Власов А.В.Рецензии

ВЛАСОВ А.В. Недоуменные вопросы авторам «первого систематического описания Истории нашей епархии» от рядового читателя. Рец. на кн.: Иванов С.М. Супрун В.И. Православие на Волгоградской земле: епархии и епископы: в 2 ч. — Волгоград, 2002. — Ч. 1. — 148 с.

За 12 лет существования Волгоградской епархии, безуслов­но, возрос научный интерес к истории православия на нашей земле. Одна за другой появляются разрозненные заметки о лицах и событиях, так или иначе связанных с интересующей всех темой. И вот в прошлом году увидело свет первое систематическое опи­сание «Истории христианства с глубокой древности до последнего времени на территории нашего края *. Нам известно, что данная книга усиленно распространяется в сфере образования как посо­бие для изучения краеведения в школах. Авторы настаивают на том, что такой труд нужен широкой публике и по сути является учебником. Если это так, то почему бы не взглянуть на него тому рядовому читателю, которому такой труд предназначен?

Уже при открытии книги сразу возникают вопросы: в ка­кой степени можно доверять тому, что сообщает текст, и кто несет ответственность за достоверность информации? Отсутствие ссылок затрудняет решение этого вопроса. Например, такой ка­зус: СМ. Иванов и В.И. В.И. Супрун появление христианства на территории нашей области связывают непосредственно с Иису­сом Христом, который прямо с Елеона послал апостолов Андрея и Филиппа в Скифию (С. 6). И если об Андрее существует мно­жество апокрифических сведений, которые наши авторы без тени сомнений принимают за реальность2, то о пребывании Филиппа в Скифии вообще не упоминается нигде.

Следовало бы ожидать, что работа будет основана на но­вейшей научной литературе и правильном ее понимании. Может быть, это ожидание в данном случае излишне? Например, рас­смотрим события, связанные с появлением Херсонской епархии и деятельностью святых братьев Кирилла и Мефодия, как это описывают авторы книги.

Появление Херсонской епархии в книге датируется 302 г. (С. 7), но ни в одном из исследований точная дата не называется. Например, Шестаков С.П. относит появление епархии ко второй половине III века \ Вообще по этому вопросу в исследовательс­кой литературе не сложилось единого мнения, и все строится только на догадках. Официально первое упоминание епархии встречается в 325 г. в актах Первого Вселенского собора, и то только в некоторых списках, а именно в Синайском 4. В книге говорится о Феофане Готском (С. 7), однако истории это имя неизвестно. Нам остается только догадываться, что, возможно, здесь имеется в виду Феофан, епископ Босфора из Готии5. Авто­ры также упоминают о Клименте, четвертом папе Римском (С. 13). Опустив замечания о титуле «папа», мы обязаны заметить, что святитель был третьим епископом Рима6.

Продолжая дальше, авторы настаивают на том факте, что в Херсонесе бьйг и действовал вместе с Константином его брат Мефодий (С. 13). ‘Однако ни «один источник не подтверждает пребы­вания Мефодия в Крыму1. Далее С.М. Иванов и В.И. Супрун повествуют о том, как после проповеди Константина крестилось более двухсот хазар, но нам кажется уместным напомнить, что в житии не указано к какому именно сословию относились новопросвещенные. Это имеет большое значение, поскольку одно дело — крестить 200 человек из всей Хазарии и совершенно дру­гое — убедить в необходимости крещения верхушку хазарского каганата. И если по этому поводу могут существовать различные гипотезы в связи со скудностью источников, то упоминание о том, что святые братья рукоположили священников, является пол­ным абсурдом, поскольку мирянин и монах священнодействий совершать не могут. Дальнейшее путешествие святых братьев из Паннонии в Рим для рукоположения своих учеников доказывает невозможность совершения братьями таинств в Хазарии.

Предположение о том, что солунские братья брали с собой в Хазарию мощи св. Климента, не имеет под собой ни какой источниковедческой опоры8. Далее авторы говорят о торжествен­ной встрече мощей в Константинополе (С. 17). Но этого произой­ти не могло, так как все источники единогласно свидетельству­ют о том, что святые братья отвезли их в Рим9. Это подтвержда­ет тот факт, что Константин был ставленником патриарха Фотия, а в это время в Константинополе произошел государствен­ный переворот, после которого Фотий был сменен патриархом Игнатием. Уханова Е.В., автор новейшей статьи об обретении мощей св. Климента, доказывает, что мощи изначально предпо­лагались как дар Риму 10.

Хотелось бы знать, почему третья глава «Русские святые и наш край» полна странных и совершенно не соответствующих научным данным утверждений? Например, авторы, ссылаясь на недалекое расстояние между Тмутараканью, вблизи которой под­визался преп. Никон, и Поволжьем (С. 19) видят b этом геогра­фическом факте присутствие святых на территории Волгоградс­кой епархии.

Далее С.М. Иванов и В.И. Супрун, говоря о широком рас­пространении христианства среди татйр-монофизитов и несториан, утверждают, что богослужение и обряды их мало чем отли­чаются от православных (С. 20—21). Однако очевидец несторианского богослужения Гильом де Рубрук смотрит на него с проти­воположной точки зрения: «Они произносят свою службу… на Сирийском языке, которого они не знают… и отсюда они совер­шенно развращены. Прежде всего, они лихоимцы и пьяницы; некоторые из них, живущие вместе с Татарами, имеют даже, подобно Татарам, многих жен. Входя в церковь, они, подобно Саррацинам, моют себе нижние части тела, в пятницу едят мясо и, по Саррацинскому обычаю, устраивают в этот день попойки. Все мужчины — священники… и бывают двоеженцами»11. Инте­ресно, что в книге ничего не говорится о широком распростра­нении католичества в Золотой Орде, хотя известно, что там была создана католическая епархия и существовало более десятка фран­цисканских монастырей |2.

Ряд грубейших ошибок данной книги связан с событием появления Сарайской епархии (С. 26, 38—49). Большой минус книги еще и в том, что в ней не указываются причины создания епархии 13 Авторы бескомпромиссно настаивают на том, что глав­ную роль в учреждении Сарайской кафедры сыграл святой бла­говерный князь Александр Невский, несмотря на то, что суще­ствует множество гипотез по этому поводу. Однако данное пред­положение в исторической литературе получило самое меньшее количество голосов. Например, Н.М. Карамзин вообще не упо­минает о князе Александре, а внимание акцентирует на хане Берке, который чуть ли не сам становится инициатором учреж­дения епархии 14. Митрополит Макарий указывает на митрополи­та Кирилла, который просил хана основать епархию |3. Е.Е. Голу­бинский, поддерживая мнение Карамзина, отрицает участие мит­рополита Кирилла, поскольку последний не отважился бы на это заявление16. Понятно, что такой взгляд на историю родного края обусловлен сильным патриотическим чувством, однако оно доводит авторов до нелепого искажения исторических и геогра­фических фактов. Дело в том, что С.М. Иванов и В.И. Супрун утверждают, что Сарай, столица Золотой Орды, в которой была создана Сарайская кафедра в 1261 г., находился на месте совре­менного Царева (то есть в Сарае Ал-Джедид) (С. 24), и акценти­руют внимание на том, что первая епархия на Волге основана на территории именно Волгоградской области. Однако ученым дав­но известно, что столица была перенесена из Сарая Бату (современное городище Селитренное на территории Астраханской об­ласти) в Сарай Ал-Джедид лишь при хане Узбеке (1313—1341)17. Следовательно, все события, описываемые в книге, связанные со смертью Александра Невского и присутствием святых в Са­рае, которые авторы искусственно пытаются приписать к духов­ной традиции именно нашей епархии, не имеют под собой ни­какого основания. Такой крайний субъективизм порождает воп­рос: «Что важнее “патриотизм” или объективное изложение хода исторического процесса?»

Далее авторы книги смешивают две совершенно разные лич­ности: Кирилла, третьего митрополита Киевского, и Кирилла Второго, епископа Ростовского. Еще на с. 26 говорят о них как о двух разных деятелях Русской церкви, а вот уже на с. 38 оба святителя сливаются в одного безличного митрополита Кирил­ла, который совершает действия за обоих.

С.М. Иванов и В.И. Супрун пишут, что известный путеше­ственник Плано Карпини в своем сочинении свидетельствует о Митрофане, первом Сарайском епископе (С. 39). Но этого быть не могло, ведь путешествие католического монаха по территории Золотой Орды состоялось в конце 40-х гг. XIII в. ,8, а епархия была основана, как отмечалось ранее, в начале 60-х годов.

Первому Астраханскому епископу Феодосию авторы при­писывают фамилию Харитонов. В данном случае они просто по­вторяют ошибку, допущенную А.В. Дубаковым 19, который пе­репутал единственно верное сохранившееся сведение о том, что отца святителя Феодосия звали Харитон, и принял это имя за фамилию, поскольку фамилия епископа не сохранилось.

Утвердившееся в литературе мнение о том, что архиепис­коп Феодосии возглавил оппозицию против Лжедмитрия I, пе­рекочевало и в книгу «Православие на Волгоградской земле» (С. 52—53). Однако в 1998 г. в Волгограде вышло сразу две ста­тьи, опровергающие давно устаревшее и не подтвержденное ис­точниками мнение20. О Феодосии также сообщается, что святи­тель, возвращаясь из миссии в Угличе, задержался в Царицыне из-за поднявшегося здесь восстания и, заболев, умер 18/28 де­кабря 1607 года. В двух строчках авторам удалось допустить две ошибки. Во-первых, мятеж поднялся в Астрахани и владыка не решился туда поехать, а во-вторых, его смерть датируется не 18 декабря 1607 г., а того же числа, но 1606 года21.

На с. 54—69 в хронологическом порядке авторы переписы­вают астраханских архиереев и даты их пребывания на кафедре, заимствуя весь материал из дореволюционного издания священ­ника И. Саввинского 22, без каких либо попыток перепроверить давно устаревшие данные.

В остальных главах никакой новой информации, добытой архивным трудом и введенной в научный оборот С.М. Ивановым и В.И Супруном, мы найти не смогли, поскольку последующие главы представляют собой компиляцию следующих работ: по гла­ве № 7 «Саратовская епархия» (С. 78—107) основным источником стала книга А. Правдина23. В главе Ne 9 «Донская епархия» (С. I ΙΟ­Ι 24) организация материала, а также все датировки совпадают с данными ростовского исследователя С.В. Римского24. То же можно сказать о 10 главе «Крещение калмыков» (С. 124—129), которая является сокращением книги «Очерки истории Калмыцкой АССР»25.

Возвращаясь к методике написания этого труда, следовало бы ожидать, что авторы честно укажут, откуда и что взято и прямо назовут свою работу не «систематизацией», а разновидно­стью компиляции? Ведь, поскольку этого не сделано, закрады­вается мысль о плагиате. Или теперь уже можно безнаказанно использовать результаты чужих исследований?

Наконец, возникает последний недоуменный вопрос: мож­но ли работу, основанную на столь странном подходе к истори­ческому материалу и в таком количестве изобилующую ошибка­ми, рекомендовать доверчивому рядовому читателю?

ЛЕПАХИН В. Образ, закопанный в землю. Происшествие с католическим изображением Богородицы в Царицыне, согласно «Хронике кармелитов»

ГЕРМАН (ТИМОФЕЕВ), митр. Волгоградский и Камышинский. Петр I и последствия его правления

Примечания

  1. «Систематическим» и «первым» считают свой очерк авторы. Иванов С.М., Супрун В.И. Православие на Волгоградской земле: епар­хии и епископы. Волгоград, 2002. Ч. 1. С. 4.
  2. Опровержение гипотезы о пребывании апостола Андрея в Нов­городе см.: Мюллер Л. Древнерусское сказание о хождении апостола Андрея в Киев и Новгород // Летописи и хроники. М., 1973. С. 49; Жизнь, труды, мученическая смерть и прославление святого апостола Анд­рея. СПб., 2003. С. 189-190.
  3. Шестаков С.П. О начале христианства в Херсонесе. Казань, 1906. С. 89-96.
  4. Здесь говориться о некоем Филлипе Херсонском. Бенешевич В. Синайский список отцов Никейского Первого собора. Изв. Акад. наук, 1908. С. 295. Якобсон А.Л. Раннесредневековый Херсонес // Материалы и исследования по археологии СССР. М.; Л., 1959. № 63. С.28.
  5. Гермоген, еп. Псковский и Порховский. Таврическая епархия. Псков, 1887. С. 147; Струков Д. Древние памятники Христианства в Тавриде. М., 1875. С. 9.
  6. Кабыжокова Л. Святитель Климент, третий еп. Римский // ЖМП. 1987. № 1. С. 10; Лавров П. ^Китие Херсонских святых в грекославянской письменности. М., 1911. С. 47—108.
  7. См.: Житие Константина Философа по рукописи XV века быв­шей Московской академии. С. 140—142. В данном случае авторы повторя­ют ошибку, допущенную более 150 лет назад св. Дмитрием Ростовским. См.: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского. Козельск, 1992. Т. 9. С. 341—345.
  8. ? Из жития явствует что св. Константин взял мощи святителя на обратном пути. См.: Житие… Указ. соч. С. 159—160.
  9. Традиции древнейшей славянской письменности и языковая культура восточных славян. М., 1991. С. 84.
  10. Уханова Е В. Обретение мощей св. Климента папы Римского в контексте внешней политики Византии середины IX в. // ВВ. 2000. Т. 59 (84). С 116^128.
  11. Плано Карпини Д. История монголов. Рубрук Г. Путешествие в восточные страны. М.,: С. 132—133.
  12. Малов Н.М., Малышев А.Б., Ракушин А. И. Религия в Золотой орде. Саратов, 1998. С. 86.
  13. См.: Полубояринова М.Д. Русские люди в Золотой Орде. М., 1978. С. 23—26; Махнач В.Л. Основание Сарайской (Крутицкой) епар­хии: забытые причины // Ежегодная богословская конференция пра­вославного св. Тихоновского богословского Института. Материалы. М., 1999. С. 124-128.
  14. Карамзин Н.М. История государства Российского. М., 2002. Т. 4. С. 291.
  15. Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский, История Русской Церкви. М., 1995. Кн. 3. С. 18,
  16. Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. М., 1997. Т. 3. С. 60.
  17. Более подробно о месте, где находилась Сарайская кафедра в момент ее учреждения см.: Вернадский Г.В. Монголы и Русь. М., 2000. С. 160; Греков Б. Д., Якубовский Г.А. Золотая орда и ее падение. М.; Л., 1950. С. 68—69. Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв. М., 1985. С 114-117.
  18. Е.Е. Голубинский относит его путешествие к 1247 г. См.: Голу­бинский Е.Е. Указ. соч. С. 44.
  19. Дубаков А. В. Астраханская епархия // Православная энцикло­педия. М., 2001. Т. 3. С. 637—643. Подробности нам стали известны из личной встречи с А.В. Дубаковым, за что выражаем ему особую бла­годарность.
  20. Ульяновский В.И. Реалии и миф в житийной легенде об архи­епископе Феодосии // Мир Православия. Волгоград, 1998. Вып. 2. С. 35— 44; Дубаков А.В. Образование Астраханской епархии в XVI — начале XVII века // Средневековое православие от прихода до патриархата. Волгоград, 1998. С. 157—161.
  21. Дубаков А.В. Первый Астраханский архиепископ Феодосии // Мир Православия. Волгоград, 1997. Вып. 1. С. 59.
  22. Историческая записка об астраханской епархии за 300 лет ея существования (с 1602 по 1902 год) / Сост. свящ. И. Саввинский. Астра­хань, 1903.
  23. Правдин А. Историческая записка о Саратовской епархии (за пятидесятилетие) 1828—1878. Саратов, 1879.
  24. Римский С. В. Православная церковь и государство в XIX веке. Донская епархия от прошлого к настоящему. Ростов н/Д, 1998. С. 266— 271, 302-310.
  25. Очерки истории Калмыцкой АССР. М., 1967.

A.В. Власов

ВЛАДИМИР (ПЕРЕВЕРТАЙЛО), игум. Волгоградская духовная школа в 1991-2001 годах: период становления

ВЛАСОВ А.В. Недоуменные вопросы авторам «первого систематического описания Истории нашей епархии» от рядового читателя. Рец. на кн.: Иванов С.М. Супрун В.И. Православие на Волгоградской земле: епархии и епископы: в 2 ч. — Волгоград, 2002. — Ч. 1. — 148 с. // Мир Православия. Сборник статей. Вып. 5. Волгоград, 2004. С. 556-563.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий