Арчебасова Н.А.История Русской Церкви

АРЧЕБАСОВА Н.А. Начальные учебные заведения духовного ведомства во второй половине XIX – начале XX в. (на примере Царицынского уезда Саратовской губернии)

После отмены крепостною права в России полномочия ме­стных органов управления, в том числе и народного образова­ния, значительно расширились. В этой связи региональная исто­рия приобретает особую значимость при исследовании периода второй половины XIX — начала XX века.

Деятельность духовных учебных заведений мало освещена в историографии. В дореволюционный период особенности церков­ной народной школы в Российском государстве рассмотрели Ф. Благовидов, А.М. Ванчаков, Н.Х. Вессель, С.И. Миропольский, А.С. Пругавин1. Ф. Благовидов изучил школьную деятель­ность православного духовенства в период правления Александра II и подчеркнул, что именно усилиями приходских священни­ков было достигнуто постепенное увеличение числа церковно­приходских начальных школ во всех епархиях России. С.И. Миропольский доказал, что традиционность и самобытность цер­ковно-приходской школы наряду с небольшими затратами на ее содержание сделали этот тип начальной школы конкурентоспо­собным по отношению к светским типам школ. Н.Х. Вессель, член Ученого комитета при Министерстве народного просвеще­ния (МНП), проанализировал проблему противостояния учеб­ных ведомств Святейшего Синода и МНП и подчеркнул необхо­димость их объединения для полноценного развития системы народного образования. А.С. Пругавин связал возрождение школ грамоты в 80-е годы XIX века с их подчинением Святейшему Синоду, а имперский наблюдатель церковных школ А.М. Ванча­ков значительное внимание уделил месту начальных церковных школ в проектах осуществления всеобщего начального обучения в Российской империи.

Исследования школ Духовного ведомства Саратовской гу­бернии представлены дореволюционными работами В. Голубева и К. Туровского2. В. Голубев охарактеризовал народное образова­ние в Саратовской губернии к 1902 году на основе делопроиз­водственных отчетов, периодических и специальных изданий от­делов народного образования, принадлежавших различным ми­нистерствам и ведомствам. К. Туровский в очерках по истории и географии Царицынского уезда уделил внимание миссионерс­кой деятельности царицынских священников среди калмыцкого населения.

В советский период история народного образования царской России практически не изучалась. В какой-то мере подобное от­ношение к начальному образованию зависело от его неразрыв­ной связи с историей Русской Православной Церкви, которую российские исследователи в 20—80-е годы XX века либо не раз­рабатывали вообще, либо давали обличительную оценку роли Православия и Русской Церкви в становлении русской нацио­нальной духовной культуры.

Оформление официальной позиции православного духовен­ства по отношению к народному образованию в исторической ретроспективе вызвало интерес к церковной истории на совре­менном этапе3. Появилась возможность изучить различного вида источники, относящиеся к деятельности Святейшего Синода и его местных учреждений, церковно-приходских школ и школ грамоты, учителей, получивших духовное образование, просве­тительской и благотворительной деятельности приходских свя­щенников.

Законодательно-актовый материал поданной проблеме пред­ставлен сводом уставов учебных учреждений и заведений МНП, общим расписанием классных должностей в Российской импе­рии и постановлениями разнообразного характера; правилами, законоположениями и распоряжениями правительства и Святей­шего Синода о церковно-приходских школах и школах грамоты, циркулярами по духовно-учебному ведомству4.

Неопубликованные делопроизводственные документы по начальному народному образованию хранятся в фондах Департа­мента народного просвещения МНП и училищного Совета Свя­тейшего Синода Российского государственного исторического архива, в государственных областных архивах (Саратовской и Волгоградской областей в нашем случае).

Это документы епископов в виде их переписки с губернато­рами, представления, отчеты и статистические сведения епархи­альных училищных советов о состоянии епархиальных церковных школ. Хорошим дополнением к ним стали подробные ежегодные отчеты и доклады уездных наблюдателей церковно-приходских школ об основных параметрах деятельности подведомственных им учебных заведений: численности учителей и учеников, успешнос­ти обучения и нравственного воспитания, санитарно-гигиеничес­ких условиях школьных помещений. Недостаток подобных отчетов и докладов заключается в их избирательном составлении без вклю­чения общей статистики по уезду. Часть отчетов опубликована в журналах или отдельными брошюрами5.

Наиболее важным источником по восстановлению количе­ственного соотношения различных видов начальных школ Сара­товской губернии к 1915 г. является опубликованный в городе Саратове обзор губернского земства. Он составлен заведующими отделом народного образования Саратовской губернии Д.В. Сосновцевым и А.И. Арефьевым и основан на официальных отчетах школ 1убернии за 1912—1915 годы, представленных инспектора­ми народных училищ и уездными отделениями Епархиального училищного совета.

Статьи в центральных и местных газетах и журналах того времени существенно дополняют информацию о деятельности Духовного ведомства в сфере народного образования.

Весь комплекс сохранившихся источников позволяет пред­ставить генезис народного образования в уездах Российской им­перии, проанализировать деятельность начальных церковных школ по следующим параметрам: руководящие органы, источники финансирования, учительский и ученический составы; осветить вклад попечителей и благотворителей в развитие школы.

К начальным народным училищам второй половины XIX— XX века относились школы с продолжительностью курса от од­ного до четырех (позже — шести) лет и преподаванием следую­щих обязательных учебных дисциплин:

  • Закон Божий (краткий катехизис и Священная история);
  • чтение по книгам гражданской и церковной печати;
  • письмо;
  • первые четыре действия арифметики;
  • церковное пение6.

Активизация образовательной деятельности Духовного ве­домства началась в 1804 году (через два года после создания Министерства народного просвещения), когда было опублико­вано Положение Синода о привлечении священников к устройству приходских школ1. Однако русское православное духовен­ство в первой половине XIX века большее внимание уделяло организации начальных и средних профессиональных духовных учебных заведений, чем начальной народной школе. Цель их зак­лючалась в подготовке квалифицированных кадров священнос­лужителей и миссионеров-проповедников среди нехристианских народов8.

К концу XVIII в. в Российской империи далеко не все свя­щенники и церковнослужители имели начальное образование, являвшееся для них необходимым профессиональным требова­нием. Поданным, приведенным П.Н. Милюковым, в 1786 г. в Казанской епархии (Саратовская епархия стала самостоятельной только в 1826 г.) неграмотных представителей духовенства ока­залось 381 человек9.

Царицынский уезд являлся одной из православных окраин Российской империи. К.Г. Туровский, характеризуя культурное развитие уезда в первой половине XIX века, никак не отметил существование церковно-приходских начальных школ для рус­ских детей, но подробно изложил историю зарождения христи­анских начальных школ для калмыков: «Из области культуры уезда за это время должно отметить: усиление пароходства по р. Волге и миссионерскую деятельность царицынских священни­ков среди калмыков. Царицынский протоиерей Петр Лугарев в 1832—1848 годы обратил в христианство более 4000 калмыков; в 1838 году была открыта миссионерская школа в г. Царицыне для обучения детей калмыков-христиан русскому языку, калмыц­кой грамоте и Закону Божьему. Дьяк Царицынского собора Ва­силий Демиченский составил для калмыков краткий букварь калмыцкого языка, за что и был посвящен в священники»10.

В первой половине XIX века приходских священников при­глашали учителями в организовывавшиеся на средства крестьян­ских обществ приходские школы и волостные школы Министер­ства государственных имуществ (МГИ) В 1849 г. в Царицынском уезде общественные приходские школы работали в селах Линов­ка и Пичуга.

Учебные заведения МГИ в 30—40-е гг. XIX века открыва­лись в каждой волости, населенной государственными крестья­нами Контроль за их деятельностью осуществляли директора на­родных училищ губерний, смотрители уездных училищ и благо­чинные наблюдатели церковных школ. Крестьянских мальчиков, изредка девочек, в возрасте от 8 до 12 лет набирали в школы из окрестных сел государственных крестьян в радиусе до 10 верст. Списки детей, зачисленных в школы, составляли волостные стар­шины. Местные священ ники-учителя получали в школах МГИ по 85—90 рублей серебром один раз в год11. Однако и они, и ученики посещали учебные занятия крайне неаккуратно. Так, сельский староста села Пичуга Царицынского уезда просил ок­ружного начальника прислать вместо умершего учителя, совме­щавшего преподавательскую деятельность с обязанностями при­ходского священника, нового из числа «окончивших курс в се­минарии учеников». Он объяснял, что священник вынужден много пропускать учебных занятий из-за выполнения своих непосред­ственных обязанностей12. В ежегодных о гчетах о ревизиях Цари­цынских училищ штатный смотритель Виноградов всегда отме­чал на момент ревизии менее половины детей от списочного состава учащихся, а в 1850 году в Балыклейском училище он не увидел ни учителя, ни учеников15. Ежегодно заканчивали курс начальной школы ведомства МГИ всего один — два ученика, многие покидали ее до выпускных экзаменов14.

В 50—60-е гг. XIX века в отчетах зафиксирован стабильный рост числа учебных заведений Духовного ведомства. Так, за 1859— 1860 годы в Киевской епархии, являвшейся образцом для под­ражания и инициатором всех изменений вереде Русской Право­славной Церкви, число приходских школ возросло с 151 до 785, учащихся — с 3625 до 16 53015. В Саратовской епархии за 1859— 1860 годы число приходских училищ увеличилось с 120 до 406, учеников — с 1800 до 6871, а учениц уменьшилось с 640 до 51616 В отчете Обер-прокурора Святейшею Синода графа Д.А Тол­стого за вторую половину 1865 года сообщалось о существовании в России 21 420 церковно-приходских школ, в которых обуча­лось 356 257 мальчиков и 57 267 девочек17. Однако достоверность статистики церковно-приходских школ вызывает большие со­мнения. Например, Д.А. Толстой лично попросил в 1869 году Екатеринославское губернское земство оказать помощь 400 цер­ковно-приходским школам Екатеринославской епархии, но ока­залось, что все они существовали лишь в отчетах, на бумаге Саратовская епархия в этом отношении не была исключением.

Епархиальные наблюдатели по Царицынскому уезду в сво­их отчетах, характеризуя единичные народные училища в волос­тных центрах, докладывали о наличии разветвленной школьной сети. Причины подобной особенности отчетной документации ревизоров церковных школ кроются в отсутствии контроля за всеми учебными заведениями на вверенных благочинным на­блюдателям участках и в замене их проверками народных учи­лищ только в волостных центрах. В целом число церковных на­чальных школ до 80-х годов XIX века установить сложно, так как одни из них функционировали только на бумаге, другие закрылись в результате изменения социально-экономических от­ношений и ведомственной принадлежности после отмены крепо­стного права.

В 1866 году появилось Определение Святейшего Синода за № 1227, которое обязывало сельских священников церковными поучениями побуждать крестьян к овладению грамотой и обуче­нию детей”. Открытие приходских школ в послереформенное время зависело от образовательных возможностей приходских священников и финансовых возможностей сельских обществ.

Законоучители всех типов учебных заведений и учителя цер­ковно-приходских школ и школ грамоты получали образование в средних духовных учебных заведениях. В Саратовской губернии это Саратовская духовная семинария, Царицынское, Дубовское и Пролейское епархиальные училища20.

Программы обучения для средних духовных заведений были составлены в 70-х годах XIX века, а в 1884 году вышли новые, увеличившие объем изучения богословских дисциплин. В эти учеб­ные заведения могли поступать дети всех сословий от 14 до 18 лет. По мнению одних исследователей, общеобразовательные пред­меты в духовных семинариях давались в весьма ограниченном объеме, а основное внимание уделялось изучению «главных ос­нований педагогики и методики», не пригодных для практичес­кой деятельности21. По мнению других исследователей, с кото­рыми мы согласны, уровень обучения в духовных семинариях приближался к уровню гимназий22.

Все законоучители-священники, работавшие к 1895 году в Царицынском уезде, закончили духовную семинарию, другие представители приходского духовенства обучались в ней и вы­были до окончания. Уровень образования учителей церковных школ соответствовал в основном среднему, что отражено в при­ложении № 123.

По отчетам Саратовского епархиального училищного совета за 1891—1893 учебные годы законоучителями в церковно-при­ходских школах города Царицына и Царицынского уезда состоя­ли 6 священников, закончивших курс духовной семинарии, и один — духовное училище, учителями: 7 учительниц (5 закон­чили епархиальное училище, одна — гимназию и одна получила домашнее образование), 7 псаломщиков, 2 диакона (один закон­чил духовную семинарию, другой выбыл из первого класса), 2 послушницы Дубовской женской общины (с домашним образо­ванием) и один крестьянин (закончил земскую школу)24.

Привлечение священнослужителей к исполнению обязан­ностей учителей в начальных церковных школах вызывало нега­тивную оценку передовых педагогов того времени, например, Н.А. Корфа и П.В. Каптерева, выступавших за создание профес­сиональных кадров народных педагогов. Однако большинство учителей народных школ также получили образование в духов­ных учебных заведениях, что было закономерно из-за малочис­ленности средних светских общеобразовательных и педагогичес­ких учебных заведений.

Главным условием расширения сети начальных школ в 60-е годы XIX века являлось строительство школьных зданий на сред­ства местного населения. Однако крестьяне «вышли на свободу» малоземельными и задавленными тяжелыми выкупными плате­жами, непосильными для большинства крестьянских хозяйств. Так, мировой посредник А.Н. Минх, характеризуя положение крестьян Саратовской губернии в 1863—1864 годы, писал: «кре­стьяне, совершенно обезденежевшие, шли за самую умеренную плату, выданную вперед, на заработки»25. Бедность населения, случайный характер частных пожертвований и полное отсутствие центрального финансирования ограничивали развитие сети на­чальных церковных школ.

В этот период школы работали благодаря личной заинте­ресованности местного духовенства. Например, священник Царицынского Успенского собора Иосиф Софинский в 1865 году открыл в своем доме церковно-приходскую школу, за безвозмездный труд в которой губернский училищный совет объявил ему благодарность, а также работал законоучителем (преподавателем Закона Божьего) в Царицынской мужской воскресной школе26.

Стараниям священника Николая Александровского обязана церковно-приходская школа в волостном центре Отрадинской волости, селе Отрада. В конце 50-х годов XIX века обучавшихся мальчиков в ней было не более 10 человек. После отмены крепо­стного права священник перестроил тесную церковную сторож­ку в более просторное здание и ежегодно обучал 40 человек. В 1864 году кандидат в мировые посредники Владимир Лятошинский пожертвовал на новое школьное здание 188,45 рублей, кре­стьяне отдали весь запасной мирской капитал в сумме 74 руб­лей, священник добавил деньги из церковных пожертвований. На собранные средства построили под руководством священника Н. Александровского и волостного старшины И. Белинского зда­ние, оцененное в 500 рублей серебром27.Священник преподавал безвозмездно, а школьные принадлежности покупал на свои день­ги. В марте 1867 года в этой школе обучались 48 мальчиков и 18 девочек. Из них 27,3 % детей хорошо читали и писали, знали Священную историю и умели выполнять 4 действия арифмети­ки, остальные находились на разных уровнях обучения. За заслу­ги Н. Александровский несколько раз получал благодарности от училишного совета и был награжден епархиальным начальством28.

Свидетельством существования церковно-приходской шко­лы в селе Солодчи Александровской волости служит утвержде­ние губернским училищным советом 1867 года учителем в эту школу Акима Белякова, окончившего курс в Саратовской ду­ховной семинарии х.

К середине 1860-х годов численность сельских училищ Ца­рицынского уезда увеличилась до 27 с общим числом учашихся, равном 502 мальчикам и 58 девочкам. Из них восемь относились к ведомству МГИ, одно к удельной школе, а остальные явля­лись церковно-приходскими училищами и крестьянскими шко­лами грамоты30. Ни Саратовский губернский, ни Царицынский уездный училищные советы, ни земство не вели регулярной ста­тистики сети церковно-приходских училищ в данное время. Так, в опубликованных земством материалах о состоянии народного образования в Саратовской губернии по Царицынскому уезду указывалось на существование только одной одноклассной церковно-приходской школы, открытой в 1887 году, что не соот­ветствует вышеизложенным фактам31.

Отсутствие необходимых средств для строительства новых школьных зданий сделало особенно популярными в народе так называемые школы грамоты (или «вольные школы»), относивши­еся наряду с церковными училищами к традиционным типам на­родных школ и получившие благодаря своей дешевизне значи­тельное распространение как особенный вид домашнего обучения.

Крестьянские школы грамоты в исторической литературе получили неоднозначную оценку. Так, одни идеализировали их как вид старинной исконной школы русского народа, как на­родное творчество и продукт христианской веры, как наиболее подходящие для крестьян начальные учебные заведения. Другие, прежде всего земские деятели, не считали школы грамоты на­чальными учебными заведениями32. Земцы относились недовер­чиво к качеству подготовки учащихся, к знаниям учителей. По нашему мнению, крестьянские школы грамоты необходимо счи­тать начальными, так как они удовлетворяли массовую потреб­ность крестьян в получении основ образования, особенно до по­явления более совершенных типов школ.

Крестьянские школы грамоты устраивались обычно в одной из крестьянских изб или церковной сторожке. Занятия вели гра­мотные крестьяне, дочери священников, церковнослужители и прочие лица, получавшие вознаграждение от родителей учеников продуктами и услугами, либо работавшие безвозмездно. Занятия проводились нерегулярно, школьная документация отсутствовала. Открытие таких школ не регистрировалось официально из-за не­соблюдения государственных требований к школьным помещени­ям и отсутствия у учителей разрешения на право преподавания33. Подобное разрешение необходимо было получать в уездном учи­лище после сдачи квалификационных экзаменов. Уровень образо­вания большинства преподавателей крестьянских школ грамоты не позволял успешно пройти эту процедуру, а другие вольнона­емные учителя, например малолетние сыновья и дочери священ­ников, не были заинтересованы в получении официальных доку­ментов. За незаконное преподавание на учителей крестьянских школ грамоты могли наложить штраф, а школу закрыть.

В 60-е годы XIX века требования к открываемым школам были значительно смягчены. Постепенно усиливалось влияние на  них православного духовенства, так как церковно-приходские школы и крестьянские школы грамоты сближало традиционное христианское отношение к воспитанию и отсутствие требований к учителям духовного звания документального подтверждения полученного образования. Настоящей эпохой возрождения школ грамоты считают 80-е годы XIX века, в связи с подчинением их ведомству Святейшего Синода (официально процесс перехода школ грамоты в число церковных школ завершился в 1891 г.)34. В более раннее время и духовенство, и земства включали вольные школы грамоты в свои ведомственные отчеты, не выделяя их отдельно. В Царицынском уезде количество крестьянских школ грамоты также долгое время растворялось в общей статистике всех видов начальных школ35.

Косвенную информацию о распространении народной гра­мотности и деятельности неучтенных школ грамоты предос­тавляют формулярные списки новобранцев уездного рекрутс­кого присутствия. В них в обязательном порядке указывали место жительства и уровень русской (!) грамотности рекрути­руемых: неграмотный, малограмотный (лучше читает, чем пи­шет) и грамотный.

По Высочайшему повелению императора Александра II 28 июля 1861 года особому комитету из представителей Святейшего Синода, МНП, МГИ, МВД, Министерства финансов и Мини­стерства государственного двора и уделов было поручено соста­вить общие сведения о начальных народных училищах разных министерств и согласовать условия их постепенного перехода в подчинение МНП. Представители Святейшего Синода выступи­ли против подобного объединения36. Они стремилось к монопо­лизации дела народного образования. Поэтому 19 июля 1864 года было утверждено «Положение о начальных народных училищах», подчинявшее общему руководству МИП все учебные заведения, находившиеся в ведении различных министерств и ведомств, кроме Святейшего Синода37.

Тенденция Святейшего Синода к монополизации началь­ного школьного образования прослеживалась на протяжении всей второй половины XIX века. Особенно сильно она проявилась к 1880-м годам в связи с изменением общего направления внут­ренней политики Российской империи Александром III, а также в связи с деятельностью обер-прокуроров Святейшего Синода графа Д А. Толстого и К.П. Победоносцева38.

Попытки объединения образовательной политики и управ­ления народными школами МНП и Святейшего Синода пред­принимались неоднократно. Так, в 1817 году Обер-прокурор Свя­тейшего Синода князь Голицын был назначен министром народ­ного просвещения и работал в этой должности до 1824 года. Оберпрокурор Святейшего Синода граф Д.А. Толстой являлся в 1866— 1880 годы одновременно и министром народного просвещения. Эти шаги не принесли желаемых результатов.

В 1877 году все попечители учебных округов жаловались на вред разделения школьного управления между МНП и Святей­шим Синодом, но Обер-прокурор Святейшего Синода К.П. По­бедоносцев в конце 70-х — первой половине 80-х годов XIX века продолжал проводить политику по обособлению руководства цер­ковными школами. 17 марта 1881 года в комитете министров слушался и положительно решился вопрос «о предоставлении духовенству надлежащего влияния на народное образование»; 1 мая 1891 года городские воскресные и крестьянские школы грамоты были переданы в ведение Синода. Позже были утверж­дены программы работы учебных заведений этих видов34. Даль­нейшие попытки организации общего контроля МНГ1 над цер­ковными школами предпринимались в 1887—1889, 1892—1895, 1905—1907 и 1909—1911 годы, но оказались безрезультатными40.

Святейший Синод постепенно объединил в своем подчине­нии сельские и городские церковные начальные школы: церков­но-приходские, воскресные и школы грамоты. Он, наряду с МНП, обладал наиболее оформившейся вертикальной структу­рой органов управления народным образованием.

На губернском уровне органы управления образованием от­носились к разным ведомствам: от МНП — Дирекция народных училищ и губернский училищный совет, от Святейшего Синода — епископы и епархиальный училишный совет, от МВД — гу­бернатор, а также губернское земство. Все они имели перекрест­ное представительство.

Заведование церковно-приходскими школами и надзор за ними осуществляли епархиальный архиерей, епископ и нахо­дившийся в их подчинении епархиальный училищный совет. В Саратовской епархии он был создан в 1884 году. Епископы41 по вопросам управления и организации работы церковных школ вели постоянную переписку с Синодом и Сенатом42. Епархиаль­ный училищный совет ежегодно публиковал отчеты о деятель­ности православного духовенства губернии и каждого уезда в отдельности на благо народного просвещения43.

Епархиальный училищный совет состоял из лиц, находив­шихся на службе при духовных учебных заведениях губернского города: председатель — протоиерей; члены — ректор, смотритель и преподаватели духовной семинарии, кафедральный протоие­рей, священники городских православных церквей, а кроме того, директор народных училищ губернии.

Деятельность епархиального училищного совета заключа­лась в следующем: он обсуждал отчеты уездных отделений и со своим заключением представлял на утверждение епископу44; раз­решал открытие новых церковно-приходских школ и школ фамоты; рассматривал дела по назначению и увольнению епархи­альных наблюдателей, законоучителей, учителей и учительниц церковных школ; ходатайствовал перед епископом о поощрении последних за усердную и добросовестную работу; контролировал школьные экзаменационные комиссии; утверждал списки уче­ников, достойных получения свидетельств на льготу по воинс­кой повинности, а также выдавал выпускные свидетельства об окончании школьного курса.

Епархиальный училищный совет снабжал церковные шко­лы через уездные отделения и епархиальных наблюдателей необ­ходимыми учебниками, рекомендованными Святейшим Сино­дом и напечатанными в синодальной типофафии. Например, в 1892/1893 учебном году в начальные церковные школы Саратов­ской губернии было выслано 11 950 экземпляров учебных книг45. К середине 90-х годов XIX века на одну земскую школу в Сара­товской губернии приходилось в среднем 172 учебных пособия, на одну церковную — 19646. Следует заметить, что библиотеки всех типов народных училищ комплектовались преимущественно из книг религиозной тематики47. Для иллюстрации данного фак­та приведем список литературы, полученной в 1874—1875 годы в Песковатскую земско-общественную школу одноименной во­лости (Приложение № 2)48.

Вопросы финансирования народных школ на губернском уровне находились в компетенции губернского земства и епар­хиального духовенства49. В 80-х гг. XIX века на губернских и уез­дных земских собраниях гласные обсуждали проблему создания  более дешевых, по сравнению с земскими, сельских школ. Мно­гие высказывались тогда за преимущественное финансирование крестьянских школ грамоты и церковно-приходских училищ.

Для сравнения: на каждую церковную школу в 1891—1892 и 1892—1893 учебные годы было затрачено соответственно 59,92 и 68,81 рублей, на земско-общественную (данные на 1894 г.) — 502,23 рубля50. Причины практически десятикратной разницы расходов на содержание светских и духовных сельских училищ крылись в особенностях финансирования учебных заведений Свя­тейшего Синода. Наиболее объемные статьи расходов в школь­ных бюджетах уездного земства — на выплату заработной платы преподавателям — у церковных школ были значительно меньше. Заработная плата преподавателей школ Духовного ведомства была одной из самых маленьких среди учителей, многие священники вообще работали бесплатно.

Так же, как и в большинстве земских губерний России, земства Саратовской губернии отнеслись к идее увеличения по­мощи церковным школам сдержанно, сославшись на отсутствие средств51. Тем не менее количество сельских школ ведомства Свя­тейшего Синода (церковно-приходских и школ грамоты) в гу­бернии к середине 90-х годов XIX века превысило количество земско-общественных: земско-общественных было 414, церков­но-приходских — 135, школ грамоты — 43452.

На епархиальном уровне в финансировании начальных школ принимали участие епископы, архиереи и епархиальное братство. Их отчисления в начале 90-х годов XIX века составили около 20—25 % всех средств, необходимых для содержания церковных школ Царицынского уезда. Общие расходы на церковные школы Саратовской епархии за 1884—1893 годы показаны в приложе­нии № З55.

Рассмотрев центральный и губернский уровни управления начальными народными школами, заметим, что оба они выполня­ли лишь часть работы по организации учреждений начального на­родного образования и управлению ими, предоставляя тем самым широкую автономию уездным органам образования Наличие дуб­лирующих друг друга руководящих органов, их территориальная отдаленность от народных школ, отсутствие объединяющих начал в общей работе предопределили неравномерность развития сети на­чальных народных школ в каждом из уездов страны.

Сложные отношения складывались между земцами и мест­ными представителями духовенства по вопросам ведомственного подчинения народных училищ54. Саратовское губернское земство сдержанно отнеслось к идее Святейшего Синода о переводе зем­ско-общественных народных училищ в церковно-приходские, усиленно пропагандировавшейся в 80-е годы XIX века, что на­шло отражение в полемических статьях, опубликованных в пе­риодической печати55. От систематической финансовой поддерж­ки церковно-приходских училищ губернское земское собрание 1890 года, сославшись на отсутствие средств, отказалось. Мнения уездных земств разделились; Вольское и Хвалынское земства Саратовской губернии передали, например, все свои школы в духовное ведомство, Царицынское и Петровское — ни одной56.

Неоднозначным было и отношение светских и церковных властей к процедуре назначения законоучителей. Они работали в каждом учебном заведении, так как Закон Божий был одной из обязательных дисциплин школьной программы. Законоучителя­ми за редким исключением (в виде совмещения учительницами должности законоучителя) являлись священнослужители при­ходских церквей. В приложении № 4 приведены сведения за пе­риод с 1882 по 1895 гг. о законоучителях наиболее светских на­чальных училищ — земско-общественных57.

Списки кандидатов на должности законоучителей инспектор народных училищ сначала должен был подавать на утверждение епархиальному архиерею. Но с 23 декабря 1876 года инспектор народных училищ стал обращаться за утверждением данных спис­ков только к директору народных училищ (распоряжение дирек­тора народных училищ Саратовской губернии за № 1123), а от архиерея требовалась лишь справка об отсутствии у кандидатов препятствий к исполнению преподавательской работы. Изменение порядка назначения законоучителей вызвало неудовольствие Епис­копа Саратовского и Царицынского Тихона, так как вело к уси­лению светской власти в уездном начальном образовании58

Связь между губернским и уездным уровнями управления церковных школ осуществляли с 1884 года епархиальные на­блюдатели. Город Царицын и Царицынский уезд делились на три округа со своим наблюдателем в каждом59.

Епархиальные наблюдатели должны были на основе отче­тов заведующих церковных школ и личных наблюдений состав­лять общие отчеты о состоянии народного образования на вве­денных им территориях. К ним необходимо было прилагать све­дения о статистике посещений и результатах ревизий. Однако большинство наблюдателей таких сведений не составляли. Не по­зднее 15 июня они докладывали о работе церковных школ в прошедшем учебном году как епархиальному училищному сове­ту, так и его уездному отделению. Последнее копировало состав и деятельность епархиального совета. В уездные отделения епар­хиального училищного совета входили священники городских церквей, районный инспектор народных училищ, член присут­ствия по крестьянским делам и благочинные наблюдатели.

Уездное отделение епархиального училищного совета состав­ляло сводный отчет о школах всего уезда и предоставляло его в епархиальный училищный совет к 1 августа вместе со своим заключением и отчетом о годовой деятельности отделения60. Уез­дные отделения епархиального училищного совета оказывали влияние на сельские и городские приходские причты и церков­ных старост, на назначение учителей из церковных деятелей, на заведующих церковно-приходских и крестьянских школ грамо­ты. Его члены регулярно посещали начальные школы уездных городов и неоднократно — сельские школы, расположенные боль­шей частью в волостных центрах61.

От Святейшего Синода, губернского, уездного земств и родителей учеников (плата за обучение) деньги на содержание духовных школ поступали в единичных случаях. Так, например, в 1888 году школа грамоты в волостном центре Пролейской во­лости села Пролейка, открывшаяся в марте 1887 года, получила от Святейшего Синода пятидесятирублевое пособие на учебные книги, так как существовала только благодаря стараниям при­ходского священника и его дочери. Они разместили школу в церковной сторожке и бесплатно обучали грамоте детей своих прихожан62.

Сельские духовные училища содержались в основном за счет сельских обществ и приходского духовенства (см., например, данные приложения № 5)63. Население облагалось специальным сбором на нужды образования, выросшим, например, в Сара­товской губернии с 7,4 копеек в 1885 году до 10,9 копеек в 1896 году64. Помимо обязательных отчислений общества большую по­мощь оказывали земско-общественным школам, чем церковно-приходским. Это было связано с тем, что крестьянские обще­ства, воспользовавшиеся строительными кредитами губернского земства, вынуждены были отказывать духовенству в постройке зданий для церковных школ.

В целом сведения о количестве и времени открытия церков­ных школ в приходских отчетах противоречивы. Документально установлено, что в Царицынском уезде церковно-приходские школы работали: в 1883 году в селах Александровка, Ерзовка, Малая Ивановка, Липовка и Отрада, в 1891 — 1893 учебных го­дах также в селах Романовка и Водяное; школы грамоты в 1883 году — в селах Солодчи, Каменный Брод и станица Пичуга, в 1888/1889 учебном году — также в селах Лозное, Водяное, Горо­дище, Червленоразное и в деревне Трудовка, в 1891/1892 учеб­ном году, кроме того, в селах Балыклей, Давыдовка, Оленье и Михайловка (Ольховской волости)65. Однако если сопоставить статистические сведения о количестве церковных начальных школ до 1895 года, то получится явное несовпадение сведений из раз­личных источников. Кроме того, отсутствовала статистика ранее 1888 года, и некоторые учебные заведения причислялись то к церковно-приходским, то к школам грамоты (см. приложение № 6)66. При анализе данных следует учитывать, что дополнитель­ное финансирование школ в 1891 — 1893 годы произошло за счет государственных дотаций, предназначенных в помощь голодаю­щему населению Поволжья, и было направлено на создание школьных столовых.

Сведения о духовных народных учебных заведениях уезд­ных городов сохранились не на много лучше. Так, например, сведения о церковных школах города Царицына относятся в ос­новном к периоду после 80-х годов XIX века, хотя город, осно­ванный в 1589 году в качестве военного поселения на южной окраине государства, постепенно превратился в важный торго­во-транспортный узел и в 1782 году стал уездным центром. К 1860 году население уезда проживало в 82 населенных пунктах (8179 дворов: 31 164 мужчины и 32 427 женщин). В Царицыне в i860 году насчитывалось 3485 душ мужского и 3542 души женс­кого пола; во втором по значимости населенном пункте Цари­цынского уезда — посаде Дубовка — почти в два раза больше жителей: 6231 душа мужского пола и 6593 души женского пола (на 1862 год)67.

Начальные церковные школы существовали при городских православных храмах и делились на церковно-приходские одно­классные школы и одногодичные школы грамоты. К церковно­приходским относились следующие школы города:

  • при Преображенской церкви в здании, нанятом с 1886 г. церковно-приходским попечительством. Обязанности учителей в ней бесплатно выполняли приходской священник и диакон;
  • при церкви во имя Живоначальной Троицы для детей, служащих на пароходах и местных жителей (с 1886 года);
  • при церкви во имя Преображения Господня в церковной сторожке (с 1886 года);
  • при деревянной церкви во имя Воскресения Господня за речкой Царицей в церковном доме (с 1887 года);
  • Владимирская — при бывшей кладбищенской церкви во имя Скорбящей Божьей Матери в каменном здании (с 1888 года);
  • при Соборном храме Успения Пресвятой Богородицы в каменной сторожке (с 1894 года).

С 15 ноября 1888 года при церкви во имя Иоанна Предтечи в специальном каменном доме начала работать школа грамоты — общая для приходов Соборной, Троицкой и Предтеченской цер­квей. Кроме нее такие школы были при церкви Покрова Богоро­дицы (для мальчиков и девочек) в квартире диакона; Вознесен­ской, Скорбященской, Преображенской и Покровской церквах68.

Церковные школы городов, как и в сельской местности, содержались в основном за счет приходского духовенства и по­жертвований прихожан, а также за счет средств от городского управления и приходского духовенства (предоставление церков­ного помещения, бесплатная работа учителей-священников и пр.). К числу вспомогательных доходов относилась плата с учеников за право учения.

К числу церковных школ посада Дубовки (второго по зна­чимости населенного пункта Царицынского уезда) относились следующие:

  • школа грамоты на 11 учеников, открытая 17 июня 1885 года в здании, построенном на деньги купца А.В. Репникова. Школа содержалась на пособие посадской думы (100 рублей в год) и плату за обучение (от 50 копеек до 1 рубля с ученика). Заведующим школой, законоучителем и учителем являлся свя­щенник Максим Замятин;
  • школа грамоты, организованная в 1888 году на средства сестер Дубовской женской общины, которые в ней и преподавали;
  • школы в приходах Соборной, Успенской, Воскресенской и Троиикой церквей, известные из отчетов за 1891—1893 годы69.

Общее количество учебных заведений Царицынского уезда к 1895 году показано в приложении № 770.

Частные лица также оказывали помощь церковным школам. В 1873 году в селе Каменный Брод Ольховской волости Цари­цынского уезда от местного землевладельца П.И. Персидского начальная школа получила помещение и дрова на отопление; в посаде Дубовка в 1885 году здание для школы грамоты построил и после регулярно ремонтировал за свой счет А.В. Репников; в г. Царицыне дом для Владимирской церковно-приходской школы в 1888 году в память девятисотлетия крещения Руси построил М. Дяхтерев71. Обычно такие благотворители становились почет­ными школьными попечителями.

Фигура попечителя была одной из обязательных фигур школьного образования во второй половине XIX — начале XX века. Земские собрания, приходские священники, городские и сельские общества избирали попечителей и попечительниц для учрежденных и содержавшихся попечителями начальных народ­ных училищ. Наиболее ранние сведения о попечителях относятся к деятельности церковно-приходских школ. При этом следует подчеркнуть, что решение об образовании при каждой право­славной церкви коллегиальных попечительсгв из числа наиболее подходящих для этого прихожан было принято в 1865 году, а светские власти оценили пользу коллегиальных попечительств лишь в начале XX века72. По данным Ю. Освальт, в 60-х годах XIX века приходские попечительства существовали уже в 20 % приходов страны. Со временем их количество постоянно увели­чивалось73.

Православное духовенство особенно дорожило вниманием попечителей к проблемам образования. Предложение Саратовс­кого и Царицынского епископа Павла принять звание Почетно­го попечителя церковно-приходских школ Саратовской губер­нии 29 января 1885 года получил и с благодарностью принял Саратовский губернатор А.А. Зубов74.

Церковные начальные училища отличались от других типов учебных заведений множественностью нестабильных источников финансирования. Попечительская помощь церковным школам складывалась из нескольких статей доходов: от приходских попечительств, школьных попечителей и попечительниц, частных благотворителей.

Сведения о деятельности конкретных церковных попечительств сохранились мало, так как это считалось внутренним делом прихода и не отражалось в протоколах. Финансирование деятельности народных учебных заведений и повышение жалования учителей во многом зависело от помощи попечителей и благотворителей. Они же могли предоставить учителю квартиру, иначе последний должен был снимать комнату или «проживать в домах учащихся поочередно»75. Так, например, Городищенское церковное попечительство Царицынского уезда платило учитель­нице местной школы 120 рублей в год, попечительница Каменно-Бродской школы землевладелица О. Всеволжская платила учи­тельнице школы данного селения 100 рублей в год и предостав­ляла квартиру76.

Единичные пожертвования попечителей церковных школ. на.заработную плату учителей прежде всегообъясняются тем факгом, что в церковно-приходских школах и школах грамогы преобладали преподаватели из числа священников и священноспужителей (см., например, приложение № 8)77. Их в основном бесплатную работу также можно назвать попечительной и благо­творительной.

Труд народного учителя государство оплачивало плохо. Еди­нообразной учительской заработной платы во второй половине XIX века не было, в целом она считалось скромной. Самый низ­кий уровень зарплаты был у учителей в школах грамоты. В начале 90-х годов XIX века учителя и учительницы сельских церковно­приходских школ получали от 12 до 60 рублей в год. в зависи­мости от количества учащихся, учителя из крестьян — 20 рублей в год. Максимальная зарплата преподавателей церковно-приход­ских школ достигала 180—200 рублей в год78.

Для вознаграждения лучших народных учителей использо­вались разные формы поощрений. Уездное отделение Саратовс­кого епархиального училищного совета и Царицынский училищ­ный совет представляли ходатайства Саратовскому епархиально­му училищному совету о награждении их единовременными по­собиями (до 30 рублей), словесными и письменными благодарноетями. Например, Царицынский уездный училищный совет в августе 1891 года обратился через Саратовский губернский учи­лищный совет в епархиальный училищный совет с просьбой о награждении священников Царицынского уезда села Чухоностовки о. Беневского, села Александровки о. Розанова, села Ма­лой Ивановки о. Злобина за их «прекрасную благотворительную деятельность» в качестве законоучителей местных земских школ. Материальное единовременное вознаграждение лучшие учителя могли получить и из выделявшихся уездным земствам дотаций МНП на частичное финансирование народного образования79.

Подобные разовые пособия являлись скорее нравственным утешением, чем реальной финансовой помощью. В церковных школах на одного учителя приходилось в среднем по 30—40 уче­ников, но эти школы были переполнены, как и земско-обще­ственные, так как они размещались в церковных сторожках, на квартирах приходских священников, в пристройках при храмах, школы грамоты — в крестьянских избах.

Перегрузки и работа в школьных помещениях, не соответ­ствующих санитарно-гигиеническим нормам, вели к заболева­ниям и повышенной смертности среди учителей и учащихся80. Дети на период болезни или смерти учителя надолго оставалось без учебных занятий.

В 1900—1902 учебных годах в уездных начальных школах работали в земско-общественных школах 44 учителя, в церков­но-приходских — 34—38, в школах грамоты — 28—31 (данные о начальных училищах г. Царицына на 1902 г. см. в приложении № 981, данные о численности начальных училищ Царицынского уезда на 1901 г. — в приложении № 1082). На 1 января 1915 года в городе Царицыне работали 130 учителей светских начальных школ, в сельской местности 65 учителей земско-общественных школ, 32 учителя церковно-приходских и 15 учителей школ грамоты. Педагогическое образование к 1915 году имели 39 % учителей83. Это были самые высокие показатели перед началом мобилиза­ции военнообязанных учителей.

С 1905 по 1915 г. произошло преобразование ряда школ гра­моты в церковно-приходские школы из-за критики в адрес школ грамоты. Если в 1894/1895 учебном году в Царицынском уезде работали 8 церковно-приходских школ и 22 школы грамоты, то в 1914/1915 учебном году — 29 церковно-приходских школ и 5 школ грамоты84. Общее число церковных школ сохранилось при­близительно равным, а изменилась только их видовая принад­лежность.

Количество мест в народных школах на протяжении всего исследуемого нами периода было меньше востребованного насе­лением. Численность учащихся в народных школах Царицынско­го уезда приведена в приложении № 11 а, б85. Часть детей даже при наличии свободных мест в школе не могла посещать учеб­ные занятия из-за бедности, необходимости работать, отдален­ности учебного заведения от места жительства и т. д.

Важной мерой по улучшению условий учебы подростков стала организация школьных общежитий и ночлежных домов и приютов для далеко живущих от школы детей. Больше всего их находилось при церковных школах. В 1900—1902 учебных годах в сельской местности Царицынского уезда официально было заре­гистрировано шесть школьных общежитий, на самом деле их было гораздо больше86. Многие подобные приюты не регистри­ровались, так как не соответствовали необходимым санитарно-гигиеническим требованиям. Иногда дети оставались ночевать в классах. В г. Царицыне в 1913—1914 годы общежития для школь­ников были в двух школах-при ютах и в Дубовском и Белгород­ском женских монастырях, где дети пользовались полным пан­сионом 87. В посаде Дубовка действовало «Общество вспомоще­ствования нуждающимся учащимся всех учебных заведений п. Дубовки». Оно также предоставляло нуждающимся учащимся общежития, дешевые квартиры, столовые, оказывало помощь одеждой, обувью, лекарствами88.

Большинство учащихся не могли или не хотели закончить школьный курс. Поэтому характерной особенностью российско­го общества в XIX веке являлось лояльное отношение к незакон­ченному образованию. Об этом свидетельствуют данные об об­щем и педагогическом образовании учителей и учительниц на­родных школ; данные о соотношении детей, закончивших шко­лу с выпускным экзаменационным свидетельством, с общим числом обучавшихся в начальных училищах. Они подтверждают слабую общественную мотивированность получения закончен­ного образования.

Документ об окончании начальной школы требовался лишь двум категориям детей: собиравшимся продолжить обучение в средних учебных заведениях и стремившимся получить льготу при прохождении воинской повинности. Однако таких насчиты­вались единицы из-за территориальной и материальной малодос­тупности среднего образования и попадания по жребию лишь четвертой части юношей в число новобранцев. Поэтому количе­ство выпускников народных школ, по сравнению с выбывшими в течение учебного курса или до экзаменов детьми, было не­большим.

С 1907 года в соответствии с принятым законом о начале осуществления всеобщего начального обучения в Российской империи изменилось отношение земств к церковным школам. Училищный совет Святейшего Синода принял меры по восста­новлению дружественных отношений между земством и духо­венством.

Для изучения положения в церковных школах Поволжских губерний был послан помощник имперского наблюдателя А. М. Ванчаков. Он отметил хорошее отношение к церковным школам Ка­мышинского уездного земства Саратовской губернии. Царицын­ское уездное земство стало оказывать школам грамоты ежегод­ную помощь, размер которой увеличился с 1909 по 1914 годы с 360 рублей (по 60 рублей на одну школу) до 780 рублей89. Все деньги предназначались на оплату труда учителей.

К началу Первой мировой войны школьная сеть Царицынс­кого уезда Саратовской губернии, как и большинства губерний и уездов страны, достигла своего максимума (см. приложение № 1290).

Таким образом, возможности использования накопленного педагогического и управленческого опыта школьного обучения второй половины XIX — начала XX века необходимо учитывать при проведении реформы современной общеобразовательной школы. В этой связи введение в научный оборот новых фактогра­фичных краеведческих архивных материалов по истории образо­вательной политики Духовного ведомства Российской империи позволяет оценить место и роль духовных учебных заведений, переживающих в настоящее время период возрождения, в систе­ме образования.

Приложение № 1

Образовательный уровень учителей церковно-приходских школ и школ грамоты Царицынского уезда по данным на 1888—1889 учебные годы:

место расположения училища законоучитель учитель н его образование
церковно-приходские школы г. Царицына
при Вознесенской церкви диакон Д. Космачев псаломщик В Мегнусов Саратовская духовная семинария
при Преображенской церкви свящ.

П Надеждинский

диакон

А. Внуковский и помощница учителя К. Поспелова

Саратовская духовная семинария

Саратовское епархиальное женское училище

церковио-приходские школы Царицынскою уезда
с Романовка свящ П. Аргентов дочь СВЯЩ.

Н. Агринскал

Саратовское епархиальное женское училище
с. Ягодное свящ Ф Моногенов дочь свящ Е. Грицианова Саратовское епархиальное женское училище
школы грамогы г Царицына;
при трех церквах свящ. И Еланский Псаломщик-диак Саратовское Александровское училище
при Покровской церквн свящ. Ар. Соколов Псаломщик Саратовское духовное училище
школы грамогы π Дубовка:
при Троицком церкви свящ М Боголюбов Диакон незаконченная духовная семинария
при Единоверческой церкви свящ. М. Замятин Священник Саратовская духовная семинария
прн женской общи не свящ.Ф Никольский сестра общины начальное образование
при Воскресенской церквн свящ. К Минин Диакон двухклассное городское училище
школы грамоты ! Царицынского уезда
с Водяное свящ В Воробьев Псаломщик свидетельство о звании учителя
с. Городище свящ.

В Шеляговский

Вдова мещанина Сэратовское епархиальное женское училище
с. Лозное свящ. С Разеватов Крестьянин домашнее
с. Отрада СВЯЩ.

В Быстригский

Псаломщик-диак не закончил 3 класс Саратовской дух семинарии
ст Пичуга свящ Петр Александр овс к и й Псаломщик не закончил 1 класс Саратовской дух семинарии
с. Пролейка свящ К Покровский Псаломщик свидетельство о звании учителя
с Солодчн свящ. П Смирнов Псаломщик Саратовское духовное училище
д. Трудовка свящ. С. Розанов Крестьянин земская школа
с Чсраленоразное свящ Ф Маматов Псаломщик выбыл из 4 класса Камышинского духовного училища

Список литературы, полученной в 1874-1875 годы в Песковатскую земско-общественную школу одноименной волости:

  1. Священная история Нового Завета — 1 экз.
  2. Священная история Ветхого Завета — 1 экз.
  3. Козырев. Священная история Ветхого Завета. — 1 экз.
  4. Молитвенники — 10 экз.
  5. Жития святых — 1 экз.
  6. Начальное наставление для православной школы — 5 экз.
  7. Тягунов. Святая Русь. — 1 экз.
  8. Как и чему учил Петр народ свой — 1 экз.
  9. О Петре Великом — 1 экз.
  10. Каталоги книг для народных училищ на 1872 г. — 1 экз.
  11. Каталоги книг для народных училищ на 1876 г. — 1 экз.
  12. К.Д. Ушинский. Родное Слово (первый, второй годы обучения) — по 7 экз.
  13. Руководство к преподаванию по «Родному слову» — I экз.
  14. Максимова. Друг детей. — 1 экз.
  15. Савельев. Надежные руки против пьянства. — 1 экз.

Приложение № 3

Церковно-приходские и школы грамоты в Саратовской епархии в 1884—1893 годы:

ГОДЫ ЧИСЛО шкод из них находящихся в специальных школьных зданиях средства содержания школ (в руб.)
1884-1885 45 12 2404,15
1885-1886 93 26 9252,63
1886-1887 127 43 9278,90
1887-1888 312 46 20082.37
1888-1889 431 93 30218,27
1892-1893 569 ? 39152,89

Приложение № 4

Законоучители земско-общественных школ Царицынского уезда до 1895 года:

Ф.И.О. с каког о г ода Ф.И.О. с какого г ода
законоучителей работали Законоучителей работали
Д.М. Бенсвский 1884 П.Н. Победоносцев 1890, 1894
М.П. Веселовский 1893 П.Д. Покровский 1889
А.П. Доброседов 1893 М.Ф. Смирнов 1888
А.В. Злобин 1887 Н.К. Фиолетов 1886
В.И. Крылов 1887 учитель и законоучитель М.И.Смирнова 1885
Н.Н. Николсв 1881 учитель и законоучитель М-А. Бочкарева 1892

Приложение № 5

Статьи доходов церковно-приходских школ и школ грамоты
Царицынского уезда по данным за 1891—1893 годы:

Статья доходов 1891-1892 уч. г. 1892-1893 уч. г.
запасной или основной капиталы 47,70 122,50
пособия: а) от церквей 695 705
б) от епархиального училищного совета 350 375
в) от приходских полечи гельств 318,8 220
г) от волостных и сельских обществ 180 175
д) от попечителей и благогворитслей 100
Итого 1690,78 1597,50
Остаток денежных средств к началу следующего учебного года 122,50 14,80

Статистические сведения о церковно-приходских и школах грамоты Царицынского уезда в 1884—1895 учебные годы:

Учебные годы ЧИСЛО школ число школ, находившихся в специальных помещениях расходы на содержание школ (в руб )
церковно­

приходских

грамоты
1884-1888 сведений нет
1888-1889 4 сведений

нет

1 1810,85
1889-1890 5 1 1264,75
1890-1891 7 4 1979,24
1891-1892 7 17 5(8) 1690,78(1855,48)
1892-1893 6 13-17 5 1597,50(8560,32)
1893-1894 6 13 6 2146
1894 1895 17 11 3 сведений нет

Приложение № 7

Общее количество начальных школ Царицынского уезда,
по официальным данным на 1895 год:

Территория личные школы МНП городские и земско- общественные Церковно-

Приходские

ШКОЛЫ

грамоты

г. Царицыи 7 5 2
п. Дубовка 1 4 2 4
Царицынский уезд 27 10 5
Итого 1 38 17 11

Приложение № 8

Законоучители и учителя церковных школ Царицынского уезда
в 1888—1889 учебном году:

место расположения училища законоучитель учитель
церковно-приходские школы г. Царицына:
при Вознесенской церкви диакон Д. Космачев 1 Псаломщик В. Мегиусов
при Преображенской священник (свящ.) диакон А. Внуковский
церкви П. Надеждинский и помощница учителя К. Поспелова
церковно-приходские школы Царицынского уезда:
с. Романовка свящ. П. Аргентов дочь свящ. Н. Агринская
с. Ягодное свящ. Ф. Моногенов дочь свящ. Е. Грицианова
школы грамоты г. Царицына:
при С’обориой, Троицкой и Предтеченекой церквах свящ. И. Еланский псаломщик-диак
при Покровской церкви свящ Лр. Соколов псаломщик
школы грамоты п. Дубовка:
при Троицкой церкви свящ. М. Боголюбов диакон
при Единоверческой церкви Свящ. М. Замятин священник
при Воскресенской церкви свящ. К. Минин диакои
при женской общиие свящ. ф- Никольский сестра общины
школы грамоты Царицынского уезда:
с. Водяное свящ. В. Воробьев псаломщик
с. Городище свящ. В. Шеляговскнй вдова мещанина
с. Лозное свящ. С. Разеватов крестьянин
с. Отрада свящ. В. Быстригский псаломщик-диак
сг. Пичуга свящ.Н. Александровский псаломщик
с. П ролей ка свящ. К. Покровский псаломщик
с. Солодчн свящ. П. Смирнов псаломщик
д. Трудовка свящ. С. Розанов крестьянин
с. Червленоразное свящ. Ф. Мамагов псаломщик

Приложение № 9

Начальные училища г. Царицына в 1902 году:

  1. Городские начальные мужские училища:

Первое (Скорбященская площадь).

Заведующий учитель — Петр Иванович Купцов, законоучи­тель — Симеон Иоаннович Кузьмин. Учителя: Владимир Григорь­евич Григорьев, Иван Львович Евмонихин. Учитель гимнастики в 1, 3-5 мужских училищах Гавриил Федорович Воронщиков.

Третье (Балканская площадь, дом Сурковой).

Заведующий учитель — Павел Васильевич Губанов, зако­ноучитель — Иосиф Васильевич Софийский. Учителя: Петр Ва­сильевич Яблонский, Владимир Родионович Шевалев.

Пятое (Воронежская улица).

Заведующий учитель — Дмитрий Иванович Полянский, за­коноучитель — Иосиф Васильевич Софинский. Учителя: Васи­лий Иванович Еланский и Федор Егорович Головцов.

  1. Городские начальные женские училища:

Первое ( Здание городской управы).

Заведующая училищем — Александра Ивановна Покровс­кая, законоучитель — Павел Николаевич Венценосцев. Учитель­ницы: Юлия Ивановна Савенко, Мария Ивановна Михайлова.

Второе (близ женского монастыря, дом Воронина).

Заведующая училищем — Юлия Николаевна Полиновская, законоучитель — Владимир Николаевич Князевский. Учительни­цы: Евдокия Алексеевна Лысенко, Надежда Евгеньевна Бизяева.

Третье (против церкви Преображения).

Заведующая училищем — Виктория Викторовна Лупандина, законоучитель — Иосиф Васильевич Софинский, учитель­ница — Елизавета Васильевна Краснова.

Четвертое (Ковровская улица, дом Кленова).

Заведующая училищем — Анна Яковлевна Кронштадт, за­коноучитель — Иван Петрович Троицкий. Учительницы: Ольга Ивановна Дурасова, Анна Григорьевна Примарьева.

  1. Частные начальные училища:

Училище для детей обоего пола А.М. Стеценко (Пушкинская улица, дом Туркина).

Мужское училище учителя Никиты Романовича Морозова (Ковровская улица, дом Воронина). Законоучитель — Александр Александрович Розанов.

Мужское учшище (Тихорецкие выселки).

Учитель — Иван Анисимович Ковалев, законоучитель — Иван Иванович Мраморнов.

  1. Церковно-приходские школы:

При Успенском соборе.

Заведующий — протоиерей Владимир Дмитриевич Волков­ский. Законоучители: священник Петр Никифорович Павильо­нов, священник Симеон Иванович Кузьмин. Учительница — Павла Ивановна Попова, помощник учительницы — псаломщик Васи­лий Алексеевич Половинкин. Учителя пения’ диакон Иоанн Иоан­нович Мегарский, псаломщик А.С. Мансветов.

При Преображенской церкви.

Заведующий и законоучитель — священник Порфирий Афа­насьевич Надеждинский. Законоучитель — священник Михаил Павлович Политковский, учительница — Александра Ивановна Сургучева.

Владимирская при Скорбященской церкви.

Заведующий и законоучитель — священник Дмитрий Васи­льевич Покровский. Законоучитель — священник — Лев Фомич Благовидов, учительница — Анфиса Васильевна Фатуева.

При Вознесенской церкви.

Заведующий — священник Петр Федорович Строков. За­коноучитель — учитель священник Иоанн Васильевич Николь­ский, преподаватель славянского языка — диакон Владимир Николаевич Князевский, псаломщик — Александр Александ­рович Розанов, учитель церковного пения — псаломщик Васи­лий Петрович Павильонов, учительница — Лидия Ивановна Лебединская.

При Иоанно-Предтеченской церкви.

Заведующий и учитель — священник Павел Николаевич Венценосцев. Учительница — Анна Михайловна Кузнецова.

Приложение № 11а

Учащиеся начальных школ Царицынского уезда за 1888-1896 гг.:

Учебные годы число учащихся мальчиков в разных вилах школ: число учащихся девочек в разных видах школ
Город­

ские

земско-

обществен­

ные

церковно­

приход­

ские

Грамо­

ты

городские земско-

обществен­

ные

Церковно­

приходские

Гра-

мо-

Ты

1888-1889 800 1252 126 329 540 244 21 107
1892-1893 760 1410 205 304 536 299 72 261
1895-1896 2752 376 519 1064 115 289

Приложение № 116

Учащиеся церковно-приходских и школ грамоты Царицынского
уезда в 1898—1899 уч. г.:

Jfc Название школы Учащиеся Окончи­ли курс школ  грамоты Окончили курс началь­ных учнлнш (мальчики с воинской льготой) Жалив и-

пособие

учите­

лям

(руб)

Школьное помещение

(удобное «+», неудобное «-»)

м Л м а м д
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
сельские:
1 Ново-И и Кольская 61 57 300 общественный дом +
2 Отрадинсквя 15 5 церковная сторожка
3 Червленоразненская _ 22 1 60 церковная сторожка
4 Ельшанская 36 10 5 200 церковный дом +
5 Городи щей ская 17 20 2 1 180 церковная сторожка
6 Орловская 8 3 60 церковный дом
7 Рынокская 5 12 37 церковная сторожка
8 Ерзовская 49 6 церковный дом +
9 Песковатская 52 24 7 2 198 церковный дом +
10 Оленьевская 8 4 20 квартира
11 Водяновекая 31 4 180 церковный дом +
12 11роленская 20 2 37 церковная сторожка
13 Балы к л ейская 46 5 66 церковная сторожка
14 Романовская 59 11 5 180 церковный дом +
15 Ягодновская 55 5 5 церковный дом
16 Ольховская 22 7 4 1 церковная сторожка
17 Камсн но- Бродская 30 _ 5 37 церковная сторожка
18 Монас(ырская Каменно-Б роде кая 10 монастырский дом +
19 Солодчинская 53 21 11 церковная сторожка +
20 Т рудовская 20 4 27.5 квартира
21 Больше-Ивановская 20 20 церковная сторожка
22 Лоэновская 16 _ 3 49.5 церковная сторожка
23 Давыдовская 8 16 6 25 церковная сторожка
Ито­

го

546 313 17 19 38 4

Арчебасова Н.А. Начальные учебные заведения духовного ведомства во второй половине XIX – начале XX в. (на примере Царицынского уезда Саратовской губернии) // Мир Православия: Сборник научных статей. Волгоград, 2002. Вып. 4. С. 216-254.

АРЧЕБАСОВА Н.А. К истории духовного образования в России во второй половине XIX века

Примечания

  1. Благовидов Ф. Деятельность русского духовенства в отношении народного образования в царствование императора Александра II. Ка­зань, 1891; Бессель Н.Х. Начальное образование и средние училища в За­падной Европе и в России в XIX столетии // Русская школа. 1890. № 2. С. 20-41; 1891. № 7-8. С. 36-47; № 9 С. 19-35; № 10. С. 10-22; № 11. С. 7—21; № 12. С. 12—44; Пругавин А. С. Запросы народа и обязанности uнmeлJnιгeнцшι в области просвещения и воспитания. 2 изд. СПб., 1895; Миропольский С. И. Очерки истории церковно-приходской школы от пер­вого ее возникновения до настоящего времени. СПб., 1903; Ванчаков А. М. Заметки о начальной церковной школе (ввиду проекта закона о всеоб­щем обучении). СПб., 1908.
  2. Голубев В. Народное образование в Саратовской губернии. Сара­тов, 1902; Туровский К. Очерки по истории и географии Царицынского уезда. Царицын, 1911.
  3. См.: Церковь и общественная жизнь в России. XVIII — начало XX в. // Русская православная церковью 988— 1988. Очерки истории X— XIX вв. М., 1988. С. 105—108; Русское православие: вехи истории. М., 1989.
  4. Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Царствование императора Александра II. (1855—1881). Т. Ill—VII. СПб., 1865—1883; Собрание правил, законоположений и распоряжений Святей­шего Синода о церковно-приходских школах и школах грамоты с присо­единением программ учебных предметов для церковно-приходских школ. Вятка, 1892; Свод уставов учебных учреждений и учебных заведений ве­домства МНИ// Свод законов Российской империи повелением государя императора Николая I. T. II. СПб., 1893; Общее расписание классных должностей в империи. T. III. По Министерству народного просвещения. Ч. 1. СПб., 1905. См., например, журналы: «Саратовские епархиальные ведомости» (1865—1917 годы) и «Саратовская земская неделя» (выходил с перерывом в 1894—1917 годы).
  5. См., например, журналы: «Саратовские епархиальные ведомости» (1865—1917 годы) и «Саратовская земская неделя» (выходил с перерывом в 1894-1917 годы).
  6. Свод уставов учебных учреждений и учебных заведений ведомства МПП… T. II. СПб., 1893. №3471.
  7. О приходских школах по уставам 1804 и 1822 г. см.: Сухомлинов М.И. Материалы к истории образования в России в царствование импе­ратора Александра I. Исследования и cm. T. 1. СПб., 1889.
  8. По поводу отношения духовенства к духовно-учебным заведениям // Саратовские епархиальные ведомости (СЕВ). 1865. № 4. С. 17—31.
  9. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры: В 3 т. Т. 2, ч. 2. М., 1994. С. 210. См. также: Рункевич. И. Г. Русская церковь в XIX веке. СПб., 1901.
  10. Туровский К. Г. Указ. соч. С. 75.
  11. См., например: Вязов Н. Народное образование в Чистопольском уезде с 1861 по 1895 гг. // Русская школа. 1897. № 5—6. С. 186—188.
  12. Предписания Саратовской палаты государственных имуществ и переписка о продаже книг при училищах и о снабжении училищ школь­ными письменными принадлежностями, сведения о вновь открытых учи­лищах и о суммах, ассигнованных на их содержание. 28.02.1849—4.04.1850 // Государственный архив Волгоградской области (ГАВО). Ф. И243. On. I. Ед. хр. 402. Л. 137, 150-15/.
  13. Сведения о вновь открытых приходских училищах и суммах, ас­сигнованных на их содержание, замечания смотрителя царицынских учи­лищ о состоянии сельских училищ ведомства государственных имуществ. 18.02.1850-21.01.1851// Там же. Ед. хр. 427. Л. 130-131 об., 174-175.
  14. Сведения об училищах и суммах, ассигнованных на их содержание. 5.06.1848-31.01.1849// Там же. Ед.хр. 265. Л. 138-139.
  15. Благо видов Ф. Указ соч. С. 15
  16. Историческая записка о Саратовской епархии (за 50 лет. 1828— 1878 гг.) / Сост. А. Правдин. Саратов, 1879. С. 24.
  17. Всеподданнейшая докладная записка г. обер-прокурора Святейше­го Синода графа Д.А. Толстого о деятельности православного духовного ведомства с июня 1865 г. по январь 1866 г. // СЕВ. 1867. Ns 22. С 1151.
  18. См. об этом в: Бессель Н.Х. Указ. соч. // Русская школа. 1891. № 9-10. С. 21.
  19. Руководственные распоряжения Святейшего Синода и Саратовс­кого епархиального начальства с 1865 по 1894 г. Саратов, 1895. С. 37.
  20. Отчет Саратовского епархиального училищного совета о церковно­-приходских школах в Саратовской епархии за 1886—1887 уч. г. // СЕВ. 1888. №4. С. 121-145.
  21. См., например, точку зрения Н.В. Малышевой: Малышева И. В. Сред­няя школа и власть (рубеж XIX—XX в.) // Россия в новое время: образ России в духовной жизни и интеллектуальных исканиях конца XIX— начала XX. Материалы Российской межвузовской конференции 17—18 апреля 1998 г. М., 1998. С. 85.
  22. См., например: Милюков П.Н. Указ, соч.; Сушко В. Духовные семи­нарии в России (до 1917г.)//Вопросы истории. 1996. Ns 11—12. С. 108.
  23. Отчет Саратовского епархиального училищного совета о церковно-­приходских школах и школах грамоты в Саратовской епархии за 1891— 1892уч год Саратов, 1893. С. 20, 52; То же за 1892—1983 уч. год. Сара­тов, 1894. С. 25, 27, 68; Журналы XL II Царицынского очередного уездного земского собрания 1907 г. с прил. докладов управы. Царицын, 1908. С. 93-103.
  24. Отчет Саратовского епархиального училищного совета о церковно­-приходских школах и школах грамоты в Саратовской епархии за 1891— 1892уч. год. Саратов, 1893. С. 20, 52; То же за 1892—1983 уч. год. Сара­тов, 1894. С. 25, 27, 68.
  25. Минх А.Н. Из записок мирового посредника. 1861—1866 // Матери­алы по крестьянскому праву: Саратовская губерния. Саратов, 1911. С. 16.
  26. По представлению Царицынского штатного смотрителя об опре- делении законоучителя Царицынского уездного училища Павильонова за­коноучителем в тамошнюю будничную женскую школу, а священника Софийского в мужскую воскресную школу. 1862—1867 // Государствен­ный архив Саратовской области (ГАСО). Ф. 13. On. 1. Ед. хр. 927; Про­токол губернского училищного совета от 2 ноября 1870 года // Там же. Ф. 286. On. 1. Ед. хр. 2. Л. 53 об
  27. Участие в строительстве школы волостного правления позволяет определить эту школу не только как церковно-приходскую, но и как во­лостную.
  28. Отчет протоиерея Росницкого об осмотре в марте 1867 года сельских школ Отрадинской волости // ГАСО. Ф. 286. On. 1 Ед. хр. 2. Л. 5- 5 об.
  29. Протоколы губернского совета и проект наказа уездным училищ­ным советам // Там же. Л. 5 об.
  30. Доклады комиссии по народному образованию по вопросу об учас­тии губернского земства в деле народного образования // Саратовское XXIX очередное губернское земское собрание 1895 г. Саратов, 1895. С. 44.
  31. Материалы о состоянии народного образования в Сапатовской губернии за 1910—1911 гг. Саратов, 1916. С. 106—107.
  32. См., например: Пругавин А. С. Указ, соч.; Милюков П.Н. Указ. соч. Т. 2. Ч. 2. С. 345.
  33. Миноков П.Н. Указ. соч. Т. 2. Ч. 2. С. 325.
  34. Пругавин А. С. Указ. соч. С. 27.
  35. Доклады комиссии по народному образованию по вопросу об учас­тии губернского земства в деле народного образования // Саратовское XXIX очередное губернское земское собрание 1895г. Саратов, 1895. С. 44.
  36. Бессель Н.Х. Указ. соч. // Русская школа. 1891. № 7—8. С. 36—47.
  37. См. об этом подробнее: Рождественский С. В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802—1902. СПб., 1902. С. 370.
  38. В 1882—1897 гг. министром просвещения являлся И.Д. Делянов, ко­торый также выступал за подчинение Синоду наибольшего числа учеб­ных заведений.
  39. См., например: Собрание правил, законоположений и распоряже­ний Святейшего Синода о церковно-приходских школах и школах грамо­ты с присоединением программ учебных предметов для церковно-приход­ских школ. Вятка, 1892; Правила и программы для церковно-приходских школ и школ грамоты. 2 изд. испр. СПб., 1894.
  40. По данной проблеме см.: Раменский А.П. К вопросу об объединении духовного и учебного ведомств в деле народного образования // Журнал МНП. 1904. № 6 С. 57—74; Клюжев И.С. Объединение управления начальными училищами в одном ведомстве // Русская школа. I909. №11. С. 105-140; № 12. С. 89-110.
  41. Саратовскими и Царицынскими епископами в это время были: Иоанникий I (1856—1860годы), Ефимий I (1861— /863 годы), Иоанникий 11 (1864-1873 годы), Тихон (1873-1874 годы), Ефимий 11 (1874-1884 годы), Павел (1884—1889 годы), Авраамий (1890—1893 годы), Николай (1893—1895 годы), Гермоген (1895—1911 годы), Алексий (1912—1913 годы) и Палладий (1914—1916 годы). (См.: Историческая записка о Саратов­ской епархии (за 50 лет: 1828—1878 гг.) / Сост. А. Правдин. Саратов, 1879. С. 16).
  42. См., например: Епископ Саратовский и Царицынский Павел. Пе­реписка с Синодом и Сенатом <… > о содержании церковно-приходских школ. 15.10.1884-14.10.1889// ГАСО. Ф. 1132 On. 1. Ед. хр. 2.
  43. См., например: Зинченко И. Отчет о ревизии духовных учебных заведений Саратовской епархии. Саратов, 1873; Епископ Саратовский и Царицынский Павел. Переписка с Синодом и Сенатом <… > о содержа­нии церковно-приходских школ. 15.10.1884—14.10.1889// ГАСО. Ф. 1132. On. 1. Ед. хр. 2; Отчет Саратовского епархиального училищного совета о состоянии церковно-приходских школ Саратовской епархии за 1884— 1885уч. г. // Там же. Ф. 136. On. 1. Ед. хр. 2; То же за 1889—1890уч г. Саратов, 1891.
  44. См., например: Зинченко И. Отчет о ревизии духовных учебных заведений Саратовской епархии. Саратов, 1873.
  45. Отчет Саратовского епархиального училищного совета о церковно­приходских школах и школах грамоты в Саратовской епархии за 1892— 1893уч. год. Саратов, 1894. С. 21—22.
  46. Саратовское XXIX очередное губернское земское собрание 1895 г. Доклады комиссии по народному образованию по вопросу об участии губернского земства в деле народного образования. Саратов, 1895. С. 30.
  47. См. об этом: Малышева Н.В. Средняя школа и власть (рубеж XIX—XXвв.) // Россия в новое время … С. 87.
  48. Переписка со смотрителем Казанского учебного округа и уездной земской управой об обучении грамоте крестьянских детей (1874) // ГАБО. Ф. И247. On. 1. Ед. хр. 43. Л. 1, 6.
  49. Сведения о поступлении пособий на народное образование от ру­ководства Казанского учебного округа нами не обнаружены.
  50. Саратовское XXIX очередное губернское земское собрание 1895 г. Доклады комиссии по народному образованию по вопросу об участии губернского земства в деле народного образования. Саратов, 1895. С. 23.
  51. Систематический сборник постановлений Саратовского губернс­кого земского собрания 1883—1890гг. Саратов, 1891. С. 339.
  52. Казанский И. Ф. Народное образование в Саратовской губернии // Русская мысль. 1896. № 8. С. 53.
  53. Статистические сведения о положении церковно-приходских школ Саратовской епархии за десятилетие с 1884—1885 по 1893—1894 уч. гг. // ГАС О. Ф. 136 On. 1. Ед. хр. 5.
  54. См.: Белоконский И.Г1 Крестьянство и народное образование // Великая реформа. Русское общество и крестьянский вопрос в прошлом и настоящем: В 3 т. Т. 6. М., 1911. С. 302.
  55. См.: Абрамов Я. Земство и народное образование в 1889 году// Рус­ская школа. 1890. № 2. С. 57, 61; Морозова Е.Н. Культурно-просветительная деятельность Саратовского земства. 1866—1890. Саратов, 1988. С. 10.
  56. Доклады XXX Саратовского очередного губернского земского со­брания. Т. 5. По народному образованию. Саратов, 1896 С. 19; Очерки истории Саратовского Поволжья (1855—1894). Т. 2. Ч. 1. / Под ред. И. В. По­роха. Саратов, 1995. С. 230.
  57. Журналы XLI1 Царицынского очередного уездного земского собра­ния 1907 г. сприл. докладов управы. Царицын, 1908. С. 93—103.
  58. Протоколы заседания училищного совета и переписка о личном составе училищ// ГАСО. Ф. 286. On. 1. Ед. хр. 5. Л. 109—110.
  59. См., например: Отчет Саратовского епархиального училищного совета о церковно-приходских школах и школах грамоты в Саратовс­кой епархии за 1891—1892уч. год. Саратов, 1893. С. 19
  60. Руководственные распоряжения Святейшего Синода и Саратовс­кого епархиального начальства с 1865 по 1894 г. Саратов, 1895. С. 38.
  61. Отчет Саратовского Епархиального училищного совета о церков­но-приходских школах в Саратовской Епархии за 1886—1887 гг. // СЕВ. 1888. № 1. С. 37; То же за 1892-1893уч. год. Саратов, 1894. С. 60.
  62. «То же за 1886-1887 уч. год // СЕВ 1888. №3. С 101-102.
  63. Отчет Саратовского епархиального училищного совета о церковно­приходских школах и школах громоты в Саратовской епархии за 1891— 1892 уч. год. Саратов, 1893. С 66—67, То же за 1892—1893уч. год. Сара­тов, 1894. С. 45.
  64. См. об этом: Начальное народное образование в Саратовской гу­бернии на 1896 г. Саратов, 1896. С. 139.
  65. Волости и важнейшие селения Европейской России. Царицынский уезд (список важнейших селений). Саратов, 1883. С. 125; Отчет Сара­товского епархиального училищного совета о церковно-приходских шко­лах в Саратовской епархии за 1888—1889 уч. год // СЕВ. 1890. № 10. С. 108—109; То же за 1891—1892уч. год. Саратов, 1893. С 3, 9, 28; Тоже за 1892—1893 уч. год. Саратов, 1894. С. 65.
  66. “Ведомость о церковно-приходских школах и школах грамоты в Саратовской епархии за 1886—1887 уч. год // СЭВ. 1888. № 4. С. 128; Ведомость о церковно-приходских школах и о средствах содержания школ Саратовской епархии за 1888—1889 уч. год // Там же. 1890. № 10 С. 122—127, Отчет Саратовского епархиального училищного совета о церковно-приходских школах и школах грамоты в Саратовской епархии за 1891—1892 уч. год. Саратов, 1893. С. 64; Церковно-приходские школы Саратовской губернии в 1894—1895 уч. год // Саратовская земская не­деля (СЗН). 1896. № 23. Отдел. 111. С. 192-193 и др.
  67. Минх А.Н. Указ. соч. С. 1137; Весь Царицын. Справочник по горо­ду Царицыну и Царицынскому уезду за 1911 г. Царицын, 1912. С. 32; Рашин А. Г. Население России за 100 лет. 1810—1913 гг. М., 1956. С. 90.
  68. Минх А.Н. Указ. соч. Тамже. С. 1294—1295, 1297—1299, 1303; От­чет Саратовского епархиального училищного совета о церковно-приход­ских школах и школах грамоты в Саратовской епархии за 1891—1892 уч. год. Саратов, 1893. С. 13.
  69. Отчет Саратовского епархиального училищного совета о состо­янии церковно приходских школ Саратовской епархии за 1884—1885 уч. год// ГАСО. On. 1. Ед. хр. 2. Л. 11 об.; То же за 1886—1887 гг. // СЕВ. 1888. № 3. С. 102; То же за 1891—1892уч. год. Саратов, 1893. С. 13; То же за 1892—1893 уч. год. Саратов, 1894.
  70. Саратовское XXIX очередное губернское земское собрание 1895 г. Доклады комиссии по народному образованию … С. 17.
  71. Отчет Саратовского епархиального училищного совета о состо­янии церковно-приходских школ Саратовской епархии за 1884— 1885уч. год // ГАСО. Ф. 286. On. 1. Ед. хр. 2. Л. 11 об.; Минх А.Н. Указ. соч. С. 1109, 1298.
  72. Троицкий Н. Несколько слов о приходских попечительствах // СЕВ 1865. № 10. С. 15—25; Ходатайство Саратовского губернского земства о школьных попечительствах. Проект нормального устава школьных попечительств, учреждаемых при народных училищах Саратовской губер­нии // СЗН. 1901. №34-37. ОтделП. С 24-30.
  73. Освальт Ю. Духовенство и реформы приходской жизни. 1861— 1865 // Вопросы истории. 1993. № 11—12. С. 148.
  74. Письма Саратовского губернатора, представления Саратовского епархиального училищного совета, рапорты священнослужителей// ГАСО. Ф. 1132. On. 1. Ед. хр. 4. Л. 3.
  75. Отчет Саратовского епархиального училищного совета о церковно­приходских школах и школах грамоты по Саратовской епархии за 1892— 1893 уч. год. Саратов, 1894. С. 70.
  76. См.: то же за 1891—1892 уч. год. Саратов, 1893. С. 43
  77. То же за 1888-1889уч. год // СЕВ. 1890. № 10. С. 108-109.
  78. Морозова Е. Н. Культурно-просветительная деятельность Сара­товского земства. 1866—1890. Саратов, 1988. С. 12; Отчет Саратовско­го епархиального училищного совета о церковно-приходских школах и школах грамоты в Саратовской епархии за 1891—1892 уч. год. Саратов, 1893. С. 52.
  79. См., например: О деятельности уездных училищных советов и спис­ки законоучителей городских и сельских начальных училищ, заслуживаю­щих наград и городских учителей. 7.12.1883// ГАСО. Ф. 13. On. 1. Ед. хр. 1875. Л. 5; О выдаче пособий из сумм Министерства народного просвеще­ния сельским обществам, учащим лицам по представлению к наградам попечителей, попечительниц и учащих лиц. 1890 // Там же. Ф. 286. On. 1. Ед. хр. 14. Л. 25 об.—26; Ходатайства уездных училищных советов перед губернским училищным советом о награждении учителeй. 1891 / ГАСО. Ф. 286. On. 1. Ед. хр. 23. Л. 4; Отчет Саратовского епархиального учи­лищного совета о церковно-приходских школах и школах грамоты в Са­ратовской епархии за 1892—1893 уч. год. Саратов, 1894. С. 70.
  80. Якубович В. О школьных болезнях и мерах, предупреждающих их развитие // Русская школа. 1897. № 5— 6. С. 135—153.
  81. Весь Царицын на 1902 год. Адрес-календарь, торгово-промышлен­ная и справочная книга. Царицын, 1902. С. 223—225.
  82. Журнал XXXVI Царицынского очередного уездного земского собра­ния 1901 г. с приложением докладов управы. Саратов, 1902. С. 64—71.
  83. Журналы XLVI1 Царицынского очередного уездного земского со­брания… С. 127—128; Журнал XL1X Царицынского очередного уездного земского собрания … С. 136, 258; Народное образование в Саратовской губернии на 1 января 1915 г. Саратов, 1915. С. 110.
  84. Волконская А.Н. Развитие начального народного образования в России Середина 1890-х—1917 гг. (На материалах Саратовской губер­нии): Дис…. канд. ист. наук. Саратов, 1999 Приложение № 1.
  85. Отчет Саратовского епархиального училищного совета … за 1891— 1892уч. год. Саратов, 1893. С. 2, 6, 62—63; То же за 1892—1983уч. год. Саратов, 1894. С. 2, 10; Журналы XXXIII Царицынского очередного уезд­ного земского собрания 1898 г. Царицын, 1899. С. 291—292.
  86. Отчеты наблюдателей Хвалынского и Царицынского уездов о со­стоянии церковно-приходских школ и сведения о числе школ за 1900— 1901 уч. год // ГАСО. Ф. 410. On 1 Ед.хр. 11. Л. 56;То жеза 1901—1902 уч. год // Там же. Ед. хр. 15. Л. 60.
  87. Отчет о состоянии церковных школ Саратовской епархии в учеб­но-воспитательном отношении за 1913—1914уч. год. Саратов, 1915. С. 52.
  88. Об изменении устава «Общества вспомоществования нуждаю­щимся учащимся всех учебных заведений п. Дубовки» // ГАСО. Ф. 176. On. 1. Ед.хр. 439. Л. 5—5 об., 22—22 об.
  89. Журналы XLVI Царицынского очередного уездного земского собра­ния … С. 13; Журналы XL VII Царицынского очереоного уездного земского собрания … С. 526; Журналы XLIX Царицынского очередного уездного зем­ского собрания… С. 12, 13, 262, 270. См. также: Клюжев И.С. Объединение управления начальными училищами в одном ведомстве // Русская школа. 1909. № 11. С. 113-116, 118-120.
  90. Народное образование в Саратовской губернии на 1 января 1915 г. Саратов, 1915. С. 168—170.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий