ГомилетикаМакаров Л.И.Патрология

МАКАРОВ Л.И. Этюды о раннехристианской и византийской гомилетике на Преображение Господне (III-XV века)

Ч. 1. Св. Кирилл Александрийский как последователь Златоуста

Текстологическое и патрологическое изучение раннехрис­тианских и ранневизантийских гомилий на Преображение Гос­подне ставит перед исследователями немало вопросов. До сих пор недостаточно прослежена идейная эволюция внутри данной группы текстов (III—VI вв.), которые представляют собой толкования на соответствующие евангельские нерикопы (Мф. 17.1—9 пар.) а в отношении гомилий святых Ефрема Сирина (в ее греческой версии)2, Иоанна Златоуста3 и Кирилла Александрийского4 выс­казываются сомнения в подлинности5.

В данной работе нам хотелось бы указать на один несомнен­ный факт текстуальной и, тем самым, в какой-то мере идейной зависимости гомилии св. Кирилла Александрийского от аналогич­ной гомилии, приписываемой перу св. Иоанна Златоуста, а также высказать несколько соображений относительно датировки первой из указанных гомилий. Тем самым, думается, в защиту подлиннос­ти рассматриваемого текста Златоуста можно будет добавить еще один аргумент к тем доводам, что были выдвинуты А.П. Кажданом6. Хотя данный аргумент не может считаться бесспорным ввиду известного противостояния святых Феофила и Кирилла Александ­рийских св. Иоанну Златоусту по вопросу об осуждении монахов-оригенистов, а также связанного с этим печально известного собо­ра «под дубом» (403 г.) (противостояния, надо заметить, не столько идейного, сколько церковно-административного)7, все же, дума­ется, вряд ли св. Кирилл стал бы ссылаться при обсуждении доста­точно важного вопроса церковного вероучения на сомнительного происхождения текст из группы opera pseudo-Chrysostomica. Что же касается самой гомилии, надписанной именем св. Кирилла Алек­сандрийского, то аргументы стилистического и лексического по­рядка позволяют с достаточной степенью уверенности говорить о ее подлинности (см. об этом чуть ниже). В то же время данные цер­ковной истории вкупе с нашей находкой позволяют уточнить дату написания (за которым могло следовать неоднократное произнесе­ние) кирилловой гомилии8 — не ранее 415 года9, тогда как ее идейная и стилистическая близость гомилии № 5 того же автора, посвященной низложению Нестория (431 г.), позволяют еще более уточнить эту датировку — 431—·444 годы. Проповедь на Преображе­ние Господне, скорее всего, относится к позднему периоду творче­ства св. Кирилла, когда он уже не со столь пылким предубеждени­ем, как некогда, относится к своим заочным оппонентам.

Чтобы аргументировать высказанные здесь предположения, предлагаем заинтересованным читателям сопоставить между собой три текста (см. табл.): подлинный (как мы полагаем, вслед за А.П. Кажданом) текст Златоуста; текст св. Кирилла Александрий­ского; наконец, текст гомилии Панталеона, «диакона Великой Церкви Божией (то есть Св. Софии Константинопольской. — Д. М.) на преславное Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иису­са Христа», озаглавленной как «Слово первое»10 (под его именем дошло и «Слово второе», посвященное тому же сюжету “).

Таблица

Ce. Иоанн Златоуст. Гомилия LVI. al. LVII. На ‘ Мф. I6.28 // PG.58. 550- 551. Св. Кирилл Александрий­ский. Гомилия IX. На Пре­ображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа // PG. 77. 1012D -1013В. Пантапеона… Слово первое // PG. 98. 1249D-1252B.
 …επειδή οί οχλοι ελεγον, οί μεν ’/Λίαν, οίδε ‘Ιερεμίαν, οΐ δε ενα των αρχαίων προφη­τών, τούς κορυφαίους άγει, ινα τό μέαον και εντεύθεν ιδωσι των δούλων και του Δεσπότου. καί ότι καλώα επηνέθη Πέτρος όμολογήσας αυτόν Υιόν Θεού. Μετ’εκείνην <5è καί έτέραν εστιν είτιεϊν. ‘Επειδή γάρ συνεχώς ενεκα­λούν αντω το παραβαίνειν τον νόμον, και βλάσφημον αυτόν είναι ένόμιζον, ώς άγε­τε ριζό με νον δόξαν ον προσήκονσαν αντω τήν του Πατρός, και ελεγον Ουτος ονκ εστιν εκ τού Θεού, ότι το σάββατον ον τηρεί καί πάλιν, Περί καλού έργου ον λιθόζομέν σε, άλλα περί βλασφημί­ας, καί ότι άνθρωπος ών ποι­είς αεαντόν Θεόν [Ин. 9.16; 10.33] ινα δειχθή ότι βασκα~ νιας άμφότερα τα έγκλήματα, και έκατέρων τούτεσν εστιν ανεύθυνος, καί ούτε νόμου παράβασίς τό γινόμενον, ούτε δόξης σφετερισμος τής μη προσηκονσης τό λεγειν εαυ­τόν ΐσον τώ Πατρι, τούς εν εκατέρφ λάμψαντας τούτων εις μέσον άγει. Και γόρ Μωϋσής τον νόμον εδωκε, καί ήδνναντο λογίσασθαι ‘Ιουδαίοι, ότι ούκ αν πεοιεΐδε πατούμενον αυτόν, ώς ένόμιζον, ουδ’άν τον ‘Επειδή oi όχλοι ελεγον, οί μεν Ήλίαν, οί δε Ιερεμίαν, οί δε ενα τών προφητών, τούς κορυφαίους άγει, ινα κάντεϋθεν το μέσον ιδωσι τού δούλου, και του δεσπότου. Μετά ταυτήν δε και έτέραν έννοιαν εστιν είπεϊν. 1Επειδή γόρ συνεχώς ενεκάλουν αυτώ τό τιαραβαίνεΐν τον νόμον, και βλάσφημον

αυτόν είναι ένόμιζον, ώς σγετερίζομε νον δόξαν ον τιροσήκονσαν αυτώ τήν τού Πατρός, καί ελεγον Ουτος ούκ εστιν έκ τού Θεού, ότι τό σάββατον ον τηρεί’ και πάλιν, Περί καλού έργου ον λιθάζομεν σε, άλλα περί βλασφημί ας, και οτι άνθρωπος ών ποι­είς σεαντόν Θεόν [Ин. 9.16; 10.33]· ινα δειχθή ότι βασκανίας άμφότερα τό εγκλήματα, καί έκατέρων τούτων εστιν ανεύθυνος, καί ούτε νόμον παρόβασίς εστι τό γινόμενον, ούτε δόξης σφετερισμος τής ου προσηκονσης τό λεγειν εαυ­τόν ίσον τώ Πατρι, τούς εν εκατέρφ λάμψαντας τούτων είς μέσον άγει. Και γόρ Μεοϋσής τον νόμον εδωκε, καί ήδύναντο λογίσασθαι οί Ιουδαίοι, ότι ούκ αν περιεΐδε τον νόμον 7ΐατούμενον, ώς ένόμιίονουδ’αν τον παρσβαίνοντα αυτόν, καί τώ

έπειδήοί όχλοι ελεγον’ol μεν Ηλίανιρί δε, Ιερε­μίαν οί δε ενα τών τχραφη  τών, τούς κορυφαίους άγει, ινα κάντεϋθεν τό μέσον ιδωσι τών δούλων και του δεσπότου. Μετό ταύχην δε καί ετέοαν έννοιαν εστιν είπεϊν έπειδή γόρ συνεχώς ένεκάλουν αντω τό παραβαίνειν τον νόμον, καί βλάσφημον

αυτόν είναι ένόμιζον, ώς σφετεριζόμενον δόξαν ου ττροαηκουσαν αντώ,τήν τού Πατρος, καί ελεγον Ουτος ονκ εστιν εκ του Θεόν, ότι τό σάββατον ου τηρεί,_Και πάλιν ΠέρΙ καλού έργου ου λιθάζομέν σε _άλλα περί βλασφημί­ας, καί ότι άνθρωπος αην ποιεϊς^αντόν Θεόν [Ин. 9.16; 10.33\. Ινα δειχθή ότι βασκανίας άμφότερα τά έγκλήμα­τα, καί έκατέρων τούτων eojjy άνενθυνος καί ούτε νό­μου παρόβασίς εστι το γινό­μενον, ούτε δόξης σφετερισμός τής ον τχροσηκούαης’το λέγε tv εαυτόν Ϊσον τώ Πατρι τούς εν εκατέρφ λάμψαντας τούτων είς μέσον άγει\ καί γόρ Μωϋαής τον νόμον εδωκε και ήδυναντο λογίσασθαι οι Ιουδαίοι, ότι ονκ άν περιεΐδε τον παραβαίνοντα αυτόν καί τώ τεθεικότι πολέμιον έθε

 

παραβαίνοντα ανχ ον καί τώ τεθεικότι πολέμιον δντα έθεράπευσεν αν. Kai ‘Ηλιας δε νπϊρ τής δόξης τον Θεόν iξή­λωσε , καί ονκ αν, ei αντίθεος ήν, καί Θεόν εαυτόν δλεγεν, Ισον è αυτόν ποιων τω Πατρι, μη &ν δπερ έλεγε, μηδε γΐροσηκόντως τούτο ποιων, πάρε σ­τη καί αυτός καί νπήκονσεν.

β. Εστι ôk και έτέραν αιτίαν είπεϊν μετά τ&ν είρημένων. Ποιαν δή ταυτήν; ινα μάθωσίν, δτι καί θανάτου καί [567] ζωής έξονσίαν έχει, και των άνω και τ&ν κάτω κρα­χ εϊ. Δια τούτο καί τον τετελεντηχοΐΆ, καί τον ονδεπω τούτο παθοντα εις μέσον άγει.

ράπευσεν άνςκαί Ήλίας δε υπέρ τής δόξης τον Θεοί3 εζήλωσει καί ονκάνείαντί­θεος ήν, καί Θεόν εαυτόν έλεγενϊσον τω Πατρι, μη ων δπερ ελεγε, μηδε προαηκοντως τούτο ποιων παρέστη καί αυτός και νπήκονσεν. Εστι δέ και έ τέραν αιτίαν είπεϊν μετά των είρημένων; ποιαν δή ταυ την; ϊνα μάθωοιν δτΐ και θανάτου καί ζωής εξουσίαν εχει, και των άνω καί των κάτω κρατεί. Διά τούτο και τόν ζώντα και τόν τετελεντηκότα εις μέσον άγει.
τεθεικότι πολέμιον, έθεράπευ σεν αν. Καϊ «Ήλίας δε υπέρ τής δόξης τού Θεού è ξήλωσε Kai ονκ αν, ei αντίθεος ήν, και Θεόν εαυτόν ελεγενϊσον τω Πατρι, μη ών δπερ ελεγε, μηδε τΐροσηκόνχως τούτο ποιων, παρέστη καί αυτός καί νττήκονσεν. Έστι δε και έτέραν αιτίαν είπεϊν μετά τέον είρημένων. Ποιαν δη τ αυτήν; 7να μάθωσιν, δτι και ζωήσ, καί θανάτου εξουσίαν εχει, καί των άνω^καϊ των κάτω κρατεί.

Διά τούτο και τον ζέοντα, και τον τετελεντηκότα εις μέσον άγει.

Возникает закономерное предположение, что в левой колонке мы имеем дело с оригинальным текстом, который далее (в ходе складывания рукописной традиции) подвергался двум в высшей степени сходным, но все-таки отличающимся между собой типам правки. Хотя обе эти правки имели целью сокращение исходного текста [ср. пропуск и у св. Кирилла, и у Панталеона фрагмента καί ότι καλώς…Υιον Θεοϋ (подчеркнутого нами у Златоуста)], в некоторых случаях чтение Панталеона совпадает с исходным (Зла­тоустовским — такие места отмечены жирным выделением), а в некоторых (каковые преобладают) — с кирилловским. Тем самым гомилия на Преображение св. Иоанна Златоуста оказывается цен­ным источником по истории текста не только кирилловской, но и панталеоновской гомилии. Надо полагать, что переписчику, копи­ровавшему текст гомилии св. Кирилла под именем Панталеона, был доступен и эдатоутовский текст, что еще раз заставляет заду­маться об исключительном влиянии opera Chrysostomica et pseudo-Chrysostomica на христианском Востоке, а также позволяет в опре­деленной степени пересмотреть сложившиеся в историографии пред­ставления о характере идейных и литературных взаимоотношений святых Иоанна Златоуста и Кирилла Александрийского. Приходит­ся признать более сложную природу этих последних: думается, именно слава Златоуста как проповедника и экзегета Писания и опреде­лила в конечном счете выбор св. Кириллом Александрийским гоми­лии св. Иоанна как источника для своей собственной и тем самым взгляд на него не только как на оппонента в церковно-политичес­ких вопросах, но и как на сослужителя в Духе у Истине. По всей видимости, такое признание вероучительного авторитета Иоанна было совершено св. Кириллом на позднем этапе жизненного и пас­тырского пути, как уже аргументировано в начале статьи.

Что же касается проблемы уточнения датировки гомилии александрийского архипастыря с привлечением некоторых сти­листических данных, то здесь могут быть высказаны следующие соображения. Во-первых, сам зачин гомилии, с его уподоблени­ем отдельных событий из видимого и невидимого миров, весьма характерен для грекоязычной христианской литературы именно IV — середины V в., что можно показать как на примере Злато­уста, так и «Макариевского корпуса»12. Отметим случай явного идейного и стилистического совпадения фрагмента проповеди Ps.-Mac 1.2.3.17—18 с началом кирилловской гомилии. Св. Ки­рилл открывает обращение к пастве следующими словами: «Те, кто умеет сражаться, как подобает, радуются аплодисментам зри­телей и воспламеняются упованиями на призы за причитающу­юся им победу Те же, кто жаждет сподобиться божественных даров и во что бы то ни стало стремится к причастию уготован­ной святым надежды, тотчас допускаются к сражениям за веру Христову»13. Псевдо-Макарий пишет в указанном месте: «…Бог, восседая вместе со святыми Своими силами, ангелами и всей пренебесной церковью <как бы>14 на зрелище, зрит состязующихся и победителей, так что на небесах раздаются рукоплеска­ния и громкогласные похвалы победителю, и небесные венцы, и духовные дары, и великие почести даются вырвавшимся бла­годаря своей вере и мужеству из тенет диавола (cp. 1 Тим. 3: 7), которому победа их доставляет великий позор. Ибо не подобало разумным созданиям, словно бревнам, просто бездействовать, но следовало [им] прежде упражняться в испытаниях, а позже получить награды. (18) Ведь как земной царь, приказав быть какому-нибудь зрелищу (положим, конному ристалищу) или, так сказать представлению, смотрит сам, восседая наверху, как происходит кулачный бой у соревнующихся и как каждая ко­лесница старается ухи гноениями и хитростями помешать другой и свалить ее, чтобы суметь выиграть [самой], так и лукавый всегда готовит себя к падению человека…»15. Именно образ боя (кулачного, как следует предполагать на основании текста св. Ки­рилла, или ристалища — у Макария) находится в центре обоих фрагментов, тем самым сразу задавая «боевой настрой» слушате­лям и определяя дальнейшую трактовку темы. Творение св. Ки­рилла таким образом вписывается в общий ряд раннехристианс­ких наставлений в добродетели с их аскетической подоплекой.

Но в этом ряду оно занимает особое место, что может быть показано путем сопоставления с другими творениями Кирилла Возьмем для сопоставления одну из наиболее важных в богословском и хро­нологическом плане гомилий, которая может дать нам точку отсчета для датировки гомилии на Преображение — Гомилию пятую, «про­износившуюся в Эфесе на [богослужебных] собраниях (то есть на литургии — Д. М) по низвержении Нестория [из сана]»16. Понимая, что проделанное нами сопоставление — лишь начальный этап рабо­ты, которую следовало бы провести для прояснения интересующего нас вопроса, отметим все же, что с языковой и стилистической точки зрения обеим гомилиям присущ целый ряд общих черт, порой заметных «невооруженным глазом». Речь идет о таких явлениях, как любовь к античной и антикизирующей лексике (что особенно видно на примере имен существительных); сходного типа риторические вопросы; употребление одних и тех же библейских цитат; антииудейская полемика; наконец, пристрастие к употреблению глаголов и причастий в активном перфекте.

Выделим основные слова, окрашенные античным колори­том, в анализируемых гомилиях св. Кирилла (слева идут приме­ры из гомилии на Преображение, а справа — из «антинесторианской»): της.,.ενκλείας (1012А; но ср.: δόξα в различных па­дежах — 1009С, D, 1012В, 101ЗС); της τον Σωτηρος ημών εύκλειας… (997С); άθλεΐν, χρότοις (1009Β) — τοΐς… νάμασι (996D); но ср. эпитет к последнему слову ίεροϊς, а также следующее перед тем ταΐς… μνσταγωγίαις (Ibid.), что позволяет сделать нехитрый вывод о намеренной христианиза­ции св. Кириллом античных слов и понятий, об их включении в активно используемый словарь христианской лексики. Ту же тен­денцию наблюдаем и в проповеди на Преображение: μεταχαλ­κεύω (букв. — «перековать») в форме μεταχαλκενση (1012А); ενανδρίαν (Ibid.) употребляются в сугубо христианском кон­тексте, приближая читателя к истолкованию Мф. 16.28 (как и использованное здесь же εύκλεια).

В обеих гомилиях содержатся риторические вопросы, посвя­щенные одной и той же теме — искупительной Жертве Христо­вой. «Итак, — задается вопросом св. Кирилл, — в то время, как Домостроительство еще только началось и было далеко от завер­шения, разве было уместно, чтобы Христос, пришедший в мир из любви, перестал стремиться претерпеть страдания ради него?» (1013С) А в Пятой гомилии, отталкиваясь от 1 Пет. 1.18—19, он спрашивает: «Ведь разве смогла бы кровь простого человека — кого-либо из нас — стать выкупом за мироздание [в целом] (της οικουμένης αντάξιον)? И как один смог бы умереть за всех, чтобы всех спасти?» (997В). Очевидна языковая и идейная бли­зость друг к другу обоих текстов, как и характерная для них обоих сотериологическая мотивация обращения к теме Страстей.

В заимствованном у Златоуста фрагменте цитируется одно из важнейших при трактовке темы христианско-иудейских взаимо­отношений в ранней христианской Церкви мест Писания — Ин 10.33 (1012D — 1013А). С этой же цитатой в чуть расширенном виде — Ин. 10.32—33 — сталкиваемся и в проповеди против Нестория (997CD) В обоих случаях она подает повод для антиииудейской полемики — в проповеди против Нестория сразу, а в гоми­лии на Преображение — после рассуждения о Домостроительстве, из которого взята вышеприведенная цитата (1013BD). Здесь Ки­рилл, пересказав своими словами Мф. 17.8, вопрошает: «Что ска­жет на это жестоковыйный (σκληροτράχηλος) иудей, неуправ­ляемый и непокорный, чье сердце глухо к увещеваниям?» (1013D). На этом тема исчерпывается. Более подробную филиппику нахо­дим в Пятой гомилии. Трижды Кирилл называет своих оппонен­тов: в первый раз — это «подражатели (μιμηται) фарисейского невежества и нечестия; те, кто, облачившись в личину (πρόσωπον) христиан, продолжают мыслить по-иудейски (Ίονδαΐζονσαν δε την διάνοιαν εχοντες)17» (997С): во второй — древние иудеи, которые преследовали Господа, «словно дикие звери» (Ibid.); на­конец, в третий — интересующий нас в особенности Кирилл поясняет, приведя цитату Ин. 10.32—33’ «Таковы [были] обвине­ния древних иудеев против Спасителя нашего» (ibid. D). Краткое замечание в гомилии на Преображение кажется словно бы конс­пектом более развернутых упреков в Пятой гомилии.

Наконец, чисто лингвистический аргумент: в обоих тек­стах св. Кирилл любит пользоваться глаголами и причастиями в активном перфекте. Вот примеры: έσχηκότας (1009Ό), εννενοηκότας (Ibid.); Σεσωκε (1013 С). Cp.: κεχρημάτικεν (lOOOA), γεγονότα, ενηνβρωπηκότα, λελάληκε, παραγεγονε, με μάβηκας (Ibid. А, С), γέγονεν, γεγεννημένον (Ibid. D). Говоря о языке антинесторианской проповеди св. Кирилла, надо добавить, что он прекрасно согла­суется с языком христианских авторов второй половины IV — середины V века. Мы узнаем выражения, близкие к Халкидонскому оросу: άτρεπτως και άσνγχντως (997D); К Макариевскому корпусу и блаженному Диадоху: πληροφορίαν (в смысле «свиде­тельство», «уверение» — 1000В); к св. Григорию Богослову: Хри­стос «…ради тебя стал подобным тебе, а ради Себя Самого остался тем, чем был»18.

Все сказанное позволяет утверждать, что указанные две го­милии близки друг к другу по целому ряду лингвистических, стилистических и идейных характеристик, будучи (что нам ка­жется почти несомненным) произведениями одного автора, на­писанными им в один и тот же период его жизни — поздний. Гомилии на Преображение святых Кирилла Александрийского и Иоанна Златоуста, из которых первая столь сильно зависит от второй, мы считаем подлинными произведениями этих авторов, тогда как текст, известный как «Слово первое» Панталеона, по всей видимости, представляет собой один из вариантов текста гомилии св. Кирилла, который был усвоен рукописной традицией (или, по крайней мере, ее частью) данному малоизвестному ав­тору, но сам вряд ли моложе середины V века. В качестве рабочей, думается, возможно принять гипотезу о датировке гомилии на Преображение св. Кирилла Александрийского 431—444 годами.

ПОСПЕЛОВ Д.Л., МАКАРОВ Л.И. «Слово на Святое Воскресение Спасителя нашего Иисуса Христа» св. Иоанна Бейрутского (V в.)

Примечания

  1. Это разделение проведено в кн.: Sachot М. L’homélie pseudo-chrysostomienne sur la Transfiguration CPG 4724, BHG 1975. Contextes liturgiques, restitution à Léonce, prêtre de Constantinople, édition critique et commentée, traduction et études connexes. Frankfurt am Main — Bem, 1981. (Publications Universitaires Européennes. Sér. XXIII. Théologie. 151).
  2. Sancti Patris nostri Ephraem Syri Opera omnia quae exstant Graece, Syriace, Latine, in sex tomos distribute ad MSS. Codices Vaticanos aliosque castigata, multis aucta, Nova mterpretatione, Praefationibus, Notis, Variantibus Lectionibus illustrata. Romae, 1743. T. 2.
  3. Joannis Chrysostomi archiepiscopi Constantinopolitani Homilia LVI al. LVII. In Qip. [MatthaeiJ 16.28 // PG. 58. Col. 549-558.
  4. Cynlli Alexandrini archiepiscopi Homilia IX. In transfigurationem Domini, et Dei, et Servatoris nostri Jesu Christi // PG. 77 Col. 1009B — 1016B.
  5. Esbroeck M. van. Une homélie géorgienne anonyme sur la Transfiguration // OCP. 1980. V. 46. P. 423 (таблица). В случае св. Кирилла Александрийского проблема осложняется тем, что практически тот же текст дошел до нас под именем диакона Панталеона. Речь идет о гомилии № 15 по на­шей классификации (см., Макаров Д.И. Место антропологических идей св. Григория Паламы в контексте византийской гомилетики на праздник Преображения (VII—XIV вв.) и в традиции афонского исихазма // Verbum. Вьш. 3: Византийское богословие и традиции религиозно-философской мысли в России. СПб., 2000. С. 227—228). Однако стилистические данные позволяют утверждать, вопреки о. Мишелю ван Эсбруку, что имел ме­сто, скорее, обратный процесс: творение св. Кирилла приписали Панталеону, а не наоборот (см. об этом в тексте статьи).
  6. Каждан А. П. (в сотрудничестве с Ли Ф. Шерри и X. Ангелиди). Ис­тория византийской литературы (650—850 гг.). СПб., 2002. С. 66: «…конец гомилии представляет собой нечто вроде социального или политичес­кого поучения, весьма типичного для творчества Златоуста». Особенно это касается порицания ростовщиков и призывов помогать бедным и малоимущим (PG. 58. Col. 555—558). Здесь же св. Иоанн обрушивает свой гнев как на сенаторов, так и на торговцев (PG. 58. Col. 557—558), так что можно сказать, что упреки проповедника обращены ко всем без ис­ключения представителям экономически ведущего слоя Империи.
  7. Болотов В.В. Лекции по истории древней Церкви. М., 1994. Т. 4. С. 160—175; Карташев А.В. Вселенские Соборы. М., 1994. С. 165—170, 175—187 (во многом зависит от Болотова); и др. О богословской сто­роне дела см.: Флоровский Г., протоирей. Антропоморфиты египетс­кой пустыни / Пер. Н. Холмогоровой // Флоровский Г., протоирей. Догмат и история. М., 1998. Ч. 1—2. С 303—350; DeclerckJ. Théophile d’Alexandrie contre Origène: nouveaux fragments de l’Epistula synodalis prima (CPG, 2595) // Byz. 1984. V. 54. Fasz. 2. P. 495—507. См. здесь публика­цию по рукописи Vatop. 236 фрагмента послания (τής έπιστολής), состоявшегося в 399 г. или 400 г. в Александрии собора египетских епис­копов, осудившего Оригена (Declerck J. Op. cit. P. 503—504).
  8. Относительно которого ван Эсбрук высказывается, принимая во внимание годы епископства св. Кирилла, за первую половину V в. (Esbroeck М. van. Op. cit. P. 423).
  9. После которого он, стремясь не испортить мирные отноше­ния с Римом, внес имя Златоуста в диптихи Александрийской церк­ви (Карташев А. В. Указ. соч. С. 187).
  10. PG. 98. Col. 1248C-254B.
  11. Ibid. 1253C — 1260D Ван Эсбрук датирует Второе слово временем ок. 900 г. (см.: Esbroeck М. van. Op. cit. P. 423). Что касается Первого слова, надписанного именем Панталеона, то перед нами, по всей видимости, поздняя копия гомилии св. Кирилла Александрийского (выполненная вскоре после кончины автора?), на что указывают незначительные со­кращения и расхождения в тексте (см. наше сопоставление).
  12. О «Макариевском корпусе» см. теперь: Преподобный Макарий Египетский. Духовные слова и послания. Собрание типа I (Vatic. Graec. 694) / Изд. подгот. А.Г. Дунаев. М., 2002 (предисловие автора, с. 5—370, и выполненный им перевод текста); Plested М. A. Survey of Recent Research on Macarius-Symeon (Pseudo-Macarius) // Христианский Во­сток. 2001. T. 2 (8). С. 464—471.
  13. PG. 77. Col. 1009В.
  14. В издании А.Г. Дунаева этот знак означает конъектуру, сделан­ную издателями греческого текста гомилий на основании рукописей других типов.
  15. Преподобный Макарий Египетский. Указ. соч. С 420.
  16. Cyrilli Alexandrini archiepiscopi Homilia V. Ephesi dicta, cum synaxes peragerentur, deposito Nestorio // PG. 77. Col. 995D — 1002A. Го­милию надлежит датировать 431 г. или временем, непосредственно сле­дующим за ним.
  17. Буквально — «обладая жидовствующим рассудком».
  18. Cp.: PG. 36. Col. 100А: «Чем Он был, тем остался; чем же не был, то воспринял».

СТЕПАНЦОВ С.А. Проповеди блаженного Августина о Преображении

Макаров Л.И. Этюды о раннехристианской и византийской гомилетике на Преображение Господне (III—XV века) // Мир Православия. Сборник статей. Вып. 5. Волгоград, 2004. С. 80-89.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий