АскетикаВасилий ВеликийЕрмоген (Бурыгин) иером.

ЕРМОГЕН (БУРЫГИН), иером. Нравственно-аскетический образ игумена монастыря в аскетических творениях святителя Василия Великого

Иеромонах Ермоген (Бурыгин), студент 2-го курса магистратуры МДА

  1. Введение

Святитель Василий Великий, архиепископ Кесарии Кап­падокийской, — одна из ключевых фигур в истории христи­анской Церкви. Влияние его трудов в области богословия, канонического права, литургики и аскетики сохраняет­ся до наших дней не только в восточном христианстве, но и в западном[1]. Особенно значительный вклад был сделан им в развитие монашества на востоке. Получив прекрас­ное семейное воспитание и образование [2], он, желая найти достойный пример исполнения христианских заповедей, предпринял путешествие по Египту, Палестине, Месопотамии[3], изучая традиции процветавшей там монашеской жизни. Возвратившись на родину в 358 году, он удаляется в свое родовое имение Анниса, находящееся недалеко от Пон­та, и посвящает себя аскетической жизни. Избрав образцом для своего общежития монашескую практику преподобного Пахомия Великого и внеся в нее ряд важных изменений и дополнений[4], будущий Каппадокийский предстоятель про­жил в пустынных подвигах около четырех лет [5]. За это время святитель Василий основал несколько монашеских общин, заботу о которых не прекращал и во время своего епископс­тва. Плодом этой заботы стал корпус аскетических сочинений (получивший название «Аскетикон» (греч. ’Ασκητικόν)), направленный на усовершенствование жизни иноков и рег­ламентацию их внешней и внутренней деятельности. Текст «Аскетикона» неоднократно редактировался святителем Василием при его жизни, кроме того, после кончины свя­тителя в него также были внесены многочисленные пере­работки и дополнения[6]. Оригинальные тесты «большой» и «малой» редакции «Аскетикона» не сохранились[7]. В на­стоящее время к корпусу аскетических сочинений приня­то относить следующие труды святителя[8]:

  1. «Нравственные правила» (Οροιηθικοί; Regulaemorales).
  2. «Правила, пространно изложенные» (Κεθαλαια των κατά πλάτος ορών; Regulae fusius tractatae).
  3. «Правила, кратко изложенные» (Κεφαλαία των ορών των κατά επιτομήν; Regulae brevius tractatae).
  4. Пролог «О Суде Божием» (ΠερίκρίματοςΘεού; Dejudicio Dei;Prologus VII).
  5. Пролог «О вере» (Περί πίστεως; De fide; Prologus VIII).
  6. Пролог к «Пространным правилам» (PrologusIV inasceticummagnum).
  7. Прологк «Краткимправилам» (Prologus III in régulas brevius tractatas).
  8. Двекниги «ОКрещении» (Περί βαπτίσματος, βιβλία δύο; De baptismo, libri 1-2).
  9. Ряд аскетических посланий (Ер. 2, 22, 23, 150, 173, 207) [9]

К сожалению, при столь обширном аскетическом корпусе сочинений, в русскоязычной литературе [10] практически отсутс­твуют серьезные исследования как текстологического харак­тера, так и рассматривающие различные аспекты размышле­ний святителя по монашеской тематике[11]. Не претендуя на полноту и всеохватность проводимого исследования, в насто­ящей статье хотелось бы, анализируя вышеприведенные тек­сты святителя Василия, предпринять попытку рассмотрения одного из существенных элементов успешного развития мо­нашеского общежития, а именно нравственно-аскетического идеала главы этого общежития — игумена монастыря, кото­рый, как известно, оказывает колоссальное влияние на весь строй его жизни и к которому святой отец обращает значи­тельное количество своих назидательных поучений.

  1. Определение термина «игумен»

Термин «игумен» (ό ηγούμενος) употреблялся в класси­ческих греческих сочинениях для обозначения любого рода лидеров, начальствующих, правителей[12]. Этимология тер­мина восходит к глаголу «ηγεομαι, ηγούμαι», относительно которого словарь греческого библейского лексикона Джо­зефа Генри Тейера Joseph Henry Thayer) указывает на тро­якое употребление: 1) «вести за собой, быть проводником, быть первым» (to lead)’, 2) «предшествовать» (to go before)·, 3) «быть лидером, начальствовать над» (to be a leader, to rule, command, to have authority over) [13]. Сам термин ό ηγούμενος, согласно Γ.Χ. Лампе (Geoffrey William Hugo Lampe), упот­реблялся в нескольких основных значениях: властелин, правитель (ruler)·, епископ (bishop)·, настоятель монасты­ря (monastic superior)[14].

  1. Употребление термина в Священном Писании и святоотеческой письменности

В Ветхом и Новом Заветах термин использовался пре­имущественно для обозначения разного рода начальствую­щих, а в ранней церковной письменности он употреблял­ся применительно к епископам при желании подчеркнуть их начальственное положение в Церкви[15].

Что касается монашеской письменности, то в ней тер­мин долгое время не имел устоявшегося употребления. Это вызвано тем, что первоначальное зарождение монашеских общин происходило обыкновенно вокруг опытного духов­ного наставника, к которому собирались ученики, и он при­нимал над ними руководство. В таких условиях христиа­нин, желавший подвижнической жизни и стоявший перед выбором монашеского общества, оценивал духовные даро­вания его главы и только после этого окончательно прини­мал решение о том, в чьи руки он хочет отдать руководство собственной жизнью. Естественно, что при этом началь­ник общежития «имел права старца по отношению к каж­дому иноку» [16]. Поэтому во времена святителя Василия тер­мин ό ηγούμενος часто употреблялся параллельно с другими терминами, такими, например, как «духовный отец» (πνευματικός πατήρ) или «авва» (äßßa). Такое употребление продолжалось повсеместно до VI века [17]. Довольно часто термин был взаимозаменяем с термином «архимандрит» (αρχιμανδρίτης)[18].

  1. Терминология святителя Василия Великого

В аскетических произведениях святителя Василия тер­мин о ηγούμενος встречается нечасто (около тринадцати раз со всеми производными словоформами). Кроме того, упо­требление данного термина рассматривается некоторы­ми критиками как основание к причислению содержащих его произведений к подложным. Так, например, В.К. Лоутер Кларк (W.K. Lowther Clarke) утверждает, что одним из подтверждений подложности «Подвижнических уста­вов» (Constitutiones asceticae) является использование это­го термина[19]. В другом месте этот же ученый утверждает, что термин распространился в позднейших произведениях греческой монашеской письменности и у святителя Васи­лия не встречается [20]. Однако современные средства работы с текстом позволяют опровергнуть данное утверждение. Термин о ηγούμενος, помимо прочих произведений, четы­режды употребляется в пространных и кратких правилах, подлинность которых признается большинством исследо­вателей. Впрочем, подобная неточность не умаляет статис­тических изысканий Кларка в отношении терминологии святителя Василия. Ученый отмечает, что наиболее часто употребляемым святителем Василием термином в отноше­нии главы монастыря является о προεστώς — «настоятель». Данный термин встречается в правилах более тридцати раз. Употребляется Каппадокийским святителем и другая терминология[21]. При этом он, по свидетельству С.И. Смир­нова, также допускал двойственность в употреблении тер­минов[22], давая этим понять, что отношение к настоятелю как к духовному руководителю и отцу общины процвета­ло в Понтийских монастырях.

  1. Концептуальный анализ творений святителя Василия

Итак, определившись с терминологией, перейдем непо­средственно к анализу тех изречений, которые святитель Василий употребляет по отношению к настоятелю монас­тыря и его нравственному облику.

  • Необходимость игумена в монашеской общине

Первое, на чем он делает акцент, рассуждая о монастыр­ском настоятеле, это сам факт его наличия в общине, кото­рый избавляет ее членов от пагубной жизни по собственной воле и позволяет искусному кандидату, учитывая различие людских нравов, наставлять всех к истинно подвижниче­ской жизни. Об этом святитель пишет так:

Поскольку же нравы людей различны и не все одинаково рассуждают о полезном, то, чтобы не было какого-либо рас­стройства, если каждый будет жить по своей собственной воле, надобно поставить в руководители другим такого че­ловека, о котором засвидетельствовано, что он пред всеми от­личен благоразумием, постоянством и строгостью жизни, чтобы доброе в нем сделалось общим для всех, ему подражающих.

Таким образом, святитель старается положить надеж­ное основание каждой организованной монашеской об­щине — отречение от своеволия и послушание настояте­лю. Борьба с собственной падшей природой признавалась святыми отцами важнейшим монашеским деланием. Грехо­падение, принципиально изменившее состояние всего че­ловеческого существа, определившего его последующую жизнь как непрестанную борьбу, по своему существу яви­лось попыткой отварной природы утвердиться в собствен­ной автономии»[23]. Человек согрешил именно тем, что попы­тался поставить центром своей жизни самого себя, заменив этим идолом Бога. С тех пор поврежденная воля пытается склониться ко злу, препятствуя достижению христианского совершенства. Отречение же от собственной воли и подчи­нение ее воле наставника считалось лучшим и действенней­шим средством к искоренению «ветхого человека. Поэтому наличие настоятеля, которому подчинено все монастырское братство, при искреннем расположении последнего к послу­шанию, даже при имеющихся у игумена недостатках, спо­собствует приобретению добродетелей. На это указывает и сам святитель Василий, предостерегая братию, что даже похвальные начинания, предпринятые по своей воле, при­носят подвижнику душевный вред. Он пишет:

А истинное и совершенное послушание подчиненных настав­нику выказывается в том, чтобы не только по совету настоя­теля удерживаться от несообразного, но чтобы без его воли не делать даже и похвального. Ибо воздержание и всякое злострадание тела на что-нибудь полезно; но если кто, следуя собственным стремлениям, делает себе угодное и не повину­ется совету настоятеля, то прегрешение его будет важнее за­слуги, потому что противляяйся власти Божию повелению противляется (Рим. 13:2), и награда за послушание выше на­грады за преуспеяние в воздержании [24].

  • Отношение кандидата в игумены

к начальственному послушанию

При этом начальственные послушания, связанные с не­обходимостью вести за собой других людей и подавать при­мер христианской жизни, будь то посвящение в священный сан или высокая административная должность, воспри­нимались святыми отцами как тяжелый жизненный под­виг, понести который возможно лишь при максимальном самоотречении, напряжении собственных сил и надежде на помощь свыше[25]. Если же избираемый на начальствен­ное положение имеет склонность использовать его в соб­ственных корыстных целях, если совесть его нечиста от пожелания управлять другими людьми, то дьявол легко по­лучает власть над таким кандидатом, причиняя непопра­вимый вред не только ему самому, но и управляемому им обществу. Поэтому святитель Василий прямо предупреж­дает монашествующих остерегаться подобных соблазнов, говоря:

Нимало не должно подвижнику домогаться избирательно­го голоса или начальства над братиею. Ибо это — дьяволь­ский недуг и проявление любоначалия, которое служит при­знаком самого высшего диавольского лукавства. И диавол сею страстью увлечен был к своему весьма известному па­дению, и кем обладает сия страсть, тот болезнует наравне с ним [26].

Такое пожелание он называет «самой тяжкой болезнью души» и «отпадением от добра»[27]. Поэтому советует «избе­гать неприличного пожелания [28]. В то же время, если избира­емый осознает в себе, что свободен от страсти любоначалия, то в таком случае ему не следует страшиться собственного недостоинства, но быть уверенным, что если «Бог изберет к сему, то Он, как благоискусный, знает, как и сделать его достойным»[29].

  • Возраст кандидата в игумены

Необходимо также коснуться и возрастных критериев возможного кандидата в настоятели братства. По этому во­просу святой отец высказывается лишь однажды, упоминая о том, что при избрании кандидата следует принимать во внимание количество лет его жизни, ибо, по его замечанию, «в естестве человеческом что старее, то и почтеннее»[30]. При этом в том же сочинении уточняется, что возраст не должен иметь первостепенного значения, но следует обращать вни­мание на соотношение возраста и приобретенного вместе с ним жизненного опыта и нравственных качеств.

Мне кажется, — говорит он, — что надобно испытать его [на­стоятеля] жизнь не в том одном отношении, старее ли он ле­тами — ибо при седине и морщинах можно иметь юные нра­вы, — но преимущественно в том отношении, убелены ли его нрав и поведение благочестием…[31]

  • Выборность игумена и взаимоотношения

с епископом

Широко обсуждаемый в современной монашеской среде вопрос о выборности игумена братией в сочинениях святите­ля Василия непосредственно затрагивается лишь несколько раз, однако есть и ряд косвенных свидетельств, помогающих сделать определенные выводы относительно позиции святи­теля. При этом необходимо оговориться, что во времена свя­тителя Василия монашество не являлось еще официальным церковным институтом, а было лишь частным обществом[32]. Только более чем через семьдесят лет после кончины святи­теля Халкидонский Собор в своем 4-м правиле постановил: «Монашествующие же, в каждом городе и стране, да будут в подчинении у епископа, да соблюдают безмолвие, да приле­жат только посту и молитве, безотлучно пребывая в тех мес­тах, в которых отреклись от мира…» [33] В связи с этим степень участия местного епископа в выборе главы монастырской об­щины никак не освящается в трудах святителя. Однако оче­видно, что сам святитель Василий активно участвовал в жиз­ни созданных им монашеских общинах и значительная часть его аскетических наставлений написана для них уже после хи­ротонии во епископа Поэтому многим исследователям свойс­твенно приписывать свт. Василию привлечение монашества на служение Церкви, а вместе с Церковью и государству[34].

Что касается самой возможности избрания, то на этот счет он наиболее развернуто высказывается в ответе на 43-й вопрос пространно изложенных правил.

Настоятель, — пишет святитель Василий, — не сам себе дол­жен присваивать первенство, но быть избран пер­венствующими из других братств и в предшествовавшей жизни показать достаточный опыты своего благонравия. Ибо ска­зано: «И таких надобно прежде испытывать, потом, если беспорочны, допускать до служения» (1 Тим. 3:10). Кто та­ков и так избран, тот да приемлет настоятельство и да уста­новит благочиния в братстве, распределив каждому занятия, кто к чему способен[35].

Выделенная в данном отрывке фраза недвусмысленно дает нам понять, что подходящий кандидат проходил «со­борную» процедуру избрания. Однако это же высказывание вносит и существенную особенность в данную процедуру — правом выбора игумена обладает не вся братия монастыря, в который назначается кандидат, и даже не наиболее авто­ритетная ее часть, а «первенствующие из других братств». Данное место по-разному толкуется западными исследова­телями, его подробное рассмотрение выходит за рамки на­стоящего доклада и будет подробнее разобрано в дальней­ших исследованиях.

В подтверждение наличия процедуры избрания мож­но привести и другие места из сочинений святителя. Например:

Началовождем (’Αρχηγός) в благообразии жизни да будет по­ставлен один, избранный из прочих по испытании его жизни, нравов и благоустроенного во всем поведения и по принятии во внимание при этом предпочтении лет его жизни [36]. Поелику же надобно, чтобы общество было совершенно благопокорно и подчинено настоятелю, то прежде всего не­обходимо избрать такого вождя для сего жития (ηγούμενον τής πολιτείας ταυτής), чтобы жизнь его для взи­рающих на него была образцом всего доброго[37].

Итак, следует констатировать, что выборность игумена монастыря, бесспорно, предполагалась в аскетической тра­диции святителя Василия. При этом выбор осуществлялся определенной группой братии: либо «духовного собора» того монастыря, в который назначался игумен, либо насто­ятелями других монастырей конгрегации, но никак не всем монастырским обществом.

  • Нравственные качества игумена

В отношении нравственных качеств руководителя брат­ства у святителя Василия есть высказывания практически во всех его аскетических творениях. Этой теме посвяще­на значительная часть «Слова о подвижничестве» (Sermo Asceticus XIII), о ней упоминается в сочинении «О подвиж­ничестве» (Prologus V), в вопросах 30,35,43 «Пространных правил», в 98-м вопросе «Кратких правил», 18-й и 22-й гла­вах «Подвижнических уставов».

Обобщая высказывания святителя о личных качествах игумена, британский исследователь творений святого отца Августин Холмс (Augustine Holmes) пишет следующее: «…он должен так препровождать свою жизнь, чтобы она стала об­разцовым примером для всего братства. В числе его добро­детелей должны быть смирение, сострадание, способность к разумному обращению с различными типами людей и к ис­целению всевозможных недугов» [38]. Однако детальное рас­смотрение размышлений святителя открывает значитель­но более полное и разностороннее очертание нравственного облика начальника монашествующей общины. В некото­рых местах святитель Василий придает личности настояте­ля даже некоторое сакральное значение и отводит для него роль посредника между Богом и братией. Он пишет:

Потому что наставник (χορηγούμενος) есть не что иное, как че­ловек, который представляет собой Лицо Спасителя, стал посредником между Богом и людьми и священнодействует перед Богом спасение покоренных ему [39].

В данном отрывке можно усмотреть очевидную парал­лель с посланиями священномученика Игнатия Богоносца к эфесским и малоазийским христианам, в которых он от­стаивает достоинство юного малоазийского епископа, рас­крывает значение епископского достоинства в деле цер­ковного единения и указывает на необходимость видеть в епископе Самого Христа[40].

Первое, чего нельзя упускать из виду при разговоре о игу­мене монастыря, это факт его избрания из среды монашеско­го чина, который накладывает на него ответственность в ис­полнении добродетелей, присущих всем монашествующим независимо от несомого ими послушания. Качествам, необ­ходимым каждому монаху, святитель посвящает большую часть своих аскетических творений. Поэтому он предпола­гает, что избираемый в игумены кандидат, усердно проходя­щий монашеское поприще, уже находится на значительном нравственном уровне [41]. Только испытав на себе непростую борьбу за стяжание монашеских добродетелей, будущий предводитель братства будет иметь возможность вдохнов­лять своих подопечных к прохождению монашеского подви­га, чувствовать сердцем их нужды и переживания.

Кроме того, Каппадокийский отец, говоря о настоятеле в 71-м Нравственном правиле, указывает на то, что к нему в полной мере применимы все те требования, которые вы­двигаются к епископам и пресвитерам[42]. Как видно, оба этих замечания уже позволяют понять ту степень ответственно­сти, которая возлагается на начальствующего. При этом они не укладываются в рамки рассматриваемой тематики и тре­буют отдельных исследований.

5.5.1. Отеческое отношение к братии

Рассмотрение нравственных качеств настоятеля целесо­образно начать с наиболее бросающегося в глаза желания святителя Василия запечатлеть в кандидатах образ их пове­дения в монастыре с помощью многократного употребления по отношению к игумену термина «отец» (πατήρ). Любовь к своим детям, всегдашняя готовность исправлять в них не­достатки и наставлять в благонравии, столь естественные каждому отцу, должны быть примером и для начальников братства. Святитель пишет:

…начальник (καθηγούμενος) должен, как отец (πατήρ), пекущий­ся о своих законных детях, обращать внимание на нужды каж­дого и по возможности употреблять приличное врачевание и попечение и поддерживать с любовью и свойственным отцу доброжелательством каждый член, действительно немоществующий по душе или по телу[43].

Он должен как отец, одинаково расположенный и близкий ко всем, смотреть на телесные силы каждого… [44]

При этом святитель добавляет, что отец монашеского семейства всеми силами должен стараться подражать Не­бесному Отцу, поэтому, описывая совершенное состояние общины и образа действий настоятеля в ней, он замечает: «Небесный Отец бесстрастен, без страсти и этот отец, всех приводящий в единство словом[45].

Это, однако, лишь общий образ, которому избираемый должен следовать. Кроме него святитель дает и ряд прямых указаний на конкретные добродетели начальствующего.

Непосредственно о нравственных качествах настоятеля говорится в 43-м вопросе «Пространных правил», в кото­ром святой Василий представляет основные его доброде­тели в следующей последовательности.

5.5.2. Пример в исполнении заповедей Божиих

Настоятель должен быть примером для братии в ис­полнении заповедей Господних. Цитируя слова апостола Павла: будь образцом для верных (1 Тим. 4:12), обращен­ные к апостолу Тимофею, святитель утверждает, что на­стоятель должен представлять «в жизни своей ясный при­мер всякой заповеди Господней, так чтобы поучаемым не оставлял никакого повода почитать заповедь Господню не­возможной для исполнения или удобно пренебрегаемой»[46]. Причем жизнь его должна быть такова, что даже когда он не говорит ни слова, «пример его дел служил уроком, поу­чающим сильнее всякого слова»[47].

5.53. Смиренномудрие

Настоятель должен обладать смиренномудрием и подра­жать в нем Христу. Как известно, смиренномудрием в пра­вославной аскетической практике называется правильное, смиренное воззрение человека на себя и окружающий мир, приобретаемое от осознания собственной немощи и нрав­ственного бессилия, которым, по словам прп. Дорофея Газского, «сокрушаются все стрелы врага и сопротивника» [48]. Человек, ограждаемый смиренным образом мыслей, избе­гает множества ошибок в отношении к себе и окружаю­щим людям. Оно позволяет уберечь человека от преткно­вений и сохранить его на истинном спасительном пути. Как опытный в аскетической жизни подвижник, святитель Ва­силий хорошо осознавал это и наставлял своих преемни­ков так: «И во-первых (что есть самое главное), ему [на­стоятелю ] надобно по любви Христовой… преуспеть в смиренномудрии» [49]. Это необходимо для того, чтобы, под­ражая Христу, те, кому «вверено путеводителъство мно­гих» могли своим смирением побуждать немощных своих подопечных к следованию путем исполнения христианс­ких заповедей. Поэтому настоятели, «первые достигая в меру смиренномудрия, показанную Господом нашим Иису­сом Христом, должны сделаться темным образом»[50]. Пре­успевая в этой добродетели, настоятель должен всегда пом­нить, что Господь «не постыдился служить рабам Своим, но благоволил быть служителем земли и брения (της γης και τον πηλον), которое Сам создал и Сам образовал в человека»[51]. Он же служит людям, равночестным себе, и, как бы не пре­успел в служении, не должен этим превозноситься. Свя­титель также предостерегает начальствующих от надмения собственным положением или саном, которое может лишить его «блаженства, обещанного смиренномудрию» [52]. Начальственное положение в братии, по мнению святого отца, не только не является поводом для гордости, но обре­меняет человека многими обязанностями и подталкивает к необходимости принять на себя бремя трудов и забот. По­печение о братии есть служение им. В тексте 30-го вопро­са «Пространных правил» святитель Василий употребляет сравнение попечения о братии с уходом за ранеными. Слу­жащий им, будучи понуждаем самим фактом своей деятель­ности, должен промывать раны, очищать гной, сообразуясь с серьезностью травмы оказывать необходимую помощь, употреблять для этой работы все имеющиеся средства, на­прягать все свои силы и жертвовать своим отдыхом. Такое положение служащего никак не может послужить поводом к превозношению, но, напротив, часто вызывает недоволь­ство, скорби и отягощение. «Тем более mom, — заключает святой отец, — кому поручено врачевать недуги братства, как общий всех слуга и о всех обязанный дать отчет, дол­жен много думать и беспокоиться. Таким образом достиг­нет он цели» [53]. В целом в аскетических сочинениях святи­теля довольно часто употребляется сравнение настоятеля монастыря с врачом. Эрнест Фредерик Морисон (Ernest Frederick Morison) объяснет это тем, что святитель по при­чине своего постоянного плохого здоровья обладал и сам некоторыми познаниями в медицине, поэтому такие ана­логии приходили к нему естественным образом[54].

Подытоживая сделанные замечания, святой отец за­ключает: «кротость нрава и смирение сердца да отличают настоятеля»[55].

  • Мягкосердие

Настоятель должен быть мягкосердым (εύσπλαχνος). Говоря о мягкосердии игумена, святитель, как будет показа­но далее, отличает его от потакания грехам братии, которое неприемлемо и строго обличалось в начальствующих. Под мягкосердием здесь понимается умение великодушно пере­носить огорчения, доставляемые непосредственно игумену. Если, например, кто из братии «по неопытности не выпол­нит какой-либо своей обязанности» [56] или будет непослушен, то начальствующий не должен высокомерно выговаривать провинившемуся, но «со всем мягкосердием и с умеренно­стью давать им врачевства быть способным изобрести спо­соб врачевания, свойственный немощи»[57].

  • Рассуждение

Наивысшей подвижнической добродетелью святые отцы признавали дар рассуждения[58], которое является особым даром Божиим, дающим «исполнителю заповедей Божиих способность познавать, как лучше и душеспасительнее де­лом совершить ту или иную добродетель»[59]. Рассуждение, по мысли прп. Петра Дамаскина, «есть свет, показываю­щий тому, кто его имеет: время, когда можно начать дей­ствовать, устроение человека, крепость, знание, возраст, силу, немощь, произволение[60]. Поэтому настоятелю сле­дует стремиться к приобретению рассуждения. Пользу­ясь этим даром, он, по мысли святителя Василия, должен уметь определять среди братии разные типы людей, под­мечать недостатки, главенствующие страсти и душевные стремления каждого и учитывать эти особенности в управ­лении монастырем [61].

  • Послушание воле Божией

Совершая свою административную деятельность в мо­настыре и давая братиям различные указания, настоятель призван всегда сопоставлять свои действия с волей Божи­ей, которая направляет жизнь каждого человека к лучше­му, но часто не таким способом, на которые он рассчитывал по своим предположениям и намерениям. Начальствую­щий должен бояться, как бы своим волеизъявлением не сделать чего-нибудь противное Священному Писанию, не ввести в православное учение и монашескую тради­цию каких-то своих измышлений или, напротив, оставив бдительность, не упустить угодного Богу[62]. В отношении к исполнителям своих поручений настоятель должен, по словам апостола Павла, как кормилица нежно обходиться с детьми своими (1 Фес. 2:7). Имея в виду общую пользу всей братии, он должен быть готов подать каждому из них «не только благовествование Божие, но и душу свою, по заповеди Господа и Бога нашего Иисуса Христа, сказав­шего: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15:13)»[63]. При этом все указания, подаваемые братству, должны быть сделаны в выдержан­ном тоне, без повышения голоса и крика, которого, «как оскорбительного, да не бывает в обществе [64]. И даже выговоры, совершенно избежать которых настоятелю не удастся, должны быть сделаны без страсти, раздражения и гнева [65], потому что в против­ном случае они не принесут нравственной пользы согре­шающему, а будут лишь вменяться в вину самому насто­ятелю.

  • Учительность

Важной обязанностью, которую налагает на насто­ятеля святитель Василий, является необходимость по­учать братию. Он прямо пишет, что кандидат в игу­мен должен быть «в слове достаточно силен[66]. Согласно уставу Понтийских общин, завершив общие молитвы и пение псалмов, иноки могли собираться для общей беседы. Тематика этих бесед всегда была связана с монашеской жизнью[67]. Святитель Василий упоминает о том, что сами правила, составленные им для ру­ководства братией, — результат подобных бесед, так как во время их проведения члены общины преимущественно за­давали вопросы настоятелю или обсуждали с ним способы совершенствования своей внутренней жизни[68]. Надо пола­гать, что возможность регулярной личной беседы с насто­ятелем, изложение перед ним своих недоумений и вопро­сов, а также поучения и вразумления со стороны последнего способствовали единению и искренности братства, позволя­ли избежать многих соблазнов. Поэтому настоятель, прене­брегающий наставлениями братии и скрывающий талантп слова, навлекает на себя великую и нестерпимую беду[69].

  • Другие нравственные качества

Кроме указанных основных нравственных качеств, свя­титель перечисляет и другие. Настоятель должен быть •«рас­судительным в делах настоящих, предусмотрительным в рассуждении будущего, иметь силу подвизаться вместе с крепкими, носить немощи бессильных, быть в состоянии все делать и говорить к усовершению живущих с ним» [70].

5.6. Предостережения игумену

Есть в аскетических текстах святителя и несколько пре­достережений, касающихся нравственного образа игумена. Во-первых, он осуждает в настоятеле неблагоразумное от­ношение к братству, говоря:

Настоятелю надобно быть убежденным, что неблагоразум­ное начальствование над братом (от/ то μ/η κατά λόγου προττηναι τοΰ άόίλφοΰ) навлекает на него тяжкий и неизбежный гнев, ибо «кровь его», как написано, от руки его взыщется[71].

Во-вторых, им порицается нерадивое отношение к насто­ятельским обязанностям. «Настоятелю, — говорит святой отец, — который ответствует за всех, не безопасно нера­дение[72]. Похвалу заслуживает тот из начальствующих, кто соблюдает повеление апостола Павла: в усердии не ослабе­вайте (Рим. 12:11), а кто действует против этой заповеди, того ждет «оплакивание и горе, ибо сказано: “Проклят всякий, кто дело Господне делает небрежно” (Иер. 48:10)»[73].

Из всех перечисленных предписаний видно, что основная задача игумена — быть примером благонравия для братий. В таком случае вся община скоро сможет преуспеть в мона­шеском образе жизни. Святитель Василий употребляет для пояснения этого пример с художником.

Если многие живописцы, — говорит он, — будут списывать черты одного лица, то все изображения будут сходны между собою, потому что сходны с одним лицом. Так, если многие нравы будут устремлены к подражанию нравам одного, во всех равно будет сиять добрый образ жизни[74].

5.7.0 врачевании пороков братства

К сожалению, авторами некоторых статей [75], затрагиваю­щих так или иначе вопросы, связанные с образом настоя­теля монастыря, сознательно или не замечая того, делает­ся особый упор на те качества настоятеля(-ницы), которые характеризуют его (ее) как любвеобильного и милующе­го отца (мать). На наш взгляд, поступать подобным обра­зом не совсем корректно. Безусловно, все перечисленные добродетели должны быть присущи руководителю мона­шеской общины, однако нельзя обойти стороной его обя­занность искоренять в братстве различные пороки и недо­статки, накладывающую на самого игумена много скорбей и тягот, но необходимую для совершенствования как его собственной монашеской жизни, так и жизни братий. Нака­зание ради исправления — это та обязанность отца, которая неоднократно засвидетельствована в Священном Писании[76] и о которой святитель Василий говорит едва ли не больше, чем о всех вышеперечисленных. Поэтому, несмотря на мягкосердие, смиренномудрие и кротость, игумен имеет власть обличать и наказывать тех, кто не поддается увещаниям.

В монастырях святителя Василия свойства и степень на­казания в одних случаях определялись Уставом обители, в других — оставлялись на волю настоятеля[77]. Наказания, рег­ламентируемые Уставом, по свидетельству Н. Примогенова[78], имели следующий характер: «…виновных или заставляли пуб­лично принести раскаяние, или лишали трапезы и заставляли стоять на ногах в то время, когда другие вкушали пищу, или отделяли от общества братий, лишали иноческого чина и, в крайних случаях, изгоняли даже совсем из монастыря» [79]. В не­которых случаях святитель Василий запрещает даже давать благословение согрешившему брату до тех пор, пока он не раскается[80]. Впрочем, в отношении наказаний Устав святите­ля значительно более снисходителен, чем Уставы египетских монастырей. В нем нет наказаний за различные мелкие про­ступки[81], а также физических наказаний, которые в отдельных случаях употреблялись в некоторых монастырях[82].

Однако при общем вреде от постоянного дурного по­ведения не желающего исправиться брата святитель при­зывает применять даже крайние меры. На вопрос, какое расположение нужно иметь настоятелю к непокорным бра­тиям, святой отец отвечает, что тех, «сто неохотно повину­ется Господним заповедям», он должен для начала попы­таться исправить своими наставлениями и увещаниями. В случае, если индивидуальные беседы с провинившимся не имеют успеха, следует обличить его при общем собра­нии братства. Если и такая мера оказывается бездействен­ной, святой отец завещает совсем удалять упорствующе­го из монастыря.

Если же — говорит он, — и после многократных увещаний [согрешивший] не приходит в стыд… то его хотя со многими слезами и рыданиями, однако же, как поврежденный и совсем бесполезный член, надобно… отсечь от общего тела[83].

Для объяснения такого на первый взгляд сурового ре­шения святой отец вновь ссылается на пример из врачеб­ной практики. Врачи, говорит он, находя в теле орган, за­раженный неисцелимой болезнью, чтобы эта болезнь не передалась и на другие, здоровые органы, удаляют его. По­этому с тем, кто «враждует против заповедей Господних [84] или препятствует остальному братству исполнять эти за­поведи, следует поступать точно так же. Кажется, что такие действия противоречат описанному выше образу настояте­ля как доброго и милостивого отца, которому следовало бы оказать в данном случае сострадание и снисхождение бра­ту, потерпеть его немощь. Но святитель обличает такое ре­шение как ложное.

Человеколюбие к таким людям, — говорит он, — близко к той невежественной снисходительности, за небогоугодное упот­ребление которой в рассуждении сыновей обличается Илий. Эта ложная снисходительность к закореневшим в пороках есть измена истине, злоумыш­ление против общего блага, приучение равнодушно смотреть на всякий порок[85].

В другом месте святитель предписывает настоятелю не использовать в монастыре плоды труда тех братией, кото­рые совершали этот труд с превозношением или ропотом.

Такую работу не должно смешивать с работою людей сми­ренных и сокрушенных духом, и вообще не должно пользо­ваться от нее благочестивым[86].

Настоятелям в данном случае «надобно иметь строгое попечение, чтобы не самим не нарушать постановлений того, кто сказал: кто ходит путем непорочности, тот бу­дет служить Мне. Не будет жить в доме Моем поступаю­щий коварно (Пс. 100:6) [87].

Следует отметить, что, по мнению некоторых иссле­дователей, материальная сторона жизни Понтийских об­щин была довольно скромной [88], поэтому физический труд был не только упражнением в добродетели, но и средством к существованию. Несмотря на это, нравственная польза общины предпочиталась выгоде, полученной от работы неблагонамеренно настроенных братий.

Вопрос 25 «Пространных правил» также затрагивает тему обличения согрешающих членов общины. В нем святитель Василий, повторяя приведенные выше изречения, указывает, что игумену особенно следует заботиться о благовременном предохранении братий от греха, а уже впадших в преступле­ния необходимо учить методам исправления. Особенно он выделяет в этом правиле ситуацию, в которой игумен «не по неведению оставит без внимания что-либо угодное Богу[89], но из ласкательства и боязни употребить данное ему право об­личать заблуждения станет потворствовать порокам братии. Такой настоятель, по мнению святого, «слепой путеводитель, и сам падающий стремглав, и других влекущий за собою», по­этому «кровь брата его от руки его взыщется»[90]. В другом мес­те, наставляя настоятельницу женской общины по этому же поводу, он пишет, что она должна «не того искать, что при­нято сестрам, и не о том заботиться, чтобы заслужить их бла­госклонность, делая им угодное, но всегда соблюдать степен­ность, внушая к себе страх и почтение (αλλά то σεμνόν те καί το φοβερόν και то α’ιδίσιμου περί αυτήν πάντοτε έστω)[91].

Употребляемые святителем термины «строгость», «страх» и пр. вновь, казалось бы, искажают начертанный ранее отеческий образ настоятеля, но, предвидя это, святой отец поясняет, что расположение, противоположное опи­санному, есть знак «неисполнения заповеди о любви, пото­му что ни один отец не смотрит равнодушно на свое дети­ще, готовое упасть в ров, и не оставляет в этом падении уже падшего» [92]. Поэтому игумен, как любящий отец, должен «не ради каких-либо почестей от людей, не из желания нравить­ся и угождать» [93], а «ни в чем не решаясь искажать истину»[94], обращать к своим подопечным «неподдельное и искреннее слово»[95].

Кроме того, следует упомянуть и о том, что желающим поступить в монашескую общину святитель Василий также неоднократно рекомендует выбирать требовательных руко­водителей, которые обличали бы грехи и исправляли их[96].

5.8. Об исправлении собственных ошибок
и необходимости совета

При этом святитель понимал, что обширные властные полномочия при определенных условиях могут привести даже благонамеренно настроенного настоятеля в состоя­ние надмения и авторитарного управления братством, рас­строить его внутреннее устроение, поэтому оговаривает несколько способов, помогающих избежать подобного соб­лазна. Сравнивая уставы понтийских и египетских мона­шеских общин, один из западных исследователей, В.К. Лаутер Кларк, пишет, что в монастырях святителя Василия настоятель сне военноначальник, наделенный абсолютной властью, но лицо, подчиненное определенным ограничени­ям и контролю. По крайней мере, старшие из братий имеют возможность оценивать его распоряжения и проверять их на соответствие с Божественным законом[97]. Здесь Кларк опи­сывает право контролировать и поправлять игумена, закреп­ленное святителем Василием за старшей братией монастыря. Это право изложено в 27-м вопросе пространных правил.

Как настоятель обязан руководить братией во всем, — го­ворит святой отец, — так опять и на прочих лежит обязанность делать напоминания настоятелю (ουτω πάλιν και τοίς λοιποις επιβάλλει), если когда подозревается в нем какая-либо пог­решность (πλημμέλημα) [98].

Однако во избежание ситуации, в которой все начнут порицать игумена, и для соблюдения порядка такие напо­минания позволительно делать только старшим из братий, «преимуществующим и по возрасту, и по благоразумию»[99]. При этом другое правило приписывает братиям, которые по какой-либо причине не принимают распоряжения на­стоятеля, высказываться об этом, если имеют достаточно оснований для такого несогласия[100]. Таким способом святи­тель хочет предупредить ситуацию, в которой братия, со­блазнившись действиями настоятеля, носили бы недоволь­ство в своих мыслях и смущали других «простодушных» (άπλονοτέροις) [101]. Высказать свое мнение предписывается на­стоятелю наедине [102]. В случае если смущаемый брат стыдит­ся сделать это самостоятельно, пусть, говорит святой отец, «употребит на сие посредником других»[103]. Такая позиция позволяет избежать двоякого зла в братстве: с одной сторо­ны, может исправить неверный поступок настоятеля, если он действительно является таковым, а с другой, если со­блазн произошел без повода, избавляет брата «оти напрас­ного и опасного сомнения»[104]. Сложно достоверно утверждать, относится ли последнее повеление ко всей братии или лишь к тем, кто принадлежал к •«старшим» в монастыре. Однако для описания той идеи, которую пытается воплотить свя­титель Василий, это не имеет существенного значения. Она состоит в том, чтобы внешними факторами оградить насто­ятеля от безграничного и неразумного господства над по­допечными. Кроме того, наличие «совещательного органа» а также возможности братий аргументированно высказать свои возражения действиям игумена накладывает на нрав­ственный облик последнего существенны отпечаток: в слу­чае, если настоятель действительно уклонился от верно­го пути управления братством, ему нужно иметь мужество и смирение признать свою неправоту и искоренять в себе отмеченные братьями оплошности.

Однако чтобы свести наличие подобных уклонений на­стоятеля от правильного способа руководства братством, святитель Василий предлагает настоятелю внутренний ори­ентир, по которому он мог бы определять, не уклонился ли он от истинного пути.

Не должно, — обращается он к настоятелю, — ни быть строгим, видя презрение к себе самому, ни показывать снис­ходительность к согрешившему, когда видит, что презрен другой; но в сем-то особенно случае надобно изъявлять не­годование (δυσχιραίναν) на худой поступок. Ибо таким обра­зом избежит подозрения в самолюбии и разностью действования в своем и чужом деле докажет, что не согрешившего ненавидит, но отвращается греха[105].

Сложно подобрать более точный образ для поведения на­стоятеля среди братии. Уклонение от начертанного святи­телем Василием пути как в одну сторону — к проявлению негодования по славолюбию и любоначалию, так и в дру­гую — к беспечности об исправлении согрешившего должно напоминать совести начальствующего о недобросовестном исполнении своего послушания. Поэтому следует со сми­рением переносить случающиеся оскорбления и трудности, доставляемые братией игумену лично, но на согрешивше­го против заповеди, как на «уничижающего славу Божию» [106], нужно употреблять обличение и, не оставляя братолюбия, «при всяком грехе восставать как бы против самого греха И строгостью наказания (ту σ-φοδρότητι της ίχδιχήσεως) дока­зывать горячность расположения»[107].

б.  Заключение

Как видно из текста доклада, тема нравственного состо­яния главы монастыря заботила святого отца не менее, чем общие аскетические наставления к монашеской жизни, ибо богомудрый святитель понимал, что нравственность всего монашеского общества зависит от того примера, который подается его главой. Итак, согласно святителю Василию, по отношению к настоятелю и его нравственному образу мож­но сделать следующее заключение:

  • настоятель необходим монашеской общине во избежа­ние пагубного жительства братии по собственной воле;
  • ему не следует домогаться этой должности;
  • он должен иметь добродетели, присущие каждому мо­наху;
  • в отношении к братии он должен стремиться к вопло­щению отеческого образа;
  • своей жизнью он должен являть пример исполнения заповедей Божиих;
  • ему необходимо обладать смиренномудрием, мягкосердием и рассудительностью;
  • его обязанность — быть «сильным в слове» и употреб­лять его для наставления братства;
  • он должен опасаться неблагоразумного отношения к братиям и властолюбия, а также избегать нерадения и принимать все важные решения с советом.

Вместе с тем настоятелю следует:

  • заботиться об искоренении из братий всякого рода по­роков;
  • чуждаться человекоугодия и привычки покровитель­ствовать чужим страстям;
  • иметь общее благо общины превыше человеколюбия к любому из ее членов.

Следует отметить, что здесь были рассмотрены лишь те поучения, которые так или иначе относятся к нравственно­му образу руководителя монашеской общины. Но святитель Василий простирает свои наставления и на многие другие вопросы, помогающие игумену в управлении монастырем. Кроме того, много интересных замечаний и наблюдений можно найти в трудах западных ученых относительно во­просов выборности настоятеля, которые порой противоре­чат друг другу. Однако они выходят за рамки настоящего исследования и будут рассмотрены в других публикациях.

В заключение данной работы хотелось бы отметить, что в настоящее время в монашеской среде можно наблюдать порочную практику, согласно которой определенная часть насельников, независимо от возраста и времени пребывания в монастыре, считают своим непременным долгом растол­ковать игумену, что способ его управления монастырем не соответствует святоотеческим идеалам. Такие деятели при­лагают много усилий для штудирования творений святых отцов, различных древних уставов и рукописей с одной лишь навязчивой целью — отыскать в них что-либо, дока­зывающее настоятелю его неправоту. При этом парадокса­лен тот факт, что изучаемые ими творения и уставы содер­жат значительно больше сведений о том, как им изменить собственною жизнь, как научиться исправлению недостат­ков своей греховной природы и как жить в послушании. Од­нако эта информация проходит мимо них и никак не трогает их сердца. Очевидно, что такая «ревность к святоотеческим законам» не только расстраивает всех проживающих в мо­настыре, но и приносит проповедующему ее сугубое осуж­дение. Автор надеется, что предпринятое им скромное ис­следование не будет служить дополнительным подспорьем делающим такие дела (Рим. 1:32), но поможет каждому, не­зависимо от занимаемого положения в монастыре, осознать всю ответственность и трудность искренней монашеской жизни, напоминаниями о которых изобилуют сочинения всех святых отцов.

ВЕСЕЛОВА О. Пневматология Василия Великого (на основе трактата «О Святом Духе»)

Примечания

[1] Holmes АЛ. Life Pleasing То God: The Spirituality of the Rules of Saint Basil. Introduction, 2000. С. XV.

[2] Впоследствии о своих «ученых занятиях» святитель высказывал­ся так: «Много времени потратил я на суету и всю почти юность свою потерял в суетном труде, с каким упражнялся в том, чтобы уразу­меть уроки мудрости, обращенной Богом в юродство» (Василий Вели­кий, сет. Подвижнические уставы // Василий Великий, сет. Творения: В 2 т. Т. 2. М.: Сибирская блатозвонница, 2009. С. 791).

[3] Clarke Lawther W.K. St. Basil the Great a study of monasticism. Cam­brige: At the University Press, 1913. P. 25.

[4] Clarke Lowther W.K. St. Basil the Great a study of monasticism. P. 116.

[5] Руфин в своей истории Церкви упоминает о тринадцати годах, проведенных святителем Василием в Понте: “Ibique per armas tredecim omnibus Graecorum saecularium libris remotis, solis divinae Scripturae volummibus operam dabant» (цит. no: Clarke Lowther W.K. Op. cit. P. 51). Од­нако такое упоминание вряд ли соответствует действительности и, по свидетельству Кларка, не могло длиться более четырех лет.

[6] Holmes А. Op. cit. Р. 45.

[7] Попытка их реконструкции была успешно предпринята Ж. Грибомоном в его сочинении: Histoire du texte des Ascétiques de St. Basile. Louvain, 1953.

[8] См.: Дионисий (Шленов), игум. Аскетические сочинения свт. Ва­силия Великого // Православная энциклопедия. М.: ЦНЦ «Право­славная Энциклопедия», 2010. Т. 7. С. 146.

[9] Большинство западных исследователей считают подложными предписываемые святителю Василию рукописной традицией сочи­нения «Подвижнические уставы» (Άσχητικαι ίιατάξιις; Constitutiones asceticae или Constitutiones Monasticae) и «Слово подвижническое» (Serrno asceticus’, Prologus V), как отличающиеся от прочих сочине­ний по стилю изложения, употребляемым словоформам и расстав­ляемым акцентам (см.: Clarke Lowther W.K. Op. cit. P. 78; Quasten J. Basil the Great // Patrology. Vol. 1-3. Christian Classics, Inc. Westmin­ster. Maryland, 1986. Vol. 3: The Golden Age of Greek Patristic Litera­ture. P. 213). Несмотря на эти соображения, эти сочинения также бу­дут употребляться в работе.

[10] Зарубежные научные исследования творчества святителя столь разнообразны и многочисленны, что перечислять их не имеет смыс­ла. Достаточно упомянуть таких авторов, как: Жан Грибомон (Jean Gribomont), Генри Лоутер Кларк (W.K. Lowther Clarke), Эрнест Фре­дерик Морисон (Ernest Frederick Morison), Филиппа Руссо (Philip Rousseau).

[11] В качестве исключений следует отметить лишь следующие рабо­ты: Примогеное Н. Устав иноческой жизни Василия Великого и срав­нение его с уставом св. Пахомия // ПС. 1900. № 6. С. 1-42 (паг. 2-я), Пащин И. Аскетические творения св. Василия и их значение: Канд. дис. / ЛДА. Л., 1968. Ркп.; Азовкин С. Традиции раннего воет, мона­шества в связи с Уставами прп. Пахомия Великого и свт. Василия Ве­ликого // Духовный мир. Серг. П., 1997. № 4. С. 5-43.

[12] «…Used, also in Greek writings of any kind of a leader, chief, com­mander, Sophocles Phil. 386; often in Polybius; Diodorus 1, 4 and 72; Lu­cian, Alex. 44…». q.v.: A Greek-English lexicon of the New Testament, be­ing Grimm’s Wilke’s Clavis Novi Testamenti / Tr., rev. and enl. by Joseph Henry Thayer. 1889. P. 276.

[13] Ibidem.

[14] Lampe G.W.H. A Patristic Greek Lexicon. Oxf., 1961. P. 601.

Моего, ни они, ни цари их  (Иез. 43:7). В книге Паралипоменон термин употребляется в отношении Азарии, начальника при доме Божи­ем) (2 Пар. 31:13). В книге Еэдры им обозначены родоначальники: И, приступив к Зоровавелю и Иисусу и к родоначаль­никам, говорят им: будем и мы строить вместе с вами (2 Езд. 5:65). В Маккавейских книгах им обозна­чаются вожди: По повелению вождя своего они поспешно поднялись от­туда и сошлись с ними при селении Дессау (2 Мак. 14:16).

В Новом Завете термин употребляется также довольно часто. В Евангелии от Матфея термин употреблен в отношении Спасителя: ибо из тебя произойдет Вождь, Который упасет народ Мой, Израи­ля (Μφ. 2:6). Евангелист Лука обозначает им начальствующих: а вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий — как служащий (Лк. 22:26). Несколько раз встречается он и в Деяниях апостолов: И называли Варнаву Зевсом, а Павла Ермием, потому что он начальствовал в слове (Деян. 14:12); Иуду, прозываемого Варсавою, и Силу, мужей, начальствующих между братиями (Деян. 15:22). Употребляется также и в 13-й главе Послания к Евреям: Поминайте наставников ваших… (Евр. 13:7); Приветствуйте всех наставников ваших и всех святых (Евр. 13:24).

[15] Литвинова Л.В. Игумен // Православная энциклопедия. М.: ЦНЦ «Православная Энциклопедия», 2010. Т. 21. С. 168.

[16] Смирнов С.И., проф. Духовный отец в Древней Восточной Цер­кви: История духовничества на Востоке. М.: Православный Свято­Тихоновский Богословский институт, 2003. С. 14.

[17] Например, прп. Макарий Великий пишет: «В тайне же ума настоятели да почитают себя недостойными рабами всех братий и, как пестуны, которым вверены духовные чада (тсυματικά τέκνα.), со всяким благодушием и со страхом Божиим да стараются напра­вить каждого ко всему доброму” (см.: Макарий Великий, прп. Сло­во 2. О совершенстве духовном // Макарий Великий, прп. Духовные беседы. Свято-Троице Сергиева лавра, 1994. С. 366; PG. Т. 34. Col. 848). В текстах преподобного Ефрема Сирина также можно най­ти подобную взаимозаменяемость терминов: «Если ты, возлюблен­ный, пребываешь на послушании у отца духовного, не налагай сам себе устава говоря: “Не можно сделать того или этого’’… Но если приказанное не по силам, то не с гневом воспротивимся приказа­нию игумена (τή του ήγουμίμεου διαταγή)» (см.: Ефрем Сирин, прп. О том, как приобретается человеком смиренномудрие. Сто глав. Гла­ва 25. [Электронный ресурс] // Pages.ru. Библиотека святоотечес­кой литературы. URL: http://www.pagez.ru/lsn/0327.php (дата об­ращения: 26.11.2014).

[18] Ссылаясь на акты Собора 536 года, проходившего в Константи­нополе под председательством патриарха Мины, Е. Marine пишет, что обнаружить разницу между терминами «игумен» и «архиманд­рит» невозможно по крайней мере до VI в.: «Ainsi, d’après les indications fournies par ces Actes de 518 et de 536, il ne parait pas possible d’établir, du moins avant le milieu du sixième siècle, entre l’higoumèye et l’archimandri­te une différence aussi caractérisée…» (q.v.: Marin E. Les moines de Constantinopole: depuis la fondation de la ville jusqu’ à la mort de Photius (330-898). 1897. P. 86).

[19] Clarke Lowther W.K. Op. cit. P. 78.

[20] Ibid. P. 92.

[21] По наблюдениям Кларка, в работах свт. Василия встречают­ся и следующие термины, используемые им в качестве синонима к ό προεστώς: о έφεστώς, ο προκάνειττώς, ο προέχων, 6 προϊστάμενος и др.

22] Василий Великий, сет. О подвижничестве. (Prologus V) // Творе­ния… Т. 2. С. 145.

[23] Зарин С.М. Аскетизм по православно-христианскому учению. Этико-богословское исследование. Киев.: Издательство имени свт. Льва, папы Римского, 2006. С. 220.

[24] Василий Великий, свт. О подвижничестве. (Prologus V) // Творе­ния… Т. 2. С. 146.

[25] Так, например, ученик прпп. Варсонофия и Иоанна Елиан, бу­дучи избран в игумены после скончавшегося аввы Серида, недоуме­вая о таком решении старцев о себе, говорил: «Авва! Не знаю (что и сказать) более. Знает меня Дух Божий, живущий в вас, и я исполня­юсь страха и трепещу, помышляя об опасности сего дела Если ты уве­рен, что я могу получить в сем милость, пользуясь вашим о Христе по­кровительством, — я не противоречу, ибо вы имеете власть надо мною и я в руках Божиих и ваших» (см.: Преподобных отцов наших Вар­сонофия Великого и Иоанна руководство к духовной жизни, в отве­тах на вопрошание учеников. М.: Правило веры, 2005. С. 558). А свя­титель Григорий Богослов говорит: «…человеку, который с трудом умеет быть под начальством, еще, кажется, гораздо труднее — уметь начальствовать над людьми, особенно — иметь такое начальство… ко­торое основывается на Божием законе и возводит к Богу, — в кото­ром чем больше высоты и достоинства, тем больше опасности даже для имеющего ум» (см.: Григорий Богослов, сет. Слово 3 // Григорий Богослов, сет. Творения: В 2 т. М.: Сибирская благозвонница, 2007. T. 1. С. 30).

[26] Василий Великий, сет. Подвижнические уставы. Глава 9 // Тво­рения… Т. 2. С. 345.

[27] Василий Великий, сет. Подвижнические уставы. Глава 9 // Тво­рения… Т. 2. С. 345.

[28] Там же.

[29] Там же.

[30] Василий Великий, сет. Слово о подвижничестве. (Sermo ascetxcusXIII) // Творения… T. 2. С. 141.

[31] Там же.

[32] Владислав Цыпин, прот. Каноническое право. 2-е изд. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2012. С. 337.

[33] Правила Святого Вселенского Четвертого Собора, Халкидонского. [Электронный ресурс] // Седмица. Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». URL: http://www.sedmitza.nl/lib/ text/435474/ (дата обращения: 15.10.2014).

[34] «Таким образом, он заручился помощью монашества для укреп­ления Церкви, а так как Церковь в то время содействовала развитию государства, монашество также стало участвовать в помощи государ­ству вместо того, чтобы, как часто полагают, с ним враждовать» («Не thus enlisted the service of monasticism to strengthen the Church and in so far as the Church of that day really served the State, monasticism also aided the State, instead of being as is often supposed, its foe») (q.v.: Clarke Lowther W.K. Op. cit. P. 123).

[35] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 43 // Творения… Т. 2. С. 212; PG. 31,1029.

[36] Василий Великий, сет. Слово о подвижничестве. (Sermo asceticus XlII) // Творения… T. 2. С. 141.

[37]Там же.

[38] «Не should thus make his life a clear example of every command­ment. His virtues should include humility, compassion and the ability to deal prudently with different types of person and to cure different types of fault» (Holmes АЛ. Op. cit. P. 281).

[39] Василий Великий, cem. Подвижнические уставы. Глава 22 // Тво­рения… Т. 2. С. 366.

[40] «Всякого, кого посылает домовладыка для управления своим до­мом, нам должно принимать так же, как самого пославшего. Поэто­му ясно, что и на епископа должно смотреть как на самого Господа» (см.: Писания мужей апостольских. М.: Издательский совет Русской Православной Церкви, 2008. С. 272); «В самом деле, если я в корот­кое время возымел такое дружество с вашим епископом, — не чело­веческое, а духовное, то сколько, думаю, блаженные вы, которые со­единены с ним так же, как Церковь с Иисусом Христом и как Иисус Христос с Отцом, дабы все было согласно чрез единение» (см.: Там же. С. 271); «…старайтесь делать все в единомыслии Божьем, так как епископ председательствует на месте Бога…» (см.: Там же. С. 281).

[41] Аскетическое учение святителя Василия предписывает мона­шествующему не бояться низкой работы, быть исполненным воздер­жания, ленивым к празднословию, как можно более исполненным кротости, убегать тщеславия, воздерживаться от шутливости, бла­говременно употреблять слово и произносить его всегда с пользой, всеми поступками его должно руководить благоразумие, он должен иметь “образ мыслей твердый, непоколебимый и неподвижный, такую решимость, которой бы не могли преодолеть и изменить духи злобы» (см.: Василий Великий, сет. Подвижнические уставы. Глава 18 // Тво­рения… Т. 2. С. 354).

[42]В качестве образца таких требований святой отец цитирует пас­тырские послания апостола Павла: если кто епископства желает, доб­рого дела желает. Но епископ должен быть непорочен (1 Тим. 3:1-2); Старца не укоряй, но увещевай, как отца; младших, как братьев; ста­риц, как матерей; молодых, как сестер, со всякою чистотою (1 Тим. 5:1-2); Юношеских похотей убегай, а держись правды, веры, любви, мира со всеми призывающими Господа от чистого сердца. От глупых и невежественных состязаний уклоняйся, зная, что они рождают ссоры; рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем (2 Тим. 2:22-24); ты последовал мне в учении, житии, располо­жении, вере, великодушии, любви, терпении, в гонениях, страданиях (2 Тим. ЗЛО-11). Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довер­шил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал: если кто непорочен (Тит. 1:5-6).

[43] Василий Великий, сет. Подвижнические уставы. Глава 28 // Тво­рения… Т. 2. С. 371.

[44] Там же. С. 373.

[45] Василий Великий, сет. Подвижнические уставы. Глава 18 // Тво­рения… Т. 2. С. 353.

[46] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 43 // Творения… Т. 2. С. 211; PG. Т. 31. Col. 1028.

[47] Там же.

[48] Дорофей Газский, прп. Поучение второе. О смиренномудрии // Дорофей Газский, прп. Преподобного отца нашего аввы Дорофея ду­шеполезные поучения и послания. М.: Правило веры, 1995. С. 46.

[49] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 43 // Творения… Т. 2. С. 211.

[50]Там же.

[51] Там же.

[52] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 30 // Творения… Т. 2. С. 195.

[53] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 24 // Творения… Т. 2. С. 190.

[54] «We know that Basil himself, owing partly to his constant ill health, had made some study of medicine. Hence the simile would come natural­ly to him» (q.v.: Morison EJF. St. Basil and his rule. London: Oxford Uni­versity Press, 1912. P. 54).

“ Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 43//Творения… Т. 2. С. 211; PG. Т. 31. Col. 1028.

[56] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 43.

[57] Там же. С. 212.

[58] «В рассудительности состоит премудрость, в ней разум и смысл, без которых нельзя ни созидать наш внутренний дом, ни собирать ду­ховное богатство…» (см.: Иоанн Кассиан Римлянин, прп. Десять со­беседований отцов, пребывающих в Скитской пустыне. Собеседова­ние аввы Моисея второе о рассудительности. «Духовное рассуждение есть достояние совершенных христиан. Участвуют в этом благе зна­чительно преуспевшие в благочестивом подвиге. Чуждо оно новона­чальным и неопытным, хотя бы они были и старцами по телесному возрасту» (см.: Игнатий (Брянчанинов), сет. О чувственном и о ду­ховном видении духов // Творения: В 8 т. М.: Паломник, 2006. Т. 3: Слово о смерти. С. 61.

[59] Никон (Рождественский), архиеп. «Козни врагов сокруши…». Дневники. № 44. М.: Сибирская Благозвонница, 2010. С. 129.

[60] Петр Дамаскин, прп. О рассуждении // Петр Дамаскин, прп. Тво­рения. М.: Правило веры, 2009. С. 161.

[61] «Ибо разумно настоятельствующий, — говорит святитель, — уме­ет в точности изведывать нравы, страсти и душевные стремления каж­дого и соглашать с этим свое распоряжение каждым» (см.: Василий Великий, сет. Подвижнические уставы. Глава 22 // Творения… Т. 2. С. 366).

[62] Василий Великий, сет. Правила, кратко изложенные. Вопрос 98 // Творения… Т. 2. С. 254.

[63] Там же.

[64] Василий Великий, сет. О подвижничестве. (Prologus V) // Творе­ния… Т. 2. С. 147.

[65] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 51 // Творения… Т. 2. С. 217.

[66] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 35 // Творения… Т. 2. С. 200.

[67] Примогенов Н. Устав иноческой жизни Василия Великого и срав­нение его с уставом св. Пахомия // ПС. 1900. № 6. С. 30.

[68] Примогенов Н. Указ. соч. С. 30.

[69] Василий Великий, сет. Подвижнические уставы. Глава 31 // Тво­рения… Т. 2. С. 373.

[70] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 43 // Творения… Т. 2. С. 212.

[71] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 29 // Творения… Т. 2. С. 195.

[72] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 24 // Творения… Т. 2. С. 191.

[73] Там же.

[74] Василий Великий, сет. О подвижничестве. (Prologus V) // Творе­ния… Т. 2. С. 145.

[75] См.: Кассиана (Вельская), ген. Образ игумении в уставах современных греческих монастырей. [Электронный ресурс] // Bogoslov.ru. Научный богословский портал. URL: http://www.bogoslov.ru/ text/4067712.html (дата обращения: 02.12.2014); Феоксения.мон. Игумен как духовный ру­ководитель монастыря: канонические принципы и значение в контексте литургической жизни. [Электронный ресурс] // Bogoslov.ru. Научный богословский портал. URL: http://wrww.bogoslov.ru/text/3526468.htnil (дата обращения: 02.12.2014).

[76] Если вы терпите наказание (naiStiav ύττομίννπ), то Бог поступа­ет с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не нака-

зывал отец? Если же остаетесь без наказания (παώίίας), которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны (Евр. 12:7-8), Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства нака­зывает (isπιμίλώς miiitûit) его (Притч. 13:25).

[78] «По усмотрению настоятелей должны быть определяемы время и род наказания сообразно с телесным возрастом, душевным состоя­нием и различием греха» (см.: Василий Великий, сет. Правила, крат­ко изложенные. Вопрос 106 // Творения… Т. 2. С. 256).

[79] Примогенов Н. Указ. соч. С. 31.

[80] Василий Великий, сет. Правила, кратко изложенные. Вопрос 122 // Творения… Т. 2. С. 260.

[81] Примогенов, ссылаясь на прп. Кассиана, пишет, что «ев. Пахомий налагал наказания и за самые мелочные действия иноков, например: если бы инок случайно разбил глиняный сосуд, то для заглаждения проступка он и за это должен был нести публичное наказание. Точно так же подвергался наказанию тот, кто делал какую-либо невольную ошибку при чтении псалмов или кто делал некстати ответ при спро­се…» (см.: Примогенов Н. Указ. соч. С. 41).

наказаний согрешивших братий. Телесное наказание предписыва­лось некоторыми статьями устава прп. Пахомия. Оно назначалось только для самых тяжких грешников — воров, смутьянов, блуд­ников и предшествовало изгнанию согрешившего из монастыря» (см.: Смирнов А.И. Исповедь и покаяние в древних монастырях Вос­тока: Орган тайной монашеской исповеди — старец // Богослов­ский вестник. 1905. Т. 2. № 4. С. 741). Упоминания о телесных на­казаниях встречаются и в позднейшей монашеской письменности. Так, например, прп. Феодор Студит говорит: “ Святые и человеко­любивые отцы наши, движимые божественным сердолюбием, упот­ребляли то такие, то другие строгие меры во спасение питомцев своих: налагали епитимии, отлучения и даже телесные наказания» (см.: Феодор Студит, прп. Подвижнические монахам наставления. Слово 72. [Электронный ресурс] // Pages.ru. Библиотека святооте­ческой литературы. URL: http://www.pagez.ru/lsn/studit/072.php (дата обращения: 21.11.2014)). В Уставе прп. Пахомия встречается такое установление: “Если кто замечен будет в воровстве, дать ему 39 ударов; есть ему только хлеб и воду вне общей трапезы и покры­того вретищем и пеплом заставлять нести покаяние во времена мо­литв. Тот же закон соблюдать и относительно беглецов» (цит. по: Смирнов А.И. Исповедь и покаяние в древних монастырях Востока. С. 74). А об авве Сериде, игумене общежительного монастыря не­подалеку от Газы, где прославились подвижничеством прпп. Варсонофий и его ученик Иоанн, а также прп. авва Дорофей, говори­лось, что он “был совершенным послушником, ибо много страдал от старца, претерпел биения и многоразличные искушения» (см.: Пре­подобных отцов наших Варсонофия Великого и Иоанна Руковод­ство к духовной жизни в ответах на вопрошание учеников. Повесть об авве Сериде. М.: Правило веры, 2005. С. 546).

[83] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 28 // Творения… Т. 2. С. 193.

[84] Там же.

[85] Там же.

[86] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 29 // Творения… Т. 2. С. 194.

[87] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 29. С. 194.

[88] Примогенов Н. Указ. соч. С. 40.

[89] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 25 // Творения… Т. 2. С. 191.

[90] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 29 // Творения… Т. 2. С. 195.

[91] Василий Великий, сет. О подвижничестве. (Prologus V) // Творе­ния… Т. 2. С. 148.

[92] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 25 // Творения… Т. 2. С. 192.

[93] Там же. С. 191.

[94] Там же.

[95] Там же.

[96] «Прибегай к суровым старцам (γίρουσι Βυηνηύκτοις), которые ре­чами в притчах умащают юношей к делам похвальным…” (см.: Васи­лий Великий, сет. Слово подвижническое и увещание об отречении от мира и духовном совершенстве (Sermo asceticus XI) // Творения… Т. 2. С. 131); «…если поручишь себя мужу, украшенному многими доблес­тями, то соделаешься наследником благ, какие в нем, и будешь весьма блажен перед Богом и перед людьми. Но если, щадя тело свое, оты­щешь учителя снисходительного к страстям твоим или, лучше сказать, вместе с тобою падающего, то напрасно ты вступал в подвиг отрече­ния от мира, потому что предался страстной жизни, взял себе слепо­го вождя и приближаешься к яме» (см.: Там же. С. 128).

[97] «The Superior is no military chief endowed with absolute power, but is subject to certain limitations and checks. The elder brethren at least have the responsibility of judging his commands and testing them by the standard of the divine law” (q.v.: Clarke Lowther W.K. Op. cit. P. 123).

[98] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 27 // Творения… Т. 2. С. 192.

[99] Там же.

[100] «Кто не принимает распоряжений настоятеля, тот должен на­едине прямо высказать ему свое возражение, если имеет какое креп­кое основание, сообразное с намерением Писания…” (см.: Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Вопрос 47 // Тво­рения… Т. 2. С. 215).

[101] Василий Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Воп­рос 47 // Творения… Т. 2. С. 215.

[102] Там же.

[103] Там же.

[104] Там же.

[105] Великий, сет. Правила, пространно изложенные. Вопрос 50 // Творения… Т. 2. С. 216.

[106] Там же.

[107] Там же. С. 217.

ЕРМОГЕН (БУРЫГИН), иером. Нравственно-аскетический образ игумена монастыря в аскетических творениях святителя Василия Великого // Материалы кафедры богословия: 2014-2015. Сергиев Посад, 2016. С. 280-313.

Оставить комментарий