АскетикаДионисий (Шленов) игуменДогматическое богословие

ДИОНИСИЙ (ШЛЕНОВ). игум. Догматические аспекты покаяния

Покаяние как понятие

Прежде чем перейти к основной теме, необходимо определить два основные значения слова «покаяние». Во-первых, существует личное покаяние, к достижению и соблюдению которого каждый правосланый христианин должен стремиться в течение всей своей жизни. Существует также таинственное покаяние, т. е. таинство Покаяния, или таинство исповеди. Так, блж. Симеон Солунский писал, что Покаяние — это «одно из таинств»[1].

Слово «покаяние» происходит от глагола μετανοέω, исходное значение которого «понимаю впоследствии, изменяю свое мнение». Первое употребление слова «покаяние» в греческой литературе зафиксировано в V в. до Р. Х. у Фукидида[2], который обозначил им не нравственное изменение в лучшую сторону, а просто изменение точки зрения.

Близкие по значению термины в классической и христианской письменности: μεταμέλεια, μετάγνοια, μετάγνωσις, μεταδοξάζω, μεταβουλεύομαι, μεταδοκώ, а также «исповедь» έξομολόγησις, «возобновление утраченной связи» (έπανασύνδεσις) и «примирение» (συνφιλίωσις).

В Ветхом Завете «покаяние» происходит от еврейского глагола 21№, означающего «возвращаться», т. е. отказаться от греха и устремиться к Богу (ср.: Иер 18. 11). В Новом Завете термин сохраняет значение нравственного возвращения. Но в духе новозаветного учения покаяние оказывается уже необходимым условием для достижения Царствия Божия: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф 4. 17).

В святоотеческой письменности появляется целая гамма толкований и взаимодополняющих определений понятия «покаяние». Согласно Клименту Александрийскому, покаяние — это исцеление[3], согласно прп. Иоанну Лествичнику, оно — «примирение с Богом», «сознательное очищение», «добровольное претерпевание всех скорбей»[4], согласно прп. Симеону Новому Богослову — «сознательная борьба с самим собой»[5].

В богословских категориях, выработанных в средневизантийской патристике, покаяние касается не природной «воли», а «желания, выбора, произволения». Не самой «природы», а «способов» или «образов» ее бытия. Прп. Максим Исповедник писал: «Достойные покаяния повелел ему сотворить плоды. То есть изменить внешние образы согласно скрытому расположению сердца»[6].

В то время как грех, особенно тяжелый, отторгает человека от Божественной благодати и изгоняет его из церковной ограды, покаяние позволяет вернуться в нее, стать снова членом Тела Церкви — Христа. Это возвращение осуществляется через таинство Покаяния, благодаря которому происходит таинственное исцеление от греха и греховного тления. Отсюда особая исключительная связь между таинствами Покаяния и Причащения Святых Христовых Тайн. Приобщению Телу и Крови Господа должно предшествовать очищение. По слову свт. Иоанна Златоуста: «Итак, ощутив исцеление от наших язв, давайте наложим на них постоянные врачебные средства, дабы, вернувшись к истинному здравию, мы с дерзновением насладились от священной трапезы» .

Согласно святым отцам, покаяние взаимосвязано с другими добродетелями и в некотором отношении является их причиной. Прп. Симеон Новый Богослов писал: «Если ты исповедуешь, что согрешил, яви мне подлинное о содеянном исповедание, к принявшему твои помыслы духовному отцу веру нелицемерную, подчинение… а еще от души смирение, простоту, неподдельность и нелицемерность нрава»[7] [8]. В другом месте он пишет: «Кающийся в настоящее время скорбит, плачет, постится, бодрствует, лежит на земле, служит и переносит все скорби, всегда помышляя о своих злодеяниях и считая себя достойным и больших наказаний, он безмятежно претерпевает все происходящее с ним, дабы через таковое его терпение ему были прощены преступления»[9].

Покаяние становится все более глубоким по мере духовного совершенствования. К его важнейшим признакам относятся искренность и полнота, т. е. то, что покаяние касается всего человека — и души, и тела.

Необходимость покаяния

Покаяние необходимо из-за греха, его тирании и вредоносных последствий. Согласно прп. Иоанну Карпафийскому, «грех. не желающего склониться к покаянию удаляет от Бога. Удерживая его в своей власти, он сковывает его нерасторжимыми оковами.»[10]. Только через покаяние узник может освободиться от греховного плена. Было бы неверно отождествлять покаяние с комплексом виновности, базирующемся на чувстве страха или уязвленного эгоизма, о чем много пишут современные психологи[11].

Покаяние необходимо для прощения грехов и спасения. Прп. Симеон Новый Богослов писал: «Если бы через покаяние нам не было дано возвращение, никто бы никогда не спасся»[12]. Св. Симеон особо подчеркивал необходимость для грешников Покаяния как второго Крещения[13], а также необходимость покаяния для всех членов Церкви, монахов и мирян[14].

В протестанской этике личное покаяние заняло изолированное самодостаточное место, не связанное органически с другими таинствами. «Согласно Лютеру и Кальвину… (человек) может преодолеть [свое надмение — величайшее препятствие ко спасению] только с чувством вины, покаянием, подчинением себя без страха Богу.»[15]. В то же самое время таинство Покаяния потеряло свою особую очистительную функцию и стало казаться излишним после совершения крещения. Римокатолическая юридическая теория о необходимости удовлетворения правде Божией также искажает понимание таинства Покаяния.

Согласно святоотеческому учению, принимающий исповедь священник — это не столько судья, сколько врач. По слову свт. Иоанна Златоуста, «здесь врачебница, а не судилище, где требуется не (столько) отвественность за грехи, сколько подается оставление грехов»[16]; «Ибо там, где милость, там нет испытания, где милость, там судии не восседают [17]» .

Предпосылки покаяния

Покаяние и отпущение грехов — результат Божественного человеколюбия. По слову Псалмопевца, «щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив. не по грехам нашим сотворил нам.» (Пс 102. 8-14). Свт. Иоанн Златоуст пишет: «Велико смятение моих грехов, но велика и безопастность. подаваемая по человеколюбию моего Владыки»[18]. Прп. Симеон Новый Богослов подчеркивает: «Щедр и милостив Господь и принимает в покаянии приходящих к Нему»[19].

Покаяние и отпущение грехов — результат Божественного домостроительства во Христе. Сщмч. Климент Римский писал во 2-м послании к Коринфянам: «Да воззрим на Кровь Христову и узнаем, что она драгоценна пред Богом и Отцом Его, ибо излиянная ради нашего спасения она доставила всему миру милость покаяния»[20]. Воплотившийся Христос Спаситель даровал всем людям великую милость — получить прощение за любой грех. По слову свт. Кирилла Александрийского, «нет непрощенного греха пред Богом для тех, кто искренне и достойно кается»[21]. Люди имеют возможность покаяться в отличие от диавола и служителей его, ставших неспособными к покаянию.

Марк Подвижник писал: «основание, на которое опирается любое покаяние, — святое Крещение»[22]. В то же самое время в Древней Церкви Крещению придавалось исключительное значение — оно откладывалось вплоть до самой смерти, так как после Крещения нельзя вести греховную жизнь. Однако в виду свойственного всем людям тяготения ко греху покаяние стало возобнолением Крещения, вторым Крещением, возвращением утерянной благодати. По выражению Каллиста и Игнатия Ксанфопулов, «покаяние — это вторая благодать»[23].

Власть Церкви отпускать грехи

Власть оставлять грехи была дана апостолам (Ин 20. 22-23), а от них — епископам[24]. Со временем из-за умножившейся церковной паствы Покаяние (также как и другие таинства, за исключением Священства) стали совершать и священники. В греческих Церквах таинство Покаяния может совершать не всякий священник, но лишь πνευματικός, духовник, получивший особое благословение и хиротесию от епископа[25]. Священник, не имеющий такого благословения, может исповедовать только человека, находящегося в предсмертном состоянии — эта норма присутствует и в каноническом праве[26]. В славянских Церквах таинство Покаяния могут совершать все священники.

В сочинении об исповеди, приписываемом прп. Симеону Новому Богослову, сказано, что право совершения таинства Покаяния было дано епископами сначала священникам, а потом и монахам[27]. В свою очередь, блж. Симеон Солунский писал о том, что слышал, что епископы поручали совершение таинства Покаяния и принятия помыслов простым монахам, подвергая данную практику критике[28]. Точка зрения блж. Симеона является ныне действующей нормой церковной жизни.

ДИОНИСИЙ (ШЛЕНОВ), игум. Образы царской власти в византийской литературе: сравнение образов «царя» и «плача» у прп. Симеона Нового Богослова и их контекст

БРЕЗГУНОВ С.К. Святой Неофит Затворник

Примечания

[1] блж. Симеон Солунский. О покаянии. 254 // PG. 155.Col. 477.

[2] 3. 36. 4.

[3] Педагог 1. 9.

[4] Лествица. Слово 5.

[5] γνωσιμαχησας και μεταμεληθείς — Слово нравственное. 10.

[6] О богословии. Сотница 1. 23.

[7] свт. Иоанн Златоуст. О диаволе. 2. 5 // PG. 49 Col. 264.

[8] прп. Симеон Новый Богослов. Слова богословские. 1.

[9] прп. Симеон Новый Богослов. Слова нравственные. 7.

[10] прп. Иоанн Карпафийский. Главы утешительные. 57.

[11] Например, И. Корнаракис: «Виновность (ένοχή) — это совокупность душевных расположений и состояний, которые появляются в результате совершенного греха» (Η νεύρωσις ως Αδαμικόν πλέγμα. Θεσσαλονίκη, 1977. Σ. 32-33).

[12] прп. Симеон Новый Богослов. Слова нравственные. 13.

[13] прп. Симеон Новый Богослов. Оглашение 32: «Взыщем Христа. Облекшись в Него через святое Крещение, мы совлеклись Его лукавыми делами. Посему снова воззовем себя через спасительное Покаяние.».

[14] прп. Симеон Новый Богослов. Оглашение 5: «Возможно, братья, всем, не только монахам, но и мирянам всегда и постоянно каяться, и плакать, и умолять Бога, и благодаря таковым деяниям приобрести и все прочие добродетели».

[15] Эрих Фромм (цит. по: Ангелопулос И. К. Покаяние в Православной Вселенской Церкви [на греч. яз.]. Афины, 1998. С. 80).

[16] свт. Иоанн Златоуст. О милосердии. 3. 4 // PG. 49. Col. 297-298.

[17] свт. Иоанн Златоуст. На 50 псалом. 2 // PG. 55. Col. 577.

[18] Там же.

[19] прп. Симеон Новый Богослов. Главы богословские. 70.

[20] 1. 7.

[21] свт. Кирилл Александрийский. Fragm. in Matth. // PG. 72. Col. 409.

[22] прп. Марк Подвижник. О покаянии. 7 // PG. 65. Col. 976.

[23] Филокалия [греч. изд.] Т. 4. С. 275.

[24] Так, в молитве поставления епископа из т. н. «Апостольского предания» содержатся следующие слова: «Сердцеведче всех, дай рабу Твоему сему, егоже избрал на Твою святую епископию… духом священноначальническим иметь власть отпускать грехи согласно Твоей заповеди …».

[25] См.: прп. Никодим Святогорец. Книга духовника (Экзомологитарион). С. 54. Прим. 2.

[26] Раллис Г., Потлис М. О таинствах Покаяния и Елеосвящения [на греч. яз.]. Афины, 1905. С. 15.

[27] прп. Симеон Новый Богослов. Послание 1, О покаянии. 11 // PG. 95. Col. 296 (под именем прп. Иоанна Дамаскина).

[28] Ответы Гавриилу Пентапольскому. 13 // PG. 155. Col. 864.

КИМ С.С. Восточные переводы «сотницы» блаженного Диадоха Фотикийского

ДИОНИСИЙ (ШЛЕНОВ). игум. Догматические аспекты покаяния // Таинства Церкви: материалы подготовительных семинаров Международной богословской конференции РПЦ «Православное учение о церк. Таинствах» : [науч. изд.]. М.: Интерпринт, 2007. С. 103–106.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий