ГомилетикаПрохватилова О.А.

ПРОХВАТИЛОВА О.А. Композиционно-речевая структура современной православной проповеди

В традиции русского духовного красноречия взгляд на ком­позиционный строй пастырского слова претерпевал изменения. В гомилетиках XIX века в период теоретического осмысления сущ­ности и форм пастырского проповедания получила распростра­нение точка зрения, согласно которой композиционная структу­ра проповеди ставилась в зависимость от типа пастырского сло­ва Современные весьма немногочисленные пособия по право­славной христианской гомилетике ориентируют составителей проповеди на четырехчастный план. Он, по рекомендации, на­пример, «Настольной книги священнослужителя», должен вклю­чать вводящее в суть темы вступление; основную часть, раскры­вающую тему проповеди «на основании Священного Писания, в свете учения Православной Церкви, в ключе святоотеческого опыта»; нравственное приложение, применяющее «тему пропо­веди к духовным потребностям конкретных слуша телей», и зак­лючение, призывающее «воплощать с своей жизни учение Еван­гелия»2. В основе такого понимания лежит традиционная для ри­торики трактовка композиции как логико-смыслового членения речи, как закономерного, мотивированного содержанием и за­мыслом расположения всех ее частей3.

Между тем при лингвистическом изучении композицион ной структуры речи как последовательной смены определенных композиционно-речевых сфер на первый план выступает задача выявления состава речевых средств, способов их связи и взаимо­действия, их особенностей, которые определяются смысловым строением текста4. Такой подход позволяет уточнить представле­ния о композиционно-речевом строении современного пастырс­кого слова.

Рассмотрение внутренней структуры православной пропо­веди, проведенное на материале расшифровок магнитофонных записей более 40 духовных наставлений современных проповед­ников, дает основание выделить в литургическом слове пастыря шесть частей, отличающихся друг от друга как в плане содержа­ния, так и в плане выражения и определяющих с большей или меньшей степенью обязательности ее строй: 1) зачин, 2) вступ­ление, 3) информативно-повествовательная часть, 4) интерпре­тирующая часть (или нравственное приложение), 5) заключе­ние, 6) окончание. Остановимся на этом подробнее.

Зачин проповеди обычно представляет собой небольшой по объему фрагмент. Он может включать так называемую началь­ную молитву «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа», которая произносится «перед всяким добрым делом»5 и с которой, по рекомендациям пастырского богословия, следует начинать про­поведь6. В качестве примера приведем зачины одной из литурги­ческих проповедей архимандрита Амвросия (Юрасова) и Слова в Четвертую неделю Великого поста протоиерея Александра (Шар- гунова)7: Во имя Отца и Сына/ и Святого Духа// для того/ чтобы жизнь проходила спокойной/ и было все в Боге/ и было радостно/ надо начинать день в Боге/.. (34С); Во имя Отца/ и Сына/ и Святого Духа/ после Крестопоклонной недели/ воскресе­ние/ преподобного Иоанна Лествичника/ пост достигает верши­ны/… (29Е)8.

Кроме начальной молитвы, зачин может содержать и бла­годарственные молитвословия. Именно так, к примеру, начинает свою проповедь О борьбе с искушениями архимандрит Кирилл (Павлов): Во имя Отца/ и Сына/ и Святого Духа/ аминь/ благо­дарение Господу Богу/ дорогие по Христе братья и сестры/ что Господь/нас хранит/ Господь нас любит/… (35D).

Для проповедей Пасхальной недели обязательным является зачин, содержащий традиционное пасхальное приветствие «Хри­стос воскресе!».

Вступление — вторая композиционно-речевая часть пропо­веди. Цель вступления состоит в подготовке аудитории к воспри­ятию пастырского слова, в установлении контакта между пасты­рем и прихожанами, поэтому нередко проповедник начинает свое слово с обращения к аудитории, которое является языковым средством выражения социального и эмоционального отноше­ния говорящего к слушателям.

Наибольшую частотность в слове пастыря имеет традици­онное для Православия обращение братья и сестры и его уточ­няющие и экспрессивные модификации, например: …привет­ствую вас/ дорогие мои братья и сестры/… (3F); …мы с вами/ дорогие братья и сестры/ вот уже/ скоро день/ как вступит в дни строгого Успенского поста/… (37D).

Кроме того, по нашим наблюдениям, в проповедях воз­можны употребления иных форм обращения, которым отдают предпочтение некоторые пастыри. Так, для духовных наставле­ний архимандрита Иоанна (Крестьянкина) характерно исполь­зование устаревшей формы друга и субстантивированного прила­гательного дорогие, например: …други наши/ пройдет/ всего не­сколько дней/ и мы с вами увидим/ ощутим/ преобразующий/ буд­ни нашей жизни/ свет великого праздника/ Рождества Христова/ … (22Н); Дорогие наши/ други наши/ чада Божии/ дети святой Православной Церкви/ сегодня особый день/ день/ торжества Православия/… (24Н); Дорогие наши други наши/ ныне чаще чем когда-либо/ за все время жизни моей/ а это немало лет/ слышит­ся вопрос/как жить/… (25Н). Семантика приведенных обраще­ний к прихожанам, которая в толковых словарях определяется как выражение приязни9, позволяет передать доброжелательное отношение субъекта речи к адресату.

Наряду с православно-христианскими обращениями, Бело­ве пастыря возможны и иные номинации второго участника ком­муникации, принятые как норма в определенных ситуациях об­щения. Вот, например, как обратился к собравшимся Святейший Патриарх Алексий II в своем Слове на Пасхальной вечере в Хра­ме Христа Спасителя 14 апреля 1996 года: …Христос воскресе/ преосвященные архипастыри/ Ваше Превосходительство/ Госпо­дин Президент Российской Федерации/ Борис Николаевич/ члены Правительства России/ депутаты/ палат/ Федерального собра­ния/ господин мэр/ города Москвы/ и члены правительства горо­да/ многоуважаемые гости/ дорогие отцы/ братья/ и сестры/ радость праздника/ святой Пасхи/ снова/ пришла к нам/… (19L).

Особенно часто сочетания стилистически неоднородных об­ращений встречаются в проповедях, адресованных массовому слу­шателю, — в телевизионных и радиопередачах. Сравним зачин / 1/ Сретенской проповеди митрополита Волгоградского и Камы­шинского Германа, прозвучавшей в передаче Волгоградского те­левидения «Благовест», и зачин /2/ Слова о Сретенье Господ­нем, с которым настоятель храма св. Филиппа отец Марк обра­тился к аудитории в программе «Мир вашему дому» Российского телеканала: /1/ Во имя Отца/ и Сына/ и Святаго Духа/ привет­ствую вас/ дорогие мои братья и сестры/… (3F); /2/ Доброе утро/ дорогие братья и сестры/ доброе утро/ дорогие … и ува­жаемые телезрители/мир/ вашему дому/… (4J). Во фрагменте / 1/ Владыка Герман, обращаясь к телезрителям, использует тра­диционное для Православия приветствие братья и сестры, как бы ограничивая круг своих слушателей теми, кто входит в со­борное братство верующих во Христа. Во фрагменте /2/ о. Марк наряду со стилистически оправданным для духовного наставле­ния обращением братья и сестры употребляет обусловленное ви­дом коммуникации и вследствие этого тоже уместное в звуча­щей с телеэкрана проповеди обращение уважаемые телезрители, что позволяет проповеднику расширить рамки своей аудитории и пригласить к общению не только тех, кого он называет брать­ями ьо Христе, но и всех желающих.

Вступление пастырского слова может быть простым и кос­венным. В простом вступлении проповедник ограничивается фор­мулировкой цели и содержания речи. Примером вступления та­кого типа может служить начало проповеди архимандрита Иоан­на (Крестьянкина) О праотцах: …пройдет/ всего несколько дней/ и мы с вами увидим/ ощутим/ преобразующий … будни нашей жизни/ свет/ великого праздника/ Рождества Христова// Цер­ковь/ возгласит о явлении миру/ света разума/ рождением Хрис­та// время и вечность/ Бог и человек/ соединились/в день Рожде­ства Христова/ воедино/ в поток/ жизни/ во Спасение/ и день этот/ настолько велик/ что святая Церковь/ положила к нему/ длительное приготовление/ сорокадневным постом/ и пятиднев­ным/ празднеством/… / и вот …в два последних/ предпразднич­ные/ воскресенья/ святая Церковь/ молитвенно вспоминает/ свя­тых праот1цев]/ и святых от[цев// BemxfaeoJ Завета/ кои при­няв/ обетование грядущего искупления/ терпеливо/ и трудолюбив/ и неустанно/ шли ему навстречу/ становясь/ соучастниками/ в великом деле/ спасения мира/ и недаром сегодня/ в Святом Еван­гелии/ звучит/ перечень/ имен/родословной/ Спасителя мира Хри­ста/ … / и нам сегодня с вами/ други наши/ особенно важно/ не просто услышать… перечень имен/прозвучавших/ в Святом Еван­гелии/ но за каждым именем/ увидеть/ жизнь человека/ с его делами/ и подвигами/ коими/ он и сподобился/ нетленный слабый/ и вошел в историю мира/ добрым делателем/ и только … при таком восприятии/ станет для нас очевидным/ что величие/ че­ловеческой жизни/ определяется только/ мерой/ исполнения/ че­ловеком/ воли Божией/… (22Н).

Простое вступление может также сводиться к обозначению темы литургического слова, например, через напоминание слу­шателям о приближающемся или наступившем празднике Пра­вославной Церкви. В этом случае во вступлении могут даваться разъяснения смысла названия праздника, как весьма лаконич­ные, так и довольно пространные. Сравните, например, вступи­тельные фрагменты из проповедей на Сретенье /1/ митрополита Волгоградского и Камышинского Германа и /2/ настоятеля хра­ма св. Филиппа о. Марка: /1/ …сегодня/праздник Сретенья Гос­подня// это значит встреча с Господом/… (3F); /2/ …наверное вы знаете/ о том что … сегодня большой праздник/ у Русской Православной Церкви/ этот праздник именуется Сретенье// и вот само … определение этого праздника/ Сретенье/ собственно и раскрывает … его … сущность/ Сретенье/это не что иное/как встреча/ только не надо полагать/ что это встреча зимы с ле­том/ как многие почему-то так сказать довольствуются вот таким определением/ праздник Сретенья/ это праздник/ имею­щий гораздо большее значение/ и причем/ достаточно интересную историю/… (4J).

Кроме того, в простом вступлении может формулировать­ся, нередко в афористичной форме, основная мысль пастырско­го слова, связанная с каким-либо постулатом Православного ве­роучения и получающая свое развитие и обоснование в последу­ющих композиционных фрагментах проповеди. Такова, напри­мер, вступительная часть Слова на Пасху архимандрита Кирилла (Павлова): …поуложению Церкви/праздник … светлого/Христо­ва воскресения/ является праздником всех праздников/ и торже­ством всех торжеств/ светлое Христово воскресение/ есть … торжество и утверждение нашей христианской веры/ торжество/ нашей христианской надежды/ и утверждение/христианской люб­ви/ торжество и утверждение/ всего доброго/ светлого и свято­го/ дорогого для нас/… (36D).

В отличие от простого косвенное вступление представляет собой небольшую историю, которая исподволь помогает аудито­рии настроиться на восприятие темы. Таким образом строит, на­пример, протоиерей Александр (Шаргунов) вступление в своем Слове о жизни и смерти: Христос воскресе/при отпевании бла­женного епископа Иоанна Максимовича/ нашего современника/ литургийного чудотворца/ было у всех ощущение пасхальной радо­сти/ и такое мы знаем/ бывает нередко/ не только с великими праведниками/ одна прихожанка/ старая бабушка/ рассказываю/ как убили ее мужа/ в Великую Отечественную войну/ она увидела его во сне/ среди страшного взрыва/ все потом подтвердилось/ и он сказал/ не плачь/мне хорошо/ молодой мужчина рассказывал о своей дочери/ маленькой девочке/ которую сбила на улице маши­на/ ужас охватил его/ когда ее увезли на скорой в больницу/ но потом вдруг все заполнила благодатная уверенность/ что все с ней хорошо/ он уже не думал/ что она в реанимации/ вместо этого/ наступила легкость/ и ясное чувство/ что его дочь уже в блаженном покое/ будущей жизни с Господом/ священнику/ во время отпевания/ часто приходится слышать/ подобные свиде­тельства/ к сожалению/ не всегда подобные/ иногда человек исче­зает/ как будто проваливается в пустоту/ а особенно когда вся жизнь без Бога без Церкви/ а в храм плачущие родственники/ привозят/ только мертвое тело/ но бывает благодатная уверен­ность/ когда становится очевидным/ что смерть не закрытая дверь/ но дверь/ ведущая в жизнь/ бесконечно более прекрасную/ чем мы можем представить здесь/… (27С). Как видно из приведенного фрагмента, о. Александр (Шаргунов) начинает свое духовное наставление с цепочки небольших историй, позволяю­щих ему сформулировать главный тезис проповеди.

Следующую за вступлением 3-ю часть пастырского слова мы называем информативно-повествовательной, поскольку в ней все­сторонне раскрывается тема проповеди. Для достижения этой цели современные проповедники используют разнообразные способы и приемы изложения: повествование, описание, рассуждение.

Повествование, как известно, представляет собой основан­ный на хронологическом принципе рассказ о событиях, фактах, явлениях. Круг сюжетов и действующих лиц, описываемых в повествовательных фрагментах пастырского слова, весьма разно­образен. Повествования Moiyr содержать рассказ о событиях Свя­щенного Писания. Например, в Проповеди об истинном посте архимандрит Кирилл (Павлов) обращается к истории пророка Давида и его сына Авессалома …любовь в сердце/все покрывает/ все недостатки/все слабости/ …/вот например/можно привес­ти/ из Ветхого Завета/ жизнь/ пророка Давида/ Давид/ был чело­век/ весьма любвеобильный/ обладал даром любви/ и когда/ возму­тился против него/ его собственный сын Авессалом/ который умыслил/ именно захватить власть/ и погубить своего отца/ради … властолюбия/ то вот все это/ пророк Давид/ перенес/ очень спокойно/ он/ по отношению к своему сыну/ не произнес/ ни од­ного/ укоризненного слова/ и даже после того когда военачальни­ки Давидовы убили Авессалома/ то пророк Давид/ как дитя пла­кал о своем сыне/ Авессалом/ Авессалом/ сын мой/ не помня зла/ которое причинил/ ему/ его собственный сын/… (37D).

В форме повествования могут излагаться в пастырском сло­ве события из жизни святых, подвижников, великомучеников Православной Церкви. Например, о. Артемий (Владимиров) в своей проповеди обращается к следующему эпизоду пастырского служения святителя Спиридона: …множество чудес сотворил свя­титель Божий/ но одно из них/ наиболее близко/ сердцу право- огавного христианина/ однажды войдя … в селение/ он увидел/ одиноко стоящую церковь/ в которой никого не было/ он зашел в нее/ и приказал/ зажечь/ все светильники/ и когда началась служ­ба Божия/ дьяк/ присутствующий за богослужением/ с удивлени­ем слышал/ что на возгласы/ прославляющие Святую Троицу/ до­носится/ ответ/ небесного/ ангельского хора/ и это пение/ было слышно и дальним/ находивиишся вне церкви/ и именно это пе­ние/ собрало/под своды храма Божия/народ … божий/который молился/ вместе со своим пастырем/ который соборно/ прослав­лял/ Святую/ Троицу/… (12W).

Используя повествовательную форму, проповедник может делиться своими жизненными наблюдениями, рассказывать о людях, с которыми ему приходилось встречаться, например: …можно не выходя из дома/ осенить крестом/ дорогу/ во имя Отца и Сына/ и Святаго Духа/ как-то я в машине еду однажды/ выезжаю из монастыря на дорогу/ и осеняю крестом/ а у меня спрашивают/ Батюшка/ на какое расстояние/ это благословение крестом действует/ и мне пришлось сказать/ на то на расстоя­ние/ на которое я еду/ благословляя мысленно/ до Москвы/ пото­му что я туда еду/ ши до другого города/ и Божие благословение/ на это место/ действует/ потому что для благословения крест­ного/ нет расстояния/ как для любви нет расстояния/ так и для благодати нет расстояния/…(34С).

Основу повествования в проповеди могут составлять рас­сказы о случаях из жизни прихожан или знакомых проповедни­ка, например: …в мире существует смерть/ чтобы через нее мы учились Христовой любви/… / никогда Бог не бывает нам столь близким как в смерти/ один знакомый/ рассказывал мне/ про сво­его друга/ как умер его отец/ и он сказал/ что он неверующий/ и хочет похоронить его/ по-человечески/ не надо никаких панихид/ отпеваний и молитв/ и когда гроб привезли в крематорий/ и при­шло время последнего прощания с покойником/ все почтительно отступили/ чтобы дать сыну побыть у гроба наедине/ была длин­ная пауза/ и вдруг он зарыдал с криком/ ради Бога/ есть тут хоть кто-нибудь/ кто умеет молиться/ были пасхальные дни/ и мой знакомый церковный человек/ тихонько запел/ Христос вос- кресе из мертвых/ смертию смерть поправ/ и все стоящие там/ не очень уверенно/ стали подпевать ему/ я не знаю/ как измени­лась жизнь этого человека/ но наверное это было началом нового пути/… (27Е).

В проповедях возможны также повествования о событиях, происходивших в действительности, без указания имен их конк­ретных участников, например: …это отречение может быть и таким/ как было оно у одного очень ученого/ весьма образованно­го/ богословски/ человека/ однажды/ его спросили/ как он/ такой просвещенный/ такой образованный человек/может верить в Бога/ неужели Вы правда верите во Христа/ да ответил он/ но не фа­натично/ это означало/ что вера его/ сама собой/ а мир/ само собой/ одно другого не касается/ мир может не беспокоиться/ он не доставит никаких неприятностей/ своей верой этому миру/ он не потревожит мир ничем/ чтобы заставить уважать/ те смут­ные принципы/ на которых зиждется его вера/ нам нужно абсо­лютно ясно увидеть/ что мы тогда только верующие/ когда мы опьшчаемся от мира/… (31Е).

Наконец, проповедник может раскрывать свою мысль, по­вествуя о вымышленном событии, например: …а когда с Богом/ то все хорошо/ и конечно// нельзя допустим делать так/ как мно­гие говорят/ а Бог не допустит/ ничего не будет/ сел допустим в машину/ на край борта/ ему говорят нельзя/ а ничего/ Господь меня сохранит/ а тут и Господь не сохранит/ надо везде иметь рассуждение и разум/ на Бога надейся/ и сам не плошай/… (39С).

Отличительной чертой повествования как способа изложе­ния в проповеди является его драматизация, при которой в моно­логическое слово священника включается прямая речь тех, о ком он рассказывает. Это делает повествование более выразительным и позволяет усилить воздействующий эффект литургического слова священника. В качестве примера приведем фрагменты/1/ Слова в неделю седьмую по Пасхе протоиерея Александра (Шар1унова) и /2/ Проповеди о молитве Иисусовой архимандрита Амвросия (Юра­сова): /1/ …помним мы с вами рассказ/ о преподобном Агафоне/ древнем святом/ которого отцы решили испытать/ в его смире­нии/ и пришли и начали обличать его во множестве его мнимых грехов/ Он со смирением говорил/ воистину/ так отцы/ я грешен в этом/ помолитесь за меня/ чтобы Господь простил меня/ они на­зывали самые тяжелые грехи/ которые для монаха невозможно и слышать/ а потом добавши/ а еще говорят/ что ты еретик/ и тогда преподобный Агафон/ сказал им поклонившись/ простите/ отцы/ноя не еретик/я православный человек/твердо это испове­дал/ и не отрекся/… (32Е); /2/ …в Почаеве/я когда исповедовал пять лет/ и одна женщина подошла сама почаевская/ и говорит батюшка/ как мне научиться читать молитву Иисусову/ ей не­множко сказал как/ поначалу/ она читала по сто раз/ потом каж­дый день по пятьсот/ через месяц/ стала читать и по тысячу/ и так/ постепенно постепенно/ и она дошла до восьми тысяч/ чи­тая каждый день/ вставая утром в пять часов/ с молитвой Иису­совой/ и приходила в храм с молитвой Иисусовой/ и ложилась спать с ней/ я спрашиваю ее / а как ты считаешь/ она говорит/y меня четочки/ на сто/ она узелков/ навязала/ а можно и бусы/ я гово­рит/ брала бобы/ в один карман/ прочитаю сто раз/ из одного кармана/ перекладываю в другой/ вот таким путем говорит/ я считаю/молитву Иисусову/… (38С).

Другим способом изложения в информативно-повествова­тельной части проповеди является описание. Как извест но, опи­сание представляет собой характеристику явления через перечис­ление его свойств, качеств, особенностей. Чаще всего описание используется в проповеди фрагментарно при отображении сущ­ности понятия, передаче особенностей события, воспроизведе­нии отдельных признаков предмета. Так, например, архиманд­рит Кирилл (Павлов), рассказывая в Слове на Пасху о христи­анской любви, следующим образом описывает ее проявления:

.. .любовь/ особенно истинно христианская/ требует/ от христиа­нина/ больших жертв/ большого самоотречения/ подчас и великах опасностей/ самопожертвования/ дать миру/любовь к Богу/ тре­бует/ величайшей любви Бога/ сердцем и душой/ чтобы все свои силы души/ посвятить но служение Богу/ требует самоотрече­ния/ и пожертвования/ а готовность пожертвовать жизнью/ради … славы имени Божия/ ради святой веры/ ради закона Божия/ любовь к ближнему/ требует неустанных трудов/ попечения/ об его вечном спасении/ а также и о благополучии/ его телесной жизни/ также требует/ готовности/ и пожертвовать и своим имуществом/ и жизнью/ ради блага духа/ вот каковы/ жертвы/ которые требует любовь/.. (36D).

Митрополит Антоний (Сурожский) в проповеди О молитве Господней, говоря о своем восприятии «Отче наш…» — важней­шей христианской молитвы, — тоже использует описание как способ изложения: …мне она представляется/как бы/разделен­ной на две части/ в первой/ призывание/ Отче наш/ затем три прошения/ эти три прошения/ ясно/ представляют собой/ мо­литву// сыновства/ но не относительного сыновства/ как мы/ то есть/мы блудные дети/ нашего Небесного Отца/ мы колеблю­щиеся/ ищущие/ а это слова/ которые только мог сказать совер­шенный человек/ который есть совершенный Бог/ это молитва/ сыновства/ в полном смысле этого слова/ а затем/ идут проше­ния/ которые/ как мне кажется/ к этому сыновству ведут/ или/ которые для нас могут служить/ путеводной звездой/… (26V).

Наряду с повествованием и описанием в духовных настав­лениях используется и рассуждение. Проповедники обращаются к нему при обосновании какого-либо постулата, положения, мысли. Этот способ изложения являет собой цепочку определе­ний, суждений, умозаключений, логика построения которой позволяет раскрыть внутреннюю связь понятий, событий, пред­метов. В качестве примера приведем фрагмент из духовного на­ставления митрополита Калининградского и Смоленского Ки­рилла, который, рассказывая слушателям о прощальной беседе Иисуса Христа с учениками и о Его молитвенном обращении к Богу Отцу на Илионской горе, так рассуждает о смысле жизни человеческой: …в чем смысл/ жизни/ в чем смысл бытия/ ведь ответ на эти вопросы// определяет строй жизни/ каждого чело­века/ определяет систему ценностей/ в которой человек помеща­ет себя/ а от этого зависит/ какой будет жизнь личности/ се­мьи/ общества/ государства/ всей человеческой цивилизации/ так в чем же// смысл/ бытия/ в чем// смыы/ жизни/// и Господь отвечает/ словами/ молитвы/ в чем/ смысл/ жизни/ он в том/ что … жизнь/ вечна/ жизнь/ никогда не прекращается/ и приняв этот/ смысл жизни/ совершенно очевидно/ что каждый человек/ должен найти/ и некую цель/ своего/ земного/ бытия/ и эта цель/ не может быть сиюминутна/ она не может быть обращена/толь- ко/ к этому/ историческому/ краткому/ мгновению нашей зем­ной/ жизни/ подлинной целью/ человеческого бытия/ должно быть нечто/ что открывает … человеку/вечную жизнь/… (ЮР).

За информативно-повествовательной частью проповеди сле­дует назидательно-интерпретирующая часть, или нравственное приложение. Граница между информативно-повествовательной частью и следующим за ней интерпретирующим фрагментом про­поведи обычно четко обозначается сменой речевой модальности: волхвы/ от востока пришли/ они увидели необыкновенную звез­ду/ которая привела их в Вифлеем/ и они принесли/ богомладенцу Христу/ свои дары/ золото/ ливан/ и смирну/ так произошло// Рождество Христово/ то событие/ которое мы сегодня/ с вами/ торжественно/ готовимся отметить/ начинается/ христианс­кая эпоха/ с пришествия в мир/ Спасителя мира/ второе лицо Святой Троицы/ принте плоть человеческую/ жило среди людей/ оставило … учение/святое Евангелие/которое всем нам/указы­вает путь/ жизни/ как надо жить/ ибо Гэсподь/ Спаситель/ для нас/ является … путем/ истинным/ к жизни/ и мы должны сле­довать учению Христа Спасителя/ и здесь беспредельная возмож­ность для совершенствования/ Христос Спаситель сказал/ будь­те совершенны/ как Отец ваш Небесный/ совершен есть/ и мы должны совершенствоваться/ должны возрастать о Господе/ должны украшаться добрыми делами христианской жизни/ мы должны любить Бога/ всем сердцем всею душою/ всем помышле­нием своим/и ближнего своего/любить/как самого себя/… (1L). Приведенный фрагмент из Рождественской проповеди Святей­шего Патриарха Алексия П показывает, что на смену индикатив­ным глагольным формам, господствующим в информационно­повествовательной части духовного наставления, приходят фор­мы ирреальных наклонений — побудительного и долженствова- тельного.

Назидательно-интерпретирующая часть пастырского слова является отражением его учительной направленности, дидакти­ческого характера. Здесь содержатся объяснения евангельских со­бытий, поступков и речений действующих лиц библейской ис­тории, комментируются отдельные фрагменты текстов Священ­ного Писания, например: …наступает Великий пост// и чтобы люди знали/ куда им/ возвращаться/ какую цель/ перед собой ста­вить/ Церковь предлагает нам/ поразмышляюь/ как раз вот над этим событием/ изгнания/ из Рая/ наших прародителей/ чего они лишились/ а чего они лишились/ то нам с вами/ при помощи Гос­пода Иисуса Христа и Его святой Церкви/ предлагается/ снова/ воспринять/ и для этого/ нужно только/ иметь/ веру/ в Бога/ и/ согласиться/ жить/ по воле/ Божией/ чтобы выйти/ из рабства/ подумать о преклонности ко греху/ и подчиненности своей/ дья­волу/ и смерти/… ( 11F); …вот в этих словах/весь смысл/ Нового Завета/ весь смысл/ истинного/ религиозного/ взгляда на жизнь/ жизнь вечная/ она не ограничивается земным бытием/ и чтобы войти в обладание/этой жизни/ надо знать Бога/ а Бога узнать/ невозможно/ как через посланного Им/ Иисуса Христа/ через Хри­ста/ мы открывает Бога/ через общение с Богом/ входим в жизнь .. вечную/ наследуем эту жизнь/ достигаем подлинной/ и конеч­ной цели/… (ЮР).

Эти комментарии канонических текстов сопровождаются в интерпретирующей части проповеди разъяснениями-рекоменда­циями, в которых изложенные библейские события, поступки действующих лиц Священной истории трактуются пастырем как руководство к действию, как образец для подражания. Приведем в качестве примера фрагменты /1/ проповеди архимандрита Ки­рилла (Павлова) Об истинном посте и /2/ Слова о любви к Богу митрополита Калининградского и Смоленского Кирилла: /1/ …нам даны/ Христом/ две основные заповеди/ это/ любить Бога/ всем сердцем/ всей душою/ всем своим существом/ всем разумением/ и ближнего своего/ как/ самого себя/ нет больше/ других заповедей/ поэтому дорогие/ во Христе братья и сестры/ вот/ и/ напоми­наю/ вам и себе/ как раз вот в наступившие/ дни/ Успенского поста/ да/ помимо того что/ внимание надо/ обращать и/ на/ внешние/ телесные/ говения воздержания/ а главным образом/ надо внимание обратить/ на свое/ внутреннее состояние/ вот на стрем­ление/ того/ порочного/ нашего состояния/ вот на стремление/ того/ порочного/ нашего состояния/ когда мы помним/ что нам/ в себе/ распять/ вот всякое такое самолюбие/ превозношение/ тщеславие/ эгоизм/ гордость/ и/ стараться именно/ стяжать/ такое снисхождение/милосердие/любовь к ближнему/ без этого/ и/наше говение/нам/не принесет/нам/долгого/успеха… (37D); /2/ …какие замечательные слова/ да/ они обращены конечно к ученикам/ Спасителя/ но ведь и мы/ те кто принимает/ слова/ Гиспода/ Его ученики/ значит и к нам/ обращено это слово/ му­жайтесь/ Я победил/мир/ да вам трудно/ да любовь часто разби­вается/ о человеческое/ недоброжелательство/ добро/ о зло/ вер­ность/ о предательство/ единство/ о разделение/ как много разо­чарований/ скорби/ как много болезней/ но стойте/ стойте на своем/ и помните/ что Я/ победи! мир/ вот чему/ учат нас/ заключительные слова Спасителя/ обращенные/ к Его/ученикам/ … (ЮР).

Активная, убеждающая направленность интерпретирующей части проповеди находит языковое выражение в высокой час­тотности конструкций с модальными значениями долженствова­ния, возможности, устремленности к действию. Так, семантика долженствования, преобладающая в этой части православной проповеди, может передаваться с помощью модальных предика­тивов должен, надо, необходимо в сочетании с инфинитивом: …и поэтому/ в минуты одиночества и боли мы должны обращаться к нашему Отцу Небесному через Христа/ и просить у Него укре­пить нас так как две тысячи лет назад Он/ Он/ Христос/ просил Бога/ Отца/ укрепить Его/ … / и мы так же должны вести себя/ оставаться с Богом всегда/ просить Его о помощи/ в лю­бых/ самых странных/ самых отчаянных/ и страшных ситуациях/ с Христом мы не одиноки/… (2G); …и так перед сном/ должны прочитать вечерние молитвы/ Бога поблагодарить за все/ и ког­да ложимся спать/ должны осенить крестом окна/ Во имя Отца и Сына/ и Святого Духа/ и двери/ и свою постель/… (34С), …вот и нам надо/ не пассивно относиться к нашей вере/ а активно/ просить Господа/молиться Ему/ чтобы Он … сам/ вошел в нашу жизнь/… (3F); …во избежание вот всего этого/ такого исхода/ необходимо/ постоянно/ очищать/ свою/ душу/ от/ от различ­ных страстей/ которые живут/ и/ воюют/ в нашей/ в нашей душе/ укреплять/ свою душу/ нравственно/ тем самым/ и/ да­вать ей/сшгы/для борьбы/с искушениями/… (35D).

В значении некатегоричного императива употребляются в интерпретирующей части пастырского слова и формы простого и сложного будущего времени: …будем любить/ нашу христианс­кую святую веру/ дорожить ею/ и стараться свою жизнь/ на­правлять/ по этой вере/ и помня то что воскресение Христово есть утверждение нашей надежды/ будем надеяться/ и все тру­ды/ скорби/ и лишения/ … / будем с радостью переносить/… (36D); …вот дорогие мои братья и сестры/ вооружившись на … брань/ против всякой скверны и греха/ этими аювами апостола Павла и Господа нашего Иисуса Христа/ простим/ друг другу/ примирившись друг с другом/ с собой в своей совести/ и с Богом/ начнем подвиг поста/… ( 11F).

Семантика возможности, наряду с модальностью должен­ствования доминирующая в интерпретирующей части пропове­ди, эксплицируется в речи духовного пастыря с помощью форм сослагательного наклонения: …конечно хотелось бы/ чтобы все мы/ все-таки// сохранили в себе замечательное вот это каче­ство/ человеческое достоинство/критерии человеческие/веру … в Бога/ в справедливость/ в искренность/ в любовь/ в добро/ и что­бы это/мы пронесли через всю жизнь/… (4J); …а мы бы/ предос­тавили Ему место/ жить у нас в сердце/ в нашем сознании/ в нашем/ отношении/Христовой любви/… (3F).

Пятая часть проповеди, заключение, обычно невелика по объему и содержит краткие выводы-обобщения из всего сказан­ного: .. действительно/ жизнь без Бога/ становится суетой/ не­ким дьявольским поспешением/ круговертьем/ в котором человек теряет систему жизненных ориентиров/ второстепенное прини­мает за главное/ а главное навсегда теряет из виду/ если хотите жить/ если хотите иметь жизнь/ и жизнь с избытком/ верьте в Бога/ и в посланного им/ Иисуса Христа/ (5Р); …путь единства труден/ на этом пути много соблазнов/ много видим ошибок/ а может быть даже и заблуждений/ но это единственный путь/ идя по которому/христианин/ последователь Спасителя/ может ответить/ и отвечает/ на обращенную к нему/ заповедь/ о един­стве/ всего/ наследия/ Христова/ ( ЮР); …священные песнопения/ говорят нам/ не уподобимся врагам креста Христова/ боготворя­щим чрево/ и то что ниже чрева/ и не будем служителями греха/ а наоборот/ отвергая излишние заботы/ и смиряя себя постом/ будем помнить/ что пост/ это не самоцель/ а средство/ для того чтобы/ покорить гыоть духу/ тогда/ человек весь спасется/ и по плоти/ и по душе/ и по духу/ а если наоборот плоть восстанет на дух/ и поработит его, поработит наше духовное начало/ тогда весь человек погибнет/ но да не будет сего/ ( 11F).

По нашим наблюдениям, заключение в проповеди является ее эмоциональной вершиной и поэтому часто завершается слова­ми священного Писания или молитвой: …с Христом/мы не оди­ноки/ везде/ в семье/в политике/ в быту/ в личных отношениях/ в дружбе/ в любви/ Он/ наша надежда/ Он наша правда/ Он наша истина/ Он наша/ жизнь/ Он/ хлеб живой/ Он Спаситель мира/ и оправдание наше/ для всех нас/ для всех абсолютно/ и потому дай нам Господи/ Твоей любви/ в годину горькую/ в час испытаний/ и еще Гэсподи/ дай нам об этом особенно прошу Тебя Твоей мудро­сти/ мудрости Твоей/ укрепи нас/ чтобы сквозь слезы боли мы могли увидеть Твое лицо/ лицо Спасителя/ увидеть/ как увидел раскаявшийся разбойник которому ты сказа.г/ будешь со Мной в раю/ дай нам Господи этого разумения/ этой высшей мудрости/ этой небесной Твоей благодати/ спаси и помилуй нас/ Об этом я/ молю сегодня во имя Тебя/ Христа/ Господа нашего/…(2G); …и закончу я слово мое/ словами/ того же/ святителя Игнатия Брян­чанинова/ это его/ доподлинные слова/ изгнанники рая/ не для увеселений/ не для торжества/ мы находимся на земле/ но для того/ чтобы верою/ покаянием/ и с крестом/убить/убившую нас смерть/ и возвратить себе/утраченный/ рай/ Господи/умножь в нас веру/ буди Господи/… (14Н); …поэтому дорогие братья и сес­тры/ бодрствуйте еще раз говорю/ трезвитеся/храните свою пра­вославную веру/ в распятого/ и воскресшего/ Господа нашего/ Иису­са Христа/ а наипаче/ почаще/ так в своем в своем сердце/ произ­носите/ Иисусе/ Сыне Божий/ помяни нас/ и да приидеши/ на Царствие Твое/… (35D).

Последняя часть проповеди — окончание — так же, как и зачин, содержит молитвы. Только теперь это принятые в право­славной Церкви заключительные молитвенные формулы: «Аминь!»; «Да будет так!», «Христос восресе!». В некоторых про­поведях они даются в сочетании со сдавлениями, например: …Богу нашему слава/ во веки/ аминь/ (37D).

В завершающую часть пастырского слова могут также вклю­чаться пожелания слушателям: …вот собственно/ и все/ что я хотел сказать/ храни вас всех/ Господь/ дай Бог вам/ успехов/ терпения/ в исправлении/ своих/ своих недостатков/ и своих оши­бок/ мир вам/ и вашему/ дому/ (8J).

Таким образом, композиционная структура современной православной проповеди включает шесть частей, каждая из ко­торых отличается составом языковых средств, спецификой рече­вых форм и способов изложения.

Прохватилова О.А. Композиционно-речевая структура современной православной проповеди // Мир Православия: Сборник научных статей. Волгоград, 2002. Вып. 4. С. 335-351.

СВИРИДОНОВА B.П., Бухонкина А.С. Фразеологические единицы религиозного содержания в свете лингвокультурологии

ПРОХВАТИЛОВА О.А. Современная православная духовная речь и русский риторический идеал

Примечания

  1. Например, в «Руководстве к церковному собеседованию, или Гоми­летике» 11. Фаворова называется 5 возможных форм проповедания, каж­дому из которых предписывается соответствующий состав Так, оюво как форма церковного собеседования, посвященная раскрытию с полно­той и точностью одного из положений Православного вероучения, долж­но иметь, по рекомендации Н. Фаворова, следующую структуру: I) текст (изречение из Священного Писания wiu богослужебной книги); 2) вступ­ление (комментарий к тексту); 3) предложение (указание темы); 4) раз­деление (указание главных сторон предмета речи и его раскрытие в об­щих чертах); 5) исследование (подробное аналитическое или историчес­кое раскрытие предмета с использованием святоотеческих толкований); приложение (ближайшее приложение к слушателям того, что заклю­чается в исследовании); 7) заключение (обобщение сказанного и молит­венное обращение как наилучшее окончание речи). В опыичие от слова другая форма церковной проповеди— беседа, представляющая собой, по определению И Фаворова, «всякое церковное поучение, имеющее характер изъяснения данной материи и простого собеседования о разных предме­тах», — должна состоять из двух частей: изложения и нравственного приложения. См.: Н. Фаворов. Руководство к церковному собеседованию, или Гомилетика. Киев, 1858. С. 83—170.
  2. Настольная книга священнослужителя: В 8 т. Т. 5. М., 1986. С. 22; см. также: En. Полоцкий и Глубокский Феодосий. Гомилетика: Теория церковной проповеди. Сергиев Посад, 1999 С 106—110 В гомилетике существует и понятие идеологической композиции проповеди. Оно было предложено профессором-протоиереем А. Бетелевым в Курсе академичес­ких лекций по теории и практике церковно-православного проповедни­чества, читавшемся в 40-е годы XX века в Московской духовной акаде­мии. Прот. А. Ветелевутверждал, что слово пастыря должно воспроиз­водить своей структурой покаянное переживание проповедника через отражение идеи распятия и воскресения со Христом, Для этого в основу внутреннего строения литургической речи священнослужителя должен быть положен «принцип чаши». Сущность этого принципа раскрывает­ся А. Бетелевым в комментариях к проповеди, посвященной теме молит­вы. Предлагая следующий план проповеди: «1. Почему нам нужно мо­литься ? 2. Что такое молитва ? 3. Как мы относимся к молитве и поче­му? 4. Куда нас приведет жизнь без молитвы ? 5. Чему нас учат примеры святых? 6. Как и когда мы должны молиться? 7. Заключение — молит­ва-призыв», профессор-протоиерей пишет: «Слевой стороны чаши к нам как бы спускается слово Божие, чтобы просветить, обновить и подвиг­нуть к возрождению ( 1, 2-й пункты плана). Слово Божие вскрывает всю тяжесть и гибельность нашего греховного положения (3, 4-й). Пробуж­денный примером святого наш дух начинает восходить к надежде (5, 6-й), и напряжение души разрешается молитвой (7-й пункт плана)». См.: Ветелев А., свящ. Курс академических лекций по теории и практике цер­ковно-славянского проповедничества. Загорск-Москва, 1949. С. 167—168.
  3. См.: Аристотель. Риторика // Античные риторики. М., 1978. С. /51— /64; Ножин Е.А. Основы советского ораторского искусства. М., 1971. С. 133; Кохтев Н.Н. Риторика. М., 1994. С. 102; Волков А.А. Курс русской риторики. М. 2001. С. 232—279.
  4. См. : Виноградов В. В. Стилистика художественной литературы / / Проблемы русской стилистики. М., 1981. С. 192; Кожин А. И., Крылова О.А., Одинцов В. В. Функциональные типы русской речи. М., 1982. С. 135— 142; Ивакина Н.Н. Культура судебной речи. М.,1995. С. 74—84.
  5. Толковый православный молитвослов. Новосибирск, 1995. С. 9.
  6. Настольная книга священнослужителя… С. 23.
  7. Примеры даются по расшифровкам магнитофонных записей про­поведей, прозвучавших в православных храмах Волгограда; во время те­левизионных трансляций праздничных богослужений из храмов и соборов Москвы; в телевизионных передачах центрального телевидения «Слово пастыря», «Месяцеслов», «Мир вашему дому», «Возвращение к Богу» и вол­гоградского телевидения «Благовест», «Свеча»; в телевизионных филь­мах «Благая весть», «Светлое Христово воскресение», «Слово о церкви Иоанна Предтечи». Кроме того, анализу подвергались магнитофонные записи духовной речи, сделанные во время литургии в раз/шчных храмах и монастырях России, а также в студийных условиях для Духовного кон­цертного лектория «Свет Христов просвещает всех». Наша фонотека включает более сорока проповедей, произнесенных 15 священнослужите­лями, среди которых Патриарх Московский и всея Руси Алексий 11, мит­рополит Калининградский и Смоленский Кирилл, митрополит Антоний (Сурожский), митрополит Волгоградский и Камышинский Герман, архи­мандрит Иоанн (Крестьянкин), архимандрит Кирилл (Павлов), архиман­дрит Амвросий (Юрасов), протоиерей Александр (Шаргунов), отец Арте­мий (Владимиров), отец Михаил (Моргулис), настоятель храма св. Фи­липпа (Москва) отец Марк.
  8. Цифрой и литерой которые ставятся в круглых скобках node при­мера, обозначается порядковый номер текста проповеди и индекс диктора.
  9. См., например: Словарь русского языка: В 4 т. /АН СССР, Ин-т рус. яз.; Подред. А.П. Евгеньевой. М., 1987. T 1. С. 433.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий