Далмат (Юдин) иером.Литургика

ДАЛМАТ (ЮДИН), иером. Источники монашеской славянской книжности XIII в. по истории чина молитв перед сном

Из целого ряда молитвенных собраний именно чин молитв перед сном является самым популярным и общим для нескольких центров славянской книжности. В самых ранних славяно-русских и сербских богослужебных рукописях можно встретить как отдельные молитвы перед сном, так и уже оформившиеся их собрания.

Как увидим далее, традиция молитв перед сном тесно связана с последованиями Часослова, относящимися к ночному времени. Сту­дийский устав, к которому восходит подавляющее большинство ран­них источников по нашей теме, предполагает келейное совершение ночных последований. Еще одной особенностью Студийского устава, имеющей отношение к нашему исследованию, является использова­ние дополнительных молитв перед началом каждого из последований суточного богослужебного круга, а также и в конце: вслед за отпу­стом, или непосредственно перед ним.

Так, в рукописи 2-й *Л XIII в. традиционно именуемой «Ярослав­ский Часослов» [1] в конце чина вечерни есть две дополнительные мо­литвы: ι) покаянная молитва-исповедание «Всемогый Боже, аз укорен тя молю…» [2], г) молитва «Что ти принесу, или что ти возадм…», (4-я из состава наших вечерних молитв). Далее после многократного «Господи помилуй» (40 раз) и отпуста помещено собрание вечер­них молитв свт. Кирилла Туровского на каждый день седмицы[3]. Та­ким образом Ярославский Часослов свидетельствует, что цикл молитв свт. Кирилла изначально предназначен именно для Часослова и был разделен на три блока — молитвы после утрени, после часов и после вечерни которые представляют собой все те же дополнительные молитвы к последованиям суточного круга. Более того, вполне мож­но допустить, что свт. Кирилл не только творчески дополнил своими молитвами, но отчасти переработал ту версию Часослова, которая принесена на Русь прп. Феодосием Печерским вместе с Алексиев- ским Студийским уставом. Литургическое творчество Туровского Святителя подтверждается записью в уставных указаниях после его молитвы в субботу по вечерне (л. 162): «тако коньчав устав сий оубо- гый Кюрил». Следует отметить, что эта ключевая фраза, как и другие выписки из устава свт. Кирилла помещены также в списке седмичных молитв из библиотеки Иосифо-Волоцкого монастыря — это Канонник XV века (РГБ, ф. 113 № 96). Для нашей темы важно, что свидетельство об «уставе убогаго Кюрила» находится по тексту в непосредствен­ной связи с указанием (которое поэтому происходит из того же само­го Устава), что хотя монах и обязан молиться за весь мир, однако не здесь — в соединении с чином вечерни, но после повечерия («а иных не поминай, но по нефимонгь, глаголав молитву за крестьяны»)[4]. К со­жалению, в Ярославском Часослове чин Мефимона (т. е. Повечерия, которое по Студийской практике почти совпадает с первой частью Великого повечерия из нынешнего Часослова) сохранился с больши­ми утратами, почему нельзя ничего сказать о келейных молитвах по уставу свт. Кирилла, которые он назначил «по нефимонъ». Впрочем оказалось, что весьма определенное представление об этих молитвах все же можно составить, в чем помогли славянские рукописи библиотеки монастыря вмч. Екатерины на Синае и благожелательное отно­шение к исследователям богослужебных рукописей архиеп. Синай­ского Дамиана с братией святой обители[5].

Прежде всего укажем Часослов — современник Ярославского (г-я Vi XIII в.), который в конце XIX в. «переехал» с Синая в От­дел рукописей РНБ, где хранится в Основном собрании рукописных книг5. Будем именовать его «Синайский Часослов». Чин Малого мефимона здесь такой же, как в Ярославском[6], даже заключительная молитва у них совпадает: «Господи Боже нашь, вгьчныя жизни подате­лю…». Однако после нее нет ожидаемых дополнений. Их находим в виде собрания молитв в конце Великого мефимона (писан вслед за Малым и представляет собой известный нам Чин пения 12 псалмов[7]), а также в конце чина Полунощного пения:

ι) Великий мефимон завершается дополнительной молитвой «о умилении души»: «Душелюя, почто жалуеши на Господа…», за ко­торой отпуст, а затем следуют три молитвы «спати хотяще» (л. 190­193), которые можно считать уже оформившимся собранием «спаль­ных» молитв. Их три: (ι) «Даждь нам Владыко на сън грядущим…» (в конце повечерия современного Часослова), (г) «Ангеле святый Христов, хранителю и покрывателю души моей и телу моему…» (из состава наших вечерних молитв), (3) «Запрещаеть ти Господь, вселу­кавый диаволе…» (заклинательная молитва).

2) Чин Полунощного пения еще более изобилует дополнитель­ными молитвами. Так, в конце чина помещено шесть молитв, из которых изначально заключительными являются, судя по всему, толь­ко первая («Владыко Господи Боже, поели на мя гртшьнаго и неклю- чимаго раба своего щедроты твоя и милости твоя…») и последняя («Петра Черноризьца къ святгьй Богородици: Пресвятая Владычице Богородице, вгьдгь яко сквьрнавый и нечистый…»). Между ними че­тыре молитвы, которые хотя и разделены киноварными рубрика­ми, но представляют собой единый блок — молитву-помянник, о которой говорил в своем уставе свт. Кирилл Туровский, а именно: должно монаху «… не тъкмо за своя молитися Богу, но и за чюжая и за врагы. и не за едины крестьяны. но и за поганыя. ды быша обратилися к Богу, и на бесы, да быша имъ не сътворили пакости». Здесь (ι) «молитва, я же рече Господь молите за врагы ваша: Госпо­ди дажь милость всемъ иже присно поносять и хулять мя…», затем молитва (2) за весь мир, предваряемая указанием «въздевше руце»: «Помяни Господи всего мира, и помилуй всех и заступи вся…», и далее молитва (з) «припадше до земли: Помяни Господи ненавидящихь нас и лбюящихь нас…»*, после которой многократное «Господи поми­луй» (50 раз) и молитва (4) «за вся крестьяны» (совершенно иная, чем одноименная молитва прп. Феодосия Печерского). В последней молитве предлагается поминание по чинам («епископы и попы», «игумена и всю братию», «кого хощеши здравые», «усъпъшая епископы игумены и попы», «усъпъшюю братию мирьскую»), в каждом из которых поминаются имена с соответствующими про­шениями для каждой группы поминаемых. Сходный текст с молит­вой «за вся крестьяны» можно найти во второй части молитвы в субботу по заутрени свт. Кирилла Туровского. В обоих текстах есть характерные для свт. Кирилла особенности стиля (примеры см. Та­блицу ι), а также фразы и лексика. На наш взгляд молитва-помянник и молитва «за вся крестьяны» — заимствование из «устава убогаго Кюрила», о котором говорится в Ярославском Часослове. Частью того же устава, на наш взгляд, является и помещенное после отпуста [8] чина Полунощного пения последование молитв «спати хотяче» (л. 226-228 об.)[9]. Состав его следующий:

молитва «Царю Небесный, Утгыиителю, Душе Истиньный, умило- сердися на мя и помилуй мя…» (в наших вечерних 3-я), [10]

<два листа утрачено> последняя строка несохранившейся молит­вы,

потом четыре кратких прошения с тремя земными поклонами на каждом,

далее краткая молтива «полкланяся до земли»: «Раб твой кланя­йся молиться, пречистыми молитвами Пречистым Богородица и Вла­дычица нашем и Приснодтвица Мария, утвтрди Господи князя нашего имярек, молящихъ ся святу жьртву сего времени приими, ныня и присно, и въвп>кы вгьком»,

затем Трисвятое по «Отче наш», но прежде «Отче наш» до­бавлена молитва «Слава тебе Иисусе Христе, Сыне Божий. Приими Владыко молитвы наша…», последнее прошение которой предваря­ет молитву Господню: «…нынгь же отвьрзи уста моя, да помолимъ ся глаголюще: Отче нашь…» [11],

затем с поклоном до земли три краткие прошения (например, первое: «Господи милостив буди мнгь грпшьнику в день суда моего»), восставая же после каждого: «Господи помилуй» 12 раз (абсолютно сходное правило поклонов находим после молитв по заутрене из цик­ла седмичных свт. Кирилла[12]), окончание: слава, и ныне, «Господи помилуй (3), благослови» — молитва Иисусова.

непосредственно у места «идеже хощеть възлещи» перекрестить его трижды с краткой молитвой «Крест — души въстание, и живот миру — Иисус Христос Сын Божий»[13], молитва «ложася»: «Въ имя единочадаго Сына твоего, Господа нашего Иисуса Христа, поели на ны Святый твой Дул:…», затем часть псалма «Да воскреснеть Бог…»,

заключительное указание: «И възлег помяни гроб, ирци: Будете ли заутра въстание, или не будеть. И отпусти».

Есть существенные основания полагать, что на двух утраченных листах из рассмотренного последования свт. Кирилла был писан текст молитвы к Божией Матери, которую находим в сербской рукописи 1 Vi XIII века Sinait. slav. 28/N. Данный источник представляет собой фрагмент богослужебного сборника — тетрадь из 8 листов, где под об­щим названием «Сие молитве поютсе по павечернци» помещены четы­ре молитвы. Две из них повторяют молитвы из Синайского Часослова (даже их текст не имеет существенных редакционных отличий): пер­вая — та же, что в конце Великого мефимона: «Душе моя, почто жалу- еши на Господа…» (л. 188 об.), последняя аналогична той, что в конце чина Полунощного: св. Петра Черноризца «Пресвятая Владычице Бо­городице, вгьдгь яко скврьньн и нечист есмъ…» (л. 224 об., сохранилось лишь начало молитвы). Происхождение второй молитвы-исповедания грехов требует дополнительного исследования. Третья же молитва: «Убогый гртшный раб Божий <имярек> молить ся к Пречистгьй Вла- дычици к Матери Господни. Госпоже моя Пречистая…» имеет явные смысловые и лексические параллели с краткой молитвой «полкланяся до земли» из последования «спати хотяче» Синайского Часослова, которое носит признаки авторства свт. Кирилла: «Раб твой кланялся молиться, пречистыми молитвами Пречистыя Богородица…». Молит­ва эта находится находится почти сразу вслед за утраченными листами Синайского часослова (л. 227). Более того, третья молитва из сербской рукописи содержит ряд текстовых параллелей с тропарями молебного канона свт. Кирилла Туровского (см. Таблицу 2), который при состав­лении канона и сопровождающих стихир сходным образом заимство­вал фрагменты своих седмичных молитв.

В итоге, на наш взгляд, авторство молитвы-поминания, молитвы «за вся крестьяны» и последования молитв «спати хотяче» из Си­найского Часослова может быть атрибутировано свт. Кириллу Туров­скому, а утраченный из-за изъятия листов текст молитвы восстанавли­вается благодаря сербскому фрагменту.

Что касается факта заимствования сербами русских текстов, то это закономерное явление для конца XII — средины XIII веков, связанное с национальным и духовным возрождением сербов при свт. Савве Сербском. Корифеи славистики прошлого века, такие как Μ. Н. Сперанский и В. В. Мошин, указывают целый ряд литературных памятников, которые перешли из Древней Руси к южным славянам. Наиболее многочисленными из заимствуемых были тексты литурги­ческие и Священное Писание, как наиболее востребованные. Среди произведений церковного красноречия, в частности, переписывались притчи свт. Кирилла Туровского. Теперь этот ряд можно дополнить и гимнографическими творениями «русского Златоуста». По заме­чанию Мошина: «Те русские литературные сокровища, которые попали в южнославянские литературы в XIII и XIV вв., дают право думать, что в данный период Россия вернула славянским Балканам почти все, что приняла от них во время создания своей письменности, и прибавила многое из того, что сама создала в XI и XII вв.»[14]. Весьма печально, что мы до сих пор лишены многого из тех духовных сокро­вищ, которые оставил в общее наследие свт. Кирилл. Утешительным результатом представленного исследования становится открывающа­яся возможность собрать хотя бы часть утраченного наследия, потру­дившись с Божией помощью в наметившемся направлении.

 

 

 

Таблица ι. Сопоставление молитвы из Синайского Часослова с молит­вой из цикла свт. Кирилла
Молитва «за вся крестьяны», Синайский Часослов Молитва в субботу по заутрене
Помяни

Господи:

архиепископы и епископы, и епископа нашего (имя рекъ), иерея и диаконы, и анагносты, и всякаго чина церкованго арх1епискупы и епискупы (имя рекъ) со 1ереи и дшконы, и четца и всякаго чина церковнаго, яже постави пастухи словеснаго Ти стада
добавка тЪх молитвами Человеколюбие приими Господи приносимыя ти
прости множьства согрешений отъ нихъ молитвы за Mip и за вся
моихь бещисльных. крестьяны.
Помяни

Господи:

раба своего игумена (имя рекъ) и яже о Христе бартие, и всякого свята образа честьныхъ всякаго инока, и игумены, иконо- мы, и служащая мнихы. и всякаго черноризца, иже въ монастырехъ
чьрноризиа и чьрноризиць, и особныхъ местехъ, на лици всея земли и въ островехъ морьскыхъ и въ пустыняхъ и пещерахъ и въ вертепехъ и въ столпехъ и въ за- творехъ. Облегчи Господи тяготу ихъ и утеши скорбь ихъ, избави отъ насилья дшвола и съблюди въ чистоте вся дни живота ихъ
добавка и молитвами их вниди в сердце и молитвами их очисти съгреше-
мое, недостойнаго раба твоего. Н1Я моя.

 

молитва по рукописи Sinait. slav. 28/N песнь 5, тропарь 6 (богородичен)
(л. 5 об.) Егда же пречистыя своя молит­вы приносиши к Сыну своему за род кре- Мати человеколюпа Бога, егда мо­литвы приносиши к Сыну за рол
стьяньск. помяни мя грешьнааго и скврь- крестьянский, помяни мя грешна-
ньнаго… (л. 7 об.) … да не препрен буду го, да не препрен буду възлушными
вьзлушныими мытари, да не отягьчають мытари, да не отягчають греси мои
греси мои в мерилех на въздусе… в мерилех на воздусе. отгони вся
силы темныя, и светлым ангелам предай мя.
песнь 2, тропарь 1
(л. 6)

… в лень съврьшаю лневьные грехи, а в

Землю и земная возлюбив, чрево насыщаю присно, и въсласть напа­яю сердце, злыя породих мысли, и скверныя възрастих похоти: в день свершаю лневныя грехи, а в ношь
ноши ношьные, о горе мне грешному. … скврьньная дела в души моей, и зли мои
обычаи, в них же живу вся дни живота мо- ношьныя. от обычая зла Господи
его. управи мя.

 

Таблица 2. Сопоставление молитвы из Sinait. slav. 28/N с тропарями молебного канона свт. Кирилла

ПАТРИН В.Г. «Камень преткновения»: Учение о молитве ко Христу у Оригена в контексте генезиса практики «молитвы Иисусовой»

Примечания

[1] Ярославский историко-архитектурный музей-заповедник. Библиотека, № 15481.

[2]       Подобного рода исповедания грехов встречаются регулярно в сборниках келей­ного правила и являются прототипом той молитвы-исповедания, что находится в конце наших вечерних молитв.

[3]       Молитвы эти обращены в соответствии с дневными памятями Октоиха к анге­лам, Иоанну Предтече, Божией Матери, апостолам, Кресту и т.д.

[4]      Возможно данное уаэание устава свт. Кирилла определяется отличием вечерни, как общественной церковной службы, от повечерия — службы келейной. Отли­чие это требует сохранять общественную службу от избыточных дополнений и поминаний, в то время как в келье дается свобода, по выражению: «келия устава не имать».

[5] РНБ, Q.n.I.57. Также части этой рукописи: РНБ, Q.n.I.38 — один лист; Нацио­нальная Библиотека Франции, Slav. 65 — один лист; Sinait. slav. 41/N — один лист из не сохранившейся первой тетради (найден на Синае в 1975 г.). По све­дениям РНБ фрагмент Q.n.I.38 был привезен с Синая еп. Порфирием (Успен­ским) и вместе с другими рукописями его собрания перешел в ИПБ в 1883 г. Ру­копись же Q.n.1.57 сначала оказалась в Вене, где в 1896 г. ее приобрел академик И. В. Ягич, а в 1899 г. продал Императорской Публичной библиотеке (http:// expositions.nlr.ru/ex_manus/CodexSinaiticus/sobr_p.php).

[6] Судя по соответствию Малого мефимона в Синайском Чаосослове с сохранив­шимися фрагментами Ярославского.

[7] Так и в ряде других Часословов Студийского устава, где последование именует­ся Чин пения «нощьных часов» (РНБ, Соф. 1052, л. 118; РГБ, ф. 113 № 180(562), л. 689).

[8]      Все три действительно встречаются в позднейших рукописях как единый текст без разделительных рубрик: см. РГБ, собр. Синодальной библиотеки (ф. 272), № 234 Сборник молитв (4 Ά XV в.), л. 76.

[9]      Заметим — уже второе в этой рукописи: первое мы видели после Мефимона. Отсюда ясным становится тот факт, что каждое чинопоследование суточного богослужебного круга исполнялось в свое время, а спать монахам приходилось урывками — между службами.

ю. «…ся имя Отца и Сына и Святаго Духа, ныня и присно, и въвЪк».

и. Сходным образом построена одна из кратких молитв в субботу по вечерне свт. Кирилла, которая скорее должна предварять молитву в неделю по заутрене, поскольку последняя ее фраза предваряет начальный возглас утрени: «…Ныне же помощию Твоею понуждаемь, о милости Твоей радуася вопию глаголя: слава Ти Святая Единосущная и Неразделимая и Животворящая честная Троице, Отца и Сына и Святаго Духа, и ныне и присно и въ веки веком».

[12]     Например, в Сборнике XIV в.: Библ-ка монастыря Зограф, № 132 (л. 46 об.). Сходные по структуре привила поклонов, сопровождающие молитвы из цикла седмичных свт. Кирилла Туровского в рукописях XV в.: РГБ, ф. 113 № 96(405) Канонник (л. 50-50 об.); РГБ, ф. 272 № 243 Сборник молитв (л. 76).

[13] Этот текст находим перед молитвой в четверг по вечерне из цикла седмичных молитв свт. Кирилла: РГБ, ф. 113 № 96(405) Канонник (л. 100, об.-100).

[14]     Мошин В. В. О периодизации русско-южнославянских литературных связей X­XV вв. // Из истории русской культуры. Т. II. Кн. ι. Киевская и Московская Русь / Сост. А. Ф. Литвина, Ф. Б. Успенский. М.: Языки славянской культуры, 2002.

ДАЛМАТ (ЮДИН), иером. Источники монашеской славянской книжности XIII в. по истории чина молитв перед сном // Монашество в истории. Актуальные проблемы и новые методы в исследованиях. Материалы I и II научных конференций (2017-2018) / Отв. ред. О.А. Родионов. М., 2019. С. 55-71.

Оставить комментарий