Иванов С.М.История Русской Церкви

ИВАНОВ С.М. Исчезнувшие обители: Краишевский тихвинский женский монастырь

Целью нашей работы является сбор всех имеющихся на се­годняшний день материалов по истории Краишевского Тихвинско­го женского монастыря, а также их анализ в сравнении с другими обителями, располагавшимися и располагающимися доныне на территории современной Волгоградской области.

Данный монастырь, на наш взгляд, можно причислить к целой группе подобных монастырей Волго-Донского края, куда относят­ся Каменно-Бродский Свято-Троицкий, Дубовский Свято-Вознесеиский, Грязнушинский Свято-Троицкий и Гусевский Ахтырской Бо­жией Матери женские монастыри. Их объединяет то, что все они вышли из женских общин и были образованы в середине и второй половине XIX в.

Эта форма устроения христианской жизни получила особенно широкое распространение в России именно в XIX в. Члены же самих женских общин в большинстве своем принадлежали к черничкам (также в народе их называли Христовыми невестами, спасеничками, келейницами, вековушами, волкушами, старками, богомолками, читалками и т.д.). Явление черничества получило распространение в обыденной религиозной жизни России еще задолго до XIX в. Оно происходило из традиционного семейного и общинного права, по ко­торому девушка, имевшая какой-либо недостаток (сиротство, бед­ность, физическая ущербность), практически не могла вый ги замуж. Такие девушки, а также вдовы, пополняли число черничек и наличе­ствовали буквально в каждой деревне. Именно они, на наш взгляд, и составляли базу для появления женских общин. Но особенно широ­кое распространение (применительно к нашему региону) общины начали получать в середине и второй половине XIX в. Вероятно, это объясняется тем, что, по данным церковной статистики, в первой половине XIX в. Поволжье переживало демографический взрыв1. Прошло всего 20-30 лет, и, как отметил исследователь истории рус­ского монашества П.Н. Зырянов, с 60-х годов (XIX в. — С. И.) явно обнаружилась тенденция к феминизации монашества. Особенно быстро росла численность послушниц (белиц), что было связано с ростом количества женских общин»2.

Вышедшие из общин женские обители были многолюдны, но не отличались большими капиталами. Входившие в данную группу монастыри выполняли важные социальные функции, выступая для всех окружающих средством религиозно-нравственного воспита­ния, интеграции и коммуникации. В обычное время и в годы кризи­сов (народные бунты, неурожаи и т.п.) они становились действен­ным компенсатором, принимающим к себе сирот, стариков и лю­дей, потерявших возможности к существованию.

Тихвинский женский монастырь располагался в с. Краишево современного Еланского района Волгоградской области. История обители была рассказана в статье неизвестного автора «Десятая пятница (после св. Пасхи) праздник в Краишевской Тихвинской женской общине, Аткарского уезда», опубликованной в № 19 «Са­ратовских епархиальных ведомостей» за 1884 г. Примерно в сере­дине XIX в. на дне родника у Краишевской горы явилась медная иконка свмч. Параскевы. Люди дважды переносили ее в сельскую церквушку, но она опять возвращалась назад. Жители Краишевки наблюдали и другие чудесные вещи — крест на месте будущей цер­кви, видение во сне монахини у родника3. Узнав о явлении, к этому месту’ стали съезжаться женщины, желающие посвятить свою жизнь Богу. Их число росло — в один год их было пятеро, в другой год — десять, двадцать. Сначала они ютились в домах у сельчан, но, когда сестер собралось до 40 человек, они наняли в Краишевке общую квартиру, где прожили один год. После пожара на квартире сестры переселились на гору ближе к источнику. Доброхоты по­жертвовали насельницам старенькую лошадь, хату, сени и плетне­вую погребицу, где после пожара поселились и ютились целых два года все 40 человек. Они избрали себе в начальницы матушку Гли­керию4. Община попала в немилость и начала преследоваться ме­стными жителями из-за того, что была принята теми за секту хлы­стов. Сельское начальство прогоняло сестер от родника, жители жгли сено и угоняли скот общины. Один из приехавших уездных начальников, по рассказу насельниц, увидев явленную икону, начал стирать камнем лик мученицы и ругаться: «Какая тут мученица Параскева? Что тут за явленная икона?». Но не успел он отъехать и двух верст, как при переправе через реку ударил гром, и у него перекосило лицо, так что он, тут же вернувшись, отслужил моле­бен святой мученице5.

Культ св, Параскевы Пятницы получил очень широкое распро­странение в женской среде, часто соединяясь с языческим культом Пятницы. Последняя иначе называлась льяницей (покровительни­цей пряжи и льна), а также являлась покровительницей родников с целебной водой6. Практически во всех женских монастырях и об­щинах велась активная производственная деятельность, действова­ли вышивальные, ковроткаческие и иные мастерские. Так что осо­бое почитание св. Параскевы Пятницы укоренялось в женских общинах и по ее тесным связям с производственной сферой. А упоми­нание грома в вышеприведенном отрывке находит интересные ана­логии в южнославянском фольклоре. Так в болгарской песне Дева Мария и Мария Магдалина обращаются к Илье-громовнику с жало­бами на нарушителей запретов, связанных с Пятницей7. Примеча­тельно, что культ св. Параскевы-Пятницы был широко распростра­нен на Украине, а многие населенные пункты нашей области начали заселяться именно выходцами с Украины, причем довольно поздно — в первые десятилетия ХУШ в.8 Автору известно о наличии источ­ников Девятой и Десятой Пятницы близ с. Перещепное Котовского района, об источнике Девятой Пятницы в с. Городище Городищенскош района (вероятно, список может быть продолжен).

Но вернемся к истории Краишевской общины. Устав от при­теснений, мату шка Гликерия поехала к саратовскому епископу Иоанникию (Горскому) с жалобой и просьбой благословить основание об­щины. Владыка, прибывший сюда тайно, лично осмотрел общину и был поражен ее тяжелым материальным положением (больше все­го его удивил худой и потрескавшийся деревянный черпак у источ­ника). Он издал указ об оказании всяческой помощи бедным ново­поселенцам и благословил строить церковь на самой вершине горы, откуда виднелись 9 сел с одиннадцатью храмами. А пока своего храма не было, сестры пели на правом клиросе Троицкой церкви в Краишевке. Волостной голова И.В. Зимацкий выхлопотал у мира разрешение общинницам жить на горе. В 1857 г Краишевское сель­ское общество пожертвовало им 17 десятин земли под усадьбу9. Люди стали нести сюда продукты, помогали в строительстве келий, нанимали сестер на различные поденные работы. Епископ Саратов­ский и Царицынский Евфимий (Беликов), управлявший епархией в 1860-1863 гг., почти добился утверждения общины. Но после его смерти при епископе Иоанникии 2-ом (Рудневе) дело осложнилось, и архиерей даже предлагал матушке Гликерии с сестрами перейти в с. Грязнуху, где для тамошней общины была пожертвована земля с постройками. Краишевские насельницы стояли до последнего за свое место, и владыка пообещал сам похлопотать за них,0.

Старец Никодим, проживший в общине всего неделю, научил сестер, как надо держать утреннее и вечернее правило, посоветовал читать неугасимый Псалтирь и молиться о здравии благ одетелей и за упокой души их родных п. Интересно» что этот тайный схимонах оказался прямо причастен и к истории создания Гусевской женской общины. В миру он был Иларион Яковлевич Двойченков» уроженец Тамбовской губернии. Как писал по воспоминаниям краишевских сестер автор статьи в «Саратовских епархиальных ведомостях», ста­рец Никодим 20 лет подвизался на Афоне и 20 лет — в Соловецком монастыре. Но в действительности он жил в Веркольском монасты­ре Архангельской губернии. Вероятно, эта ошибка произошла из-за близости географического расположения обеих обителей. Пример­но в начале 60-х годов XIX в. он прибыл в Саратовскую губернию, собирая пожертвования на Афон. Здесь о. Никодим убедил священ­ника с. Лопуховки Иоанна Левитского устроить женскую обитель во имя Ахтырской иконы Божией Матери в Гусевке12.

В 1865 г. власти утвердили женскую общину, а в 1899 г. возве­ли ее в ранг общежительного монастыря,3. Решением Синода от 12.01 1866 г. община была принята под покровительство гражданс­кого и духовного начальства, а 04.07 1866 г. начальницей общины назначили монахиню Саратовского Крестовоздвиженского монас­тыря Апполинарию (Гликерию Загуменникову).

Священник общины Иоанн Введенский и священник г. Бала­шова Петр Мудролюбов* согласно резолюции Саратовского вла­дыки от 24 марта 1875 п, по собственному желанию поменялись местами служения друг с другом,4. Но что-то у обоих батюшек не заладилось, и по резолюции владыки от 15 июля 1875 г. они оба были возвращены на свои старые места15.

Община считалась самой бедной в Саратовской губернии. Ее капитал составлял: на 1885 г. — всего 100 руб.; на 1910 г. — 6075 руб.; на 1912 г. — 9999 руб. Но местные благодетели помогали ее ста­новлению; так, например, в 1873 г. шахский мещанин Я.Н. Холтурин пожертвовал ей напрестольный серебряно-золотой крест ве­сом 95 золотников, Святое Евангелие и 28 руб. на покупку потира и дискоса (всего на сумму в 200 руб.)16. В 1874 г. сотник Войска Донского В.Т. Борисов подарил общине 12 книг — четьи-минеи, три­оди, октоихи, за что ему вынесли признательность епархиального начальства17. А в ноябре 1875 г. крестьянин с. Разливка Камы­шинского уезда И.Ф. Зеиченко пожертвовал общине дом стоимос­тью в 150 руб., за что Саратовская консистория ходатайствовала перед Синодом о преподании ему благословения18. Тогдашний бла­гочинный священник из с. Вязовки о. Флегонт также оказывал се­страм немалую поддержку.

  • марта 1874 η начальница общины «рясофорная монахиня послушница Маргарита, согласно желанию и ходатайству общины», была пострижена в мантию иеромонахом Крестовой церкви Вис­сарионом ,9.

За счет вкладов и приобретений монастырь расширял свои зе­мельные угодья и финансовые возможности. Так, в 1877 г. он купил у крестьянина Бердникова плодовый сад, а в 1880 г. землю на Чер­ной реке (Область Войска Донского) в количестве 228 дес. 430 саж. за 7000 руб.20 В 1888 г. вдова регистратора Мария Петровна Шугурова подарила общине пятипроцентный билег 2-го выпуска стоимо­стью в 500 руб.2’ В 1889 г. в общине жили кроме начальницы одна монахиня и 201 послушница. Земли на тот момент имелось: усадеб­ной — 17 десятин и пахотной — 228 десятин 430 сажен. А в состав капитала кроме вышеупомянутого процентного билета входил еще один билет 1-го выпуска внутреннего займа суммой в 100 руб.22

Казначеем Краишевской женской общины в 70-е rr. XIX в. пребывала монахиня Анатолия, пришедшая из Саратовского Крестовоздвиженского монастыря. Через некоторое время ее переве­ли отсюда в Грязнухинскую общину23.

Монастырь имел игуменское управление. С 1878 г. им руко­водила монахиня Маргарита, ко дню Святой Пасхи 1886 г. награж­денная Синодом наперсным крестом24, а в июне 1903 г. ко дню па­мяти свв. Кирилла и Мефодия — Библией от Синода25. Получив от предшественницы одни долги, мать Маргарита за десятилетнее время смогла приобрести за 7000 руб. участок земли, построить с сестрами ветряную мельницу за 5000 руб. и новый келейный кор­пус за 4000 руб.26

В 1878 г. здесь открыли школу, где на 1884 г. обучались 24 де­вочки, а на 1885/86 учебный год—31. Преподавала в ней насельница Мария Васильева, закончившая Камышинское городское учи­лище27. Среди девочек, привезенных из разных, даже очень дале­ких от общины мест, были как сиротки, так и имеющие родителей. Большинство из них пели на клиросе и прекрасно читали во время богослужения. Насельницы и девочки кроме обычных предметов обучались в училище вышивке, шитью и сапожному ремеслу. Име­лись в общине и школа живописи, и ковровая мастерская.

На Интернет-сайте Саратовской епархии удалось найти имя одной из девочек, воспитанных в монастырском приюте — София Селиверстова указана здесь в числе недавно канонизированных святых. Она родилась 17 сентября 1871 г. в селе Изноира Сердобского уезда Саратовской губернии в семье крестьянина Памфнла Селиверстова. Когда Софии исполнилось десять лет, у нее умерла мать, и отец девочки отдал ее в приют в селе Краюшкино, который существовал в то время при женской общине, преобразованной за­тем в монастырь. Вероятно, составитель книги «Жития новомучеников и исповедников Российских XX века Московской епархии», читая описания судебных дел, ошибся в названии села, и вместо Краишево указал Краюшкино28. В приюте София прожила до двад­цати лет, а затем уехала в Санкт-Петербург. В 1898 г она встрети­лась со знакомой монахиней, подвизавшейся в Страстном монас­тыре в Москве, и та порекомендовала ее игуменье. Послушанием Софии в монастыре стало обучение монахинь рисованию. В 1921 г. София была лишена избирательных прав за то, что жила в монас­тыре, хотя и не была монахиней. Впоследствии, в 1933 г., она обра­тилась с жалобой по В ЦИК и была в правах восстановлена. В 1926 г. Страстной монастырь был закрыт, и София с тремя монахинями перебрались в дом на Тихвинской улице. В ноябре 1937 г. сотруд­ники НКВД арестовали монахинь (самой Софии в это время не оказалось дома). 22 февраля 1938 г. послушница София была арес­тована по доносу осведомителей. На допросах она не признала себя виновной, заявив, что никакой контрреволюционной деятельности не вела. Послушницу Софию Селиверстову по приговору «тройки» расстреляли 28 февраля 1938 г. и погребли в общей могиле на поли­гоне Бутово под Москвой. Определением Священного Синода Рус­ской Православной Церкви от 22 февраля 2001 г. преподобномученица София была прославлена к общецерковному почитанию в лике святых Новомучеников и Исповедников Российских29.

В 1877 г. во время русско-турецкой войны монахиня Маргарита создала отряд сестер милосердия, в который сначала записались 5 сестер30. Но через пару месяцев к ним добавились еще трое, и от­ряд стал состоять из 8 насельниц31. Они обучались уходу за ранены­ми солдатами при Саратовской Александровской больнице. После прохождения курсов медсестры был и направлены в Кузнецкий гос­питаль. В знак признательности за их гуманную работу все 8 на­сельниц и сама матушка Маргарита были удостоены после оконча­ния войны знака Красного Креста. Главное управление общества попечения о раненых и больных воинах своим письмом от 1 марта 1877 г. за № 1163 выразило начальнице общины искреннюю благо­дарность за подобный подвиг служения ближним. А секретарь им­ператрицы Марии Александровны прислал в общину письмо от 17 февраля 1877 г. за № 271, где говорилось: «Государыня императрица по докладу моему отношения Вашего ко мне, от 31 января, об из­бранных Вами сестрах для практического подготовления к правиль­ному уходу за больными и ранеными, изволила повелеть мне благо­дарить от Августейшего Ея имени Вас, преподобная мать, и добрых сестер за усердие и богоугодную готовность послужить стражду­щим. Поспешаю сим исполнить таковое повеление Ея Величества»32.

Медицинская подготовка весьма пригодилась монахиням: Аткарская уездная земская управа в письме от 9 февраля 1880 г. за № 337 просила прислать 3 сестер для ухода за детьми, заболев­шими дифтерией. Поехавшие в Аткарск насел ьницы исполняли свой долг больше месяца33.

Летом 1878 г. в епархию пришли пожертвования на приобрете­ние морских судов добровольного флота для укрепления обороноспо­собности России. От настоятельницы монахини Маргариты поступи­ло на эти цели 3 руб., от сестер — 14 руб., от священника и других благотворителей — 2 руб. 17 коп.34 За свою активную деятельность 18 апреля 1881 г. монастырский священник Иоанн Введенский был удостоен награждения скуфьей35. Правда, в вопросе написания пове­сти об основании общины о. Иоанн оказался более инертен — сестры неоднократно просили его об этом, но безрезультатно.

В 1883 г. самая бедная в епархии община начала строит ь боль­шой каменный Успенский собор, хотя газета «Православное елово» ошибочно указывает 1880 г. как дату начала возведения собо­ра по благословению епископа Павла36. Дело в том, что епископ Павел (Вильчицкий) правил Саратовской епархией в 1882—1889 гг. Поскольку в данной статье О. Табаковой везде вместо 1884 г. при­водится 1881 г., то можно считать это случайной опечаткой. По рассказам сестер, на этом месте еще в 50-х гг. XIX в. владыка Иоанникий водрузил крест. В ответ на сетования начальницы об­щины о недостатке средств для строительства собора, «старец Оптиной пустыни о. А.» (вероятно, иеросхимонах Амвросий (Грен­ков)) успокоил ее: «не заложила-бы собора, так и не было-бы его; а заложила — так непременно будет собор. Средства может-быть где-нибудь недалеко от вас»37.

Миссионерская деятельность монахинь в годы правления сест­ры Маргариты принесла свои плоды — в 1891 г. в православие перехо­дят 7 австрийцев (старообрядческий толк). Но на долю монахини Маргариты выпали и многие лишения-сначала долги, наделанные ее предшественницей, а в 1905 г. в результате крестьянских волнений были захвачены монастырские земли. В 1907 г. она сама погибла от рук разбойников38. После нее правила бывшая казначея обители мо­нахиня Ангелина, при которой в 1908 г. к Скорбященсному храму были пристроены два придела: правый — в честь архистратига Михаила и левый — во имя преподобного Серафима Саровского и великомучени­ка Пантелеймона (освящены 22 и 23 августа 1908 г.)39.

Можно проследить изменения в количественном и качествен­ном составе обители. Так, на 1884 г. здесь числились 1 монахиня и 120 послушниц; на 1888 г. — соответственно 2 и 198; на 1893 г. — 2 и 246; на 1909 г. — 59 и 263; на 1912 г — игумения Ангелина, 8 мона­хинь, 293 послушницы40.

В 1885 г. место священника в общине некоторое время пре­бывало праздным, но ваг, наконец, архиерейским указом от 6 июня 1885 г. сюда направили заштатного священника Василия Никола­евского из с. Камишкир Кузнецкого уезда41. А через месяц 6 июля 1885 г. умер старый заштатный священник обители Иоанн Влады­кин42. Новый батюшка тоже по каким-то причинам пробыл здесь недолго, так как уже 13 марта 1886 г. сюда временно прикрепили заштатного священника Елевферия Питаевского43. В 1888 г. этого священнослужителя удалили от должности, а вместо него 7 марта поставили заштатного священника Михаила Добронравова из с. Репного Балашовского уезда44. Неизвестно, что случилось с этим батюшкой, но в декабре 1888 г. в общине присутствовал уже дру­гой священник — о. Василий Разумов. Епархиальное начальство отправило последнего в с. Колокольцовку Аткарского уезда, а от­туда в обитель перевели о. Иоанна Петропавловского45, Священ­ник Иоанн Петропавловский был награжден ко дню Святой Пасхи 1890 г. скуфьей от Синода46.

С укреплением общины встал вопрос о ее преобразовании в монастырь. 21.11.1899 г. товарищ синодального обер-прокурора на­правил в Синод предложение за № 8090 о том, что со стороны Ми­нистерства внутренних дел никаких препятствий к обращению об­щины в монастырь не имеется. Саратовский епископ также засви­детельствовал о ее преуспеянии и материальном обеспечении. Тог­да на основании высочайшего повеления от 9 мая 1881 г. Синод оп­ределил обратить общину в общежительный монастырь с таким ко­личеством сестер, которое он сможет содержать на свои средства47.

8 сентября 1894 г. в общине была устроена и освящена домо­вая Тихвинская церковь48.

Указом владыки от 25 августа 1900 г. протодиакону Сара­товского кафедрального собора Николаю Орлову было предос­тавлено место священника49. А 1 октября того же года из списка священников епархии исключили по причине смерти священника Николая Вихрова50.

Весной 1901 г. за добросовестную службу по епархиальному ведомству была награждена саном игуменьи настоятельница Краишевского монастыря монахиня Маргарита51. А 10 июня 1901 г. здесь освятили придел во имя святителя Николая Чудотворца во вновь построенном Успенском храме52.

В 1901 г. крестьянин И.В. Зимасков пожертвовал обители 50 дес. земли в 15 верстах от нее53. Принадлежал монастырю и кир­пичный завод, к которому в конце XIX в. провели железнодорожную узкоколейку. В обители имелось 4 храма: 1) Успенский собор, камен­ный, трехпрестольный, с колокольней, воздвигнутый в 1900-1901 гг. с приделами в честь праздника Усекновения главы Иоанна Предте­чи и во имя святителя Николая Чудотворца; 2) иконы Божией Мате­ри «Всех скорбящих радость», деревянный, обложенный кирпичем, теплый, построен в 1866 г., а в 1906 г. перестроен; 3) Тихвинской иконы Божией Матери, деревянный, обложенный кирпичом, теплый, освящен 8 сентября 1894 г., находился под жилым корпусом; 4) свмч. Параскевы Пятницы на источнике, холодный, каменный, освящен­ный 14 июня 1903 г.54 Монахини поставили рядом с родником снача­ла часовню, а в 1903 г. перестроили ее в храм55. Народ во множе­стве подтягивался к монастырю летом на Троицкую ярмарку, шед­шую целую неделю. Так, в 1881 г. на празднике исповедалось и при­частилось более 400 верующих. А всего в день десятой пятницы после Пасхи приходило нередко более 2000 богомольцев.

В Интернете удалось найти сведения еще об одном монастыр­ском священнике: Воробьев Владимир Николаевич родился в 1876 г. в с. Лопуховка Саратовской губернии в крестьянской семье. Он окон­чил Саратовскую Духовную семинарию, и в 1899 г. был рукоположен в сан диакона, а в 1900 г. — в сан иерея. В 1899-1910 гг. о. Владимир служил в Краишевском Тихвинском женском монастыре Саратовс­кой епархии, являлся настоятелем Скорбященского храма. 24 июня 1910 г. он был переведен в Скорбященский приют Братства во имя Царицы Небесной в г. Москву, где в 1914 г. закончил Московский Археологический институт. В декабре 1924 г. о. Владимира аресто­вали, но освободили 15 марта 1925 г. В 1928 г. он стал настоятелем храма Николы Плотника на Арбате, а позже — благочинным Доро­гомиловского собора. 4 ноября 1930 г. его арестовали по делу «Все­союзного Центра ИГ1Ц». 3 сентября 1931 г. последовал приговор по статьям 58-10 и И УК РСФСР к 10 годам ИТЛ. В 1931-1932 гг. он находился в заключении в Свирлаге (г. Лодейное Поле Ленинградс­кой области). 21 октября 1932 г. приговор ему заменили по болезни на высылку в Казань на тот же срок. 24 августа 1938 г. о. Владимир был арестован и помещен в Куйбышевскую тюрьму, где 16 февраля 1940 г. скончался «от паралича сердца»56.

В октябре 1903 г. съезд уполномоченных от духовенства Ка­мышинского училищного округа отметил, что церковь Краишевского монастыря не принимает совершенно никакого участия во взно­сах на духовно-учебные заведения, и просил епископа Гермогена «сделать зависящее распоряжение об обложении обительских цер­квей на содержание Камышинского духовного училища на одина­ковых основаниях с приходскими церквами»57.

С началом русско-японской войны монахини активно включились в дело помощи раненым и больным солдатам. Так, весной 1904 г. настоятельница со старшими сестрами перечислили в фонд Красного Креста 200 руб. Кроме того, настоятельница прислала в Саратовское отделение Красного Креста 3 пуда белья58. А монастырский священ­ник Николай Аркадакский пожертвовал летом 1904 г. на те же цели 5 руб.59 Кстати, 18 февраля 1905 г. по указу Синода за № 1836 при обители была открыта новая штатная вакансия священника60.

Саратовский владыка Алексий 5 мая 1913 г. назначил благочин­ным обители (она относилась к 6-му благочинническому округу) иеро­монаха Нифонта — смотрителя Петровского духовного училища61, а духовником — иеромонаха Серафима из загородного архиерейского дома62. Иеромонах Нифонт был освобожден от этой должности 2 ян­варя 1915 п, когда на его место встал архимандрит Филарет63. Свя­щенниками здесь пребывали тогда о. Николай Аркадакский, награж­денный 31 марта 1914 г. скуфьей, и о. Николай Селезнев64,

В июле 1913 г. 2 сестры данной обители были посланы учиться в Саратовском Кресто-Воздвижеиском женском монастыре на мисси­онерских курсах для подготовки к служению в качестве книгонош65.

В апреле 1914 г. учащиеся церковно-приходских школ из близ­лежащих населенных пунктов Елань, Терса, Журавка, Краишевка, Судачье, Матышево, Березовка, Вязовка и Морец (всего 330 чело­век) прибыли в обитель пешком как паломники. Настоятельница монахиня Досифея показала им монастырские храмы, школу, жи­вописные и ковровые мастерские66. Такое же паломничество пред­приняли учащиеся 9 церковных школ Аткарекого уезда в апреле 1916г. Многие из них, несмотря на обилие сельскохозяйственных работ в поле, пришли сюда вместе с родителями67.

А 11 июля 1914 г. саратовский епископ возвел настоятельницу монахиню Досифею в сан игуменьи68. Владыка Палладий побы­вал в обители 20 апреля 1915 г. Он осмотрел храмы, мастерские, школу и лазарет69. Как сообщают «Саратовские епархиальные ве­домости», игуменья Досифея, являясь попечительницей монастыр­ской школы, очень внимательно относилась к ее нуждам70.

Монастырь старался помогать и другим приходам. Так, в 1915 г. игуменья Досифея пожертвовала Михаило-Архангельско­му храму с. Бык Балашовского уезда 2 священнических облаче­ния, серебряный с позолотой потир, дискос, звездицу, лжицу, другие предметы и много богослужебных книг71.

  • июня 1916 г. епископ Саратовский и Царицынский Палладий совершил в монастыре литургию и возглавил крестный ход к родни­ку, где явилась чудотворная икона свмч. Параскевы Пятницы. Епис­коп Палладий осмотрел Тихвинскую, Скорбященскуто монастырс­кие церкви и храм свмч. Параскевы Пятницы на роднике, посетил приют для сирот, живописную, чеканную и рукодельную мастерс­кие. Детям владыка передал 15 руб. на гостинцы, а ему самому сестры подарили Тихвинскую икону Божией Матери 72. Он отслужил молебен о здравии Их Императорских Величеств и ниспослании нашей армии новых побед, после чего вручил Георгиевские кресты и медали семьям павших героев 336 Челябинского пехотного полка. Во время пребывания владыки в 6 благочинническом округе Аткарского уезда его духовенство постановило: «кроме содержимых Краишевским монастырем лазарета и приюта для детей воинов, открыть в сл. Елани новый приют для сирот воинов». Священнослужители занялись сбором пожертвований, причем много средств на это бла­гое дело дали игуменья Краишевской обители Досифея (100 руб.) и eланский священник Александр Серебренников. Когда об этом на­чинании узнал государь император, он прислал епископу телеграм­му: «Сердечно благодарю духовенство, монахинь Краишевского Тихвинского женского монастыря и богомольцев за молитвы и вы­раженные верноподданические чувства. Благодарю также щедрых жертвователей на благое дело воспитания детей воинов и искренне радуюсь хорошему патриотическому настроению Вашей епархии. Николай»73. Владыка тогда же провел в монастыре и пастырское собрание священно- и церковнослужителей 6 округа74.

Шла война, и духовенс тво также подвергалось мобилизации. Так, монастырский священник Николай Аркадакский по резолю­ции владыки от 19 августа 1916 г. был назначен на должность пол­кового священника в 150 запасной пехотный полк в г. Вольске. А в обитель в тот же день назначили священника Александра Аниси­мова из Воскресенского Скрябинского женского монастыря Сердобского уезда75. Информацию об этом священнике Анисимове Александре Алексеевиче сейчас разыскивает его родственница. На одном из сайтов Интернета она сообщила, что он пропал в годы гонений и после 1927 г. о нем нет никакой информации. Между тем, дело «по обвинению священника Краишевского женского монас­тыря Анисимова Александра Алексеевича в переходе к белогвар­дейцам» хранится в одном из фондов Государственного архива Саратовской области77.

В январе — феврале 1917 г. двое насельниц обители обучались на миссионерских антисектантских курсах при Балашовском По­кровском монастыре78.

14 апреля 1917 г. к монастырской церкви прислали священни­ка Дмитрия Утешева из с. Старая Всеволодчина Саратовского уез­да 79. Но уже 22 мая этот батюшка был переведен назад, а вместо него назначили о. Николая Селезнева из 3-го пулеметного запасно­го полка Саратова80.

Настоятельница обители игуменья Мария 29 июня 1917г. была удостоена благословения Синода за свои труды 81.

В 1918 г. начальницей монастыря значилась уже монахиня Рафаила. Настали времена богоборцев, и обитель закрыли в 1920 г. В нее свозили со всей округи имущество и хлеб, конфискованные у середняков и зажиточных земледельцев. В самом начале января 1921 г. отнятое у людей добро охраняли милиционеры Е.Ф. И мя­кин, С.И. Фомин, И.Ф. Жуков и М.Т. Шевченко. Внезапным уда­ром отряд белогвардейца Бакулина 3 января захватил село и быв­ший монастырь. Как пишет историк волгоградской милиции

В.П. Иванилов, «израненных, терявших силы смельчаков бандиты обманным путем взяли в плен». После жестоких истязаний чудом уцелел лишь участковый Шевченко82.

В 1921 г. в монастыре действовала артель из 50-60 трудоспо­собных членов. Как пишет историк О.Ю. Редькина, филиалом ар­тели стал х. Жеребцов Усть-Медведицкого округа Царицынской губернии ю. После тщательных поисков удалось найти упоминание о даче купца Жеребцова на х. Осиное, принадлежавшем к приходу ст. Малодельской. Этот хутор располагался в 22 верстах от стани­цы, но окончательные выводы, что именно он являлся владением монастыря, делать еще рано84. В настоящее время данный насе­ленный пункт не существует, от него остался лишь пруд Жеребцов у нос. Дудаченского Фроловского района85. На территории Вол­гоградской области имеется две реки с названием Черная, одна впадает в р. Медведицу в Даниловском районе, а вторая — в р. Бузулук в Киквидзенском. При этом истоки обеих рек расположены в каких-то 30 км друг от друга.

После всех испытаний гражданской войны в монастыре размес­тилась усадьба МТС. В 1924 г долго строившийся монастырь был раз­рушен коммунистами всего затри дня. Некоторые служители погибли от рук озверевших гонителей. Часть кирпича от храмов и келий увезли в Саратов для возведения ликеро-водочного завода, из оставшегося поставили мельницу в с. Вязовка. В Еланском краеведческом музее ныне хранится картина, изображающая вид Краишевского монастыря.

Случайно удалось узнать о судьбе одной из насельниц обите­ли. Член ассоциации «Дети военного Сталинграда» В. Веремеев в 2002 г. опубликовал свои воспоминания в епархиальной газете «Пра­вославное слово». Его семью и некую «мать Федосью, монахиню Тихвинского монастыря», бежавших из горящего Сталинграда, в 1942 г. приютила у себя в с. Мариновке одна бабушка, Домна Се­меновна. Под руководством этой монахини верующие вели бого­служения, собираясь в частном доме по ул. Яровской. Сама «мать Федосья» погибла во время обстрела села нашими войсками 15 де­кабря 1943 г., а принесенная ею икона св. Николая Чудотворца до сих пор хранится у дочери бабушки86.

Вернемся к самой обители. В 1945 г. к уполномоченному Со­вета по делам Русской Православной Церкви при Совете Мини­стров СССР по Сталинградской области поступило целых три хо­датайства верующих об открытии храма в с. Краишево. Наиболь­шее число подписавшихся под заявлением верующих составило 85 человек, что явно превышало количество подписей в большин­стве других заявлений по области8?. Можно предположить, что именно проживавшие в селе монахини смогли организовать такое массовое движение за открытие храма.

Храм же на источнике был снесен, но местные уполномочен­ные по делам РПЦ докладывали в 1945 г. в Москву, что сюда еже­годно собирались верующие. В материалах Государственного ар­хива Волгоградской области говорится: «Организаторами этого паломничества являются исключительно монашки бывшего мес­тного Краишевского монастыря. В июле 1945 года к этому месту собиралось верующих более 2000 человек, где совершалось бого­служение под руководством бывшего церковника гр-на Пензина и монашек. После богослужения организовывался обед, который приготовлялся там же в котлах из пожертвованных продуктов. В 1946-1948 гг. к этому месту паломников собиралось 700-500 и 400 человек. В 1949 году их было 400 человек. В 1950-1951 гг. — до 300 человек. В текущем 1952 году их собиралось до 200 чело­век, но церковных служений там с 1947 года не совершается, хотя попытки к этому со стороны монашек проявляются. Приходящие верующие молятся в одиночку, набирают в бутылку воды и расхо­дятся»88. По отчетам за 1961 г: «паломников появлялось 35-40 чел., которые после соответствующих бесед агитаторов были возвра­щены по домам»89. Источник неоднократно засыпался безбожни­ками, а в годы правления Хрущева власти решили ударить по рели­гии что называется от противного, превратив святыню в популяр­ную зону отдыха. Родник был расчищен и загнан в трубу, около него поставили скамейки, пляжные грибки и раздевалки, почисти­ли реку Терсу. Сейчас родник является государственным водным заповедником, но на месте монастыря остается лежать пустырь. Правда, верующие из окрестных сел продолжают почитать здесь память св. Параскевы Пятницы. Каждую десятую пятницу после Пасхи, как пишет в газете «Православное слово» О. Табакова, здесь проводится богослужение «под открытым небом у родника, на лоне благоухающей природы»90.

СЕРЕБРЯНАЯ В.В. Отделение Балашовского Покровского женского монастыря в Царицыне

Примечания

  1. Бернштам ТА. Молодость в символизме переходных обрядов восточ­ных славян: Учение и опыт Церкви в народном христианстве. СПб., 2000. С. 332.
  2. Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество в XIX и начале XX века. М., 1999. С. 21.
  3. Десятая пятница (после св. Пасхи) — праздник в Краишевской Тих­винской женской общине, Аткарского уезда // СЕВ. 1884. № 19. С. 522.
  4. Там же. С. 523-524.
  5. Там же. С. 503.
  6. Лещенко В.Ю. Семья и русское православие (ΧΙ-ΧΙΧ вв.). СПб., 1999. С. 252.
  7. Иванов В.В., Топоров В.Н. Пятница // Мифы народов мира: Энцик­лопедия: В 2 т. М., 1997. Т. 2. С. 357.
  8. Супрун В.И. Украинцы // Огчийкрай (Волгоград). 1998. №4(20). С. 127.
  9. Бреусов А. Монастыри Саратовской епархии // Волга (Саратов). 1998. №11-12. С. 25.
  10. Десятая пятница… С. 504—505.
  11. Там же. С. 522-523.
  12. Священник М.Н. Соловьев. Елизавета Николаевна Годейн, инокиня Гусевского Ахтырского женского монастыря Камышинского уезда Сара­товской губернии. Камышин, 1912. С. 10.
  13. Бреусов А. Указ. соч. С. 25.
  14. СЕВ. 1875. № 13. С. 237-238.
  15. Там же. №16. С. 284.
  16. Там же. 1874. № 1. С. 6.
  17. Там же. №13. С 237.
  18. Там же. 1875. №22. С. 385.
  19. Там же. 1874. №9. С. 171-172.
  20. Бреусов А. Указ, соч, С. 25.
  21. СЕВ. 1888. №24. С. 604.
  22. ГАСО. Ф. 135. On. Д. 3854. Л. 32 об.
  23. Священник Василий Ласточкин. Свято-Троицкий Грязнухинский женский монастырь по поводу 40-летия его существования // СЕВ. 1904. №5. С. 322.
  24. СЕВ. 1886. №8. С. 262.
  25. Там же. 1903. № 12. С. 340.
  26. Десятая пятница… С. 527.
  27. СЕВ. 1887. № 11. С. 292.
  28. Жития новомучеников и исповедников Российских XX века Мос­ковской епархии». Кн. I (Январь — май) / Под общ. ред. Председателя Сино­дальной Комиссии по канонизации святых Митрополита Крутицкого и Ко­ломенского Ювеналия. Тверь, 2002. http://www.eparhia-saratov.ru.
  29. СЕВ. 1877. №7. С. 78.
  30. Там же. №11. С. 147.
  31. Десятая пятница… С. 526-527.
  32. Там же. С. 527.
  33. СЕВ. 1878. №22.С 192.
  34. Там же. 1881.№21. С. 100.
  35. Табакова О. Краишевский родник // Православное слово (Волгог­рад). 2003. Июнь (№ И). С. 3.
  36. Десятая пятница… С. 500-501.
  37. Бреусов А. Указ. соч. С. 25.
  38. Саратовский духовный вестник. 1908.5-12 окт. (№ 40-41). С. 9.
  39. Справочная книга Саратовской епархии / Сост. по распоряжению преосвященного Алексия, епископа Саратовского и Царицынского. Сара­тов, 1912. С. 111.
  40. СЕВ. 1885.№ 12. С. 184-185.
  41. Там же. № 15. С. 251.
  42. Там же. 1886. №6. С. 192.
  43. Там же. 1888. №6. С. 152.
  44. Там же. №24. С. 602.
  45. Там же. 1890. № 11. С. 230.
  46. Там же. 1900. №3. С. 31.
  47. Там же. 1894. №20. С 351.
  48. Там же. 1900. № 18. С. 319.
  49. Там же. №19. С. 334.
  50. Там же. 1901.№ 11.С.272.
  51. Там же. №14. С. 334.
  52. Бреусов А. Указ. соч. С. 25.
  53. Справочная книга Саратовской епархии… С. 111.
  54. СЕВ. 1903. № 15. С. 366.
  55. http://www.pstbi.ccas.ru.
  56. СЕВ. 1904. № 6. С. 138-139.
  57. Там же. № 8. С. 183,186.
  58. Там же. № 11. С. 264.
  59. Там же. 1905. №5. С. 145.
  60. Там же. 1913. №5. С. 5.
  61. Там же. № 7. С. 5.
  62. Там же. 1915. №3. С. 74.
  63. Там же. 1914. №3-4. С. 12.
  64. Там же. 1913. № 13. С. 14.
  65. Там же. 1914. №19. С. 58.
  66. Гам же. 1916. №8. С. 307.
  67. Там же. 1914.№ 14. С. 52.
  68. Там же. 1915. № 15. С. 669.
  69. Там же. 1916. №23. С. 907.
  70. Там же. 1915.№24. С. 1031.
  71. Там же. 1916. №33. С. 1254-1255.
  72. Там же. № 18. С. 648-649.
  73. Там же. №31-32. С. 1181.
  74. Там же. № 25-26. С. 958-959.
  75. http://memo.ru/bookarc/bookhtml.
  76. ГАСО. Ф. 507. 1. Д. 1685.
  77. СЕВ. 1917. №2. С. 67.
  78. Там же. № 13. С. 425.
  79. Там же. № 14. С. 452.
  80. Гам же. №20. С. 738.
  81. Иванилов В.П. В борьбе и тревоге // По законам мужества и долга / Отв. сост. В.П. Иванилов. Волгоград, Г987. С. 46-47.
  82. Редькина О.Ю. Сельскохозяйственные религиозные трудовые кол­лективы в 1917-м — 1930-е годы: На материалах европейской части РСФСР. Волгоград, 2004. С. 363.
  83. Шалыгин В. Мой край родной, казачий. Усть-Медведицкий округ области Войска Донского. Волгоград, 2003. С. 100.
  84. Волгоградская область. Топографическая карта. М., 2000. С. 35.
  85. Веремеев В. Бабушка Домна и мать Федосья // Православное сло­во (Волгоград). 2002. № 5. С. 13.
  86. Справка уполномоченного Совета по делам Русской православ­ной церкви при СМ СССР по Сталинградской области в Совет по делам Русской православной церкви при СМ СССР о поступивших ходатайствах об открытии церквей и молитвенных домов за 1943,1944,1945, 1946 годы в Сталинградской области // Государство и религиозные организации Ниж­ней Волги и Дона в XX веке: Сб. документов и материалов: Каталог куль­товых зданий / Сост. О.Ю. Редькина, Т.А. Савина; Под ред. М.М. Зягорулько. Волгоград, 2002. С. 306.
  87. Справка уполномоченного Совета по делам Русской православ­ной церкви по Сталинградской области «О паломничестве верующих на водные источники и другие чтимые верующими места в Сталинградской области» зам. председателя Совета по делам Русской православной церк­ви при СМ СССР т. С.К. Белышеву Н Государство и религиозные организа­ции Нижней Волги и Дона в XX веке… С. 320-321.
  88. Из информации уполномоченного Совета по делам Русской пра­вославной церкви при СМ СССР по Сталинградской области «О палом­ничестве верующих к «святым местам» в Сталинградской области» пред­седателю Совета по делам Русской православной церкви при СМ СССР т. В.А. Куроедову // Государство и религиозные организации Нижней Волги и Дона в XX веке… С. 345-346.
  89. Табакова О. Указ. соч. С. 3.

МОТЕРИКИН А.В. Царицынский Александро-Невский собор: его прошлое, настоящее и будущее

ТИНИНА З П. Дневник архиепископа Царицынского Дамиана 1919-1922 годов

ИВАНОВ С.М. Исчезнувшие обители: Краишевский тихвинский женский монастырь // Мир Православия. Сборник статей. Вып. 6. Волгоград, 2006. С. 399-417.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий