Дионисий (Шленов) игуменИстория Западных ИсповеданийПереводы святоотеческих творений

ШЛЕНОВ А. Святитель Лев Великий. Слово первое о Страстях Господних

  1. Возлюбленные![*] Евангельское слово столь прямо и ясно открывает тайну страстей Господних, которые Господь Иисус Христос, Сын Божий, претерпел ради спасения рода человеческого, и, как обещал, будучи возне­сен, всех к Себе привлек (ср. Ин. 12, 32) (2), что для благоговейных и чистых сердец слушание прочитанного должно стать ни чем иным, как видением совершенного. Так как священное повествование обладает несо­мненным авторитетом, нам надлежит всеми силами с помощью Господней стремиться к тому, чтобы ум ясно увидел то, что история записала.

Действительно, в результате человеческого преступления произошло первое и всеобщее падение, через которое одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, и так перешла на всех людей, в нем все согрешили. (Римл. 3, 12) (3). После этого никто не избежал жестокого господства диавола, никто не избежал оков страшного плена. И не было бы ни для кого примирения и возвращения к жизни, если бы совечный и равный Богу Отцу Сын Божий не соизволил стать Сыном Человеческим, и не пришел взыскать и спасти погибшее. (Лк. 19, 10) Подобно тому, как чрез Адама смерть, так чрез Господа нашего Иисуса Христа воскресение мертвых, (ср. 1 Кор. 13, 21) То, что по неисповедимому предведению премудрости Божией в последние дни (ср. 1 Ин. 2, 18) Слово стало плотию (Ин. 1, 14), не означает, что Рожденный Девой спас только современные /Ему/ поколения, и оставил предшествующие. Все древние почитатели Истинного Бога, все святые прежних времен в этой вере жили и преуспе­вали, и ни для патриархов, ни для пророков и вообще ни для кого из святых не было другого спасения и оправдания, как только через искупле­ние Господом нашим Иисусом Христом, которое произошло согласно мно­гим предсказаниям и знамениям пророков, проявившись в самой Божественной Жертве.

  1. Теперь, возлюбленные, рассматривая последование всех страстей Господних мы не будем думать так о человеческой слабости, что в ней отсутствует Божественная сила и о совечной и равной Отцу ипостаси (4) Единородного, что неистинно то, что кажется недостойным Бога. И та, и другая природа всецело соединяются во Христе: в Нем Слово не отделено от человека и человек от Слова. Уничижение допускается, ибо не умаля­ется величие. Не было ущерба неуязвимой природе от того, что должно было повредить природе, подверженной страданию. И все то таинство (5), которое одновременно было совершено и человечеством и Божеством, ста­ло раздаянием милосердия и делом благости. Мы же были связаны столь крепкими путами, что /ныне/ можем получить свободу только с помощью этого средства.’ Итак, уничижение Божества есть наше возвышение. Вот какой ценой мы искуплены, вот какой жертвой мы исцелены. В самом деле, кто бы мог возвратиться от нечестия к праведности, от бедственного положения к блаженному, если бы Праведный не приклонился к нечес­тивым, и Блаженный к несчастным?

Итак, возлюбленные, мы не должны стыдиться Креста Христова, кото­рый есть дело Божественного замысла, а не власти греха. Ведь хотя Гос­подь Иисус истинно пострадал и истинно умер по нашему немощному ес­теству, Он отказался от своей славы не до такой степени, чтобы среди унизительных страданий не явить божественного величия. В самом деле, когда нечестивый Иуда, сбросив овечью шкуру и обнаружив себя с волчь­ей яростью (ср. Мф. 7, 15), начал злобное нападение под видом мира — подал знак предательским поцелуем, более страшным, чем все копья; и когда неистовая толпа, которая собралась вместе с вооруженным отрядом, чтобы захватить Господа, ослепленная своим помрачением, не заметила истинный свет между факелами и светильниками, Господь, предпочитая скорее встретиться с толпой, чем уклониться от нее, по свидетельству евангелиста Иоанна, вопрошает, еще не узнанный, кого они ищут, и, когда ответили, что ищут Иисуса, сказал: Это Я. (Ин. 18, 5) Сказанное, словно ударом молнии, поразило и привело в замешательство то воинственное сборище, причем все эти злобные, ужасные и страшные /люди/, отступив, упали. Где свирепость заговорщиков? Где пыл гнева? Где ряд кольев? Господь говорит: Это Я, и голосом Его повергается толпа нечестивых. Каково же величие будущего суда Того, Который смирился так, что Сам был судим?

Однако, Господь, зная, что более подходит предпринятому таинству, не остался в этой силе; но допустил Своим преследователям исполнить заду­манное злодеяние. Если бы Он не захотел быть схваченным, то Его не схватили бы ни при каких обстоятельствах. И кто из людей смог бы спас­тись, если бы Он не позволил Себя схватить? Ведь и блаженный Петр, твердо привязанный к Господу, напал на ‘злобных, пламенея святой лю­бовью. Он мечем отсек ухо рабу первосвященника — мужу грозному до неистовства. Но Господь не допускает, чтобы усиливался этот благочести­вый порыв ревностного апостола; приказывает ему вложить меч в ножны, не дозволяет с помощью оружия защищать Себя от нечестивых. Ведь если бы Тот, Кто пришел умереть ради всех, не захотел бы претерпеть плен, то это было бы направлено против таинства нашего искупления: чтобы откла­дывалась победа славного Креста, и увеличивалась власть диавола, и затя­гивалось время человеческого пленения. Поэтому Он разрешает неисто­вым свирепствовать против Себя, но они никак не могут лишить Его бо­жественного достоинства. Лристос Своей рукой возвращает недостойному рабу ухо, уже мертвое, отсеченное и отлученное от связи с живым телом. Христос воссоздает то, что Сам создал. Плоть немедленно исполняет при­казание своего Творца.

  1. Значит, эти действия имеют божественное достоинство. Но Господь скрыл силу Своего величия, и не воспротивился насилию преследователя, так как возлюбил нас, и предал Себя за нас (Еф. 5, 2) при содействии в этом Самого Отца, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас. (Рим. 8, 32) Поистине существует одна воля Отца и Сына, как едино Божество. По Божественному установлению мы не обязаны благо­дарностью ни вам, иудеи, ни тебе, Иуда. Нечестие же ваше послужило нашему спасению; хотя вы этого /и/ не желали, через вас исполнилось то, чему быть предопределила рука Божия и совет, (ср. Деян. 4, 28) Поэтому смерть Христова нас освобождает, вас обвиняет. Одни лишь вы по заслу­гам не имеете награды от Того, Кто по вашему желанию умер за всех. Но такова благость нашего Искупителя, что даже вы можете получить поми­лование, если /только/ оставите свое злодейское коварство, исповедав Христа Сыном Божиим. Не напрасно же Господь, распятый на кресте, молился, говоря: Отче! Прости им, ибо не знают, что делают (Лк. 23,34). Это средство подошло бы тебе, Иуда, если бы ты прибегнул к покаянию, которое возвращает ко Христу, а не побуждает к удавлению. Несмотря на сказанное тобой: согрешил я, предав кровь невинную (Мф. 27, 4), ты остался при своем нечестивом вероломстве: так как думал до последнего момента своей жизни, что Иисус — не Бог, Сын Божий, но лишь чело­век, подобный нам. Ты мог бы прибегнуть к милосердию Бога, если бы не отвергнул Его всемогущества.

Сказанного ныне достаточно, возлюбленные, для вашего благочестивого слуха, да не надмит вас многословие. Мы же обещаем с помощью Господа в четвертый день (6) недели восполнить то, что отсутствует /в нашем повествовании/. Тот, Кто сподобил нас проповедовать, даст, как мы ве­рим, что сказать нам ради Господа нашего Иисуса Христа, Которому по­добает честь и слава во веки веков. Аминь.

Лев Великий, свт. Слово первое о Страстях Господних / Пер. с лат. А. Шленова // Духовный мир: сборник работ учащихся Московских духовных школ. – 1994. – 1. – С. 80–83.

АНДРЕЕВ А.Н. Избранные аскетические произведения св. Кесария Арелатского

Примечания

  1. Перевод с издания: Leon lе Sermons / Sources Chrétiennes 74. — т. III. — Paris, 1961.
  2. Опущено “от земли*.
  3. Святитель Лев Великий приводит цитату из послания апостола Павла к Римлянам (3, 12). При переводе на русский язык греческого выражения: εν ω πάντες ήμαρτον к дословному тексту “в нем все согрешили” синодальные переводчики добавили подчинитель­ный союз “потому что”. В других посланиях апостола Павла к Коринфянам и Филиппийцам выражение εν ω перевели именно этим союзом (ср. Кор. 3, 4; Филип. 3, 12). Святитель Леи Великий приводит в своей проповеди традиционный латинский перевод: in quo onines peccaverunt. Под in quo подразумевается первый человек — Адам. Так толкует это место блаженный Августин, говоря о наследственности первородного греха.
  4. Слово: forma переведено как “ипостась”, что точно передаст мысль автора об отно­шении Единородного Сына Божия к Богу Отцу.
  5. Слово: sacramenlum имеет несколько значений. Одним из них является «таинство”. Для христианина это слово ассоциируется с определенными священнодействиями. Святитель Леи Великий использует его в более широком смысле, указывая им на служение Иисуса Христа как на домостроительство нашего спасения.
  6. Словосочетание: feria quarta (четвертый день) обозначает среду. Счет дней педелн и Римской империи начинался с воскресенья. Нужно помнить, что “Слова” святителя Льва о страстях Господних произносились на Страстной Седмице, будучи включенными о круг нредпасхальных богослужений.

Сноски

[*] “Слово” святителя Льва Великого переведено с латинского языка на русский впервые. Перевод сделан учащимся 4 класса МДС Шленовым Алексеем.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий