Горайко А.В.Иоанн Златоуст свт.История Вселенской Церкви

ГОРАЙКО А.В. Свт. Иоанн Златоуст как защитник права убежища Церкви

Православная Церковь Византии в конце IV в. уже занимала достаточно прочное общественно-политическое положение в империи. В этот период, ко­гда Церкви оказывалась поддержка всей мощью государственного аппарата, вопрос о праве убежища приобретает особое значение. Церковь должна была теперь отстаивать свое право на миссию в ранневизантийском обществе уже в новых, изменившихся, исторических обстоятельствах существования восточной части Ромейской империи. Деятельность свт. Иоанна Златоуста (15 декабря 397/26 февраля 398-404 гг.) [1] на Константинопольской кафедре проливает до­полнительный свет на раскрытие проблемы сосуществования Церкви и госу­дарства в конце IV в[2]. На примере конфликта консула Евтропия и архиепископа Константинопольского Иоанна, где поводом разбирательства стал вопрос о праве убежища Церкви, мы сможем полнее представить себе возможности Пра­вославной Церкви Византии осуществлять свою деятельность в конце IV в.[3]

В отечественной и зарубежной[4] историографии этот вопрос специально почти не рассматривался. Упоминания об этих событиях и редкий анализ мы можем встретить, например, в работах Г.Ульгорна[5], иером. Михаила[6],

В.В.Болотова[7], Ф.А.Курганова[8], А.А.Васильева[9], М.Я.Сюзюмова[10], Г.Л.Курбатова[11] и др.

Касаясь содержания самого вопроса, отметим, что в момент вступления императора Аркадия на престол (395-408[12]) Константинополь представлял со­бой мегаполис с массой торгово-ремесленного населения и сложными социаль­но — религиозными проблемами. В V в. число жителей Константинополя, по расчетам исследователей, колебалось уже в пределах от 100 до 700 тыс[13].

Новая столица Римской империи[14] должна была стать центром всего госу­дарства, в котором христианская религия была государственной. Еще в царст­вование императора Константина Великого здесь началось бурное строительст­во первых христианских храмов[15]. Если каждый монастырь есть город Божий, то Константинополь заслуживал имени «города, охраняемого Богом», так как храмовые постройки в конце IV в. присутствовали на всех улицах города и его окрестностей, на холмах, среди долин и на берегу моря[16]. Правда, нельзя и пе­реоценивать темпы становления Константинополя как новой христианской сто­лицы[17]. Едва ли не до 80-х гг. IV в., епископ столицы имел небольшое влияние в жизни столицы. Его лишь несколько возвышала близость к императорской власти, в церковном же формально-каноническом отношении он был просто одним из епископов провинции Европа, подчиненным митрополиту Гераклеи (хотя и находился под патронатом императорской власти). Не следует также недооценивать реальное значение того обстоятельства, что исторически уже все территории восточной половины империи — Византии в их церковно­организационной структуре были разделены между ведущими церковными ка­федрами, и епископ столицы являлся только епископом города, самого Кон­стантинополя[18].

До 80-х гг. IV в. религиозная жизнь столицы сводилась к ожесточенной борьбе группировок, которую некоторые исследователи характеризуют как ре­лигиозную анархию и богословие улицы, поскольку религиозные лидеры были практически бессильны, а их популярность зависела от симпатий толпы[19]. Указ 380 г. об утверждении господства ортодоксального христианства и Вселенский собор 381 г. резко изменили положение столичной Церкви и, соответственно, предъявляемые к ней требования[20]. Теперь храмы столицы, начиная с Софий­ского, были переданы православному клиру, и православие восторжествовало в них силой оружия[21].

Второй Вселенский собор 381 г. предоставил епископу Константинополя преимущество чести после Римского епископа — «потому, что Константинополь есть Новый Рим»[22]. Буквальный смысл III канона Константинопольского собора предоставил Константинопольской кафедре большую честь, но ни малейшей власти: епископ столицы не был изъят даже от иерархической зависимости от своего митрополита — епископа Гераклейского. Только на Халкидонском собо­ре в 451 г. этот вопрос имел некоторое разрешение[23].

До середины IV в. Новый Рим был в значительной степени чиновно — бю- рократической столицей[24]. В жизни двора большую роль играло ведомство им­ператорских покоев, обеспечивавшее безопасность и все личные нужды импе­ратора и императрицы. Во главе этого ведомства стоял евнух — препозит опочи­вальни василевса[25]. Ему были подчинены многочисленные евнухи, находив­шиеся в услужении императора и императрицы. Евнух — препозит был наибо­лее близким доверенными лицом императора, одним из его ближайших совет­ников. Благодаря постоянной связи с ним он пользовался огромным влиянием при дворе[26].

Когда евнух — препозит Евтропий стал консулом (в 397 и 398 гг.[27]), он на­чал с энергичных действий в области внутренней политики империи[28]. Одним из таких его деяний было наступление на древнее право Церкви — право убе­жища.                                                                            /

Такого права, по мнению историка Церкви В. В. Болотова, древность не знала — в древней Греции его не было[29]. Однако, в ветхозаветной истории мы сможем найти достаточно случаев, когда нуждающиеся в убежище могли нахо­дить себе спасение от человеческого насилия у престола Божьего — в Иеруса­лимском храме[30]. Уже в императорский период истории Рима, когда защиты искали не у богов, а у императоров, можно было бежать в храм обоготворенно­го кесаря и спастись у его статуи. Этот порядок был признан формально при императоре Антонине Пие (138-161 гг.[31]). Тогда по существующим законам раб, бежавший от жестокостей господина к статуе императора, должен был быть продан в другие руки[32]. Такое право защищать гонимых от произвола ко­го-либо имела теперь и Православная Церковь. Содержание права убежища со­стояло в том, что беглец не мог быть извлечен из храма силой. В тех случаях, когда беглец искал убежища не от мстителей, а от «правды законной», иногда слишком суровой, — от суда, тогда епископ выдавал беглеца, но при этом брал обещание, что принятый под защиту Церкви не будет наказан смертью или из­гнанием[33]. Если дело шло о частных спорах, Церковь не выдавала беглеца до тех пор, пока его противник не поклянется на Евангелии, что хочет примирить­ся с ним. Такую же клятву должен был дать и сам беглец со своей стороны[34].

Сначала убежищем считался алтарь — святой престол. Впоследствии, из-за того, что оказывалось непристойным, чтобы беглецы спали ночью в алтаре, или пили и ели в храме, право убежища было допущено и для примыкающих зда­ний — двора, жилища епископа и окружающего пространства до тридцати,[35] ли­бо, по другим данным, до пятидесяти шагов расстояния[36].

Никто не мог прибегнуть к убежищу с оружием. Он должен был сложить его перед фасадом храма. Никто также не мог возбуждать к мятежу и восста­нию из храма. Священные места должны были оставаться местами мира по от­ношению к обеим сторонам. Да и само убежище открывалось не всем без раз­личия: убийцы, прелюбодеи, похитители дев и общественные должники ис­ключались из такого рода лиц. Место убежища не должно было доставлять приюта для избежания от наказания действительным преступникам. Оно долж­но было давать убежище тем, которых преследовали несправедливо, и достав­лять им возможность защищать свои права[37].

Правда, начиная с императора Феодосия Великого (379-395[38]), государство стало ущемлять такое право Церкви. Например, государственным должникам было запрещено искать спасения от долгов в храмах, а духовенству скрывать их[39]. Это было связано с тяжелым финансовым положением дел в империи, ко­гда Феодосий I был вынужден тратить огромные средства на восстановление разгромленной в Адрианопольской битве армии и вести напряженную борьбу с варварами. Должники фиска, не желая платить недоимки, прибегали к защите Церкви — и там под охраной алтаря оставались продолжительное время, нанося дополнительный ущерб скудной казне изнуренного постоянными войнами го­сударства. Феодосий I уже в законе 392 г. предписывает брать недоимщиков из мест убежища. Если же епископ или клирики не желают выдать должника, то­гда они должны заплатить недоимку из собственных средств[40].

Император Аркадий, относившийся еще более неприязненно, к возможно­сти Церкви влиять на гражданские дела, пошел еще дальше. В 397 г. он прика­зывает прекратить действие права убежища для иудеев, которые притворно прибегали к Церкви и принимали христианство только для того, чтобы освобо­диться от уплаты долгов. Их можно было принимать в храм только лишь в том случае, если они уплатят все свои долги или докажут чистоту своих намере­ний[41]. Таким образом, император Аркадий полагал, что право убежища Церкви нарушало интересы фиска и ущемляло влияние государственного правосудия. Правда, такое наступление на право Церкви осуществлять свою миссию в ран­невизантийском социуме встретило неожиданное препятствие в лице непре­клонного архиепископа Константинопольского Иоанна, который, как мы уже отмечали, занимал столичную кафедру с 15 декабря 397/26 февраля 398 до со­бытий 404 гг.[42], когда Златоуст был насильственно смещен после собора «При Дубе»[43] (403 г.[44]).

Свт. Иоанн Златоуст был человеком идей и проводил их неуклонно, не останавливаясь ни перед чем[45]. Многие находили, что он говорит чрезвычайно резко, в его обличениях видели намеки довольно ясные, чтобы знать, на кого они направлены[46]. Борьба за христианизацию общества требовала от Констан­тинопольского архиепископа огромного мужества и самоотвержения. Те, кто попадал в поле критики епископа столицы, были недовольны[47]. Страстные об­личения неправды и пороков сильных мира сего неизбежно вели святителя к конфликту. Даже всесильный евнух Евтропий, призвавший Иоанна из Анти­охии в столицу, был недоволен им за обличения[48]. Златоуст знал об этом, но не боялся и продолжал свои гневные обличения богатых, которые не замечали страдания нищих и больных, пребывавших в нужде[49].

Радикализм взглядов Златоуста в этот период был заметно усилен еще и той общей обстановкой острого социально — политического кризиса, который охватил империю в последней четверти IV в. Поэтому Златоуст в это время с особенной силой направляет свое слово против имущих горожан, стремящихся только к расширению своего имущества[50].

Кульминация конфликта, связанного с попыткой государства ущемить древнее право Церкви защищать тех, кто прибегает за помощью к святому пре­столу, наступила в 399 г. Златоуст постоянно конфликтовал с коррумпирован­ной администрацией Евтропия в той мере, в какой права и интересы Церкви за­девались государственной администрацией. Евтропий добился от императора Аркадия в том же 399 г. указа о запрещении Церкви предоставлять убежище должникам[51]. Теперь ни раб, ни рабыня, ни куриал, ни частный должник или должник фиска, ни опекун — словом никто, обязанный каким-нибудь долгом по отношению к государству или частному лицу — не мог пользоваться защитой Церкви[52]. Экономы, которые, не смотря на запрет, открыли бы для кого-нибудь из названных лиц двери храма, обязаны были возместить лежащий на этих ли­цах долг[53].

Конфликт Златоуста с консулом Евтропием выразился по поводу одного частного случая, когда Пентадия — жена военачальника Тимасия, обвиненного в преступлении и сосланного в один из египетских оазисов, воспользовавшись правом убежища, укрылась в одном из Константинопольских храмов. Евнух Евтропий требовал ее выдачи. Свт. Иоанн Златоуст заступился за нее и спас ей жизнь[54]. При мстительности евнуха и слабохарактерности императора Арка­дия, дело это могло бы очень дорого обойтись Златоусту, если бы в скором времени сам Евтропий не стал жертвой своего честолюбия[55].

Главнокомандующий императорскими войсками гот Гайна потребовал смещения и казни всесильного временщика. Император Аркадий, не имевший армии для борьбы с Гайной, вынужден был принять предъявленные ему усло­вия и удалить из правительства всех враждебных готам сановников[56]. Вдруг оказавшись лишенным всех званий и постов, обреченный на смертную казнь, Евтропий сам стал искать убежища в храме св. Софии у свт. Иоанна Златоуста. Причем, жители Константинополя не одобряли того, что Златоуст предоставил убежище в Церкви всем ненавистному Евтропию. Свт. Иоанн неподкупный и прямой стоял между угнетателями и угнетенными, где его голос был голосом совести мира[57]. С амвона храма св. Софии Златоустом была произнесена одна из самых знаменитых проповедей — «Гомилия на Евтропия — евнуха, патрикия и консула на слово Экклезиаста «суета сует и всяческая суета»,[58] где обличалось тщеславие, корыстолюбие и стяжательство недавно еще всесильного времен­щика, и одновременно воспевалась слава Церкви: властитель, поднявший руку на права и привилегии Церкви, был покаран. Так святитель выражал происхо­дящее. Евтропий же вскоре был выпущен под поручительство правительства и сослан.

После таких событий популярность епископа столицы среди ее жителей необыкновенно возросла[59]. Златоуст в полной мере использовал случай с Ев- тропием для упрочнения авторитета Православной Церкви и ее права на защиту тех, кто обращается к ней за помощью[60].

К этому следует добавить, что также твердо Церковь в это время защищала право осуществлять свою деятельность без ущемлений со стороны государства и в других частях обширной империи в лице не менее известных своей ревно­стью иерархов Церкви. Так, нам известна стойкая защита свт. Василием Вели­ким — архиепископом Кесарии Каппадокийской (ок. 330-379[61]) одной вдовы, которая обратилась за помощью Церкви против викария провинции Понта[62]. Известен и другой случай, когда Синезий, епископ Птолемаидский (370-414[63]), вынужден был отлучить префекта Андроника, который не хотел знать никаких подобных прав и издал приказ, по которому запрещалось беглецам искать убе­жища в храме, заявляя, что он сумеет добраться до них, даже если бы они об­нимали ноги Христа[64].

Свт. Амвросий (339-397 гг.[65]), будучи епископом города Медиолан, также оказался в подобной ситуации, когда необходимо было проявить достаточно сил и энергии, чтобы разрешить конфликтную ситуацию в пользу Церкви[66].

Что же касается дальнейшей истории существования самого права Церкви на убежище, то оно было восстановлено позже — указами императора Феодосия II (401-450[67]) в 408, 431-432 гг.[68], а также закреплено в законодательстве импе­ратора Юстиниана[69].

Таким образом, на примере деятельности архиепископа Константинополь­ского свт. Иоанна Златоуста как защитника права убежища Церкви заметна об­щая тенденция имперской администрации и лично императоров Феодосия Ве­ликого и Аркадия ограничить возможность участия Церкви в общественной жизни ранневизантийского социума. В частности, такая тенденция обнаружи­лась на примере попытки со стороны государства в период социально- экономического кризиса ограничить возможность Церкви участвовать и влиять на внутреннюю расстановку общественно-политических сил на примере древ­него права Церкви оказывать неприкосновенность тем, кто обращался за помо­щью к святому престолу. Деятельность архиепископа Иоанна Златоуста как за­щитника такого права создавала для имперской администрации существенные сложности в этом направлении деятельности. В результате событий, связанных с падением евнуха-препозита и консула Евтропия, который оказался инициато­ром ряда законодательных актов, существенно ущемляющих право Церкви на предоставление убежища, Златоуст получил блестящую возможность в лице побежденного гонителя Церкви еще раз показать общественную необходимость в присутствии такого права у Церкви. Государственные интересы столкнулись с интересами Церкви и, хотя поверженный консул был поводом скорее для мо­ральной победы, тем не менее это событие оказалось знаковым, Церковь в бли­жайшее время уже снова получила возможность реально осуществлять свою миссию через возможность беспрепятственно оказывать покровительство нуж­дающимся в защите.

ВЛАСОВ А.В. Иосиф Исповедник, патриарх Константинопольский (1267-1275,1282-1283)

Примечания

[1]  Балаховская А.С. Комментарии // Диалог Палладия, епископа Еленопольского, с Феодором, римским диаконом, повествующий о житии блаженного Иоанна, епископа Константино­польского, Златоуста. М., 2002. С. 169.

[2]  Socratis Scholastici. Historia ecclesiastica // Migne J.P. Patrologiae cursus completus. Omnium Ss. Patrum. Doctorum Scriptorumque Ecclesiasticorum. Series graeca. P., Tumholti, 1864. T. 67. Col. 518. (Далее: PG. T. Col.). Сократ Схоластик. Церковная История: Пер. с греч. М., 1996, С. 241. VI. 2.

[3]  Chrysostom, st. John // The Oxford Dictionary of the Christian Church. 2 ed. Oxford, 1974. P. 286.

[4]   К сожалению, остаются до сих пор недоступными некоторые современные результаты ис­следований западноевропейских ученых. См. к примеру: Giovanni Crisostomo: oriente е occi- dente tra IV e V secolo // Programma Augustianum Istituto Patristico. XXXII incontro di studiosi dell antichita cristiana 6-8 maggio 2004. Roma, 2004. 4 s.

[5]   Ульгорн Г. Христианская благотворительность в Древней Церкви. СПб., 1899.

[6]   Михаил, иером. Законодательство римско-византийских императоров о внешних правах и преимуществах церкви (от 313 до 565 гг.). Казань, 1901.

[7]   Болотов В. В. Лекции по истории древней церкви: В 4 т. Репринт изд. 1918 г. М., 1994. Т. 4: История церкви в период Вселенских соборов. III. История богословской мысли.

[8]   Курганов Ф.А. Отношения между церковной и гражданской властью в Византийской импе­рии: Обзор эпохи образования и окончательного установления характера взаимоотношений между церковной и гражданской властью в Византии (325-565). Leipzig, 1983.

[9]   Васильев А.А. История Византийской империи. Время до крестовых походов (до 1081 г.). СПб., 1998.

[10]   Сюзюмов М.Я. Внутреннее и внешнее положение Византийского государства в IV в. // Ис­тория Византии: В 3 т. / Под ред. С. Д. Сказкина и др. М., 1967. T. 1.

[11]   Курбатов Г.Л. Иоанн Златоуст// Ранневизантийские портреты. Л., 1991. С. 52-98.

[12]   Сюзюмов М. Я. Внутреннее и внешнее положение… С. 181.

[13]   Petit P. Libanius et la vie municipale a Antiochean IV siede après. J. C. Paris, 1955. P. 310.

[14]   Как столица Византийской империи Константинополь был освящен 11 мая 330 г. См.: Con­stantinople // The Oxford Dictionary of the Christian Church. 2 ed. Oxford, 1974. P. 339.

[15]   Петросян Ю.А., Юсупов A.P. Город на двух континентах: Византия, Константинополь, Стамбул. М., 1981. С. 38.

[16]   Марен, аббат. Константинопольское монашество от основания города до кончины патр. Фотия (330-848). СПб., 1899. С. 39.

[17]  См.: Курбатов Г.Л. Иоанн Златоуст… С. 122.

[18]  Курбатов Г.Л. Иоанн Златоуст… С. 122.

[19]  Кондаков Н.П. Византийские церкви и памятники Константинополя. Одесса, 1886. С. 11.

[20]  Theodosiani libri XVI cum constitutionibus Sirmondianis et leges novellae ad Theodosianum pertinentes, 2 ed. Berlin; Weidemann, 1954. XVI. 1. 2. См. об этом: Храпов А.В. Византийская империя. Империя и Церковь // Православная энциклопедия / Под ред. Патриарха Москов­ского и всея Руси Алексия II. М., 2004. Т. 8. С. 166-167.

[21]  Кондаков Н.П. Византийские церкви… С. 11.

[22]  См.: Constantinople… Р. 339. Собор Константинопольский Первый, Вселенский второй: Пер. с греч. // Деяния Вселенских соборов. Репринт 5-го изд. КДА. СПб., 1996. T. 1. С. 117.

[23]  Constantinople… Р. 339.

[24]  Курбатов Г. Л. Иоанн Златоуст… С. 122.

[25]  Гийу А. Византийская цивилизация: Пер. с фр. Екатеринбург, 2005. С. 115.

[26]  Гийу А. Византийская цивилизация… С. 115.

[27]  Там же.

[28]  Созомен Эрмий. Церковная История: Пер. с греч. СПб., 1851. С. 561. VII. 7. Сюзюмов М.Я. Внутреннее и внешнее положение… С. 181.

[29]  Болотов В.В. Собрание церковно-исторических трудов… С. 139.

[30]  См. к примеру об этом: Лопухин А.П. Жизнь и труды святого отца нашего Иоанна Златоус­та, архиепископа Константинопольского. СПб., 1895. С. 79.

[31]   Сергий (Спасский), архиеп. Прибавление. Римские и греческие императоры, патриархи вос­точные, римские папы, русские князья и цари, митрополиты и патриархи // Полный месяце­слов Востока: В 3 т. Репр. изд. 1901 г. М, 1997. Т. 3. Ч. 2-3: Святой Восток. С. 679.

[32]  Болотов В.В. Собрание церковно-исторических трудов… С. 139.

[33]  Михаил, иером. Законодательство римско-византийских… С. 241.

[34]  Ульгорн Г. Христианская благотворительность… С. 322.

33 Курганов Ф.А. Отношения между церковной… С. 53. Ульгорн Г. Христианская благотвори­тельность… С. 321.

[36]  Болотов В.В. Собрание церковно-исторических трудов… С. 139.

[37]  Ульгорн Г. Христианская благотворительность… С. 321.

[38]  Theodosius I // The Oxford Dictionary of the Christian Church. 2 ed. Oxford, 1974. P. 1361.

[39]  Васильев А.А. История Византийской империи… С. 137. См. также об этом: Курганов Ф.А. Отношения между церковной… С. 52.

[40]  Theodosiani libri… IX. 45. 1. См. об этом также: Михаил, иером. Законодательство римско- византийских… С. 242-243.

[41]  Theodosiani libri… X. 20. См. об этом: Михаил, иером. Законодательство римско-византийских… С. 12, 243.

[42]  См. также об этом: Danieïou J., Marrou Н. A new history of the Catholic Church: The Christian centuries. L., 1964. Vol. 1.: The first six hundred years. P. 311.

[43]  Созомен Эрмий. Церковная История… С. 580-582. VIII. 17. См. также Акты собора под Дубом: Пер с греч. // Диалог Палладия, епископа Еленопольского, с Феодором, римским диаконом, повествующий о житии блаженного Иоанна, епископа Константинопольского, Златоуста. М., 2002. С. 247.

[44]  Chrysostom, st. John // The Oxford Dictionary of the Christian Church. 2 ed. Oxford, 1974. P. 286.

[45]   PG. T. 52. Col. 427.; Иоанн Златоуст, свт. Беседа перед отправлением в ссылку // Полное собрание творений. СПб., 1898. Т. 3. Кн. 2. С. 444.

[46]  Cp.: Ibidem.; Там же. С. 453.

[47]  Житие святого Порфирия, епископа Газийского // Житие святого Порфирия, епископа Га- зийского. Нила монашествующего повесть об убиении монахов на горе Синайской и о пле­нении Феодула, сына его: Пер. с греч. / Составит. Д. Е. Афиногенов М., 2002. С. 32. § 37.

[48]  PG. Т. 52. Col. 392.; Иоанн Златоуст, свт. Беседа на Евтропия евнуха, патриция и консула // Полное собрание творений. СПб., 1898. Т. 3. Кн. 2. С. 404.

[49]   PG. Т. 52. Col. 399; Иоанн Златоуст, свт. Беседа, когда Евтропий, найденный вне церкви, был схвачен, и о саде и писаниях, и на слова: предста царица одесную тебе (Псал. XLIV, 10) // Полное собрание творений. СПб., 1898. Т. 3. Кн. 2. С. 412.

[50]  PG. Т. 52. Col. 399; Иоанн Златоуст, свт. Беседа, когда Евтропий… С. 412.

[51]   Сократ Схоластик. Церковная История… С. 244. VI. 5. Курбатов Г.Л. Иоанн Златоуст… С. 127.

[52]  Theodosiani libri… IX. 45. F

[53]  Михаил, иером. Законодательство римско-византийских… С. 243.

[54]  Созомен Эрмий. Церковная История… С. 512. VIII. 7.

[55]  Сократ Схоластик. Церковная История… С. 243-244. VI. 5.

[56]  Феодорит Киррский, блж. Церковная история: Пер. с греч. М., 1993. С. 207. V. 34.

[57]  Дронов М, прот. Святитель Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский // Альфа и Омега. 1995. № 4(7). С. 90.

[58]  Созомен Эрмий. Церковная История… С. 562. VIII. 7. PG. Т. 52. Col. 391-413. Иоанн Зла­тоуст, свт. Беседа на Евтропия евнуха, патриция и консула… С. 404-430.

[59]  Созомен Эрмий. Церковная История… С. 562. VIII. 7.

[60]  См.: PG. Т. 52. Col. 392. Иоанн Златоуст, свт. Беседа на Евтропия евнуха, патриция и кон­сула… С. 404.

[61]  Basil, St., «the Great» // The Oxford Dictionary of the Christian Church. 2 ed. Oxford, 1974. P. 139. См. также: Karayannopulos J., Gunter W. Quellenkunde zur Geschichte von Byzanz (324- 1453). Weisbaden, 1982. Hlb. 2. Hpt. 4. S. 251.

[62]   Болотов В. В. Собрание церковно-исторических трудов… С. 140. См. об этом также: Кур­ганов Ф.А. Отношения между церковной… С. 51-52.

[63]  Synesius //The Oxford Dictionary of the Christian Church. 2-ed. Oxford, 1974. P. 1332.

[64]   Болотов B.B. Собрание церковно-исторических трудов… С. 140. См. также: Улъгорн Г. Христианская благотворительность… С. 322.

[65]   Ambrose, St. // The Oxford Dictionary of the Christian Church. 2 ed. Oxford, 1974. P. 42.

[66]   См.: Михаил, иером. Законодательство римско-византийских… С. 241.

[67]   Theodosius II // The Oxford Dictionary of the Christian Church. 2 ed. Oxford, 1974. P. 1361.

[68]   Гассе Ф.Р. Церковная история. Казань, 1870. T. 1. С. 124.

[69]   Курганов Ф.А. Отношения между церковной… С. 54.

БОНДАЧ Л.Г. Νόμοι καί κανόνες в византийском церковном праве

ГОРАЙКО А.В. Свт. Иоанн Златоуст как защитник права убежища Церкви // Власть, общество и церковь в Византии: Сборник научных статей / отв. редактор С.Н. Малахов; сост. Н.Д. Барабанов, С.Н. Малахов. — Армавир, 2007. С. 50-59.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий