласов 1906. До каких же пор… – Громогласов И. М. До каких же пор? (об отношении Церкви к амнистии) // Московский еженедельник. 1906. № 10. С. 296–297. [Gromoglasov I. M. Do kakikh zhe por? (ob otnoshenii Tserkvi k amnistii) (How much longer? (on the Church’s stand concerning the amnesty)) // Moskovskii ezhenedel’nik (The Moscow weekly). 1906. № 10. P. 296–297.]

Громогласов 1906. Наше общественно-политическое обновление… – Громогласов И. М. Наше общественно-политическое обновление и современные задачи Церкви: Освободительное движение и официальная церковь // Московский еженедельник. 1906. № 5. С. 142–147. [Gromoglasov I. M. Nashe obshchestvenno-politicheskoe obnovlenie i sovremennye zadachi Tserkvi: Osvoboditel’noe dvizhenie i ofitsial’naia tserkov’ (Our socio-political renewal and the Churches modern goals: Liberation movement and the official church) // Moskovskii ezhenedel’nik (The Moscow daily). 1906. № 5. P. 142–147.]

Громогласов 1906. Освободительное движение…  – Громогласов И. М. Освободительное движение и официальная церковь // Перед Церковным Собором. М., 1906. С. 18–28. [Gromoglasov I. M. Osvoboditel’noe dvizhenie i ofitsial’naia tserkov’ (The liberation movement and the official church) // Pered Tserkovnym Soborom (Before the Church Council). Moscow, 1906. P. 18–28.]

Гумеров А., свящ. 1993 – Гумеров А., свящ. Три четверти века академического богословия: (Духовное наследие «Прибавлений к творениям святых отцов» и «Богословского вестника») // БВ. 1993. Т. 1. № 1. С. 21–39 (1а-я пагин.). [Gumerov A., sviashch. Tri chetverti veka akademicheskogo bogosloviia: (Dukhovnoe nasledie «Pribavlenii k tvoreniiam sviatykh ottsov» i «Bogoslovskogo vestnika») (Three quarters of a century of Academic theology: (The spiritual heritage of «Appendices to the works of the Holy Fathers» and the «Thelogical journal»)) // Bogoslovskii vestnik (Theological journal). 1993. Vol. 1. № 1. P. 21–39 (1-ia pagin.).]

Гумеров А., свящ. 2009 – Гумеров А., свящ. Богословский вестник // ПЭ. 2009. Т. 5. С. 531–532. [Gumerov A., sviashch. Bogoslovskii vestnik (Theological journal) // Pravoslavnaia entsiklopediia (Orthodox encyclopedia). Moscow, 2009. T. 5. P. 531–532.]

Дионисий (Шленов), игум. 2010 – Дионисий (Шленов), игум. Периодические издания Московской духовной академии: дореволюционный период // Московской духовной академии 325 лет: Юбилейный сборник в 2 т. Т. 1. Кн. 2: История Московской духовной академии. 1685–1995. М., 2010. С. 154–163. [Dionisii (Shlenov), igum. Periodicheskie izdaniia Moskovskoi dukhovnoi akademii: dorevoliutsionnyi period (Periodical publications of the Moscow Theological Academy: prerevolutionary peroid) // Moskovskoi dukhovnoi akademii 325 let: Iubileinyi sbornik v 2 t. T. 1. Kn. 2: Istoriia Moskovskoi dukhovnoi akademii. 1685–1995 (Moscow Theological Academy 325 years: Anniversary edition in two tomes. Tome 1, Book 2: The history of Moscow Theological Academy 1685–1995). Moscow, 2010. P. 154–163.]

Добронравов Н. П., прот. 1906 – Добронравов Н. П., прот. Участие клира и мирян на соборах в первые десять веков христианства: Реферат, прочитанный в собрании Общества любителей духовного просвещения 1905 г., 2-го декабря // БВ. 1906. Т. 1. № 2 (2-я пагин.). Февраль. С. 263–283. [Dobronravov N. P., prot. Uchastie klira i mirian na soborakh v pervye desiat’ vekov khristianstva: Referat, prochitannyi v sobranii Obshchestva Liubitelei Dukhovnogo prosveshcheniia 1905 g., 2-go dekabria (The participation of clergy and laity in the Councils of the first ten centuries of Christianity: Summery, read at the meeting of the Society of Amateurs of Religious education, 1905, December 2) // Bogoslovskii vestnik (Theological journal). 1906. T. 1. № 2 (2-ia pagin.). February. P. 263–283.]

Зосима (Давыдов), игум. 2004 – Зосима (Давыдов), игум. «Московская церковная революция», или деятельность московского общества любителей духовного просвещения в 1905–1908 гг. // Ежегодная Богословская конференция Православного Свято-Тихоновского богословского института. М., 2004. T. 14. С. 398–409. [Zosima (Davydov), igum. «Moskovskaia tserkovnaia revoliutsiia», ili deiatel’nost’ moskovskogo obshchestva liubitelei dukhovnogo prosveshcheniia v 1905–1908 gg. («Church revolution in Moscow» or the activity of the society of amature of religious education in 1905–1908) // Ezhegodnaia Bogoslovskaia konferentsiia Pravoslavnogo Sviato-Tikhonovskogo bogoslovskogo instituta (Yearly Theological conference at St. Tikhon’s Orthodox Institute). Moscow, 2004. T. 14. P. 398–409.]

Мышцын 1905. Библия и царская власть – Мышцын В. Н. Из периодической печати: Библия и царская власть <…> // БВ. 1905. Т. 3. № 11. С. 565–587 (2-я пагин.). [Myshtsyn V. N. Iz periodicheskoi pechati: Bibliia i tsarskaia vlast’ <…> (From periodical press: The Bible and kingly rule) // Bogoslovskii vestnik (Theological journal). 1905. T. 3. № 11. P. 565–587 (2-ia pagin.).]

Мышцын 1905. Духовное обновление… – Мышцын В. Н. Из периодической печати: Духовное обновление народа и наше духовенство <…> // БВ. 1905. Т. 2. № 4. С. 831–852 (3-я пагин.). [Myshtsyn V. N. Iz periodicheskoi pechati: Dukhovnoe obnovlenie naroda i nashe dukhovenstvo <…> (From periodical press: Spiritual renewal of the people and our clergy) // Bogoslovskii vestnik (Theological journal). 1905. T. 2. № 4. P. 831–852 (3-ia pagin.).]

Мышцын 1905. O духовных семинариях… – Мышцын В. Н. Из периодической печати: О духовных семинариях // БВ. 1905. Т. 2. № 7/8. С. 651–677 (3-я пагин.). [Myshtsyn V. N. Iz periodicheskoi pechati: o dukhovnykh seminariiakh (From periodical press: on seminaries) // Bogoslovskii vestnik (Theological journal). 1905. T. 2. № 7/8. P. 651–677 (3-ia pagin.).]

Мышцын 1906. Государственная Дума… – Мышцын В. Н. Из периодической печати: Государственная Дума и Государственный Совет. Конституция и христианство // БВ. 1906. T. 1. № 3. С. 597–603 (2-я пагин.). [Myshtsyn V. N. Iz periodicheskoi pechati: Gosudarstvennaia Duma i Gosudarstvennyi Sovet. Konstitutsiia i khristianstvo (From periodical press: The State Duma and State Council. Constitution and Christianity) // Bogoslovskii vestnik (Theological journal). 1906. T. 1. № 3. P. 597–603 (2-ia pagin.).]

Мышцын 1906. Политическая роль… – Мышцын В. Н. Из периодической печати: Политическая роль духовенства. Союз христианской политики // БВ. 1906. T. 1. № 2 (2-я пагин.). Февраль. С. 388–391. [Myshtsyn V. N. Iz periodicheskoi pechati: Politicheskaia rol’ dukhovenstva. Soiuz khristianskoi politiki (From periodical press: Political role of the clergy. Council of Christian politics) // Bogoslovskii vestnik (Theological journal). 1906. Т. 1. № 2 (2-ia pagin.). February. P. 388–391.]

Мышцын 1906. Политические партии… – Мышцын В. Н. Политические партии и их идеалы // БВ. 1906. Т. 1 № 2. С. 284–322 (2-я пагин.). [Myshtsyn V. N. Politicheskie partii i ikh idealy (Political parties and their ideals) // Bogoslovskii vestnik (Theological journal). 1906. Т. 1. № 2. P. С. 284–322 (2-ia pagin.).]

Ореханов Г., свящ. 2002 – Ореханов Г., свящ. На пути к Собору. Церковные реформы и первая русская революция. М., 2002. [Orekhanov G., sviashch. Na puti k Soboru. Tserkovnye reformy i pervaia russkaia revoliutsiia (On the path to the Council. Church reforms and the first Russian Revolution). Moscow, 2002.]

Попов 1905 – Попов Н. П. Об отношении пастыря Церкви к современным общественным движениям // БВ. 1905. Т. 3. № 12. С. 778–815 (4-я пагин.). [Popov N. P. Ob otnoshenii pastyria Tserkvi k sovremennym obshchestvennym dvizheniiam (On the relationship of a Church pastor to social movements) // Bogoslovskii vestnik (Theological journal). 1905. Т. 3. № 12. P. 778–815 (4-ia pagin.).]

Сергий (Страгородский), еп. 1905 – Сергий (Страгородский), еп. Наш новый долг перед родиной // Церковный Вестник. 1905. № 34. 25 августа. Стб. 1060–1063. [Sergii (Stragorodskii), ep. Nash novyi dolg pered rodinoi (Our new duty before our homeland) // Tserkovnyi Vestnik (Church Herald). 1905. № 34. 25 August. Col. 1060–1063.]

Соколов 1906 – Соколов В. А. Предстоящий Всероссийский церковный собор, его состав и задачи: Публичное чтение от Союза 17 октября // БВ. 1906. Т. 2. № 5. С. 34–59 (2-я пагин.). [Sokolov V. A. Predstoiashchii Vserossiiskii tserkovnyi sobor, ego sostav i zadachi: Publichnoe chtenie ot Soiuza 17 oktiabria (The upcoming Russian church council, its members and its goals: Public reading from the Union of October 17) // Bogoslovskii vestnik (Theological journal). 1906. Т. 2. № 5. С. 34–59 (2-ia pagin.).]

Соколов 1915 – Соколов В. А. Пять с половиной лет в должности редактора // БВ. 1915. Т. 3. № 10/11/12. С. 239–276 (1-я пагин.). [Sokolov V. A. Piat’ s polovinoi let v dolzhnosti redaktora (Five and a half years as rector) // Bogoslovskii vestnik (Theological journal). 1915. Т. 3. № 10/11/12. С. 239–276 (1-ia pagin.).]

Степанов, Платонов 2008 – Степанов А., Платонов О. Владимир (Богоявленский) // Энциклопедия черной сотни. М., 2008. С. 130–104. [Stepanov A., Platonov O. Vladimir (Bogoiavlenskii) (Father Vladimir (Bogoyavlenky)) // Entsiklopediia chernoi sotni (Encyclopedia of the Black Hundred). Moscow, 2008. P. 130–104.]

Тимофеева 2007 – Тимофеева С. Е. Церковные ведомости (1888–1918). История издания: дисс. … канд. филологических наук. М., 2007. [Timofeeva P. E. Tserkovnye vedomosti (1888–1918). Istoriia izdaniia: diss. … kand. filologicheskikh nauk (History of publication: dissertation … candidate of Philology). Moscow, 2007.]

Abstract

Lipovetskiy E. Socio-political journalism of the «Theological Journal» during the First Russian Revolution

The article is devoted to the review and analysis of publications on social and political topics of the official press of the Moscow Theological Academy – the «Theological Journal» during the revolutionary events in Russia of 1905–1907. In connection with the journalistic activities a number of church leaders are mentioned, who held key positions in the publication team of this period, who determined the policy of the journal. Also attention is paid to the major authors, who expressed in the magazine their socio-political views, through the publication of which the «Theological Journal» earned the reputation of a liberal church publication.

The article considers the most popular topics covered in the pages of «Theological messenger» during the First Russian Revolution, the most important of which were the reorganization of the state, the ideology and activities of political parties, preparation of the Local Council, social inequality, as well as religious education. In conclusion, it states that the authors of the journal favored the liberal direction of public opinion, did not hesitate to critique the state and church administration, and pointed out the crisis in the Russian Orthodox Church, urging the clergy to a «liberation movement».

Keywords:

Theological Journal, social and political journalism, the First Russian Revolution (1905–1907), «the Society of Lovers of spiritual enlightenment», Church liberalism, N. P. Popov, V. N. Myshtsin, I. M. Gromoglasov.

Примечания

[1] Дионисий (Шленов), игум. 2010. С. 154.

[2] Сведения о тираже см.: Голубцов С., протод. 1998. С. 24; Гумеров А., свящ. 2009. С. 531–532.

[3] Тимофеева 2007. С. 32.

[4] Для сравнения: рассчитанные на более широкую аудиторию «Кормчий», «Странник» или «Русский паломник» обходились подписчикам несколько дешевле – от четырех до шести рублей за годовой комплект.

[5] К примеру, еп. Арсений (Стадницкий) в своих дневниковых записях неоднократно упоминает об отзывах на материалы журнала самых разнообразных людей (см.: Арсений (Стадницкий), митр. 2015. С. 50, 54, 99, 110, 131 и др.).

[6] Устав и штат православных духовных академий от 20 апреля 1884 г. // Прибавления к Творениям св. отцов. 1884. Ч. 34. Кн. 1. С. 5. § 31.

[7] Соколов 1915. С. 272.

[8] Голубцов С., протод. 1999. Московская духовная академия… С. 10.

[9] По тем или иным причинам свои посты в МДА покинули: и.д. доцента по кафедре гомилетики инспектор иеромонах Серафим (Остроумов), проф. по кафедре русской гражданский истории В. О. Ключевский, доц. по каф. Св. Писания Ветхого Завета В. Н. Мышцын, проф. по каф. истории философии П. В. Тихомиров, доц. по каф. новой гражданской истории И. Д. Андреев. В 1909 г. был уволен И. М. Громогласов, проф. по кафедре истории русского раскола, за публикации периода 1905–1907 гг.

[10] 1867–1938 гг.

[11] 1867–1927 гг.

[12] Голубцов С., протод. 1999. Стратилаты академические… С. 177.

[13] Из хозяйственной истории «Богословского вестника» за 25 лет // Богословский вестник. 1916. № 10, 11, 12. Октябрь, ноябрь, декабрь. С. 618.

[14] Голубцов С., протод. 1999. Стратилаты академические… С. 176.

[15] Голубцов С., протод. 1999. Московская духовная академия… С. 158.

[16] 1869–1935 гг. Должность ректора МДА занимал в 1903–1906 гг.

[17] 1848–1918 гг.

[18] Арсений (Стадницкий), митр. 2015. С. 99.

[19] Подробно события описаны в: Зосима (Давыдов), игум. 2004. С. 398–409.

[20] Степанов, Платонов 2008. С. 104.

[21] Соколов 1915. С. 275.

[22] Арсений (Стадницкий), митр. 2015. С. 100.

[23] См., например: Гумеров А., свящ. 1993. С. 21–39; Материалы к «Богословско-церковному словарю» // Богословские труды. 1987. № 28. С. 344–352; Дионисий (Шленов), игум. 2010. С. 154–163 и др.

[24] Ореханов Г., свящ. 2002. С. 89.

[25] Голубцов С., протод. 1998. С. 34.

[26] Там же.

[27] 1866–1936 гг.

[28] Разъяснительное определение Святейшего Синода от 7 июля – 1 августа 1906 года // Церковные ведомости. 1906. № 33. 19 августа. С. 375–376.

[29] Правила, определяющие отношение церковной власти к обществам и союзам, возникающим в недрах Православной Церкви, вне ея и к общественно-политической и литературной деятельности церковных должностных лиц от 18–25 ноября 1906 года // Церковные ведомости. 1906. № 48. С. 505–507.

[30] Зосима (Давыдов), игум. 2004. С. 398–409.

[31] Перед церковным собором. М., 1906. С. VII.

[32] Перед церковным собором. М., 1906.

[33] Попов 1905. С. 778–815.

[34] Впоследствии архиепископ Владимирский, священномученик.

[35] Добронравов Н. П., прот. 1906. С. 263–283.

[36] Соколов 1906. С. 34–59.

[37] Любопытно отметить, что оба сообщения потом были включены и в сборник «Перед церковным Собором», подготовленный Вероисповедной комиссией.

[38] Церковная периодика действительно изобиловала материалами на эту тему. Ср., например: Участие духовенства в предстоящих выборах в Государственную Думу // Известия по Харьковской епархии. 1905. № 17. 15 сентября. С. 794–795; Сергий (Страгородский), еп. 1905; Церковь и политическая жизнь // Церковный Вестник. 1905. № 42. С. 1318–1319; К вопросу об участии православного русского духовенства в общественной жизни русского народа // Киевские епархиальные ведомости. 1905. № 42. 16 октября. Неофициальная часть. С. 1043–1046.

[39] Попов 1905. С. 788–789.

[40] Там же. С. 795.

[41] Там же. С. 812.

[42] Там же. С. 807.

[43] Зосима (Давыдов), игум. 2004. С. 398–409.

[44] 1866–1936 гг.

[45] См., напр.: Мышцын 1905. Духовное обновление… С. 832–837; Мышцын 1905. O духовных семинариях… С. 651–677.

[46] Мышцын 1906. Государственная Дума… С. 601.

[47] Мышцын 1905. Библия и царская власть… С. 568.

[48] Мышцын 1906. Государственная Дума… С. 601.

[49] Мышцын 1905. Библия и царская власть… С. 567.

[50] 1871–1944 гг. Впоследствии протоиерей.

[51] Мышцын 1906. Политическая роль… С. 388–391.

[52] Мышцын 1906. Политические партии… С. 287.

[53] Арсений (Стадницкий), митр. 2015. С. 54.

[54] Громогласов 1906. Освободительное движение… С. 577–596.

[55] 1869–1937 гг. Впоследствии протоиерей.

[56] Духовная школа. М., 1906.

[57] Громогласов 1906. Освободительное движение… С. 18–28; Громогласов 1906. До каких же пор… С. 296–297; Громогласов 1906. Наше общественно-политическое обновление… С. 142–147.

[58] Голубцов 1999. Московская духовная академия… С. 45–51.

[59] Политическая тюрьма в Париже XIV в., разрушенная в 1790 г. революционно настроенными парижанами.

[60] Громогласов 1906. Бастилия духа… С. 581.

[61] Там же. С. 579.

ЛИПОВЕЦКИЙ П.Е. Общественно-политическая публицистика «Богословского вестника» в период революции 1905–1907 г. // Богословский вестник. 18–19. 2015. № 3 июль–сентябрь, № 4 октябрь–декабрь. С.265-288.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий