ВизантологияДомановский А.Н.

ДОМАНОВСКИЙ А.Н. О «Торгово-ремесленном департаменте» секрета эпарха города Константинополя в середине VII-IX вв.

Общеизвестна высочайшая важность столицы в истории любого государ­ства. Геополитическое положение города, утверждение его авторитета как внутри страны, так и за ее пределами во многом определяет престиж державы и ее историю. Хрестоматийным примером столицы, наиболее выгодно сочетав­шей все возможные выгоды своего географического положения и славившейся в пределах всего средневекового мира, является Константинополь. При этом одной из важнейших составляющих престижа и могущества города, его притя­гательности в глазах иноземцев, были несметные богатства, приумножаемые не столько успешными военными походами, дарами иноземных правителей или скурпулезно взимаемыми со всей территории империи налогами, сколько тор­говлей. Трудно переоценить роль византийской столицы как центра междуна­родной, по тем временам мировой торговли: Константинополь был централь­ным, срединным пунктом на коммерческих путях не только между Востоком и Западом, но и между Севером и Югом.

Огромное значение торговли в жизни Константинополя обусловило при­стальное внимание к ней со стороны государства: многочисленные законы и постановления, регламентировавшие порядок торговых сделок и правила пове­дения контрагентов, перечни разрешенных и, главное, запрещенных к вывозу за пределы государства товаров, деятельность специальных чиновников, регули­ровавших и контролировавших константинопольскую торговлю. В современ­ной историографии, несмотря на детальное изучение многообразной жизни ви­зантийской столицы, до сих пор не предпринято комплексного специального исследования структуры государственного административного аппарата, осу­ществлявшего контроль над торговлей в столице империи. В данной работе бу­дет предпринята попытка частично восполнить этот историографический про­бел относительно первой половины так называемого «средневизантийского» периода, то есть приблизительно середины VII-IX вв. Полученные выводы, оче­видно, могут выходить за указанные хронологические рамки, однако их соотне­сение с материалами Х-ХII вв. не входит в наши задачи.

Общий надзор за торговлей в Константинополе осуществлял столичный городской голова, градоначальник — городской префект (эпарх)[1]. Специальное выделение столицы и прилегающей к ней стомильной зоны в качестве единого, отдельного от всей остальной территории империи «торгово-экономического округа» было связано с грандиозным значением города как транзитного пункта и центра высокоразвитого производства, с функционированием специфической «экономической зоны столицы», наиболее последовательно на данный момент охарактеризованной Н.Икономидесом. В ранне- и средневизантийский период эпарх города Константинополя играл в столице роль, сопоставимую с ролью императора относительно империи в целом, что нашло отражение в его титула- туре и даже официальной одежде[2].

Должность префекта (эпарха) города Константинополя (Praefectus Urbis, ό ἔπaρχoς της Πόλεως) была создана в Константинополе в 359 г. императором Констанцием II (337-361) по образцу префекта города Рима[3] и была второй по значению после префектуры претория[4]. Когда Констанций II реорганизовал ад­министрацию Константинополя, учредив в столице должность префекта города, он одновременно не создал должности префекта анноны, вследствие чего кон­стантинопольский градоначальник напрямую взял на себя регулирование про­довольственного снабжения населения[5]. Такое положение вещей неизбежно ве­ло к появлению у эпарха полномочий по контролю и регулированию торговли продовольственными, а со временем и всеми товарами в Константинополе, по решению вопросов соотношения цены и веса товаров, надзора за правильно­стью используемых мер и весов[6]. Подобную эволюцию наблюдаем и относи­тельно префекта города Рима, которому императоры Валентиниан и Валент предписывали следить за продовольственным снабжением города в качестве высшей контролирующей инстанции по отношению к «аннонарному оффикию (ad officium annonarium)»[7].

Таким образом, префект города Константинополя постепенно принимал на себя функции по регулированию торговли в столице. Вследствие этого им­ператорские постановления, регламентировавшие торговую деятельность в сто­лице государства (как в Риме, так и в Константинополе), все чаще адресовались городскому префекту[8]. Со временем адресация постановлений, касавшихся столичной торговли и ремесленного производства, градоначальнику, стала обязательной, и префект Константинополя приобрел исключительное право кон­тролировать и регулировать экономическую жизнь столицы[9].

По мнению Ж. Дагрона, подведомственная префекту города префектура анноны появилась в Константинополе не ранее правления Анастасия I Диокора (491-518). При этом префект анноны играл в административной системе Кон­стантинополя достаточно скромную вспомогательную роль, помогая градона­чальнику организовывать продовольственное снабжение населения столицы, и, вероятно, регулирование торговли продовольственными товарами[10]. Рост зна­чения префекта столичного города и его полномочий нашел отражение в ряде предписаний соблюдать паритет по отношению к другим городским должно­стям, функции которых все больше узурпировал градоначальник: «Префектура же Города так превосходит все власти (potestatibus), которые имеются в Городе, так касаясь отчасти всех, чтобы пользовать (власть) без беззакония и ущерба (для) чужой чести»[11]. Особенно это касалось префектуры анноны[12].

Важным событием, значительно повлиявшим на рост полномочий эпарха города в сфере государственного регулирования торговли и ремесла, стало ис­чезновение в первой трети VII в. должности префекта претория Востока[13], осу­ществлявшего ранее государственную экономическую политику. Часть функ­ций последнего по контролю и регулированию торговли, по всей видимости, перешла к столичному градоначальнику. В первом титуле шестой книги Васи- лик функции префекта претория и эпарха города помещены в одной главе и смешаны[14]. Это, очевидно, вызвано тем, что первой должности на момент со­ставления законодательного свода уже не существовало, и ее функции во мно­гом (по крайней мере, в рамках столичного города и его округа) перешли к го­родскому эпарху[15]. В итоге описанной эволюции, по справедливому наблюде­нию Н. В. Пигулевской, к 1Х-Х вв. эпарх Константинополя давно уже имел не­посредственное отношение к надзору и регулированию торгово-ремесленной деятельности в столице, «а к X в. эта традиция зафиксировалась в Книге Эпарха»[16].

Приблизительно в это же время или немногим ранее приобрели свое окончательно оформление также состав и структура ведомства градоначальни­ка Константинополя. По крайней мере, судить о составе секрета эпарха столи­цы в IX в. и, с определенными оговорками, в середине VII-VII1 вв., мы можем по данным Тактикона Успенского (843 г.) и Клеторология Филофея (899 г.). Осторожная экстраполяция данных источников IX в. на более раннюю эпоху вполне допустима, поскольку, согласно тонкому замечанию А.ШСаждана, вы­явление изменений структур, составлявших основу империи (в том числе и ад­министративной) возможно тогда, когда отдельные процессы уже осуществи­лись и внедрены в общество, но не в тот момент, когда показались их ростки[17]. Исходя из этого, судить о тенденциях изменений IV-VI вв. представляется воз­можным на материале VII-VIII вв., а процессы VII-IX вв. оказались закреплены в законодательстве IX-X вв.[18] Очевидно, именно это имел в виду Ф. И. Успен­ский, отмечая, «что в X в. в разных областях обнаружилась потребность закре­пить письменными данными результаты предыдущего исторического движе­ния. Это направление сказалось как в области внешней истории, так и по отно­шению к учреждениям византийской империи и к гражданской и военной ад­министрации»[19].

Используя удачное выражение Дж. Тилла, ранее отработанная и сформи­ровавшаяся модель лишь приобрела видимую законченную форму благодаря закреплению в более поздних законодательных памятниках[20]. Именно этот фе­номен, очевидно, предопределил и структуру повествования писавшего об им­перской администрации X в. Дж. Б. Бьюри, вынужденного повсеместно обра­щаться к материалам более раннего периода[21] [22]. В связи с таким «запаздывани­ем» источников относительно реальной ситуации и представляется возможным принять нижней хронологической границей данного исследования вторую чет­верть — середину VII в., время кардинальных изменений в административной системе империи.

Согласно приведенному в «Книге церемоний» Клеторологию Филофея, в секрет эпарха города (έπαρχικον σεκρετov (σηκρετον), πραιτώριον) входило че­тырнадцать видов должностей, занимаемых чиновниками, услугами которых эпарх мог пользоваться при исполнении лежавших на нем обязанностей: σύμπονος, λογοθέτης του πραιωρίου, κριταί των ρεγεώνων, έπισκεπτήται, πρωτοκαγκελλάριοι, κεντουρίων, έπόπται, έξαρχοι, γειτονιάρχαι, νομικοί, βουλωταί, προστάται, καγκελλάριοι, παραθαλλασσίτης23. В этот перечень необхо­димо также включить упомянутых в Книге эпарха легатария претория (λεγατάριος του πραιτορίον)[23] и митота (μιτωτής)[24], также входивших в ведом­ство городского эпарха. Вне данного перечня остались также мелкие служащие секрета — курсоры-гонцы, рассыльные, исполнители[25].

Симпон и логофет претория были равными по своей титулатуре и в Такти- коне Успенского, и в «Книге церемоний». Однако, если в первом случае они предшествовали хартулариям военных фем и доместикам и были отнесены к четвертому классу ипатов, страторов, кандидатов (ύπατοι, στράτωρες, κανδιδάτοι) и всех остальных низших чинов[26], то во втором уже принадлежали к третьему классу спафариев (ό σπαθάριος) . Возвышение этих должностей в табели о рангах был связан, очевидно, с уже упомянутым ростом значения чина эпарха города[27]. Фактическое равенство симпона и логофета претория позволяет согласиться с Дж.Б. Бьюри, полагавшим, что ведомство городского эпарха как бы подразделялось на два департамента, возглавлявшихся, соответственно, двумя вышеназванными чиновниками[28]. С таким предположением вполне со­гласуется и утверждение Ф.И.Успенского о том, что и σύμπονος, и λογοθέτης του πραιτωρίου имели свои собственные канцелярии[29], с той лишь оговоркой, что канцелярии эти не были чем-то отдельным от секрета эпарха, а входили в него в качестве составных частей.

Косвенным свидетельством такого разделения ведомства константино­польского градоначальника служит сообщение из хроники Продолжателя Фео­фана о том, что василевс Роман II (959-963) предоставил новоназначенному в 960 г. эпарху города патрикию Феодору Дафнопату двух помощников: «асикрита Феофилакта Мацицика и спафарокандидата и судью Иосифа, которого сделал логофетом претория»[30]. Феофилакт Мацицик, по всей видимости, стал симпоном.

Заслуживает внимания также мысль Дж.Б. Бьюри о возможной специализа­ции выделенных двух отделений секрета градоначальника Константинополя: если симпон занимался регулированием торгово-ремесленной жизни в столице, то логофет претория (по ассоциации с преторием, где находилась главная сто­личная тюрьма) реализовывал юридическую (прежде всего судебную) сторону функций эпарха[31]. Исходя из предложенного деления, департаменты можно ус­ловно именовать «Торгово-ремесленным» и «Юридическим (судебным)» и предположительно распределить между ними перечисленные выше должности секрета градоначальника из Книги церемоний.

К «Торгово-ремесленному» отделению ведомства эпарха относился симпон[32], в ведении которого, согласно Книге Эпарха, находилось регулирование торговли продовольственными товарами: хлебом и вином, надзор за кожевен­ным ремеслом[33]. К этому же отделению следует, очевидно, отнести, надзирате­лей эпискептитов (έπισκεπτηται) и четырех надсмотрщиков эпоптов (έπόπται)[34]. Дж. Б. Бьюри вполне правомерно объединял этих чиновников, счи­тая, что они выполняли одинаковые функции[35]. К этому же департаменту отно­сились налагатели клейм вуллоты (βουλωταί.)[36]. Из херсонских находок проис­ходит уникальная печать вуллота Иерона, что свидетельствует о существовании такого рода чиновников не только в центральном ведомстве эпарха, но и в го­родах, контролировавших «подступы» к столице[37]. Сюда же относились также экзархи (βξαρχοι) и простаты (προστάται)[38]. Последние два чиновника были не только, и, возможно, не столько служащими секрета эпарха города, сколько главами торгово-ремесленных корпораций[39]. Отнесение их к ведомству градо­начальника вызвано, очевидно, тем, что их назначение во многом зависело от эпарха и они выполняли от имени эпарха ряд функций по регулированию сто­личного ремесленного производства и торговли[40]. Внештатными сотрудниками главы столичного города были, по сути, трапезиты, аргиропраты, кируларии, вофры и представители других корпораций, предписания о деятельности кото­рых были направлены на регулирование законной и преследование незаконной торгово-ремесленной деятельности[41].

В «торгово-ремесленный департамент» входил также не упомянутый в Клеторологии Филофея служащий митаты митот (μιτωτής), который, очевидно, наблюдал за соблюдением запрета на продажу иностранцам плащей из шелко­вой ткани — иматиев стоимостью дороже 10 номисм[42].

К этому же департаменту следует отнести и должность легатария претория (λεγατάριος· του πραιτορίου), игравшего важную роль в регулировании между­народной торговли[43]. Учитывая важность описанных в Книге эпарха функций легатария, а также то, что он не упомянут в Книге церемоний, где названы лишь две сравнимых по важности должности — симпон и логофет претория, ис­следователи долгое время отождествляли этого чиновника с одной из них. А.Во отождествлял две этих должности[44], а Н. Икономидес полагал, что легатарий претория был подчинен логофету претория[45]. Однако, несмотря на созвучие в названии, логофет претория имел, очевидно, сугубо судебно-полицейские функции, управлял городской тюрьмой и отвечал за поддержание правопорядка в городе и поэтому не может быть отождествлен с легатарием, определявшим порядок торговли иноземных купцов. Небезынтересное предположение М.Л. Сюзюмова, что легатарий претория мог быть главным симпоном, основан­ное на позиции Ж. Николя, Э. Штекле и Е.А. Черноусова[46], не выдерживает кри­тики в связи с убедительно доказанным А.П. Кажданом и Н. Икономидесом на­личием в секрете эпарха города всего лишь одного симпона[47], а не нескольких, как полагал М.Я. Сюзюмов[48]. Невозможным представляется и отождествление легатария с единственным симпоном ведомства градоначальника, поскольку чиновник выполнял лишь часть функций «торгово-ремесленного департамен­та» — регулировал торговлю иноземцев в столице, тогда как симпон, очевидно, отвечал за контроль всей константинопольской торгово-ремесленной деятель­ности[49]. Таким образом, λεγατάριος του πραιτορίου был, вероятно, отдельным чиновником и относился к возглавляемому симпоном «торгово-ремесленному» отделению секрета столичного градоначальника.

Необходимо также упомянуть о небезосновательной точке зрения, что ле­гатарий претория появился несколько позже IX в., а именно во время правления Никифора II (963-969) или Иоанна Цимисхия (969-976) и именно поэтому не упомянут в Клеторологии Филофея[50]. Это, безусловно, может выводить долж­ность за хронологические рамки данной работы, однако не стоит полностью от­брасывать мнение, что легатарий мог все же появиться уже в IX в. Кроме того, упоминание об этом чиновнике представляется необходимым для целостной характеристики ведомства эпарха города. Оно позволяет судить, в каком на­правлении эволюционировала сфера компетенций константинопольского гра­доначальника и какие новые должности могли появиться в его секрете в связи с этой эволюцией.

Ко второму, «юридическому» департаменту, помимо логофета претория относились юристы-законоведы номики (νομικοί), вопрос об отождествлении которых с корпорацией табуллариев Книги эпарха оставляем открытым, по­скольку его решение не входит в круг непосредственных задач этого исследо­вания[51]. Сюда же входил начальник подчиненного эпарху военного отряда сот- ник-кентурион, обеспечивавший правопорядок в столице (κβντουρίων)[52] и судьи регионов (κριταί των (ῥεγεώνων)[53], отождествленные Дж. Б. Бьюри со старос­тами «соседств»-гитоний гитониархами (γειτονιάρχαι)[54]. Они возглавляли именно регионы, а не кварталы, как, повторяя ошибку Ф.И. Успенского[55], писал М.Я. Сюзюмов[56], поскольку квартальных vicomagistri было 65[57], а гитониархов лишь двенадцать. Число последних было, очевидно, связано с тем, что два ок­раинных региона Константинополя (Сики и Влахерны, тринадцатый и четырна­дцатый) фактически находились за чертой столичного города[58]. Особняком стоит точка зрения Г. Принцинга, который отказывается видеть в гитониях кварталы либо регионы, считая их лишь «нечетко определенными пространствами» [59].

Еще в VI-VII вв. гитониархи, возможно, были выборными и подведомст­венными партиям цирка, а в VIII в. — включены в ведомство эпарха города[60]. Упоминание регионов, которые возглавляли γειτονιάρχαι и ρεγιονάρχαι, встре­чаем в Житии и мученичестве преподобного Максима Исповедника (580-662), написанном Георгием из Ришайны в конце VII в.[61] Не исключена возможность параллельного существования выборных гитониархов подчиненных димам, и гитониархов в ведомстве городского эпарха[62]. Одновременно нельзя признать однозначным и бесспорным сделанное Дж. Б.Бьюри соотнесение гитониархов и судей регионов. Вполне вероятно, что главы гитоний могли иметь не только судебные полномочия, но также и административные, что позволяло им осуще­ствлять надзор за мелкой внутриквартальной торговлей товарами широкого по­требления, прежде всего съестными припасами[63]. По крайней мере, согласно положениям «Законов химьяритов», гитониархи (γειτονιάρχαι), должны были надзирать за продажей хлеба, вина, масла и прочих продуктов питания[64]. В та­ком качестве они вполне могут быть отнесены не только и, возможно, даже не столько к «юридическому» департаменту секрета эпарха города, сколько к «торгово-ремесленному».

Подобное двойственное положение занимал, вероятно, и начальник сто­личного порта, парафалассит (παραθαλλασσίτη), осуществлявший, по мнению Дж.Б. Бьюри, полицейский надзор за побережьем[65]. Вполне вероятно, что одно­временно парафалассит мог контролировать купеческие суда и осуществляв­шуюся в порту торговлю, следовательно, его функции были схожими с функ­циями Comes portus из Notitia dignitatum. По крайней мере, по мнению Н.А. Скабалановича, именно парафалассит выступал низшей инстанцией суда эпарха по делам «над лицами, занимавшимися морской торговлей и перевозкой фрахтов, равно как над служившими на торговых судах»[66], а Н. Икономидес, Р. Гийан и А. Гийу прямо писали о том, что этот чиновник контролировал мор­скую торговлю в порту Константинополя[67]. Это позволяет рассматривать на­чальника столичного порта как чиновника, который также вполне мог частично относиться к «торгово-ремесленному департаменту» секрета городского эпарха, а точнее — занимать самостоятельное положение в ведомстве градоначальника, связанное в равной мере как с обеспечением юридических, так и торгово- экономических функций[68].

Вне деления на департаменты остаются, как мы видим, начальники отде­лений в канцеляриях протоканкелларии (πρωτοκαγκελλάριοι), писцы канкелла- рии (καγκελλάριοι) и мелкие служащие-исполнители, которые, несомненно, бы­ли в секрете градоначальника. Представляется показательным факт упоминания о двух начальниках отделений в канцеляриях ведомства эпарха, что, возможно, также может рассматриваться в качестве еще одного свидетельства, подтвер­ждающего разделение ведомства столичного градоначальника на два департа­мента[69]. По крайней мере, Н.Икономидес считал, что протоканкеллариев было два, и возглавляли они соответственно ведомство симпона и ведомство прето­рия, подчиненное логофету претория. Деление секрета градоначальника на два отделения может также подтверждаться и наличием в Константинополе двух преториев — резиденций градоначальника, второй из которых по-разному лока­лизуется исследователями[70]. Вполне вероятно, что один из них мог быть глав­ной тюрьмой города и местом резиденции логофета претория, а второй — собст­венно дворцом городского эпарха, где могла находиться и канцелярия симпона.

Подводя определенный итог, следует подчеркнуть, что деление ведомства константинопольского градоначальника на два департамента носит гипотетиче­ский и в значительной мере рабочий характер, вызванный необходимостью рассмотреть в данной работе одну из сторон многогранной административной деятельности эпарха города — регулирование торговли и ремесленного произ­водства, не уделяя внимания иным функциям главы столицы. Тем не менее предпринятое выделение «торгово-ремесленного» департамента столичного градоначальника представляется перспективным и позволяет не только рекон­струировать структуру административного аппарата, осуществлявшего надзор и регулирование торговли в Константинополе, но и пристально изучить повсе­дневную деятельность каждого из чиновников, выяснить характер, последова­тельность, цели и задачи выполняемых ими функций в контексте функциони­рования административного аппарата столицы и империи в целом, а также со­отнести полученные данные с анализом торгово-экономической политики им­перии.

ПЛАТОН (ИГУМНОВ), архим. Святой равноапостольный князь Владимир и цивилизационный выбор Руси

Примечания

[1] Cod. Theod. 1.10.4; Cod. Just. 1.28.4; Курбатов Г.Л. История Византии (От античности к феодализму). М., 1984. С. 41.

[2]  Oikonomides N. Le marchand Byzantin des provinces (IX-e — ΧΙ-e s.) // Mercati et marcanti nell’alto Medioevo: l’Area euroasiatica e l’area mediterranea. Spolete, 1993. P. 638; Oikonomidés N. The Economic Region of Constantinople: From Directed Economy to Free Economy, and the Role of the Italians // Europa medievale e mondo bizantino: Contatti effettivi e possibilita’ di studi comparati. Rome, 1997; Oikonomides N. The Role of the Byzantine State in the Economy // The Economic History of Byzantium. From the Seventh throught the Fiftenth Century. Vol. 3. Washing­ton, 2002. P. 978-979, 999; cp.: Сюзюмов М.Я. Экономика пригородов византийских крупных городов // ВВ. 1956. Т. 9. С. 55-81; Липшиц Е.Э. К изучению экономики пригородов Констан­тинополя в X в. // ВВ. 1958. Т. 14. С. 81-84 и др.

3 Подробно и со ссылками на соотв. литературу см.: Домановский А.Н. Об элементах офици­альной одежды эпарха города Константинополя (IV-X вв.) // Гуманістичні цінності світових цивілізацій і проблеми сучасного світу. Збірник матеріалів Всеукраїнської студентської наукової конференції (23-24 квітня 2002 р., м. Кривий Ріг). Кривий Ріг, 2002. С. 93-96.

[3]   Brihier L. Le monde Byzantin. Par. 2. Les institutions de l’empire Byzantin. Paris, 1949. P. 98, 187; Oikonomides N. Les Listes de preseance byzantines de IX-e et X-e siecles / Introd., texte, traduct. et comment. Paris, 1972. P. 319; Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque // BS. 1980. T. 41. F. 1. P. 17; Kazhdan A. Eparch of the city // ODB. Vol. 1. P. 705\ Домановский A.H. Опыт периодизации эволюции должности префекта города Рима // ВХУ. 2000. № 456: Актуальні проблеми сучасної науки в дослідженнях моло­дих вчених м. Харкова. 4.1. С. 320.

[4]   Trispanlis C.N. John Lydos on the Imperial Administration // Byzantion. 1974. T. 44. Fasc. 2. P. 493-494.

[5]  Chastagnol A. La Préfecture Urbaine a Rome sous le Bas-Empire. Paris, 1960. P. 299.

[6]  Chastagnol A. La Préfecture Urbaine a Rome sous le Bas-Empire. Paris, 1960. P. 330-331.

[7]  Cod. Theod. 1.6.5; Cod. Just. 1.28.1; (4 апреля 268 г., Медиолан; Имп. Валентиниан и Валент префекту Города Волюзиану); Законодательные памятники административной и финансовой политики ранней Византии. Часть I: период 364-491 гг. / Перевод, комментарий и примеча­ния В.В. Серова. Барнаул, 2004. С. 36-37.

[8]  Cod. Theod. VII.4.10 (22 апреля 364 г., Антиохия; Имп. Валентиниан и Валент АА. — к пре­фекту Г орода Симмахию); Законодательные памятники административной и финансовой по­литики ранней Византии. Часть I: период 364-491 гг. С. 9; Durliat J. L’approvisionnement de Constantinople // Constantinople and Its Hinterland / Ed. C. Mango and G. Dagron. Aldershot, 1995. P. 19.

[9]    История Византии: в 3-х тт. / Отв. ред. акад. С. Д. Сказкин. Т.1. М., 1967. С. 106-107, 138; The Cambridge Medieval History. Vol. 4. The Byzantine Empire. Part. 2. Government, Church and Civilization / Ed. by J. M. Hussey with the editorial assistance of D. M. Nicol and G. Cowan. Cam­bridge, 1967. P. 23-24; Остроторський Г. Icтopiя Вiзантii. Вид. 3-е, доп. / Перекл. з him. А. Онишко. Львiв, 2002. С. 37; История Европы: в 8-ми тт. С древнейших времен до наших дней. Т. 2. Средневековая Европа / Отв. Ред. Е. В. Гутнова, 3. В. Удальцова. М., 1992. С. 93.

[10]  Dagron G. Naissance d’une capitale: Constantinople et ses institutions de 330 a 451. Paris, 1974. P. 233.

[11]  Cod. Theod. 1.6.7; Cod. Just. XII.58.1 (13 июня 376 г.; Имп. Валент, Грациан и Валентиниан ААА. — префекту претория Руфину); Законодательные памятники административной и фи­нансовой политики ранней Византии. Часть I: период 364-491 гг. С. 54; см. также: Cod. Just. 1.28.3; Cod. Just. XII.58.1.

[12]  Cp.: Cod. Theod. 1.6.5; Cod. Just. 1.28.1; (4 апреля 268 г., Медиолан; Имп. Валентиниан и Валент префекту Города Волюзиану); Законодательные памятники административной и фи­нансовой политики ранней Византии. Часть I: период 364-491 гг. С. 36-37.

[13]  Hendy М. On the Administrative Basis of the Byzantine Coinage, c.400 — c. 600 and the Reforms of Heraclius // Unhersity of Birmingham Historical Journal. 1970. Vol. 12. P. 129-154, esp. 153- 154; Kaegi W. E. Notes on Hagiographie Sources for Some Institutional Changes and Continuities in the Early Seventh Century // ΒΥΖΑΝΤΙΝΑ. 1975. T. 7. P. 61; Остроторський Г. Icтopiя Вiзантii. С. 93-94.

[14]  Basil. VI. 4.

[15]  Сюзюмов М.Я. Василики как источник для внутренней истории Византии // ВВ. 1958. Т. 14. С. 70.

[16]  Пигулевская Н.В. Византия и Иран на рубеже VI и VII веков. М.; Л., 1946. С. 134.

[17]  Kazhdan A., Cutler A. Continuity and Discontinuity in Byzantine History // Byzantion. 1982. T. 52. P. 259; cp.: Weiss G. Antike und Byzanz: Die Kontinuität der Gesellschafts structur // Histori­sche Zeitschrift. 1977. № 224. S. 530.

[18]  Cp.: Хрущева Э. H. Концепция перемен в византийской истории по трудам А.П.Кажаана. К 75-летию со дня рождения ученого // АДСВ. 1997. Вып. 28. С. 13.

[19]  Успенский Ф.И. История византийских учреждений // Успенский Ф.И. История Византий­ской империи: в 3-х тт. Т. 3. М.; Л., 1948. С. 802.

[20]  Teall J. L The Grain Supply of the Byzantine Empire, 330-1025 // DOP. 1959. Vol. 13. P. 90.

[21]  Bury J. B. The Imperial Administrative System in the Ninth Century, with a Revised Text of the Kletorologion of Philotheos. London, 1911.

[22]  Constantin! Porphyrogeniti imperatoris De ceremoniis aulae byzantinae libri duo graece et latine / Ex rec. Io. lac. Reiskii. Bonnae, 1829. Vol. 1. P. 717; Успенский Ф. И. Константинопольский эпарх // ИРАИК. 1899. Т. 4. Вып. 2. С. 99; Bury J. В. The Imperial Administrative System in the Ninth Century. P. 139; Oikonomides N. Les Listes de preseance byzantines de IX-e et X-e siècles. P. 112,113, 319-321; Treadgold W.T. The Byzantine State Finance in the Eight and Ninth Centu­ries. New York, 1982. P. Ill; описательную характеристику подчиненных эпарху города чи­новников см. у Л. Брейе и А. Каждана: Bréhier L. Le monde Byzantin. Par. 2. Les institutions de l’empire Byzantin. Paris, 1949. P. 190-191; Kazhdan A. Eparch of the city // ODB. Vol. 1. P. 705.

[23]  Византийская книга Эпарха / Вступ. ст., пер., коммент. М. Я. Сюзюмова. М., 1962. XX; Bury J В. The Imperial Administrative System in the Ninth Century. P. 161.

23 Византийская книга Эпарха. VIII. 3; Stöckle A. Spatromische und byzantinishe Zünfte. Leipzig, 1911. S. 93; Черноусое E.A. Римские и византийские цехи // ЖМНП. 1914. Сентябрь. С. 171; Сорочан С.Б. Византия IV-IX веков: этюды рынка. Структура механизмов обмена. Изд. 2-е, испр. и доп. Харьков, 2001. С. 309.

[25]  Византийская книга Эпарха. С. 104; Успенский Ф.И. Константинопольский эпарх. С. 99; Bury J.B. The Imperial Administrative System in the Ninth Century. P. 139.

[26]   Успенский Ф. И. Византийская табель о рангах // ИРАИК. 1898. Т. 3. С. 127.

[27]   Constantin! Porphyrogeniti imperatoris De ceremoniis aulae byzantinae. Vol. 1. P. 735; Успен­ский Ф.И. Византийская табель о рангах. С. 127; Bury J.B. The Imperial Administrative System in the Ninth Century. P. 152.

[28]   Bury J.B. The Imperial Administrative System in the Ninth Century. P. 71; Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque // BS. 1980. T. 41. F. 1. P. 22.

[29]   Успенский Ф.И. Константинопольский эпарх. С. 88.

[30]   Theophanes continiatus // Theophanes continiatus. Ioannes Cameniata. Symeon magister. Geor­gius monachus / Rec. 1m. Bekkerus. Bonnae, 1839. P. 470; Продолжатель Феофана. Жизнеопи­сания византийских царей / Изд. Я. Н. Любарского. СПб., 1992. С. 194; Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque // BS. 1980. T. 41. F. 2. P. 154-155; Dar- rouzès J. Epistoliers byzantins du Xe s. Paris, 1960. P. 118.

[31]  BuryJ.B. The Imperial Administrative System in the Ninth Century. P. 71-72; Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque. P. 22; Райс T.T. Византия. Быт, религия, культура / Пер. с англ. О. О. Дмитриевой. М., 2006. С. 96-97.

[32]  Oikonomides N. Les Listes de preseance byzantines de IX-e et X-e siècles. P. 320; Guilland R Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque. P. 22; Kazhdan A. Symponos // ODB. Vol. 3. P. 1989.

[33]  Византийская книга Эпарха. XVIII. 1,4; XIX. 1; XIV.2; Каждан А.П. Деревня и город в Ви­зантии IX-X вв. Очерки византийского феодализма. М., 1960. С. 329.

[34]  Constantin! Porphyrogeniti imperatoris De ceremoniis aulae byzantinae. Vol. 1. P. 772; Bury J. B. The Imperial Administrative System in the Ninth Century. P. 171; Oikonomides N. Les Listes de préséance byzantines de IX-e et X-e siècles. P. 320; Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque. P. 23,24.

[35]  Bury J. B. The Imperial Administrative System in the Ninth Century. P. 171.

[36]   Византийская книга Эпарха. VIII, 3; Stöckle A. Spatromische und byzantinishe Zünfte. Leipzig, 1911. S. 93; Черноусое E.A. Римские и византийские цехи. С. 171; Oikonomides N. Les Listes de preseance byzantines de IX-e et X-e siècles. P. 321; Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque. P. 25; Kazhdan A. Boullotes H ODB. Vol. 1. P. 317; Гийу A. Ви­зантийская цивилизация / Пер. с франц. Д. Лоевского; Предисл. Р. Блока. Екатеринбург, 2005. С. 122.

[37]   Алексеенко Н.А. Моливдовулы адресантов Херсона VII-IX вв. (новые находки) // Древно­сти-1996. Харьков, 1997. С. 126-127, № 3; Сорочан С. Б. Византийский Херсон (вторая поло­вина VI — первая половина X вв.). Очерки истории и культуры. Харьков, 2005. Ч. 1. С. 488; Алексеенко Н.А. Таможня и коммеркиарии Херсона // Сорочан С.Б. Византийский Херсон (вторая половина VI — первая половина X вв.). Очерки истории и культуры. Харьков, 2005. Ч. 2. С. 1594.

[38]   Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque. P. 24,25.

[39]  Сюзюмов М Я. Ремесло и торговля в Константинополе в начале X в. // ВВ. 1951. Т. 4. С. 39; Гийу А. Византийская цивилизация. С. 122.

[40]   Византийская книга Эпарха. XVI. 3; XVII. 1, 4; XIX. 1; II. 9; XII. 1; С. 14; Успенский Ф.И. Константинопольский эпарх. С. 100; Каждой А.П. Цехи и государственные мастерские в Константинополе ΙΧ-Χ вв. // ВВ. 1953. Т. 6. С. 143; Каждая А.П. Деревня и город в Византии ΙΧ-Χ вв. Очерки византийского феодализма. С. 322.

[41]  См.: Византийская книга Эпарха. II. 7; И. 4, 6; III. 2; XI. 6, 8; XXI; Сюзюмов М.Я. Ремесло и торговля в Константинополе в начале X в. С. 39; Лытаврин Г.Г. Византийское общество и государство в Χ-ΧΙ вв. Проблемы истории одного столетия: 976-1081 гг. М., 1977. С. 133- 151; Чекалова А.А. Константинопольские аргиропраты в эпоху Юстиниана // ВВ. 1973. Т. 34. С. 15-21; Kazhdan A., Culter A. Argyroprates // ODB. Vol. 1. P. 165.

[42]  Византийская книга Эпарха. VIII. 3; Stöckle A. Spatromische und byzantinishe Zunfle. S. 93; Черноусое E. А. Римские и византийские цехи. С. 171; Сорочан С.Б. Византия IV-IX веков: этюды рынка. Структура механизмов обмена. С. 309.

[43]  Византийская книга Эпарха. XX; Безобразов П.В. Очерки византийской культуры. Пг., 1919. С. 103; Сорочан С.Б. Организация контроля за купечеством в сфере внешней торговли Византии VII-IX вв. // Международные связи в средневековой Европе. Тезисы научных док­ладов и сообщений Всесоюзного научного семинара (25-27 апреля 1991 г ). Запорожье, 1991. С. 19.

[44]  Vogt A. Basile I-er, empereur de Byzance, et la civilasation Byzantine à la fin du IX-e siècle. Paris, 1908. P. 142.

[45]  Oikonomides N. Les Listes de préséance byzantines de IX-e et X-e siècles. P. 320.

[46]  Nicole J. Le Livre du Prefet on l’Edit de l’empereur Leon le Sage sur les corporations de Constantinopole / Texte grec et latin. Geneve, 1893. P. 90; Stöckle A. Spatromische und byzantinishe Zünfte. S. 92; Черноусое E.A. Римские и византийские цехи. С. 171; Сюзюмов М.Я. Ремесло и торговля в Константинополе в начале X в. // ВВ. 1951. Т. 4. С. 25.

[47]  Каждая АЛ. Деревня и город в Византии IX-X вв. Очерки византийского феодализма. М., I960. С. 327-328; Oikonomides N. Les Listes de preseance byzantines de IX-e et X-e siècles / Introd., texte, traduct. et comment. Paris, 1972. P. 320; Kazhdan A. Symponos // ODB. Vol. 3. P. 1989.

[48]  Сюзюмов М.Я. Ремесло и торговля в Константинополе в начале X в. С. 40.

[49]  См. также: Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque. P. 26.

31 Византийская книга Эпарха. С. 251.

[51]   См.: Oikonomides N. Les Listes de preseance byzantines de IX-e et X-e siècles. P. 321, et note 193; Литаврин Г. Г. Византийское общество и государство в X-XI вв. Проблемы истории од­ного столетия: 976-1081 гг. С. 133; Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque. P. 25.

[52]  Успенский Ф.И. Константинопольский эпарх. С. 100; Oikonomides N. Les Listes de préséance byzantines de IX-e et X-e siècles. P. 320; Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque. P. 24.

[53]   Oikonomides N. Les Listes de préséance byzantines de IX-e et X-e siècles. P. 320; Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque. P. 25.

[54]   BuryJ.B. The Imperial Administrative System in the Ninth Century. P. 71-72.

[55]   Успенский Ф.И. Константинопольский эпарх. С. 100.

[56]   Византийская книга Эпарха. С. 104.

[57]   См. о них: Dagron G. Naissance d’une capitale: Constantinople et ses institutions de 330 a 451. P. 233-234.

[58]   Cm.: Bury J. B. The Imperial Administrative System in the Ninth Century. P. 72; Janin R. Con- stantinopole Byzantine. Développement urbain et repertoire topographique. Deuxième edition. Paris, 1964. P. 56-58; Oikonomides N. Les Listes de préséance byzantines de IX-e et X-e siècles. P. 321, et note 194.

[59]   Cm.: Priming G. Zu den Wohnvierteln der Grünen und Frühgeschichte Konstantinopels // Mis­cellanea byzantina monacensia. 1973. Bd. 14. S. 27-48.

[60] См: Успенский Ф.И. Партии цирка и димы в Константинополе // ВВ. 1894. Т. 1. С. 1-16; Cameron A. Demes and Factions // BZ. 1974. Bd. 67. P. 74-91; Сорочам С.Б. Византия IV-IX ве­ков: этюды рынка. Структура механизмов обмена. С. 113-114.

[61] Рудаков АЛ. Очерки византийской культуры по данным греческой агиографии. СПб., 1997. С. 126.

[62] Сюзюмов М.Я. Политическая борьба вокруг зрелищ в Восточно-Римской империи IV века // Ученые записки Уральского гос. ун-та. 1952. Вып. 11. С. 93; Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque // BS. 1980. T. 41. F. 1. P. 25; см. также: Дома- новський A.M., Домановська М.Є. Рецепція візантійських адміністративних структур у Дав­ньоруській державі (постановка питання на прикладі посади столичного міського голови) // Актуальні проблеми вітчизняної та всесвітньої історії. Збірник наукових праць. Харків, 2004. С. 17-18; Домановська М.Є., Домановський А.М. Візантійський епарх Константинополя та давньоруський тисяцький Києва: порівняння стану та статусу столичного міського голови // Історико-правові проблеми автономізму та федералізму: Матеріали X Міжнародної історико- правової конеренції. 22-24 вересня 2003 р., м. Севастополь / За ред. О.В.Тимощука. Сімферо­поль, 2004. С. 43-52.

[63] Сорочан С.Б. Византия IV-IX веков: этюды рынка. Структура механизмов обмена. С. 114; ср.; Скабаланович Н.А. Византийское государство и церковь в XI веке. СПб, 1884. С. 352, прим. 3.

[64] Gregentii epics. Tapharensis. Homeritarum leges (Nomoi ton Omeriton) § 1 // PG. Tumhout, 1976. T. 86 A. Col. 580-581; Пигулевская H.B. Законы химьяритов // Пигулевская H. В. Сирий­ская средневековая историография. Исследования и переводы. СПб., 2000. С. 445; Сорочан С.Б. Византия IV-IX веков: этюды рынка. Структура механизмов обмена. С. 113-114.

[65]  Bury J.B. The Imperial Administrative System in the Ninth Century. P. 73.

[66]  Скабаланович H.A. Византийское государство и церковь в XI веке. С. 352.

[67]  Oikonomides N. Les Listes de preseance byzantines de IX-e et X-e siècles. P. 321; Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque. P. 26; Гийу A. Византийская цивилизация. С. 122.

[68]  Ahrweiler H. Fonctionnaire et bureaux maritimes a Byzance // REB. 1961. Vol. 19. P. 250-252.

[69]   Успенский Ф.И. Константинопольский эпарх. С. 88, 99-100; Oikonomides N. Les Listes de préséance byzantines de IX-e et X-e siècles. P. 320; Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Eparque. P. 23-24.

[70]  Чекалова A.A. Константинополь в VI веке. Восстание Ника. 2-е изд., испр. и доп. М., 1986. С. 151, прим. 31; Guilland R. Etudes sur l’histoire administrative de l’Empire Byzantin — L’Epar­que. P. 29.

СИДОРОВ А.И. Церковь, Римская империя и языческое общество. Часть IV. Столкновение и взаимоотношение двух «градов» (I – II вв.)

ДОМАНОВСКИЙ А.Н. О «Торгово-ремесленном департаменте» секрета эпарха города Константинополя в середине VII-IX вв. // Власть, общество и церковь в Византии: Сборник научных статей / отв. редактор С.Н. Малахов; сост. Н.Д. Барабанов, С.Н. Малахов. — Армавир, 2007. С. 60-73.

Смотреть и скачaть статью в формате pdf

Оставить комментарий