Ветхозаветная экзегетикаДогматическое богословиеЗаболотный Е.А.Калинин М.Г.Кирилл Александрийский свт.Переводы святоотеческих творенийФеодор (Юлаев) иером.

ФЕОДОР (ЮЛАЕВ), иером., ЗАБОЛОТНЫЙ Е.А., КАЛИНИН М.Г. Святитель Кирилл Александрийский Ответы Тиверию диакону с братией

УДК 276 (801.82)

Перевод с сирийского и примечания Е. А. Заболотного, М. Г. Калинина

Перевод с древнегреческого, предисловие и примечания иеромонаха Феодора (Юлаева)

Аннотация

Публикуемый в русском переводе трактат свт. Кирилла Александрийского содержит ответы на пятнадцать вопросов по различным темам христологии, антропоморфизмам Священного Писания, образу Божьему в человеке и др., которые были предложены святителю группой палестинских монахов. Перевод предваряется предисловием, в котором очерчиваются исторические рамки написания трактата, даются указания по сирийской и греческой рукописным версиям трактата, осуществляется обзор его печатных изданий, а также выясняется его связь с позднейшим компилятивным сочинением 1605 года «Против антропоморфитов» фламандского гуманиста Бонавентуры Вулканиуса, которое при ближайшем рассмотрении оказывается в своей основе пересказом и вольной переработкой двух догматических сочинений свт. Кирилла: «Ответы Тиверию диакону с братией» и «Разрешение догматических вопросов».

Ключевые слова:

Кирилл Александрийский, греческая патристика, сирийская литература, христология, антропоморфизмы, антропоморфиты, образ Божий.

Настоящий трактат[1], как и представленное ранее в нашем журнале послание епископу Акакию Скифопольскому «О козле отпущения», является памятником дружеского общения свт. Кирилла Александрийского с духовными лицами Палестины[2]. Он содержит ответы на пятнадцать вопросов догматического характера, которые были предложены группой монахов во главе с диаконом Тиверием. Открывается трактат письмом монахов, где они излагают причины, побудившие их обратиться к александрийскому предстоятелю (а именно, возбужденные некими лицами догматические споры), и просят разрешить возникшие трудности. Из письма следует, что они лично прибыли в Александрию, дабы вручить вопросы святителю. Это могло быть не ранее ноября 431 г., то есть после его возвращения в Александрию с Эфесского (III Вселенского) Собора, поскольку в письме упоминается о кознях «нечестивого Нестория», а также о «низложении» свт. Кирилла и о принятии им «славы мученичества», что явно указывает на его осуждение «собориком» восточных епископов, альтернативным Вселенскому Собору под его председательством, и на его тюремное заключение в Эфесе[3]. Как полагает О. Барденхевер, ответ свт. Кирилла был составлен не позднее 433 г.[4], то есть до примирения с Антиохией, с чем соглашаются и издатели сирийской версии трактата[5]. Подтверждением может служить то, что в нескольких главах христологического содержания (гл. 5–7, 9) аргументация святителя и употребленные им выражения вполне обычны для его сочинений периода несторианского спора. Важное место в трактате занимает критика антропоморфных представлений о Боге: объясняются антропоморфизмы Священного Писания (гл. 1), акцентируется недопустимость прилагать к Божественным Лицам какие бы то ни было телесные представления и ограничения (гл. 2–3), решается вопрос об образе Божием в человеке и в ангелах (гл. 8, 10, 14).

Написанием первого ответа общение святителя с палестинскими монахами не закончилось, но какое-то время спустя те же лица повторно прибыли в Александрию с просьбой разрешить новые догматические затруднения (одиннадцать вопросов). Ответы на них составили еще один сходный по форме трактат – «Разъяснение догматов»[6]. Оба трактата связаны и по содержанию, поскольку ряд проблем, поднятых в первом трактате (объяснение антропоморфных выражений Священного Писания и понимание образа Божьего в человеке), получает более детальное рассмотрение во втором. Дополнительными сведениями о братстве Тиверия, равно как и об обстоятельствах догматических споров, затронувших братство, помимо обращенных к свт. Кириллу писем, которые стали поводом для написания им этих двух сочинений, мы не располагаем[7].

Полностью трактат «Ответы Тиверию диакону с братией» сохранился только в сирийском переводе, в рукописи VII–VIII вв.[8] В содержащих его двух греческих рукописях XI и XII вв. флорентийского и ватиканского собраний[9] отсутствует вступительное письмо палестинских монахов и 1-я глава (ответ на 1-й вопрос). Печатное издание было осуществлено в 1872 г. Ф. Пьюзи в собрании творений свт. Кирилла Александрийского[10]. Письмо палестинцев и 1-ю главу он воспроизвел на сирийском языке по вышеупомянутой рукописи. Это было первое издание трактата в аутентичной форме, поскольку до этого его греческий текст был известен только в составе позднейшей компиляции, а именно: в 1605 г. фламандский гуманист Бонавентура Вулканиус издал как творение свт. Кирилла трактат «Против антропоморфитов» на греческом языке с латинским переводом[11]. Из двадцати восьми глав этого сочинения первые двадцать три содержат главы из трактатов «Ответы Тиверию диакону с братией» и «Разъяснение догматов» с изменением порядка глав[12], а последние пять являются выдержками из «Слова на Рождество Христово» свт. Григория Нисского[13]. В качестве вступления к нему помещено послание свт. Кирилла Александрийского к Калосириону, епископу Арсеноитскому[14], где также опровергаются антропоморфные представления о Боге.

Издание Бонавентуры было воспроизведено в 1859 г. в «Патрологии» Ж. П. Миня[15]. О том, что это не творение свт. Кирилла, а составленная позднейшим лицом свободная переработка его подлинных сочинений свидетельствует, помимо использования фрагментов гомилии свт. Григория Нисского, еще и приписка к заголовку 14-й главы (которая соответствует 4-й главе трактата «Ответы Тиверию с братией»): «Против агноитов» (κατὰ Ἀγνοητῶν)[16]. Поскольку эта монофизитская секта появилась не ранее VI в., такую дату и можно принять как terminus post quem составления компиляции, представленной несколькими рукописями XIV–XVI вв.[17]

В 1970 г. Р. Эбид и Л. Уикхэм опубликовали полную сирийскую версию трактата «Ответы Тиверию диакону с братией» в сопровождении английского перевода[18]. Новейшее издание его греческого текста с параллельным английским переводом было осуществлено Л. Уикхэмом в 1983 г.[19] Эти два издания и стали основой для предлагаемого здесь русского перевода.

ПИСЬМО БЛАЖЕННОМУ КИРИЛЛУ, АРХИЕПИСКОПУ АЛЕКСАНДРИИ, ОТ БРАТЬЕВ, КОТОРЫЕ ПРИШЛИ ИЗ ПАЛЕСТИНЫ[20]

<…>[21] будучи изгнанными <…> отвратительного волнения народа, находящегося внизу[22], <…> приобретаем мы и свет, и день мира в ненастное время, видя спокойствие твоего лика. Мы уповаем на то, что никто никогда не лишит нас этого. Но претерпев вынужденный переезд, в Боге <…> мы находим наслаждение <…> и молимся о том, чтобы никогда не отпасть от этого. И мы молим Бога о том, чтобы больше никогда с этой радостью не соединилась мысль о скорби, ибо у нас есть ты, молитвами своими сражающийся за нас. А вместе с любовью – привязанность, и да будем мы твоими, соединяясь узами <любви>[23]. И оставляя все, мы прилепляемся (к тебе), ведόмые словом и любовью. Не сомневаемся относительно следующего: то, что относится к вашей отеческой любви во Христе, есть залог того, что случится с нами. Но я уверен, что будучи возлюбленным сыном, каковой я <…> любовь <…> к отцу. Содержание письма будет воспринято с пользой для наших душ, и к славе твоего блаженства будут сии труды против еретических вопрошаний, помещенных ниже в послании.

Бог Сын, Бог Слово, когда возжелал созвать род человеческий и привести его к тому, что было в начале, возжелал вступить в общение с нами в смирении и возвеличить нас с Собою посредством первенства, которое принадлежало Ему по воле Бога Отца. Совершая таинство ради нас, Он делает совершенной и Церковь, устанавливая также нерушимую стену для ее безопасности. С одной стороны, сия стена защищает от искушений сатаны, которые приходят извне, с другой стороны, она защищает от плевел, вырастающих по причине тех злых учений, которые являются из нашей среды. Он даровал помощников в благочестии во всех родах. Так, посредством сего огненного, духовного и апостольского языка эти помощники могут истреблять плевелы, враждебные пшенице, и побороть искусителя посредством исповедания истины. Ибо Бог, знающий все прежде бытия его[24], воздвиг против врагов предшественников твоего отцовства, а в последнее время – и тебя, ибо ты можешь постигнуть и познать то, что касается вопросов благочестия, ты восстал, узнал и произнес доброе исповедание[25] пред ангелами и людьми и направил паству Христову к доброй пажити.

И ныне, избежав опасностей, связанных с этим, ты был спасен Промыслом Божиим прежде всего ради нас, в сии времена служителей Божиих, дабы тебе была дарована двойная победа в исповедании. Ведь ты пострадал даже тогда, когда не должен был пострадать, по причине твоей постоянной любви к людям, даже к тем, которых нечестивый Несторий подкупил серебром. Так, все сии милости пришли к тебе, ибо, по причине твоего низложения, они сплели тебе богато украшенный венец, украшенный всей славой мученичества[26]. Ведь те, которые ожидали многих несчастий для тебя, были вынуждены увидеть, что через это они способствовали твоей небесной победе. Не сказал ли тебе Христос так, как сказал Он Павлу: «Во всякое время говори и не умолкай и не бойся, ибо Я с тобою и спасу тебя от всего»[27]? Он есть Тот, Кто хранит для нас полноту единой Своей Церкви. Поэтому мы воздаем хвалу Богу за Его благоволение и знаем, что ты был посвящен и назначен для того, чтобы силою Духа защищать божественные тайны, ибо посредством всего этого мы достигаем совершенства.

Мы зовем тебя на грядущую битву и к будущему венцу ради Христа, предлагая тебе это письмо, а Богу – твое рвение в том, что касается благочестия, и привлекаем внимание нашего учителя к тому, что касается ересей злых людей, говорящих нечестивое (мы подразумеваем те ереси, которые появились среди римлян[28]). Так мы молимся о том, чтобы ты воспрянул духом и побудил Христа, Который говорит через тебя, возвышая слово, определяющее здравое учение.

Мы молимся о том, чтобы ты мог победно воскресить мощь истины и противопоставить ее тем заблуждениям, которые изложены ниже в этом письме, чтобы мы, окормляемые к пользе своей на ветвях Святой Церкви, могли еще более насладиться цветами духовных растений. Мы молимся о том, чтобы те, которые до сих пор являются детьми в мыслях своих и младенцами в своем отношении к Богу, могли воспринять подлинное руководство с помощью Писания. Молимся и о тех, кто изрыгнул заблуждение, чтобы они обнаружили, что их души, словно волнуемые каким-то злым духом, получили новый урон, или чтобы они, возможно, были обращены твоими усилиями при помощи Христа, Бога и Спасителя всех, Который хочет, чтобы всякий человек достиг познания истины[29]. Но ты, завершая этот спор и являя исповедание веры тем, кто под небесами, удостоишься венца правды[30] и примешь от Бога то, что подобает, в свое время, ибо ты не только всегда приносишь Богу молитвы о нас, принимаемые Им, но и с обеих сторон обороняешь своими руками нас – и сохраненных, и спасенных твоим наставлением. И ты придешь, говоря: «Вот я и дети, которых дал мне Ты, Господи»[31].

Нас немного, но мы имеем преимущество: мы твердо верим, что никто из нас не будет оставлен твоими молитвами и что нам помогает духовная мудрость, данная тебе Богом. Мы должны быть благодарны тебе за все это, и ныне мы не перестаем возносить молитвы Богу о твоем мирном состоянии и долгой жизни. И совершив путешествие к Нему, добровольно мы представим доказательство благочестия, которое есть у тебя, запечатленного в душах наших.

ПОЛЕМИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ, НАПРАВЛЕННЫЕ ЗНАМЕНИТОМУ КИРИЛЛУ, АРХИЕПИСКОПУ АЛЕКСАНДРИЙСКОМУ, ОТ ТИВЕРИЯ ДИАКОНА И ВОСЬМИ БРАТЬЕВ[32]

Опять вышли на поверхность уродства других ересей. Опять показались новые слова искаженных учений. Снова некие люди, придя, не знаю откуда, в нашу страну, пытаются всеять плевелы своих учений в нашу чистую пшеницу страха Божия. Снова, когда члены тела не идут слаженно и замышляют спор, они немедленно нуждаются в твоем исцеляющем учении[33]. Ведь уже в течение года изрекается кощунство. Также и в тайне передаются нечестивые учения, которые поначалу погасли, но оттого, что древо злобы не было отторгнуто от корней, снова произросла некая поросль, которая спешит наполнить плодами соседнюю область Палестину. И если бы обнаружившаяся язва остановилась на тех, кто прежде был захвачен ею, то мы легко возлюбили бы молчание, лишь оплакивая гибель иссохших членов или покрывая молитвами их обращение к исцелению. Но поскольку врагу [этого] оказалось недостаточно, постольку к тем, кого он уже похитил, он также прибавляет гибель [тех], кто от здорового тела, но также и тех [среди] чуждых телу Церкви [людей], которые хотят прийти к истине, он пытается удержать препонами, – [поэтому] справедливо, что у нас появилась необходимость в запросе, подобном этому. А зло, которое [особенно] велико, к заблуждению наиболее простых, [состоит в том], что изобретатели зла облачаются в священническое одеяние[34], и поселяются в монастырях, и хотят от многих называться «учителем»[35]. И почтенным возрастом, и бородой, и честью священнической, и гостеприимством[36] как будто бы ради Бога они превосходят тех остальных[37] и желают сподобиться преимущественной чести и славы от тех, кто живет на этом месте. И в овечьих одеждах они скрывают злобу и ярость волков. И поистине они суть облака безводные[38], и вместо приятного ветра и прохладных дождей они, в оном всецелом изменении, проливают потоки углей на тех, кто весьма юн разумом, потопляя их в вечном огне.

Отсюда мы пришли, убеждая твою богобоязненность, чтобы однажды ты один восстал и, пламенея Духом Святым, открыто утвердил для нас истинное слово по поводу тех [учений], что все еще получают известность. Ибо тебя Христос извел как светило и око Своего небесного тела ради того, чтобы ты просвещал светом страха Божия души сынов света и истины, [извел] и десницей у Церкви Своей ради того, чтобы ты защищал и укреплял в правой вере их умы. И тебя он устроил для апологии веры, у которой нет порока, для того, чтобы ты также заграждал уста тех, кто нечестиво изрекает хулу на Бога. Ради этого мы просим, чтобы ты, зная, что положения, изложенные в нашем письме,[39] будут преданы огласке, не оставался более неудобопреклонным к ответу на [это] послание и чтобы ты не скрыл истину, считая, что мы медленны на слышание.

Пусть учение твоей святыни относительно этих [вопросов] будет с тобой пред престолом Христа в день воскресения, нам же пусть оно будет во укрепление, сомневающимся – в поддержку, нечестивцам – в обличение или во обращение к истине. И будь к нам благосклонен, дабы отпустить того, кто свободен от всякого нарекания. Господин, святейший отец! Ведь мы просим не ради того, чтобы препираться в словах, но ради того, чтобы не быть вовлеченными в ошибку по собственной воле. Ведь если посредством страха Божия и праведности благодать горнего царствия, совершенствующая человека на пути к Богу, действует должным образом и от этих двух [добродетелей] венцом неувядающей славы украшаются те, которые достигли совершенства во Христе, те, которые дважды победоносны[40], те, которые прекрасно сражались, возлюбленные ученики Христовы, и наслаждаются победами по благодати[41] Божией, то с необходимостью, когда [что-либо] одно из этого[42] находится в отдалении, лишившийся [этого] начинает хромать, а когда хромает, не войдет в дом Божий[43]. И когда одно из этих двух благ оскудевает, тогда ясно, что [человек] не внидет в оный покой[44].

Отсюда, раз мы освободились от всего обвинения, а скорее, сподобились похвалы, мы надеемся испытывать и искать [ответ] ради правой веры – может быть, хотя бы немного. Когда от этих двух (говорю, от страха Божия и от стойкости в добродетелях) мы и божественного ведения сподобимся по справедливости, [тогда] через данное тебе свыше разумение[45] мы обретем малую благодать в помощь во время благоприятное, когда праведный Судия воздаст каждому человеку по делам его. Итак, мы убеждаем твою богобоязненность, [желая] получить от тебя точное разрешение этих [спорных положений], чтобы, и учась у тебя бояться Бога, и получая для наших душ стену правой веры, и вновь пламенея естественной праведностью благодаря твоему преподобию, и приняв от Духа благую часть горнего жития, исповедовать без лукавства перед престолом Господа Христа, что эта благодать дана нам от Бога через первосвященника Кирилла. Итак, проросшее ныне зло и есть предмет изысканий относительно этих [вопросов], разрешения которых мы просим у тебя. Это то, что изложено ниже, это то, что они говорят.

СПИСОК С ПОСЛАНИЯ КИРИЛЛА, АРХИЕПИСКОПА АЛЕКСАНДРИИ, НАПИСАННОГО ТИВЕРИЮ ДИАКОНУ И ПРОЧИМ БРАТИЯМ[46]

  1. Против (ܠܘܬ) тех, которые утверждают, будто Бог тоже имеет образ (ܕܡܘܬܐ [ḏmūā]) человека, и по поводу вопросов, изложенных письменно

Разъяснение

Я слышу, что Божественное Писание говорит: Повинуйтесь начальникам вашим и будьте покорны, ибо они бдят о ваших душах как обязанные дать отчет[47]. Ибо пастве следует покоряться пастырскому разумению и непременно идти туда, куда ее поведут, ведь ее пасут на хорошей пище и на тучной пажити[48], как написано. Ибо лучшим из рода пастырей подобает не предавать души пасомых волкам и не дожидаться добровольно зверей, устроивших засаду, или тех, кто имеет обыкновение делать таковое; пусть знают они, что за их души они будут давать ответ перед Богом. Пишу и я сие, узнав, что некто смущает вас, основываясь не столько на точности вероучения и не на том, что почерпнуто из Писаний, сколько на собственном разумении. Они извергают слова, не имеющие силы и истины. Ибо они впали в столь дурные помышления, что предположили и помыслили о превосходящей всё природе Бога, будто ей присущ человеческий облик (ܚܙܘܐ [ezwā]), то есть форма (ܕܡܘܬܐ) человека. И хотя я не могу в это поверить, ибо готовность признать такое[49] есть явное доказательство крайнего безрассудства, но я дивлюсь, что у тех, кто заводит подобные споры и говорит это или может подумать так, оставлено без внимания, что так мыслили идолопоклонники. О них вопиет Божественное Писание. Так, о них говорит Павел: Называя себя мудрыми, они обезумели и изменили славу нетленного Бога в подобие образа[50] тленного человека[51]. Стало быть, те, которые утверждают, что Богу свойственно человеческое подобие (ܕܡܘܬܐ), безумствуют вместе с этими идолопоклонниками. И будучи охвачены таким же нечестием, они явно находятся под прещением [апостола], ибо и они изменяют славу нетленного Бога в подобие образа тленного человека, отклоняясь от истины и пребывая вдали от разумения, приличествующего святости.

Этому можно научиться и посредством других умозрений[52], а именно: опять-таки всемудрый Павел пишет о Слове, происшедшем от Бога Отца: У каждого из вас должно быть то же расположение, что и во Христе Иисусе: Он, будучи в образе (ܒܕܡܘܬܐ / ἐν μορφῇ) Божием, не считал хищением быть равным Богу, но истощил Себя Самого, приняв образ (ܕܡܘܬܐ / μορφή) раба, сделавшись подобным (ܒܕܡܘܬܐ / ἐν ὁμοιώματι) человекам[53]. Итак, притом что истощание, то есть воплощение, доставило Сыну образ раба, то есть оный человеческий, а Он был в образе Божием, образ Божий в любом случае в чем-то отличен от того, что присуще нам. Ведь если бы Божественная природа по облику была такой же, как человеческая, то Он, будучи Богом Словом, воспринял бы наш образ не в качестве иного образа. И по-другому говорит сей надежный домоправитель тайн нашего Спасителя этим глупцам и неучам, которые хотят так думать, а именно: снова всемудрый Павел говорит в послании, обращаясь к галатам: Дети, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится (ܕܕܡܘ̣ܬܐ… ܗ̇ܘܝܐ / μορφωθῇ)[54] в вас Христос[55], хотя у них был человеческий образ, когда он, как видим, писал им таковое. Если же образ Христов возникает в нас по-другому (ясно, что умопостигаемо и духовно), то, стало быть, такой облик Божественной природы, что очевидно, не является также и нашим. Она также не состоит, как у нас, из частей и членов, но существует вне тела и вне всякой формы (ܐܣܟܝܡ [ʔeskīm]/ σχῆμα), количества и ограничения. Поэтому и Спаситель наш, обращаясь к сонмищам иудеев по поводу Бога Отца, говорит: Истинно говорю вам[56]: вы ни гласа Его никогда не слышали, ни облика Его (ܚ̣ܙܘܗ / εἶδος αὐτοῦ) не видели[57]. Хотя если бы присущие нам образ и облик были Божиими, то почему все они «не видели» Отца, видя друг друга? Почему же только Сын есть Его образ ( ܨܠܡܐ[ṣalmā] / εἰκών)[58] и сияние и отображение ( ܝܘ̣ܩܢܐ[yuqnā] / χαρακτήρ) ипостаси Его?[59] Как же они тем не менее говорят: «Нет у Него иного облика, кроме того человеческого»? Неужели они не чувствуют, что больны великим зломыслием? Не видят достойной смеха нелепости своего учения, то есть своего мнения? Они не вспоминают блаженного Павла, обращающегося к афинянам и говорящего: Мы не должны думать, что Божество подобно золоту, или серебру, или[60] носящим печать[61] искусства и мысли человеческой[62], хотя создатели идолов и опытные в подобных вещах изображают человеческий облик у находящихся у них лжеименных богов. Если же нам не подобает думать, что присущее Богу подобно изображенному ими, то как после этого сообщающие, что Он существует в человеческом облике, не стыдятся, когда пишут[63] такое без меры? Ведь им следовало, просматривая священные книги, вспоминать опять-таки о том, что пишет блаженный Павел: Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу ( ܫܒܝܝ ܕܡܘܬܐ ܕܨܠܡܐ/ συμμόρφους τῆς εἰκόνος) Сына Его. Этих Он и призвал[64]. Почему же не каждый имеет такой же образ, что и Сын Божий, и одинаковый с Ним облик, если это образ человека? Или еще: почему в качестве подобных образу Сына Его люди призываются по избранию, а не говорится, напротив, что каждый равен по образу, если это не указание на то, что свойственное Богу (ܗ̇ܝ ܕܐܠܗܐ / τὰ τοῦ Θεοῦ) не имеет облика и того образа, который присущ внешнему виду (ܐܣܟܡܐ / σχῆμα) и очертанию (ܛܘܦܣܐ̣ [ṭupsā] / τύπος)[65], в то время как нам присущи и количество, и облик, и внешний вид?

Но они, вероятно, скажут: «Как же боговдохновенное Писание и упоминает у Бога лицо, и утверждает, что есть у Него и руки, и ноги, и уши, и глаза, и рот?» На это мы ответим, что Ему свойственно пользоваться человеческой речью и Дух Божий говорит с нами так, как мы в состоянии понять. Если же они считают, что из-за этого мы должны думать, будто к тому, что свойственно Богу, относится человеческая форма (ܕܡܘܬܐ), то тогда как они поступят, когда услышат, что Божественное Писание говорит: Эти семь очей – Господни, которые осматривают всю землю[66], и снова: Распростерши крылья Свои, Он принял их[67]. Ведь неужели они скажут, будто возможно, чтобы у нас было семь очей на лице, а также распростирающиеся крылья? И где после этого человеческая форма (ܕܡܘܬܐ), ведь ни семи глаз у нас нет, ни крылья не выходят из человека? Итак, пусть сии прекратят безрассудно помышлять так и говорить такое. Ведь, как я сказал, Бог, будучи бестелесным, не имеет ни телесной формы (ܕܡܘܬܐ), ни вообще какого бы то ни было облика, но Он превыше всякого помышления и слова. Видим же Он для умной природы – умопостигаемо, как имеющий славу превыше мира и превосходящий всякую природу, видимую и невидимую. Ведь Творец всего – по природе за пределами всего. Говорим же мы, что живущий на земле человек пребывает по образу Божию (ܒܨܠܡܐ ܕܐܠܗܐ / κατ’ εἰκόνα Θεοῦ)[68], потому что он также может быть праведным, святым, благим и мудрым. Он достиг и власти над всем, что на земле, ведь все покорил Бог под ноги его[69], как написано. Ведь и это, наряду с прочим, задает в нем красоту подобия. Итак, запрещайте тем, кто хочет учить иначе, и унимайте таковых, убеждая их умолкнуть и, лучше, стремиться тем или иным образом, в остальном[70] проводя праведное житие[71], достойное монашествующих, улучить конец во Христе в вышней обители[72]..

2. Против тех, которые говорят, что хотя Сын был с Отцом по достоинству Божества и тогда, когда стал человеком и находился на земле, однако по ипостаси Он с Ним более не был[73]

Разъяснение

Я узнаю, что некоторые люди, привыкшие наудачу и безрассудно нести вздор даже о столь великих и важных вещах, говорят, будто Единородный Сын Божий хотя и был с Отцом по Божеству и по достоинству сущности, когда вступил в общение с живущими на земле и обращался между людьми[74] как единосущный Ему, но как ипостась (κατὰ τὸν τῆς ὑποστάσεως λόγον) Он с Ним более не был, а именно: лишились[75], как они утверждают, всей сыновней ипостаси и небеса, и сами отеческие недра, ведь не должно связывать ипостась с ипостасью, ни тех, кто существует в одной сущности. Я же, подивившись невежественному безрассудству тех, кто помыслил такое, счел необходимым сказать, что у них сущность Божия подлежит количественному измерению и они говорят, что она постижима и конечна. И она более не является ни неопределимой, ни непостижимой, но уже заключается в неких местах и охватывается пространственными промежутками, а это подходит к понятиям о телах. Стало быть, это – тело, и непременно в каком-то облике, и не существует помимо тела, ведь именно это соответствует телам. Тогда каким образом Спаситель говорит: Бог есть Дух[76]? Ведь говорит Он, что Бог есть Дух для того, чтобы вывести вне телесных представлений эту сверхъестественную и неизреченную природу. Не скажут ли по справедливости тем, которые такое сболтнули или даже мыслить дерзают: «Содом оправдан более тебя»[77]? Ведь у эллинов мудрецы думают более благочестиво, настаивая на том, что божество бестелесно и не имеет облика, лишено количества, частей и формы и, хотя существует повсюду, однако ни от чего не удаляется.

Как же укрылось от них и то еще, что если Сын, будучи единосущен Отцу, лишил небо Своего присутствия, когда стал человеком и обращался с живущими на земле, то несомненно, что и земля была лишена ипостаси Отца, поскольку Он ни человеком не стал, ни между людьми не обращался, но – да скажу нечто сообразное их неразумию – остается на небесах? Тогда почему Спаситель сказал, что Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела[78]? И как Он возвестил через пророка: «Не Я ли наполняю небо и землю? говорит Господь[79], и еще: Я Бог, находящийся близко, говорит Господь, а не Бог вдали»[80]. Ведь всё имеет вблизи, вместе с Отцом наполняя всё, рожденный от Него по природе Христос. Да и пророк Давид говорит: «Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу?»[81] Ведь нельзя, никак нельзя найти где-нибудь небеса и землю, лишенные неизреченного Божества, ибо всё наполняет, как я сказал, Божественная и единосущная Троица. Помним мы и о том, что Спаситель всех и Господь говорил святым апостолам: «Лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не придет к вам»[82]. А после того как Он отошел, [Он,] исполняя собственное обещание, послал с неба Утешителя, то есть Духа. Он же – единосущен Отцу и Сыну. Так неужели, когда спустился на землю Утешитель, чтобы освятить нас, Духа не было на небесах? Но, может, следует сказать, что Он, освятив нас, снова взошел на небо и Его нет с нами? Хотя написано, что Дух Господа наполняет вселенную[83]. Но и Сам Христос сказал, намереваясь взойти к Отцу: «Се, Я с вами во все дни до скончания века»[84]. А если Он с нами, то непременно еще и теперь, как они говорят, небеса лишены сыновней ипостаси и Он, оставив Отчее лоно, куда охотнее обитает с теми, кто на земле.

Тáк вот они пустословят, как я сказал. Кто после этого стерпит их глупость? Или кто из более благоразумных не прольет обильные слезы о них – о тех, которые, не зная священных и божественных Писаний, без всякого испытания изрыгают то, что пришло им на ум и отпадают от правых догматов Церкви? Что сказал Филиппу, когда тот говорил об Отце, Сын? «Разве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне?»[85] Стало быть, невозможно никогда Одному быть без Другого, но где бы ни усматривался пребывающим Отец, а Он – повсюду, там непременно и Сын; и где бы ни был Сын, там и Отец. Ведь если Сын есть сияние Отца[86] и Его Слово, мудрость и сила[87], то как можно Отца мыслить когда-либо без Слова, силы и мудрости? И как можно мудрость Божию и Его Слово и силу мыслить когда-либо без Отца? Или каким образом не будет в Нем когда-либо Его отображения?[88] И как отображение может быть без Отца, Которого Оно и есть отображение?

Но они говорят, что не должно связывать ипостась с ипостасью, ни тех, кто существует в одной сущности, и, вероятно, приводят в доказательство своих вздорных речей то, что свойственно нам (τὰ καθ’ ὑμᾶς)[89].

Тогда не следовало ли им принять во внимание, что для особенностей и отличительных признаков Божественной природы вовсе не служит правилом то, что свойственно нам, но они имеют собственные пределы, постигаются верой и не допускают слишком пытливых рассуждений? Ведь есть одна природа неизреченного Божества в трех особенных ипостасях, и она вне свойственных нам понятий и не следует тому, что привычно для творений. И это можно усмотреть во многом. А именно, мы являемся отцами своих детей посредством истечения и отделения, ведь то, что рождается, отступает в обособленное отличие (ἰδικὴν ἑτερότης), полностью и всецело. Но не так, утверждаем мы, Сын рожден от Бога и Отца, ведь хотя Он просиял из Его сущности и возблистал наподобие света, но не оказался вне Его, но Он и из Него и в Нем. Также у нас отцы старше своих детей, но это совсем не так у Бога. Ведь Он вечно сосуществует Отцу и имеет безначальное бытие вместе со Своим Родителем, чтобы и Тот вечно являлся Отцом. Ибо не было (времени), когда такого не было[90]. Следовательно, это Божественное и сверхъестественное Порождение тожественно Отцу, пребывая в отличии только по сыновству. Ведь не Отец Он, если Тот не Сын. Итак, раз все наполняет, как я сказал, превосходящая все сущность, поскольку она выше творения, ума и понятия, да прекратят свой лепет некоторые от сердца своего рассказывающие, а не от уст Господних[91], как написано. А иначе как бы им, разоряя истину, не навлечь на свои собственные души подобающего тем, кто имеет обыкновение поступать так, наказания.

  1. Против тех, которые говорят, будто став человеком, Единородный оставил небеса лишенными Своего Божества[92]

Разъяснение

Невероятные, как узнал я, и исполненные крайней нелепости словеса разносят некоторые люди, от сердца своего рассказывающие, а не от уст Господних[93], как написано. Ведь где не проявляет себя красота истины, там непременно вливает убийственный для человека яд присущего ему умопомрачения отец лжи. Итак, я узнаю, что некоторые по причине крайнего неразумия предположили и высказали, что Единородное Слово Божие, став человеком и обращаясь с плотью между теми, кто живет на земле, оставило небеса пустыми от Своего Божества. Но это не что иное, как сказать, что Оно измеряется количеством, и имеет постигаемую природу, и находится в некоем месте, как и тела или же другие творения. Вероятно, они не знают, что Божество бестелесно, лишено формы и частей, не измеряется количеством, не определяется местом, но наполняя всё и пребывая во всем, Оно является безграничным по Своей природе. Ведь написано: «Куда пойду от Духа Твоего и от Лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо – Ты там, сойду ли в ад – Ты там пребываешь. Если подниму крылья мои поутру и поселюсь на краю моря, то и там рука Твоя поведет меня»[94]. Поэтому им следовало не изрыгать от невежества необдуманные речи, но принять во внимание, какова, сколь велика и в каких превосходствах пребывает превысочайшая и неизреченная природа Бога. Когда, право же, Бог Слово отступил от того, чтобы быть вместе с Отцом или пребывать в Нем? Конечно, если допустить, что отпало и отделилось от света исходящее от него сияние, естественно было бы подумать, что допустимо и Сыну не быть вместе с Отцом. Но как они не обратили внимания на то, что солнце, даже будучи сотворенным, ведь это – творение, приведенное в бытие Самим Словом, хотя проходит вышний учиненный ему путь, но посылает во все стороны свет и, все наполняя изливающимся из него сиянием, по-прежнему имеет его в себе? Итак, когда не было в Отце сияния Его славы? Когда отделилось от Его ипостаси ее отображение?[95] И если Отец наполняет все, а Сын не имеет этого по Своей природе, то есть того, чтобы наполнять все, быть повсюду и ниоткуда не удаляться, Он, стало быть, иной природы в сравнении с Ним. Таким образом, впадают в заблуждение ариан те, кто дерзают о Нем говорить такое. Ведь если они поистине уверовали, что Сын – Бог и Он по природе появился от Бога Отца, тогда почему они не уделяют Ему того, что подобает Божественной природе? Если же они, хотя и прилагают к Нему имя Бога, но лишают Его достоинств Божества, тогда они не понимают, что низводят Творца к творениям и причисляют Виновника бытия[96] и Господа всех к области сотворенных вещей. Следовательно, хотя по плоти Он и был видимым на земле как человек, но даже так небеса были наполнены Его Божеством. Ибо все наполняет, как я сказал, Слово, будучи Богом.

  1. Против тех, которые говорят, что Сын не знал последнего дня

Разъяснение

Говорят также, что другие, услышав слова Христа: «О дне же том, или часе, никто не знает, ни ангелы небесные, ни Сын, но только Отец»[97], самым неразумным образом заявляют, будто явившееся из сущности Бога и Отца Слово поистине не знает ни часа, ни дня того, так что Он оказывается в одном чине с ангелами и никоим образом, по-видимому, не превосходит сотворенные через Него существа. Как в таком случае оказались в равном чине и в равной природе творение и Творец? Но разве не является непреодолимым средостение между ними? Ведь Он – по ту сторону всего, а оно – во всем. Если же они думают, что поистине не знал чего-то Христос, насколько Он мыслится Богом, то они несутся мимо цели, устремляются против скал и воздвигают рог[98] против Его славы. Ведь если Он таков, как они утверждают, то окажется, что Он больше не единосущен Богу и Отцу. В самом деле, если Отец знает, а Сын в неведении, то каким образом Он равен Ему, то есть единосущен? Ведь незнающий непременно должен быть меньше знающего. А что еще более несообразно, Сын наименован советом и премудростью Бога и Отца. Ведь Павел сказал о Нем: «Который сделался для нас премудростью от Бога»[99], и еще: «В Котором сокрыты все сокровища премудрости и ведения»[100]. И божественный Давид поет сущему на небесах Богу и Отцу: «Ты советом Твоим наставлял меня»[101], называя Его советом рожденного от Него Сына. Тогда разве не нелепо полагать, будто не знает чего-нибудь из того, что в Отце, Его премудрость и Его совет? И как Тот единственный, Кто знает Отца[102], не ведает дня кончины мира? В самом деле, что предпочтительнее, с точки зрения познания: знать, чем является Отец, или же знать последний день? Также написано, что Дух всё проницает, и глубины Божии[103]. Но когда Дух, знающий глубины Божии и всё, что в Нем, является Духом и Самого Сына[104], тогда почему Тот не знает того, что в Его собственном Отце?

Следовательно, раз имеется множество доводов, сводящих к нелепости их невежественное и обманное мнение, необходимо обратиться к домостроительству и сказать, что Единородное Слово Божие взяло на Себя вместе с человечеством и всё, что свойственно Ему, кроме одного греха. А состоянию человечества по справедливости подходило бы быть в неведении о будущих событиях, поэтому поскольку Он мыслится Богом, постольку Он знает все, что знает Отец, а вот поскольку Тот же Самый является человеком, постольку Он не отказывается представляться и незнающим, ведь это подходит человечеству. И подобно тому, как Он, будучи жизнью всех и силой, принимал телесную пищу, не пренебрегая состоянием истощания, и о Нем написано, что Он спал и утомлялся, точно так же Он, зная всё, не стыдится приписывать Себе приличное человечеству неведение. Ведь всё, что принадлежит человечеству, кроме одного греха, стало принадлежать Ему. А так как ученики желали знать то, что выше их, Он с пользой для них ссылается на то, что как человек Он не знает, и говорит, что этого не знают даже сущие на небесах святые ангелы, дабы они [ученики] не опечалились из-за того, что им не вверена эта тайна[105].

  1. Против тех, которые говорят, что Слово обособленно совершало Божественные знамения, поскольку Его святая плоть нимало не содействовала этому

Разъяснение

А кто говорит, что не следует рассматривать сообща (κοινοποιεῖν) ни плоть с Божеством Единородного, ни Божество с плотью в Его чудесных делах; или что Лазаря гласом воздвиг из могилы[106] Бог Слово, а не человек; и что не Бог утомлялся в пешем пути, но воспринятый человек и именно он голодал, жаждал, был распят и умер, – таковые, утверждаем мы, совершенно уклонились от истины и остались в неведении таинства домостроительства с плотью. Ведь не два есть сына, говорим мы, или два христа, но один Христос и Сын, рожденный от Бога и Отца прежде всякого века и времени, Бог Единородный и ипостасное (ἐνυπόστατος) Его Слово, а в последние времена этого века Тот же Самый по плоти родился от жены. Поэтому пусть они не разделяют Его, как двоедушные[107], и не вводят нам двух сынов, но пусть исповедуют Одним и Тем же Самым как вочеловечившееся Слово Божие, Которому принадлежит всё: и изречения, и действия. Ведь поскольку Один и Тот же был Богом и вместе человеком, Он говорит и как подобает Богу, и по-человечески и, подобно этому, Он совершает как свойственные человеку, так и подобающие Богу действия. Итак, когда они будут исповедовать одного Сына, Христа и Господа, тогда прекратят невежественно разделять и разлагать Его надвое, чтобы рассматривать Слово от Бога Отца обособленно и отдельно, как одного Сына, а в качестве другого Сына, опять-таки обособленно и отдельно, воспринятого, как они говорят, человека. Мы же полагаем и веруем, что это не так, но что Слово, будучи Богом, стало плотью, то есть человеком, не отказавшись от того, чтобы быть Богом, но и оставшись тем, чем Оно было, непреложно и неизменно, даже став причастным плоти и крови[108], по Писаниям. Соединившаяся же с Ним и ставшая Его собственной плоть одушевлена, утверждаем мы, разумной душой[109].

  1. Против тех, которые говорят, что Он не вознесся вместе с соединившейся с Ним плотью; и против тех, которые говорят, что вознесшееся тело примешалось к Святой Троице

Разъяснение

А что Он вознесся вместе с соединившейся с Ним плотью, как можно сомневаться? Ведь Того, Кто воскрешен из мертвых, то есть Его, очевидно, насколько Он мыслится и является человеком, Отец посадил одесную престола величия в вышних[110], превыше всякого Начальства, и Власти, и Силы, и Господства, и всякого имени именуемого[111]; и Он в свое время явится таким же образом. И для этого достаточно обращенного к тем, кто видел Его возносящимся после воскресения из мертвых, гласа святых ангелов, которые явно говорили: «Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо»[112]. Так вот, если те, кому довелось наблюдать Его вознесение, увидели Слово без облачения (γυμνός) плоти, то пусть догадываются, что Оно и придет таким же образом. Если Он удостоверил святых апостолов, показав им осязаемое тело, и таким образом вознесся, то таким же образом Он и придет снова и не может обмануть сказанное о Нем святыми духами.

Но пусть некоторые не строят превратных представлений и не выдумывают, будто соединившееся со Словом тело примешалось к природе Святой Троицы. Ведь невозможно, чтобы эта неизреченная и сверхъестественная сущность, которую полагают по ту сторону всякой мысли и всякого понятия, могла воспринять какое-то добавление, тем более от внешней и иной природы. Ибо она сама по себе является всесовершенной, пребывает в том, что сообразно ее собственному совершенству и не допускает никакого умаления, поскольку всегда непреложна и неизменна и не может, как я сказал, нуждаться в каком-то добавлении. Поэтому пустое несут те, которые от великого невежества заявляют, будто тело через сорастворение (σύγκρασις) или сращение сущностей (συνουσίωσις) вместилось в природу Святой Троицы. Мы так, конечно, не полагаем, но содержим правое мнение о Спасителе всех нас Христе, а именно: мы утверждаем, что Само Единородное Слово Божие вочеловечилось не так, будто Оно претворило Свою природу в плоть, но Оно восприняло ее от Святой Девы и явится с ней, только уже в славе Отца вместе со святыми ангелами[113].

  1. Как нужно понимать, что Слово стало плотью[114]

Разъяснение

А поскольку некоторые, как я узнаю, притворно вопрошают, чтό может означать и каким образом понимать, что Слово стало плотью, мы вынуждены сказать, что у боговдохновенного Писания есть обычай время от времени именовать человека только по плоти. И действительно, Бог возвестил в пророках, что Он изольет Свой Дух на всякую плоть[115]. И еще сказано, что узрит всякая плоть спасение Божие[116]. И мы, конечно, не говорим, будто только на плоть изливается Божественный Дух или что только плоть узрела спасение через Христа, но Дух был излит на людей и они узрели спасение. Поэтому когда евангелист говорит: «И Слово стало плотью», он учит не тому, что Слово Божие претворилось в плоть, ведь Оно неизменно, как происходящее от неизменного Отца, но что Оно, сделав Своей собственной плоть, одушевленную разумной душой, чудным образом произошло от Девы. А поскольку Он не сделался богом, будучи прежде человеком, но, напротив, был Богом по природе, постольку Он явился как человек.

  1. К тем, которые спрашивают, не прибавил ли чего-нибудь к человеческой природе Христос, явившись во плоти, и каким образом человек по образу Божию

Разъяснение

А что Единородное Слово Божие, явившись во плоти, стало виновником всякого блага для человеческой природы, кто дерзнет не согласиться? Или кто станет отрицать это и утверждать, будто бесполезным для нашей природы было Его посланничество в этот мир? Ведь человек изначально был сотворен по Его образу[117], и (человеческая) природа была предрасположена к восприятию всякого добра и исполнению добродетели. Ибо Он сотворил нас на добрые дела[118], как пишет премудрый Павел. Однако грех затмил красоту боговидного образа, и блистающее лицо человечества сатана сделал преисполненным нечистоты. Но явился Обновитель, Который преображает то, что было обесчещено, в изначальное состояние и заново лепит в нас Свой образ, чтобы в нас блистали черты Его Божественной природы через освящение, праведность и благую жизнь по добродетели. Ибо Он есть дверь[119] и путь[120], которыми мы получили возможность достигать всякого совершенства и ступать правыми стезями, так что в нас, живущих во Христе, проявляется благолепие прекраснейшего образа, когда мы через сами дела показываем свою доблесть. А в первозданном хоть и имелась полная предрасположенность, подающая возможность (δύναμις) к приобретению добродетели, но ее совершенно не оказалось в действии (ἐνεργείᾳ). Поэтому и сказал Сам Христос о нас, то есть о Своих овцах: «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели избыток (περιττόν)»[121]. Ведь человеку возвращено то, что было в Адаме в начале, а именно освящение. А избытком, как я думаю, Он называет то, что достойные почестей обнаруживаются по их действию и озаряются светом через сами свершения[122].

  1. О том, что Слово, будучи Богом, производит Божественные знамения посредством собственной плоти

Разъяснение

Стало же человеком Единородное Слово Божие, утверждаем мы, вовсе не для того, чтобы перестать быть Богом, но и не с тем, чтобы в Нем усматривали обнаженное Слово, но Оно вочеловечилось и сделало собственным для Себя тело от Святой Богородицы Девы. Поэтому, именуя Его Христом, обозначают не обнаженное Слово и не обыкновенного человека или одного из подобных нам, но, как я сказал, Слово от Бога Отца, вочеловечившееся и помазанное к посланничеству. Ведь не человек сделался Богом, соединившись со Словом, как говорят некоторые, но Само Слово, принявши плоть и став человеком, даже так пребыло Богом.

Так вот, когда Он производит Божественные знамения, не полагай Слово Божие отдельно от Его святой плоти и не приписывай действующую при совершении их силу Ему Самому по себе, но понимай благочестиво, что Единородное Слово Божие, став человеком, часто действовало и посредством Своей плоти, поскольку она была собственной для Него не через слияние или смешение. И как о человеке, скажем, плотнике, строителе или кузнеце, можно думать, что его душа совершает дела вместе с собственным телом, и нельзя сказать, что это дела только души, пусть даже она и подвигает тело к делам, но что они принадлежат обоим, точно так же понимай и о Христе. Ведь хотя прежде вочеловечения Слово, будучи еще обнаженным, Само по Себе совершало подобающие Богу дела, однако, став человеком, Оно действует и посредством Своей плоти, как я сказал. Так Он коснулся слепых[123] и сына вдовы воскресил, протянув руку и прикоснувшись к одру[124]; так Он, плюнув и сделав брение, помазал глаза слепому от рождения[125].

Если же Он и проводил жизнь (διῆγε) духовно[126], то снова прими во внимание, что, возводя свойственное нам (τὰ καθ’ ἡμᾶς) к духовному жительству, Он Сам приступил к этому делу по-человечески, чтобы стать путем и началом для человеческой природы, дабы она впредь могла жить не плотски и сластолюбиво, но свято и духовно. Ведь Он стал для нас началом всякого блага и для того явился как человек, чтобы освободить нашу природу от имеющейся в Адаме немощи, поскольку Он в Себе первом показал ее духовной.

  1. Подобно этому, как человек (сотворен) по образу Божию[127]

Разъяснение

Поскольку же говорят и о том, что иные спрашивают, как следует понимать, что человек (сотворен) по образу Божию, притом кто-то совершенно неразумно утверждает, будто подобием Божиим[128] является образ тела и его видимый облик, и ничто иное, я посчитал нужным сказать, что они заблудились и их разум не желает созерцать истину. Ведь хотя Спаситель ясно говорит: Бог есть Дух[129], они заявляют, что Божественная природа имеет телесный облик и даже обладает теми же чертами, что и мы. Так разве и Его они воспринимают как тело и уже не как Дух? Ведь внешний облик непременно сопутствует телам. Но поскольку Бог есть Дух, у Него вовсе нет облика и Он находится за пределами всякого изображения, формы и описания. Изобразился же Он в нас прежде всего и главным образом, как можно думать, через добродетель и освящение. Ведь Божество – свято, и Оно – источник, начало и происхождение всякой добродетели. А что так более всего следовало бы понимать «по образу Божию», учит и премудрый Павел, говоря жившим в Галатии: «Дети, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос»[130]. Ибо Он изображается в нас освящением через Духа, по призванию в вере в Него, а в тех, кто преступает веру, эти черты не сияют невредимыми, поэтому они имеют нужду в иных, духовных родовых муках и умопостигаемом возрождении, чтобы в них, когда Святой Дух через освящение озарит их Божественным образом, заново изобразился Христос.

Не будет невероятным предположить и то, что подобие Богу заключается у человека в способности к главенству. Ведь ему дано владычествовать над всеми, кто живет на земле[131]. И это – второе значение подобия Ему. А если бы образование и творение по образу Создателя было заложено в природе человеческого тела и внешнем облике, то как кто-нибудь мог бы это утратить? Ведь мы не лишились ничего из того, что принадлежит нам по сущности. Но поскольку сообразными Богу нас делают освящение и праведность, постольку те, которые еще не проводили жизнь по добродетели и в освящении, утверждаем мы, лишены этой столь почетной и исключительной красоты, потому она и приобретается снова через освящение, добродетель и жизнь в благочестии. Если же некоторые, по крайнему легкомыслию, думают, будто Божественная природа имеет человеческий облик, почему тогда Спаситель говорил иудеям о Боге и Отце: «Истинно говорю вам, вы ни гласа Его никогда не слышали, ни облика Его не видели»[132]? Ведь если бы Он, как я сказал, имел человеческий облик, то каким образом не только иудеи, но и все люди не увидели бы этот Его облик?

  1. О том, что Евхаристию необходимо совершать только в кафолических Церквах

Разъяснение

А тот Дар, или Приношение, которое мы таинственно совершаем, нужно приносить только в святых Православных Церквах, а не где-то в другом месте. Иначе поступающие так явным образом преступают закон. И это можно увидеть из священных писаний, а именно: закон повелевал, чтобы агнец приносился в жертву в соответствующий день, то есть на праздник Пасхи, что являлось прообразом Христа, но «в одном доме должно есть его, ‒говорит он, ‒ и не выносите мяса вовне»[133]. Таким образом, выносят Дар вовне те, которые не совершают его в одном кафолическом доме Христа, то есть в Его Церкви. И другой закон указывает на нечто подобное, а именно: написано, что если кто заколет тельца или овцу в стане или если кто заколет вне стана и не приведет ко входу скинии собрания, истребится эта душа из народа своего[134]. Следовательно, те, которые совершают жертвоприношение вне скинии, не могут быть никем, кроме еретиков, и им угрожает гибель, коль скоро они дерзают так поступать. Итак, мы верим, что приносимые в Церквах Дары освящаются, благословляются и совершаются Христом.

  1. О том, что плотские, или же естественные, удовольствия мы можем отсечь, но совершенно искоренить не можем

Разъяснение

Кому-то кажется, что премудрый Павел говорит что-то трудное или неудобовразумительное[135], по выражению святых апостолов. Но нельзя сомневаться, что это исполнено горней мудрости, ибо в нем говорит Христос[136]. Так вот, он сказал: «По внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного[137]. И еще: Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога Иисусом Христом, Господом нашим»[138]. Ведь движение плоти противоборствует уму, обращенному к воздержанию через страх Божий, и противостоит стремлениям к чистоте. Однако живущие в трезвении, которое приличествует почитающим Бога, препятствуют движению плоти и притупляют жало греха, употребляя подвижничество, труды и другие средства воздержания. Таким образом, хотя нам и нельзя искоренить из плоти врожденную в ней похоть, но посредством трезвения, как я сказал, есть возможность препятствовать ее дерзким нападкам на ум, особенно когда Единородное Слово Божие стало человеком и не позволяет более быть безудержным свирепому закону греха в наших членах. И этому ясно учит превосходнейший Павел, который пишет: «Ибо по невозможности закона, бессильного по вине плоти, Бог, послав Сына Своего в подобии плоти греховной и по причине греха, осудил грех во плоти[139], чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу»[140]. Таким образом, мы будем преодолевать врожденные движения не до конца и не всецело, ибо это оставлено для той всеблаженной жизни, которая, как мы ожидаем, наступит в будущем веке. Но мы способны покорять и поражать движения плоти, поскольку Бог содействует нам и подает силу свыше. И хотя похоть крепнет в тех, кто предается нерадению, и словно властвует над их сердцем, но она бессильна, с легкостью укрощается и изгоняется из ума теми, кто имеет божественный страх. Ибо написано, что страх Господень чист[141], то есть он приводит к чистоте.

  1. Против тех, которые спрашивают, не было ли возможным Христу согрешить, раз он понес подобие Адама по плоти

Разъяснение

Совершенно неразумны и те, которые предположили, не знаю как, будто Сам Христос способен был погрешать, раз Он по домостроительству оказался в свойственном нам виде, принял образ раба[142] и обращался между живущими на земле[143] людьми. Действительно, если Он отступил от того, чем Он был, если перешел от того, чтобы быть Богом, к тому, чтобы быть только подобным нам, пусть они ищут в Нем обвинения в человеческой немощи. Если же Он для того понес человеческую природу, чтобы как она была обессилена в Адаме, так в Себе явить ее крепчайшей и превозмогающей грех, то зачем они тщетно стараются найти то, чего не могут? Как же они забыли, что Он говорит: «Идет князь мира сего, и он не найдет[144] во Мне ничего»[145]? Ведь хотя всякую плоть обвиняет изобретатель греха, но во Христе были бесполезными его неразумные и пустые хлопоты, ибо он совсем ничего не нашел в Нем. Также и иудеям Он сказал: «Кто из вас обличит Меня в грехе? Если же Я говорю истину, почему вы не верите Мне?»[146] Поэтому как в Адаме мы были осуждены вследствие непослушания и преступления божественной заповеди, так во Христе мы оправданы через совершенную непогрешимость и безупречное послушание во всем. В этом и состояла похвала человеческой природе, ибо прекратилось проклятие и заградилось устье греха, а с ним упразднилась и власть смерти, словно бы увядшая вместе со своим корнем. Ведь если грех стал для нас виновником всех зол, то уничтожением того, что случилось, будет оправдание во Христе, входящее посредством послушания и вполне безукоризненное. Так что если Он и понес, как сказано, Адама, однако не был, подобно ему, от земли перстным[147], но как бы небесным, несравненно лучшим перстного. А что человеческая природа в Нем увенчана похвалами безгрешности, можно увидеть из свидетельства о Нем боговдохновенного Писания, что Он не сделал никакого греха и не было лести в устах Его[148].

  1. К тем, которые спрашивают, (сотворены) ли также ангелы по образу Божию

Разъяснение

Объясняя, что означает у человека «по образу Божию», мы говорили, что в нем изображается не Его телесный вид. Ведь Божество бестелесно, невещественно и неосязаемо, и Оно за пределами количества, описания, облика и формы. Прилагая же Божественное изображение к человеку, мы говорили, что он был сотворен по подобию Самого Создателя, соответственно качеству нравов или поведения, и по духовному облику, который проявляется через благовидность добродетелей, ибо Божество прекрасно во всем и Оно – подлинный источник, корень и происхождение всякой добродетели, откуда и к нам приходит благое. Поэтому если соответственно получаемому от добродетелей виду в нас созидается образ Божий, а это имеется и у святых ангелов, притом несравненно выше, чем у нас, то не будет невозможным думать, что и все разумное творение приобретает образ Божий через освящение, праведность и всякую добродетель. Ведь если у нас, живущих на земле, проявляется Божественная и превышающая мир красота, то разве не в большей мере – у разумных вышних сил, на которых почивает Бог? Вот почему Божественное Писание называет небо Его престолом[149].

  1. Против тех, которые вопрошают: как демоны, будучи бестелесными, смешались с женами?[150]

Разъяснение

А раз нам говорят, что некоторые вопрошают, каким образом нечистые демоны, будучи бестелесными, вступили в связь с женами, а те родили им исполинов, то нам необходимо скоро ответить и на это, не распространяя речь продолжительными повествованиями, но вкратце выявляя значение этого события. Итак, говорится, что уже в изначальные сроки или времена произошло разделение на потомков Каина, говорю я, и на потомков Еноса, который по причине великой праведности был наименован тогдашними людьми «Богом». Ибо говорится: «Сей с упованием назывался именем[151] Господа Бога своего»[152]. Но если потомки Еноса были ревнителями праведности и всякого доброго дела, следуя нравам своего отца, то потомки Каина были дерзкими, проклятыми и готовыми предаться всякому виду порока, ибо таким был у них и отец. Так вот, до тех пор пока эти роды оставались несмешанными друг с другом, у потомков Еноса сохранялось отличие превосходной жизни. Но поскольку, говорится, сыны того, кто прозван Богом, то есть Еноса, увидели дочерей из потомства Каина, которых и наименовало Писание дочерями человеческими[153], а потом они развратились от них и поддались постыдным влечениям, постольку они обратились к их нравам. Поэтому Бог в негодовании устроил так, что избранные ими жены рождали безобразных чудищ, которых и называли исполинами из-за их отвратительного и непристойного поведения и безудержной дерзости.

В самом деле, четыре переводчика, бывшие после Семидесяти, передавая это место, не написали, что сыны Божии, увидевши дочерей человеческих, но или «сыны властвующих» (τῶν δυναστευόντων)[154], или «сыны властителей» (τῶν δυναστῶν). И неразумно думать, что бестелесные демоны способны делать свойственное телам и выполнять что-то вопреки собственной природе. Ведь ничто из существующего не может поступать против природы, но каждый каким сотворен, таким и пребывает, поскольку Бог каждому определил свой чин, ведь Он – Виновник бытия[155] всех и по Его мановениям каждый из существующих есть то, что он есть. А кроме этого, следует знать еще, что хотя в некоторых списках стоит: «Ангелы Божии» увидевши дочерей человеческих, это, однако, внесенная извне приписка, ибо правильно так: Сыны Божии, увидевши дочерей человеческих[156].

 

Библиография 

Abel 1947 – Abel F. St. Cyrille d’ Alexandrie dans ses rapportes avec la Palestine // KYRILLIANA. Études variées à l’ occasion du XVe centenaire de St. Cyrille d’ Alexandrie (444–1944). Le Caire, 1947. P. 205–230.

Bardenhewer 1924 – Bardenhewer O. Geschichte der altkirchlichen Literatur. Freiburg im Breisgau, 1924. Bd. 4.

Liébaert 1951 – Liébaert J. La doctrine christologique de saint Cyrille d’Alexandrie avant la querelle nestorienne. Lille, 1951. P. 87–100.

Wickham 1974 – Wickham L. Genesis VI 2 in early Christian exegesis // Outestamentische Studiën. Vol. 19. 1974. S. 135–147.

Оригинальные источники

Ebied, Wickham 1970 – The letter of Cyril of Alexandria to Tiberius the Deacon. Syriac Version / Ed. R. Y. Ebied, L. R. Wickham // Le Muséon. T. 83. 1970. P. 433–483.

Harl 1986 – La Bible d’ Alexandrie. La Genèse / M. Harl, trad., introd. Paris, 1986.

Pusey 1872 – S. P. N. Cyrilli archiepiscopi Alexandrini in D. Johannis Euangelium. Accedunt fragmenta varia necnon tractatus ad Tiberium diaconum duo / Ph. E. Pusey, ed. Oxford, 1872. Vol. 1–3.

Wickham 1983 – Cyril of Alexandria. Select Letters / L. R. Wickham, ed. and trans. Oxford, 1983.

Σταμούλης 1993 – Σταμούλης Χ. Κυρίλλου Ἀλεξανδρίας «Κατὰ ἀνθρωπομορφιτῶν». Θεσσαλονίκη, 1993.

Русские переводы

Сулин 2005 – Сулин С. Перевод трактата свт. Кирилла Александрийского «Против антропоморфитов» (Κατὰ ἀνθρωπομορφιτῶν). Дипл. раб. МДС (Машинопись). Сергиев Посад, 2005. [Sulin S. Perevod traktata svt. Kirilla Aleksandrijskogo «Protiv antropomorfitov» (Κατὰ ἀνθρωπομορφιτῶν). Dipl. rab. Moskovskoi dukhovnoi seminarii (Mashinopis’) (Translation of the treatise of St. Cyril of Alexandria «Against anthropomorphites» (Κατὰ ἀνθρωπομορφιτῶν). Dissertation. Moscow Theological Seminary (Typewritten)). Sergiev Posad, 2005.]

Яшунский 2014 – Свт. Кирилл Александрийский. Книга сокровищ о Святой и единосущной Троице / Р. В. Яшунский, пер. СПб. – Краснодар, 2014. [Svt. Kirill Aleksandrijskij. Kniga sokrovishh o Svjatoj i edinosushhnoj Troice (Treasure Book of the Holy and Consubstantial Trinity) / R. V. Jashunskij, per. Saint Petersburg – Krasnodar, 2014.]

КИРИЛЛ АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ, свт. Разъяснение догматов / Пер. иером. ФЕОДОРА ЮЛАЕВА

An abstract

St. Cyril of Alexandria. Answers to Tiberius the deacon and his brethren. Translated from Syrian and note by Е. А. Zabolotnyi, М. G. Kalinin. Translated from Ancient Greek, forward and notes by hieromonk Theodore (Yulaev)

The publication of the Russian translation of a treatise of St. Cyril of Alexandria contains the answers to fifteen questions on different topics of Christology, the anthropomorphism of Scripture, the image of God in man et al., which have been posed to the saint by a group of Palestinian monks. The translation is preceded by a preface, which outlines the historical framework for writing the treatise, provides guidance on the Syrian and Greek manuscript versions of the treatise, carries out a review of its publications, and explores its connection with the later compilation of 1605 called «Against anthropomorphites» by the Flemish humanist Bonaventura Vulkanius, which, when closely inspected, turns out to be basically a retelling and a liberal reworking of the two dogmatic works of St. Cyril: «Answers to Tiberius the deacon and his brethren» and «The Solution to Dogmatic Questions».

Keywords:

Cyril of Alexandria, the Greek patristics, Syriac literature, Christology, anthropomorphism, anthropomorphites, the image of God.

ФЕОДОР (ЮЛАЕВ), иером. Свт. Кирилл Александрийский О козле отпущения. Послание епископу Акакию Скифопольскому

Примечания

[1] Cyrillus Alexandrinus. Responsionum ad Tiberium diaconum (CPG 5232).

[2] О связях свт. Кирилла Александрийского с Палестиной см.: Abel 1947. P. 205–230.

[3] См.: ПЭ. 2014. Т. 34. С. 234–235.

[4] Bardenhewer 1924. S. 56.

[5] Ebied, Wickham 1970. P. 434.

[6] Cyrillus Alexandrinus. De dogmatum solutione (CPG 5231). Русский перевод этого трактата готовится к изданию в ближайшем номере «Богословского вестника».

[7] Ebied, Wickham 1970. P. 433. Примеч. 4.

[8] Brit. Lib. Add. MS 14531. Fol. 119r–141r.

[9] Laurentianus plut. VI. 17 (XI s.). Fol. 210 et seqq.; Vaticanus gr. 447 (XII s.). Fol. 302r–312r (Wickham 1983. P. XLVII).

[10] Pusey 1872. Vol. 3. P. 567–602.

[11] Cyrilli Archiepiscopi Alexandrini Adversus Anthropomorphitas liber unus, graece et latine / Bonaventura Vulcanius, ed. Leiden, 1605.

[12] Главы 2–15 трактата «Ответы Тиверию диакону с братией» являются, соответственно, главами 18, 19, 14, 20, 21, 15, 10, 22, 3, 12, 11, 23, 4 и 17 трактата «Против антропоморфитов», а 9 глав трактата «Разъяснение догматов» (по изданию Ф. Пьюзи) составили главы 1, 2, 5–9, 16 и 13 трактата «Против антропоморфитов» (Pusey 1872. Vol. 3. P. 545). Отметим, что 9-я глава трактата «Разъяснение догматов» по изданию Ф. Пьюзи соответствует 11-й главе по его новейшему критическому изданию Л. Уикхэма (подробнее об этом мы скажем при публикации русского перевода).

[13] Gregorius Nyssenus. Oratio in diem natalem Christi (CPG 3194).

[14] Cyrillus Alexandrinus. Epistula 83. Ad Calosyrium (CPG 5383). Его русский перевод также готовится к изданию в «Богословском вестнике».

[15] PG 76, 1065–1132.

[16] PG 76, 1100B.

[17] Две его древнейшие рукописи хранятся в венецианском (Marcianus gr. 2.122 (=295) (XIV s.)) и базельском (Basiliensis Bibliothecae Universitatis gr. 32 (A III 4) (XIV s.). Fol. 117 et seqq.) собраниях (Wickham 1983. P. XLVIII–XLIX). В 1993 г. вышло новое издание «Против антропоморфитов» с параллельным новогреческим переводом и вступительной статьей Х. Стамулиса (Σταμούλης 1993). Х. Стамулис высказал предположение, что в таком виде сочинение мог составить и сам свт. Кирилл. Он указывает на его знакомство со «Словом на Рождество Христа» свт. Григория Нисского, находя ряд совпадающих с ним фрагментов в тексте его «Толкования на Евангелие от Луки», и напоминает, что именно свт. Кирилл Александрийский начал широко цитировать патристические свидетельства в богословских сочинениях (Σταμούλης 1993. Σ. 55–59). Но во-первых, выявленные Х. Стамулисом параллели либо не выглядят вполне убедительными (совпадение одного слова или общей мысли), либо относятся к тем фрагментам «Толкования на Евангелие от Луки» из катен, аутентичность которых не подтверждается ни новейшим критическим изданием греческого текста, ни сирийским переводом этого памятника (относительно текстологии которого см.: БВ. 2008. № 7. С. 17–21). Что касается патристических свидетельств, свт. Кирилл, приводя их, обычно педантично отмечает источники своих цитат (в чем и состояла новизна его метода, положившего начало святоотеческим флорилегиям), поэтому дословное воспроизведение им фрагментов гомилии свт. Григория Нисского без указания автора маловероятно. Наконец, как уже было сказано, он не мог дописать слов: «против агноитов» – к заголовку одной из глав своего сочинения, поскольку этой секты в его время еще не существовало. По изданию Х. Стамулиса был выполнен перевод трактата «Против антропоморфитов» на русский язык выпускником МДС 2005 г. С. Сулиным в качестве дипломной работы (Сулин 2005).

[18] Ebied, Wickham 1970.

[19] Wickham 1983. P. 132–179. В отличие от других представленных в этом издании творений свт. Кирилла, греческий текст которых лишь воспроизводит прежние публикации, греческий текст упомянутых трех сочинений («Ответы Тиверию диакону с братией», «Разъяснение догматов» и «Послание Калосириону, епископу Арсеноитскому») является результатом самостоятельного изучения Л. Уикхэмом рукописной традиции и в ряде подробностей отличается от издания Ф. Пьюзи. Вступительное письмо палестинских монахов и 1-я глава трактата «Ответы Тиверию диакону» даны здесь только в английском переводе, причем новом, сравнительно с изданием 1970 г., поскольку там, по признанию Л. Уикхэма, не обошлось без ошибок перевода (Ibid. P. XLIX).

[20] Перевод Е. А. Заболотного.

[21] Начало рукописи повреждено.

[22] По всей видимости, имеются в виду жители Палестины.

[23] ܕܚܘܒܐ. Восстановлено издателями. В рукописи: ܘܒܐ …

[24] Дан. 13, 42.

[25] 1 Тим. 6, 12.

[26] Речь идет о низложении свт. Кирилла Александрийского на «соборике» восточных 26 июня 431 г. (Gesta a synodo Orientalium (CPG 8691) // ACO I, 1, 5. P. 122–124; ДВС. Т. 13. Казань, 1910. С. 286).

[27] Ср.: Деян. 18, 9–10.

[28] Т. е. византийцев.

[29] 1 Тим. 2, 4.

[30] Ср.: 2 Тим. 4, 8.

[31] Ср.: Ис. 8, 18.

[32] Перевод М. Г. Калинина. Переводчик благодарит Ю. В. Фурман (ИВКА РГГУ), выступившую рецензентом данного текста, и иером. Феодора (Юлаева), предложившего ценные замечания по стилю перевода. Примечания к переводу выполнены М. Г. Калининым и иером. Феодором (Юлаевым).

[33] Букв.: «в учении твоего исцеления». В рукописи после «немедленно» (ܒܥܓܠ) стоит дополнительная точка, которая, возможно, указывает на лакуну в рукописи. Издатели текста предлагают для этой лакуны эмендацию ܚܢܢ («мы»), и это местоимение, по их мнению, выступает подлежащим при нескольких предикативных причастиях в тексте, в результате чего перевод получается следующий: «когда члены тела не идут слаженно и мы замышляем обличение, мы немедленно нуждаемся в твоем исцеляющем учении» (Ebeid – Wickham 1970. P. 443). Эта эмендация неубедительна, поскольку личное местоимение при предикативном причастии не может заменить энклитику (возможна комбинация ܚܢܢ ܣܢܝܩܝܢ ܚ̱ܢܢ, но не ܚܢܢ ܣܢܝܩܝܢ).

[34] Букв. «в свойственное (ܕ) священническому образу».

[35] См.: Мф. 23, 7.

[36] Возможный перевод – «странничеством», однако перевод «гостеприимство» лучше соответствует положению дел.

[37] «Тех других» – вероятно, тех «многих», у которых еретики стремятся завоевать учительский авторитет, то есть речь идет о монахах-палестинцах. См. далее замечание о «живущих на этом месте».

[38] Ср.: 2 Цар. 5, 8.

[39] Букв. «наши положения», «наши аргументы».

[40] Букв. «те, кто в двойных победах» (ܢܨ̈ܚܢܐ ܥ̈ܦܝܦܐ). Этот образ соотносится с названными выше двумя добродетелями – страхом Божиим и праведностью.

[41] Возможен перевод «оправданиями благодати».

[42] То есть одна из двух добродетелей.

[43] Ср.: 2 Цар. 5, 8.

[44] Евр. 4, 11.

[45] Букв. «через данное тебе свыше присутствие разума».

[46] Перевод М. Г. Калинина.

[47] Евр. 13, 17.

[48] Иез. 34, 14. Букв.: «на хорошем пастбище и на месте злачном». В основном тексте перевод дан по Септуагинте.

[49] Букв.: «то, чтобы желать так мыслить».

[50] ܒܕܡܘܬܐ ܕܨܠܡܐ / ba-ḏmūṯā d-ṣalmā, ἐν ὁμοιώματι εἰκόνος

[51] Рим. 1, 22–23. Пер. еп. Кассиана. Ср.: «называя себя мудрыми, обезумели, и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку» (Син.).

[52] Сирийскому ܡܚ̈ܫܒܬܐ, вероятно, соответствует здесь θεωρήματα. Данный термин (θεώρημα) может, в частности, означать библейское место, подлежащее толкованию (PGL P. 647). Дальнейший текст подтверждает это понимание, поскольку свт. Кирилл приводит в обоснование своей позиции серию цитат из Св. Писания.

[53] Флп. 2, 5–7.

[54] Букв.: «(пока не) станет в вас формы».

[55] Гал. 4, 19.

[56] Истинно говорю вам: – (Син).

[57] Ин. 5, 37.

[58] См.: Кол. 1, 15. В Пешитте здесь слову εἰκών соответствует ܕܡܘܬܐ.

[59] См.: Евр. 1, 3.

[60] + камню (Син.).

[61] В сирийском тексте – «начертанию» (ܣܪܛܐ).

[62] Деян. 17, 29. Пер. еп. Кассиана.

[63] ܣ̇ܛܪܝܢ. Возможно, ошибочное написание вместо ܣܪܛܝܢ «рисуют, изображают (красками или резьбой)». В таком случае выражение «изображают без меры» соотносилось бы с предыдущим рассуждением свт. Кирилла о том, что антропоморфиты подобны идолопоклонникам, изображающим Божество и обличаемым за это ап. Павлом.

[64] Рим. 8, 29–30.

[65] Букв.: «есть без облика и не в той форме, что во внешнем виде и очертании».

[66] Зах. 4, 10. Пер. П. Юнгерова.

[67] Втор. 32, 11.

[68] Быт. 1, 27.

[69] 1 Кор. 15, 27; Пс. 8, 6.

[70] Букв. «из остального».

[71] В оригинале два слова, «житие» (ܕܘܒܖ̈ܐ) и «жизнь» (ܚܝ̈ܐ).

[72] В Codex Vaticanus Graecus 447, где настоящая глава является первой, здесь имеется надписание: «Догматические вопросы, предложенные Тиверием диаконом и братьями святому Кириллу, архиепископу Александрийскому» (Wickham 1983. P. 140).

[73] Здесь и далее – перевод и примечания иером. Феодора (Юлаева).

[74] Вар. 3, 37.

[75] κεκένωτο.

[76] Ин. 4, 24.

[77] Ср.: Иез. 16, 52; Мф. 11, 24.

[78] Ин. 14, 10

[79] Иер. 23, 24.

[80] Иер. 23, 23.

[81] Пс. 138, 7.

[82] Ин. 16, 7

[83] Прем. 1, 7.

[84] Мф. 28, 20.

[85] Ин. 14, 10.

[86] Евр. 1, 3

[87] 1 Кор. 1, 24.

[88] χαρακτήρ (Евр. 1, 3). Ср.: «образ» (Син.); «отпечаток» (еп. Кассиан).

[89] Выражение, очень часто используемое свт. Кириллом для указания на человеческую природу, особенно в христологическом контексте.

[90] Отсылка к знаменитому выражению Ария «ἦν ποτε ὅτε οὐκ ἦν» (Athanasius Alexandrinus. Oratio I contra Arianos. 5, 3 // Athanasius Werke / Hrsg. M. Tetz. Bd. 1. T. 1 (2). B.–NY, 1998. S. 114; рус. пер.: Творения Афанасия Великого. Ч. 2. СТЛ, 1902. С. 181), анафематствуемому в Никейском Символе.

[91] Иер. 23, 16.

[92] По замечанию Л. Уикхэма, этот вопрос выглядит вариантом предыдущего, только если там высказывалось предположение, что при Воплощении Сын, покинув небеса, «оставил» там Свое Божество, здесь подразумевается, что Он покинул небеса вместе с Божеством. Близка и аргументация святителя в обоих ответах, а также используемые библейские цитаты. Вероятно, оригинальный вопрос был выражен несколько неясно, что и побудило свт. Кирилла при ответе изложить его в двух вариантах (Wickham 1983. P. 147. Not. 23).

[93] Иер. 23, 16.

[94] Пс. 138, 7–10.

[95] Ср.: Евр. 1, 3.

[96] γενεσιουργός (см.: Прем. 13, 5).

[97] Мф. 24, 36; Мк. 13, 32.

[98] Пс. 74, 6.

[99] 1 Кор. 1, 30.

[100] Кол. 2, 3.

[101] Пс. 72, 24.

[102] Ср.: Ин. 10, 15.

[103] 1 Кор. 2, 10.

[104] Гал. 4, 6.

[105] Вопрос о неведении Христа свт. Кирилл рассматривал и в ранних триадологических трактатах: «Сокровище» (Cyrillus Alexandrinus. Thesaurus. Ass. 22 // PG 75, 368D–380B. Рус. пер.: Яшунский 2014. С. 217–223) и «О Святой Троице» (Idem. De Sancta Trinitate dialogi. VI // SC 246. P. 116–139). Ж. Льебэр, посвятивший в своей монографии отдельную главу этому вопросу с обсуждением различных интерпретаций точки зрения свт. Кирилла в ученой литературе, отмечает, что решение святителя напрямую зависит от 3-го «Слова против ариан» свт. Афанасия Александрийского (Athanasius Alexandrinus. Oratio 3 contra Arianos. 42–50 (M. Tetz. Bd. 1. T. 1 (3). B.–NY, 2000. S. 353–362). Рус. пер.: Творения Афанасия Великого. Ч. 2. СТСЛ, 1902. С. 422–432). Свт. Кирилл подчеркивает совершенное знание Христа как Бога Слова и оправдывает Его слова, которые сказаны «по домостроительству» и для назидания учеников, «педагогически», но не имеют никакого отношения к действительному неведению (Liébaert 1951. P. 87–100).

[106] См.: Ин. 11, 43.

[107] Иак. 4, 8.

[108] Евр. 2, 14.

[109] В акцентировании того, что плоть «одушевлена разумной душой» можно видеть отголоски несторианской полемики, когда обвинения в аполлинарианстве вынуждали святителя подчеркивать свою непричастность к этой ереси.

[110] Евр. 8, 1.

[111] Еф. 1, 21.

[112] Деян. 1, 11.

[113] Мф. 25, 31.

[114] Ин. 1, 14.

[115] Иоил. 2, 28.

[116] Ис. 40, 5.

[117] Прямой смысл речи здесь предполагает, что человек создан по образу Сына, но нужно уточнить, что для свт. Кирилла «образ Божий» в человеке является отражением всей Святой Троицы в силу тождества сущности Божественных ипостасей. На основании этого в трактате «Разъяснение догматов» он отвергает мнение, что человек является «образом образа», то есть Сына, который уже есть «образ» Отца (Cyrillus Alexandrinus. De dogmatum solutione. 4 // Wickham 1983. P. 196–198).

[118] Еф. 2, 10.

[119] Ин. 10, 7.9.

[120] Ин. 14, 6.

[121] Ин. 10, 10. Ср: «в избытке» (Син., еп. Кассиан).

[122] В «Толковании на Евангелие от Иоанна» свт. Кирилл под этим «избытком» понимает причастие Святого Духа, которое получают только «оправданные верой во Христа» (Cyrillus Alexandrinus. In Ioannem. Lib. VI, 1 // Pusey 1872. Vol. 2. P. 219–220. Рус. пер.: Творения свт. Кирилла Александрийского. Кн. 3. С. 348–349).

[123] См.: Мф. 9, 29.

[124] См. Лк. 7, 14.

[125] См.: Ин. 9, 6.

[126] Вероятно, святитель подразумевает здесь евангельские слова: Иисус … водим был (γετο) Духом в пустыне (Лк. 4, 1). Употребленное здесь «водим был» он интерпретирует именно как «проводил жизнь» (διῆγεν). Само это место он понимает не так, что Христос в пустыню «уводился» (ἀπεφέρετο) Святым Духом, но что Он проводил в пустыне жизнь духовную, а не телесную (Cyrillus Alexandrinus. In Lucam. Hom. 12 (Frgm. I, 25) // Lukas-Kommentare aus der Griechischen Kirche / Hrsg. J. Reuss. B., 1984  (TU 130). S. 64–65; Idem. Oratio ad Pulcheriam augustas de fide. Cap. 28 // ACO I, 1, 5. P. 46. Рус. пер.: БВ. 2008–2009. № 8–9. С. 116).

[127] Быт. 2, 7.

[128] Свт. Кирилл рассматривает «образ» Божий и «подобие» в библейском рассказе о сотворении человека как тождественные понятия (Cyrillus Alexandrinus. De dogmatum solutione. 3 // Wickham 1983. P. 192).

[129] Ин. 4, 24.

[130] Гал. 4, 19.

[131] См.: Быт. 1, 28.

[132] Ин. 5, 37.

[133] Исх. 12, 46.

[134] Лев. 17, 3–4.

[135] 2 Пет. 3, 16.

[136] См.: 2 Кор. 13, 3.

[137] Рим. 7, 22–23.

[138] Рим. 7, 24–25.

[139] Рус. пер. еп. Кассиана.

[140] Рим. 8, 3–4.

[141] Пс. 18, 10.

[142] Флп. 2, 7.

[143] Вар. 3, 38.

[144] не найдет: не имеет (Син., еп. Кассиан).

[145] Ин. 14, 30.

[146] Ин. 8, 46.

[147] 1 Кор. 15, 47.

[148] 1 Пет. 2, 22; Ис. 53, 9.

[149] Пс. 10, 4; Пс. 102, 19; Ис. 66, 1.

[150] См.: Быт. 6, 2–4. Подобное толкование этого места свт. Кирилл предлагает еще в двух своих сочинениях: «Глафиры» и «Против Юлиана Отступника» (Cyrillus Alexandrinus. Glaphira in Pentateuchum. In Genesim. Lib. 2 // PG 69, 49C. Рус. пер.: Творения свт. Кирилла Александрийского. Кн. 2. М., 2001. С. 30–34; Idem. Contra Julianum imperatorem. Lib. 9 // PG 76, 945A–960A). Обзор интерпретации этого места в древней Церкви имеется, например, в статье: Wickham 1974. S. 135–147. См. также: Harl 1986. P. 125.

[151] Греческий текст Септуагинты допускает такой перевод, а из контекста видно, что святитель именно так понимает это место. Сходное понимание разделяет блж. Феодорит Кирский, приводя в подтверждение перевод Акилы: «Тогда начали именоваться именем Господа» (Theodoretus Cyri. Quaestiones in Octateuchum. In Genesim. 48 // Ed. N. Fernández Marcos, A. Sáenz-Badillos. Madrid, 1979. P. 45. Рус. пер.: Творения блж. Феодорита. Ч. 1. М., 1855. С. 49). В переводе П. Юнгерова: Сей с упованием призывал имя, что соответствует другой традиции понимания этого места, также засвидетельствованной у древних христианских писателей (Harl 1986. P. 119).

[152] Быт. 4, 26.

[153] Быт. 6, 2.

[154] По свидетельству свт. Кирилла, так – в переводе Симмаха (Cyrillus Alexandrinus. Glaphira in Pentateuchum. In Genesis. Lib. 2 // PG 69, 53 D; рус. пер.: Творения свт. Кирилла Александрийского. Кн. 2. С. 32). См. также: Septuaginta. Genesis 6, 2 (Wevers. Göttingen, 1974. S. 108).

[155] Прем. 13, 5.

[156] В рукописной традиции Септуагинты чтения «ангелы» и «сыны» засвидетельствованы примерно поровну (Wickham 1983. P. 179. Not. 56). Вариант «ангелы» встречается в Александрийском кодексе (см.: Septuaginta. Genesis 6, 2 (Wevers. Göttingen, 1974. S. 108)) и у ранних, до Оригена, авторов, прежде всего у Филона Александрийского (Harl 1986. P. 125). По указанию свт. Кирилла, Акила и Симмах читали здесь: «сыны» (Cyrillus Alexandrinus. Glaphira in Pentateuchum. In Genesis. Lib. 2 // PG 69, 53 C–D; рус. пер.: Творения свт. Кирилла Александрийского. Кн. 2. С. 32).

ФЕОДОР (ЮЛАЕВ), иером., ПЕРНБАУМ А.Г. Святитель Афанасий Александрийский. О храме в Афинах

ФЕОДОР (ЮЛАЕВ), иером., ЗАБОЛОТНЫЙ Е.А., КАЛИНИН М.Г. Святитель Кирилл Александрийский Ответы Тиверию диакону с братией // Богословский вестник. 18–19. 2015. № 3 июль–сентябрь, № 4 октябрь–декабрь. С.342-379.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий