Мотерикин А.В.РПЦ в XX веке

МОТЕРИКИН А.В. Царицынский Александро-Невский собор: его прошлое, настоящее и будущее

Среди двадцати православных храмов дореволюционного Царицына, безусловно, самым значимым и самым величествен­ным был кафедральный собор Александра Невского. У собора, как и у подавляющего большинства царицынских церквей, дра­матическая судьба. Он был взорван, так и не успев привыкнуть к крестам Русской Православной Церкви на своих куполах. Словно призрак, на протяжении нескольких лет после окончания строи­тельства возвышался собор над городом, вызывая у кого почте­ние, у кого преклонение, у кого недоумение, у иных проклятие и ненависть. Эти-то последние человеческие чувства пересилили все прочие и сыграли роковую роль в судьбе собора.

Наш долг перед потомками — восстановить историческую справедливость, воскресить из небытия историю рождения, ко­роткой жизни и смерти святыни, а также вспомнить имена и фамилии строителей, всех тех, кто так или иначе участвовал в судьбе собора, с одной стороны, как созидатель, с другой — как разрушитель.

И, наконец, в последние годы происходит второе рожде­ние Александро-Невского собора, пусть медленное, пока не ма­териальное, а скорее документальное, которое нельзя потрогать руками, увидеть глазами нашим современникам, но настолько важное и необходимое, без которого не обходится ни одно стро­ительство.

Надеемся, что данное сообщение на научной конференции «Мир Православия», посвященной празднованию 10-летия Вол­гоградской епархии, поможет делу воссоздания Александро-Не­вского собора, как помогла книга «Храм Иоанна Предтечи» в воссоздании одноименной церкви, точная копия которой в пол­ной красе и величии сейчас возвышается над Волгой.

Весть о крушении поезда с царской семьей на Курско-Харь­ковской железной дороге при станции Борки быстро долетела до Царицына, и его городской голова Василий Федорович Лапшин поспешил уведомить Саратовского губернатора генерал-лейтенанта А.И. Косича о созыве экстренного заседания городской думы с целью принесения «Господу Богу молебствия о чудесном сохранении драгоценной жизни возлюбленною Монарха Его Импера­торского величества Государя Императора с Августейшим Его семейством при круигении поезда 18 сего октября и о составле­нии по этому случаю верноподданического адреса»1.

Сделал это Лапшин не только привычным способом, от­правив письмо по почте, но и продублировал его содержание телеграммой в тог же день 21 октября 1888 года с целью быст­рейшего засвидетельствования своих верноподданнических чувств Монарху через Саратовского губернатора, равно как и всех глас­ных Царицынской думы.

Отметим, что телеграмма была принята с аппарата в Сара­тове в тот же день и доставлена в канцелярию губернатора2, а вот письмо поступило только спустя четыре дня, т. е. 25 октяб­ря3, когда уже прошло назначенное на 22 октября экстренное заседание городской думы, на котором и был составлен верно­подданический адрес.

Остановимся подробно на этом заседании, ибо история до­несла до нас через десятилетия копию протокола этого поистине исторического и эпохального для царицынцев события. К сожа­лению, подлинник не сохранился до наших дней, возможно, сгорел, как и многие другие документы дореволюционного пе­риода, в вихре революционных событий в Царицыне или в огне Сталинградской битвы.

Тем не менее необходимо с благодарностью отметить суще­ствовавшую до революции систему контроля и надзора со сторо­ны губернских органов за деятельностью местных органов само­управления, в том числе и городских дум, которые в обязатель­ном порядке направляли в канцелярии губернаторов копии про­токолов своих заседаний. Царицынская городская дума не явля­лась исключением, поэтому мы имеем возможность по сохра­нившимся в Саратовском облгосархиве копиям заседаний про­следить в хронологической последовательности процесс «рожде­ния» собора Александра Невского.

Итак, 22 октября 1888 гола явилось судьбоносной датой для собора Александра Невского. В тот день, как и планирова­лось, состоялось экстренное заседание Царицынской городской думы под председательством городского головы В.Ф. Лапшина и при участии сорока одного гласного.

Объявив заседание открытым, председательствующий пред­ложил «вознести Господу Богу благодарственные молитвы об избавлении Возлюбленного нашего Монарха, Его Императорс­кого Величества Государя Императора Александра Александро­вича и егс Августейшего семейства от грозившей им опасности при крушении поезда 17 сего октября на Курско-Харьково-Азовской железной дороге»4. Воздав Всевышнему благодарение, дума постановила: «повергнуть к стопам Его Императорского Величе­ства телеграммою, через Господина Губернатора, чувства благо­говейной беспредельной верноподданнической преданности»5.

Приведем полностью текст телеграммы, направленной че­рез Саратовского губернатора императору Александру III, ибо в ее тексте мы видим неписанные правила, присущие тому време­ни, выражения своей преданности царю с целью заслужить та­ким поступком благосклонность и расположение царя и губерна­тора для положительного решения просьб и прошений как в целом всей Царицынской городской думы, так и отдельных ее гласных. Вот текст той телеграммы:

«Ваше Императорское Величество, Всемилостивейший Го­сударь!

Весть о грозившей опасности Вам, Державный Монарх, и Вашему Августейшему семейству при крушении поезда 17 сего октября поразила нас как громом. Но Всесвятому Провидению, явно пекущемуся о своем Помазаннике, угодно было сохранить целым и невредимым священную Особу Вашего Императорского Величества на славу и счастье возлюбленного нашего Отечества.

Вознеся ко Господу Богу горячую молитву о здравии и долгоденствии Вашем, Всемилостивейший Государь, Государы­ни Императрицы, Наследника Цесаревича и Августейших Де­тей, Царицынская Городская Дума, в порыве беспредельной ра­дости к чудодейственному спасению своего Царя и Его Семьи, спешит повергнуть от имени города к подножию престола Ваше­го Императорского Величества чувства глубокой, искренней любви и верноподданнической преданности»6.

Сколько любви, сколько патриотизма в словах, возможно не столь искренних. Зато в принятии следующего решения о со­оружении Александро-Невского собора гласные думы выразили свое единодушие и заботу об укреплении престижа Царицына как крупного торгово-промышленного центра на Нижней Волre, каким он становился как раз в те годы. В издании пароходно­го общества «Самолет» за 1889 год так описывается Царицын: «Благодаря своему счастливому положению на перепутье с Вол­ги на Дон и двум железным дорогам: грязецарицынской и вол­го-донской, Царицын приобрел немаловажное промышленное и торговое значение… Царицын тесно связан также с волжским судоходным делом. Он торгует в обширных размерах керосином, рыбой, лесом, а затем солью и хлебом, т. е. продуктами пита­ния, подвозимыми к нему по Волге из Астрахани с низовых пристаней и из лесного района Поволжья»7.

Решение по поводу строительства Александро-Невского со­бора лаконично и конкретно: «…в ознаменование этого достопа­мятного чудесного события соорудить в Царицыне, на городс­кой базарной площади собор с главным престолом во имя Свя­того Благоверного Князя Александра Невского и двух предель­ных престолов во имя Марии Магдалины и Святых Безсеребренников Косьмы и Дамиана»8. Это решение с полным основанием можно назвать эпохальным для Царицына, потому что ни в пре­дыдущие, ни в последующие годы Царицынская Дума не при­нимала подобных решений. Эпохальность решения состоит и в том, что за него не только смогли проголосовать все гласные думы, взяв на себя колоссальную ответственность, но и вопло­тить в жизнь это, казавшееся в то время фантастическим, реше­ние невероятно трудным путем, с привлечением солидных фи­нансовых средств, людских ресурсов, при большом моральном напряжении.

Сразу же после принятия этого решения был объявлен пя­тиминутный перерыв, после окончания которого дума постано­вила: «на сооружение этого храма ассигновать фонд из средств города в 5000 рублей, каковую сумму внести в сметы расходов 1889 и 1890 годов, по 2500 рублей в каждый»9. Одновременно с этим поручалось городской управе подготовить к следующему заседанию список членов особого попечительства по сооруже­нию храма.

Однако этим решением дума не ограничилась, а постано­вила в память того же события открыть в Царицыне ремесленное училище, что и было сделано несколько лет спустя. Предложение по этому поводу высказал В.Ф. Лапшин и подкрепил его конк­ретным поступком, внеся одну тысячу рублей как первое по­жертвование на основании ремесленного училища. Сумма эта не­медленно была принята, а от имени думы Лапшину была выра­жена благодарность.

На этом работа была закончена, и гласные разошлись по домам, делясь с горожанами последними местными новостями, а городская управа буквально на следующий день начала фор­мировать из числа наиболее богатых и влиятельных горожан список членов попечительства по сооружению храма во имя святого Благоверного князя Александра Невского. Через несколь­ко дней этот список был готов, и вопрос об его утверждении был включен 27 октября в повестку заседания думы, заплани­рованного на 3 ноября.

Заседание состоялось в намеченный день и проходило под председательством городского головы В.Ф. Лапшина. В его заседа­нии приняли участие 24 гласных. Первым вопросом, исходя из его значимости, рассматривался вопрос о выборе членов попе­чительства по сооружению собора.

Всего в комиссию вошло сто семь человек|0. Думается, бу­дет уместным поместить весь список в алфавитной последова­тельности с тем, чтобы современники знали тех людей, которые стояли у истоков строительства собора, а возможно, некоторые волгоградцы узнают в них своих родственников. К тому же из ста семи членов комиссии пятьдесят девять являлись гласными-депутатами городской думы. От их решения во многом зависело финансирование строительства из городского бюджета. Перечис­лим их имена:

Александров Г.П., Антонов А.П., Антонов Н.П., Антонов М.П., Антонов П.П., Арефьев Я.М., Арисенко В.А., Артамонов С.П., Бабаев Г.Ф., Бочкарев М.С., Волков И.Н., Воронин К В., Воронин И.Е., Горбунов В.А, Груздев А.Ф., Губанов Я.В., Дег­тярев М.И., Демидов И.И., Деревянсков М.М., Докучаев Н.Я , Жданов А.А., Жигмановский Е.Д., Захаров Е.Т., Зверев И.И., Зебауер М.В., Зимин В.М., Иванов С.А., Кашенев Г.И., Коз­лов В.Г., Кольман К.К., Коноплин П.И., Кочанов В.К., Крон­штадт Я. П., Ланской И.М., Лапшин В.Ф., Ларионов П.С., Леплейский П.А., Мазин М.И., Макаровский В.М., Мельников И.В., Митрофанов М.С., Мыльцин А.Н., Найденов А.М., Не­устроев Я.И., Никонов И Г., Пименов И.М., Плотников Д.Н., Попов П.С., Репников А.В., Семенов Ф.С., Серебряков Г.Н.,

Суходаев Д.В., Тараканов М П., Тарханов Н.П., Фоломеев Е.Е., Чиркин И.И., Шевяков И.П., Штыков Е.П., Щетинкин П.С.

Остальные члены попечительства:

Алафузов Н.Н., Алексеев Е.И., Башенин А.А., Васильев М.Н., Вахнин А.М., Вялов А.А., Голованов А.И., Губонин П.А., Ермолин А.Н., Ефимов С.П., Жогов М.И., Жулябин Я.В., Зайцевский И.Г., Иванов А.И., Иванов К.Я., Калинин И.В., Канавин Т.М., Каховский АЛ., Кленов В.Я., Климов П.Т., Краснощеков Р.Н., Лапшин К.К., Лапшин Н.И., Лычев П.В., Ляшков А.И., Маслов В.Р., Менделеев H Н., Мишин М.П , Мыш­кин П.Н., Никульченков О.И., Орехов В.А., Осокин М.И., Петров Л.К., Репников А.А., Родзивановский П.И., Рыбушкин М.А., Свечин М.Д., Семенов Ф.С., Смирнов И.Е., Соловьев Н.П., Тимофеев О.К., Туркин А.Ф., Фадеев С.Н., Федоров Е.Н., Чекамасов В.А., Шлыков А.М., Экман Ф.И., Яшкин Д.А.

Утвердив приведенный выше список попечительства, дума решает открыть подписку на сооружение храма и раздать членам комиссии подписные листы для сбора пожертвований.

Однако, в силу разных причин, в том числе и отсутствия конкретного проекта строительства собора, первые несколько лет крупных пожертвований на эти цели так и не поступало. Аналогично складывалась ситуация и с городскими средствами. В Саратовском облгосархиве удалось разыскать несколько смет по расходам Царицынской городской управы за разные годы, начи­ная с 1889 года. В них из года в год в § VII (составление фондов на разные благотворительные цели) в общем-то писалась одна и та же фраза: «По постановлению Думы, состоявшемуся 22 ок­тября 1888 г., на этот предмет пожертвовано из средств города 5000 р., с тем чтобы сумма эта была внесена в сметы 1889 и 1890 годов по равной части, т. е. по 2500 р. в год»».

В смете расходов на 1890 год к приведенному тексту добав­лено: «Так как 2500 р. в минувшем 1889 году не были уплачены на составление фонда, то в настоящую смету вносятся неиспол­ненные за 1889 г. 2500 р. и предполагаемые за 1890 г. 2500 руб. Всего 5000 р.»12.

В «Смете по городским расходам Царицынского городского общественного управления на 1892 год» последняя фраза звучит уже так: «Так как 5000 руб. в минувшем 1891 году не были уплачены на составление фонда, то таковые вносятся к уплате в настоящую смету»15.

Так продолжалось вплоть до 1896 года, до момента избра­ния подготовительной комиссии по сооружению собора в соста­ве тринадцати гласных. Председателем комиссии был выбран го­родской голова Ф.С. Семенов (не путать с уже упомянутой попе­чительской комиссией, которая так и не оправдала надежд пра­вославных царицынцев и не смогла собрать нужное количество средств на начало строительства собора).

Однако и среди членов вновь созданной комиссии не было единения, так как перед ее членами ставились куда более слож­ные задачи конкретными делами подтвердить оказанное дове­рие. И только после вмешательства в это дело в 1897 г. оберпрокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева посредством именного запроса через благочинного г. Царицына о состоянии работы по сооружению собора, с одной стороны, и Саратовско­го губернатора князя Б.Б. Мещерского, с другой стороны, дело сдвинулось с мертвой точки.

Гласные царицынской городской думы нового состава, как бы устыдившись своих предшественников, принявших такое важ­ное для города решение, энергично взялись за скорейшее осуще­ствление задуманных начинаний. Из многих российских городов были затребованы проекты и виды соборных храмов. После тща­тельного рассмотрения присланного материала решили остано­виться на Оренбургском соборе, сооруженном в строго визан­тийском стиле, придавшем всему сооружению величественность и красоту. Вмещал указанный собор свыше двух с половиной тысяч молящихся.

Но чертежи и рисунки не давали окончательной картины всего сооружения. С целью наглядного на месте ознакомления с устройством собора в Оренбург были посланы гласные Цари­цынской думы В.Н. Рысин и А.М. Шлыков вместе с губернским архитектором Ю Н. Терликовым.

Делегация была радушно принята епископом Владимиром, а ее членам предоставлена возможность вплоть до мелочей озна­комиться с интересующим их объектом. Более того, были даны с собой в Царицын подробные чертежи, схемы и детали проекта.

Возвратившаяся в Царицын делегация долго пребывала под впечатлением от грандиозного наружного вида собора и в то же время от его изящной архитектуры и внутреннего благолепия. Им нетрудно было убедить гласных думы придерживаться имен­но оренбуржского проекта.

Еще одним большим итогом поездки явилось и то, что все члены делегации до самого окончания строительства Царицынс­кого Александро-Невского собора были последовательными его участниками, а Василий Никанорович Рысин впоследствии воз­главил это строительство и довел начатое дело до конца. К сожа­лению, мы очень мало знаем об этом человеке и о его родном брате Иване Никаноровиче, также внесшем большой вклад в строительство собора, показавшими в этом деле свою порядоч­ность и обязательность, т. е. те качества, которые были свой­ственны российскому купечеству.

Братья Рысины являлись владельцами торгового дома «Бр.

В.   и И. Рысины», в котором в большом ассортименте продавалась посуда из фарфора, фаянса, майолики, хрусталя, мельхиора, изделия из бронзы, чайные, столовые и кофейные сервизы, лам­пы: висячие, столовые висячие люстры, канделябры и торшеры. Предлагалась на выбор гостиная, будуарная, столовая мебель, английские кровати, венская мебель фирмы «бр. Тонет», матра­цы и трюмо, эмалированная посуда и хозяйственные принад­лежности, часы и самовары.

Существенную прибыль приносила торговля золотыми и серебряными вещами, а также церковной утварью, иконами и киотами. В те годы в Царицыне строилось несколько церквей и недостатка в заказах на иконостасы, киоты и иконы не было. Позже, к 1910 году, в магазине стали продаваться швейные ма­шинки и велосипеды.

Все вышеперечисленные вещи можно было купить в от­дельно стоящем большом двухэтажном кирпичном здании, над вторым этажом которого красовалась большая, в несколько мет­ров, вывеска «Торговый дом Бр. В. и И. Рысины». Кстати, распо­лагалось здание на Александровской площади рядом с собором Александра Невского, но было построено ранее, в последней четверти XIX века. На этом месте сейчас расположен централь­ный вход в здание ЦУМа.

Братья Рысины принимали большое участие в обществен­ной жизни Царииына. Василий Никанорович в 1902 году являлся гласным городской думы14, с 1906 по 1909 гг. являлся кандида­том в гласные15.

Его брат Иван Никанорович 24 октября 1906 г. был избран на четырехлетний срок гласным думы. Проживал в собственном  доме на углу Александровской и Царицынской улиц. В настоящее время на этом месте стоит жилое девятиэтажное здание на углу проспекта им. Ленина и Краснознаменской улицы, в нем распо­ложено бюро ЗАГС Центрального района.

15 декабря 1910 года братья Рысины вновь были избраны гласными Царицынской городской думы16 и оставались таковы­ми вплоть до 1917 года.

Составление чертежей вновь строящегося собора и последу­ющее наблюдение за работой было поручено губернскому архи­тектору Ю.Н. Терликову. Вместе с чертежами составлялась и сме­та расходов, исчисляемых в то время в сумме 300 тыс. рублей.

Однако и это не ускорило решение вопроса, к тому же, на заседании комиссии 14 марта 1900 г. городской голова Ф.С. Семе­нов отказался от председательства, ссылаясь на свою загружен­ность. Вместо него был избран купец Василий Никанорович Рысин, энергично взявшийся за дело. Ему удалось добиться разре­шения на начало сооружения собора, которое последовало 19 сентября 1900 года.

Тогда, как и в любые другие времена, в т. ч. и нынешние, перед самым началом работ нашлись скептики, считавшие, что собор своими внушительными размерами загородит дома, мага­зины, располагавшиеся по периметру площади, тем самым «за­давит» своей массой двух- и трехэтажные купеческие дома и торговые лавки. Настоятели ближайших к Городской площади церквей указывали на иные мотивы: отток прихожан в собор и потеря старым Успенским собором статуса главного храма Цари­цына со всеми вытекающими из этого последствиями

Членам комиссии приходилось терпеливо разъяснять скеп­тикам, что площадь, на которой дума постановила соорудить собор, имеет в длину сто семьдесят и в ширину семьдесят четыре сажени (362,1 м х 157,6 м), а сам собор согласно проекту имеет следующие размеры: длина — 51м, ширина — 41,5 м17. Факти­чески собор занимал только одну двадцать седьмую часть Город­ской площади, поэтому приводимые комиссией цифры действо­вали на скептиков отрезвляюще. Что касается церковнослужите­лей ближайших церквей: Преображенской, Скорбященской, Ус­пенского собора, то дальше, чем обсуждение в своем круге воп­роса строительства собора, дело не пошло, потому что сооруже­ние храма находилось на контроле Святейшего Синода и Сара­товскою губернатора.

Местные газеты также внесли небольшую смуту. В некото­рых публикациях утверждалось, что площадь, на которой реше­но было соорудить собор, образовалась якобы в результате за­сыпки большого оврага и выросла на болотистой и глинистой почве. Да, действительно, на плане г. Царицына первой четверти XIX века в районе современной площади Павших Борцов изоб­ражено «озеро, именуемое Фонтанкой». Скорее всего, это было болотце, наполняемое в весеннее время водой от таяния снега, а в летнее и осеннее время — дождевой водой. Постепенно это место было засыпано, но сохранилась память о том, что в этом районе болотистая и глинистая местность.

Собор же был построен на том месте, где сейчас от проспек­та им. Ленина начинается Аллея Героев — ее участок в сторону памятника Павшим Борцам до памятника Р. Ибаррури и до угла парка, выходящего южной стороной к зданию медакадемии.

Правда, справедливости ради, следует сказать, что на упо­мянутом плане Царицына изображен большой овраг, берущий свое начало от берега р. Волги в районе нынешнего театра музыкальной комедии и идущий на север до проспекта им. Ленина. Следова­тельно, территория прежней городской площади образовалась в середине XIX века между водоемом и оврагом, фактически в со­временных границах между площадью Павших Борцов и проспек­том им. Ленина, а указанный овраг был со временем засыпан. Это подтверждают недавние земляные работы (май 2000 года) в райо­не театра музыкальной комедии. Во время замены канализацион­ных труб была выкопана параллельно реке Волге большая и глу­бокая траншея, пересекшая как раз тот бывший овраг.

Газетные публикации сделали свое дело — повлекли за со­бой более тщательные геологические исследования почвы места, отведенного под строительство собора. Проведенные исследова­ния показали, что грунт площади песчано-каменистый, устой­чивый, причем на глубине девяти с половиной метров был об­наружен каменный пласт. Словом, место, кстати отведенное ря­дом с Александровской часовней, как никакое другое соответ­ствовало своему предназначению

К моменту освящения этого места царицынским духовенством 31 января 1901 года специальных средств на постройку Александро-Невского храма имелось немного. Спустя десять лет после реше­ния Царицынской думы о строительстве храма запланированные на  эти цели пять тысяч рублей были выделены. К ним добавились в 1899 и 1900 гг. по тысяче рублей и три тысячи в 1901 г., перечис­ленные городской управой в фонд постройки собора.

Кроме этих средств, в результате кружечного сбора, прове­денного по инициативе В.Н. Рысина по всем царицынским церк­вям, поступило еще восемь тысяч. И, наконец, самая крупная сумма в 25 тысяч рублей была получена от сделки по переуступ­ке городских земель под строительство Владикавказской желез­ной дороги.

С наступлением тепла активно стали проводиться земляные работы. Был выкопан большой котлован под фундамент, завезен бутовый камень.

День 22 апреля 1901 г. считается днем торжественной зак­ладки собора во имя Святого благоверного князя Александра Невского. Ожидался приезд епископа Саратовского и Царицынс­кого Иоанна, но по причине болезни он не смог принять учас­тия в торжествах. Его заменил епископ Вольский Гермоген.

После литургии, совершенной им в Успенском соборе, кре­стный ход из всех царицынских церквей с хоругвями и икона­ми, при колокольном звоне двинулся к месту закладки нового храма. Во главе многочисленного царицынского духовенства сле­довал Преосвященный Гермоген, многотысячная колонна горо­жан замыкала шествие.

По прибытии процессии на место закладки Владыка обра­тился перед началом освящения ко всем присутствующим с яр­кой речью, подкрепленной ссылками на текст Священного Пи­сания, в которой указал назначение церкви для человека во все периоды его жизни и деятельности.

По окончании речи началась церемония освящения и зак­ладки Александро-Невского собора Первоначально Владыка Гер­моген окропил святой водой места под будущим алтарем, затем и стенами. А под будущий престол была заложена массивная брон­зовая доска, на которой по металлу были вырезаны следующие слова: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа основана сия собор­ная г. Царицына церковь во имя святого Благоверного великого князя Александра Невского, в ознаменование чудесного избав­ления Царской Семьи от опасности при крушении поезда на ст. “Борки” 17 октября 1888 г., при державе Благочестивейшого Самодержавнсйшого Великого Государя нашего Императора Ни­колая II Александровича, при святительстве же Преосвященнейшего Иоанна, епископа Саратовского и Царицынского и епис­копа Гермогена Вольского, при управлении Саратовской губер­нии его сиятельством князем Б.Б. Мещерским, в лето от сотво­рения мира 7409-е, от Рождества же плоти Бога Слова 1901-е априлия 22 дня. Городской голова Ф. Семенов, председатель по­печительской комиссии В. Рысин, члены комиссии и гласные думы протоиерей В. Волковский, Н. Антонов, С. Артамонов, Г. Ба­баев, В. Бондарчук, К. Воронин, С. Грабилин, Н. Докучаев, К. Ива­нов, Т. Канавин, В. Кочанов, И. Краузе, Я. Кронштадт, Э. Кольман, Н. Кулыгин, В. Лапшин, М. Майоров, М. Митрофанов, М. Мишнин, П. Никонов, Л. Новиков, Н. Пантелеев, Я. Пиро­гов, И. Пятаков, А. Репников, В. Репников, В. Рысин, Ф. Семе­нов, Г. Серебряков, М. Свечин, П. Сивяков, С. Трескинский, А. Черкасов, Е. Фоломеев, А. Шлыков»18.

После церемонии установки под престолом закладной плиты епископ Гермоген заложил первый символический кирпич в ос­нование собора. Его примеру последовал городской голова Ф.С. Се­менов, затем кирпичи положили председатель комиссии В.Н. Ры­син, члены городской управы и попечительной комиссии.

На этом церемония закладки собора была закончена, и вся процессия во главе с Владыкой Гермогеном вернулась назад к Успенскому собору, после чего все духовенство, принимавшее участие в торжественной церемонии, а также гласные думы и почетные гости были приглашены в думу на обед.

Первым тостом, провозглашенным епископом Гермогеном, был тост за здоровье государя императора Николая II, покры­тый восторженным «Ура!». Тут же была отправлена телеграмма на имя Саратовского губернатора его сиятельства князя Мещерско­го следующего содержания: «Верноподанные Его Императорско­го Величества граждане города Царицына, совершив сегодня зак­ладку соборного храма во имя св. Благоверного князя Александра Невского в память чудесного избавления от угрожавшей опасно­сти царской семьи при крушении поезда на Курско-Харьковс­кой железной дороге при станции Борки в 1888 г., освященную его преосвященством епископом Вольским Гермогеном, просят Ваше сиятельство повернуть к стопам Его Императорского вели­чества их верноподданнические чувства»19. Телеграмму подписали епископ Гермоген, городской голова Семенов и председатель по­печительной комиссии Рысин.

За здоровье преосвященного Иоанна, епископа Саратовско­го и Царицынского последовал второй тост, предложенный го­родским головой Ф.С. Семеновым. Затем выпить шампанское за епископа Гермогена предложил председатель комиссии по соору­жению храма В.Н. Рысин, за Саратовского губернатора Б. Б. Ме­щерского — член городской управы Н.И. Пантелеев, наконец, последний тост был за городского голову и граждан Царицына.

Во время трапезы прозвучало предложение здесь же, на ме­сте, провести подписку — сбор средств на постройку собора, давшую две тысячи рублей. За месяц до описываемых событий такую подписку планировалось провести в российском масшта­бе, но проект не встретил поддержки со стороны правительства. 24 марта 1901 года Царицынская городская дума направила на имя министра внутренних дел Д. Сипягина ходатайство о разре­шении «повсеместного по Империи сбора пожертвований на со­оружение в Царицыне собора Св. Александра Невского в ознаме­нование радостного события рождения ее императорского высо­чества великой княжны Марии Николаевны»20.

Тем не менее, как указывалось выше, определенная сумма перед началом строительства была собрана, и с весны 1901 года стали вестись активные работы по возведению собора.

За лето строители заложили сплошной фундамент высотой 2,8 метра, вывели подвальный этаж. К осени заготовили строи­тельный материал на следующий год: 55 тыс. штук кирпича, 128 000 кг извести, 65 бочек цемента, около полутора тысяч метров камня для цокольного этажа и такое же количество для дальнейших работ. Изготовлены оконные решетки в количестве 34 штук. Ост аток средств на конец года составил 13 тыс. рублей.

В 1902 году строительные работы велись так же интенсив­но, как и в прошедшем 1901 г., при финансовой поддержке городской управы, выделившей на эти нужды во исполнение решения думы 10 тысяч рублей.

Строителями было положено около полутора миллионов штук кирпича и до одной тысячи плит камня для прослойки пилонов. Кроме этого городские власти выделили строитель­ных материалов — цемента, извести, кирпича и камня — на 12 тыс. рублей.

Достаточно ритмично строительство продолжалось и в пос­ледующие годы, к 1909 г строительные работы в основном были завершены. Стоимость всех работ по октябрь 1908 г. выразилась в 140 тыс. рублей21. Для окончания постройки требовалось еще 77 500 руб., и эта сумма по частям ежегодно выделялась, а вместе с ней и завершалось строительство согласно утвержденному проекту собора и его рабочих чертежей.

Освящение вновь построенного собора, названного в честь святого Благоверного Великого князя Александра Невского, со­стоялось 19 мая 1918 года. При участии Саратовского епископа Домофея накануне в субботу вечером 18 мая в соборе была про­ведена Всенощная. Во время богослужения собор освещался элек­тричеством.

В годы советской власти здание собора использовалось под хозяйственные нужды города, в том числе и под автобазу. 21 марта 1932 года храм был взорван для «нужд социалистического строительства».

На долгие десятилетия Александро-Невский собор был вы­черкнут официальными властями из справочников, книг, путе­водителей, выходивших в послевоенное время. Словно не было его в истории Царицына-Сталинграда. О нем не принято было упоминать ни в официальной обстановке, ни в обычной жизни. Только народная память хранила его облик и события, связанные с ним. К началу девяностых годов эти люди состарились и многие события, очевидцами которых они являлись, помнили не точно.

Еще в конце восьмидесятых годов прошлого века, работая в облгосархиве директором, автор не оставался равнодушным к документам и дореволюционной литературе, в которых встреча­лось упоминание собора, делал выписки, ссылки на источники, впоследствии используемые в подготовке рукописи.

Первый всплеск общественной активности в отношении со­бора пришелся на конец девяносто первого, начала девяносто второго года и вызван был запрещением деятельности КПСС после известных событий, виновником которых стал ГКЧП. Пер­вые ростки демократии проявились и в отношении к культовым зданиям.

Активность населения продлилась всего год-два, и насту­пил спад, связанный с нестабильностью экономической ситуа­ции в России и в регионе, заботами второго плана — чисто организационными — самой епархии по своему образованию и обустройству.

На конец ушедшего в историю XX века пришелся второй всплеск активности, но уже со стороны Волгоградской епархии и мэрии. Точнее, уже по личной инициативе митрополита Вол­гоградского и Камышинского Германа вопрос о строительстве собора стал обсуждаться на уровне городской администрации. Его референт матушка Макария (Васюкова С.Н.) 30 ноября 1999 г. вместе с консультантом администрации Волгограда В.А. Полосу­хиным провели небольшую встречу в кабинете зам. председателя городского комитета по архитектуре и градостроительству В.А. Ка­симовского, на которой присутствовал автор Цель встречи зак­лючалась в том, чтобы выработать для городской комиссии по восстановлению духовного и культурно-исторического насле­дия Русской Православной Церкви в Волгограде определенное мнение архитекторов, Церкви, ученых и краеведов по реше­нию этой задачи.

Вариант воссоздания собора на прежнем месте сразу же от­пал: это нарушило бы сложившуюся городскую среду и собор не смог бы вписаться на небольшом пространстве в черте Аллеи Героев в архитектуру прилегающих домов, улиц и магистралей.

Архитекторы предложили второй вариант — строительство собора в Комсомольском садике правее театра «НЭТ», но и этот вариант был категорически отклонен матушкой Макарией, так как он не устраивал Владыку Германа по причине отдаленности храма от основного места, закрытия прилегающими к садику домами и невозможности любоваться им со стороны Волги гос­тям и волгоградцам. А также в случае строительства собор прак­тически занял бы место бывшей Скорбященской церкви, что впоследствии сделало бы невозможным ее строительство.

Наконец, третий вариант, предложенный автором и поддер­жанный епархией, заключался в следующем: строительство собо­ра вести в затрибунной части площади Павших Борцов, в центре парка, если так можно назвать затрибунное пространство, статус которого так и не определен официально, где имеется небольшая свободная от деревьев площадка, с тем, чтобы оставить зеленые насаждения вокруг собора, сохранив сквер как место отдыха и гуляний горожан. В этом месте верхняя часть храма просматрива­лась бы и с проплывающих по Волге теплоходов и других речных судов, сам собор был бы хорошо виден с набережной, от желез­нодорожного вокзала, с моста через железную дорогу, из Заполотновской части города, гармонично смотрелся бы вместе с вос­становленной пожарной каланчой, олицетворяя собой старый Ца­рицын. Строительство собора в этом месте позволило бы убрать все временные постройки, принадлежащие кафе «Дорожному», и другие павильоны, портящие вид центра города.

История словно дала нам шанс искупить свои ошибки, вос­создать в центре города Кафедральный собор, на протяжении десятилетий берегла это место под строительство, не позволяя здесь ничего строить, хотя попыток застроить этот единствен­ный оставшийся незастроенным участок было множество.

Это место всегда держалось в запасе для самого величе­ственного сооружения, венчавшего весь архитекрупный ансамбль центра города. Лучшие московские и волгоградские архитекторы «ломали головы» над этим строением. Еще в 1944—1946 гг. были проведены три всесоюзных конкурса на лучшую планировку цен­тра. К 1959 году завершилось строительство зданий на площади Павших Борцов, а к 1962 г. в целом вдоль Аллеи Героев, и эта часть города приобрела нынешний вид: эспланада в виде не­скольких площадей, идущих от Волги вверх к площади Павших Борцов. Центральная лестница на набережной была названа в числе лучших достижений архитектуры XX века на всероссийс­кой выставке «Зодчество».

Зданием, которое венчало бы весь архитектурный ансамбль, должен был стал Дом Советов, как раз в том месте, где времен­но был разбит парк, кстати никем не санкционированный, по­этому и вызывающий недоумение у волгоградцев своим непар­ковым видом, с посаженными в нем в хаотичном порядке все­возможными деревьями и кустарниками.

Проектирование Дома Советов началось сразу после войны и продолжилось вплоть до девяностых годов прошлого века. В городе нет такого объекта, вокруг которого велось столько дис­куссий, объявлялось несколько десятков конкурсов, в том числе международных, и представлялось, по словам бывшего главного архитектора города В.П. Калиниченко, более 300 проектов. Есте­ственно, такое огромное количество проектов рождало множе­ство вариантов от сталинских высоток, строящихся в 40—50-е годы в Москве, до высокого строгого здания, поставленного на постамент с трибунами, отвечающего идейным соображениям и целям 70-х годов XX века, в которое планировалось поселить  горкомы партии и комсомола. Но этому не суждено было сбыть­ся, на первом этапе не нашлось денег, а затем грянули пере­стройка и прочие события, после которых не стало ни советов, ни райкомов, ни горкомов и обкомов. Проект оказался в архиве, а место пусто.

Однако этот лакомый кусочек земли площадью в 5 га про­должает будоражить умы уважаемых архитекторов, особенно в последнее время, когда Волгоградская епархия выступила с пред­ложением передачи его под строительство Александро-Невско­го собора.

А чтобы этого не произошло, быстренько появился на свет проект временного городка развлечений, так называемого вол­гоградского сити — по аналогии с тем, который возводится в Москве на Краснопресненской набережной. Это многофункцио­нальный общественный комплекс с кафе, ресторанами, магази­нами, кинотеатром, клубами, игровыми площадками для детей и зонами отдыха для взрослых.

Читатель скажет: что же плохого в городке развлечений? Плохого здесь действительно ничего нет, если бы он был в дру­гом месте, не в самом центре города, а, например, в пойме реки Царицы, или располагался на прилегающей верхней части набе­режной. Возведение массы временных металлических конструк­ций превратит центр города в огромный общепит с частными владельцами, с кучами мусора и другими «прелестями», прису­щими таким местам. Это уже доказано временем. Каждый про­шедший день во время проводимой ежегодно новогодней елки на площади Павших Борцов оставлял после себя груды мусора, и это только при наличии трех-четырех установленных там ки­осков. Автору каждое утро на протяжении двух недель приходи­лось наблюдать такую картину во время ходьбы на работу в музей. К тому же, у нас все временное становится постоянным, и этот сити так же, как и кафе «Дорожное» и прилегающие к нему строения, основательно врастет в волгоградскую землю, и только бульдозеру будет под силу расчистить это место.

Но вернемся к собору. Каждый из присутствовавших на встре­че четко осознавал, что Александро-Невский собор в одночасье не построить. Для этого потребуются годы, даже при благопри­ятных обстоятельствах. Ведь прежде, чем начнется строительство, необходимо провести проектно-изыскательские работы по стро­ительству, подготовить проект; согласовать его во всевозможных инстанциях. После этого подвести к вновь возводимому собору городские коммуникации, осуществить само строительство, от­делку храма, роспись стен, изготовление иконостаса, куполов, крестов, колоколов и многое другое.

Но самое главное, о чем нужно помнить до начала строи­тельства, так это об общественном мнении. Необходимо знать, как население относится к идее воссоздания собора, и мнение не может быть сформировано за несколько дней и даже месяцев. Необходимо разъяснить, для чего это делается, как это будет выглядеть, что это даст городу. Вот поэтому автором предложено было поставить небольшую часовню во имя Александра Невско­го на прежнем месте, где стоял собор, желательно точную ко­пию Александровской часовни, с тем, чтобы волгоградцы могли высказать свое мнение на сей предмет и привыкли к мысли, что часовня будет служить и местом поминания всех погибших со­ветских воинов в период Сталинградской битвы. Как раз в этот период был утвержден орден Александра Невского, и первое накраждение этим орденом состоялось летом 1942 г. в Донских степях, на далеких подступах к Сталинграду.

С такими предложениями в начале декабря 1999 г. наша инициативная группа обратилась к главе администрации Волгог­рада Ю.В. Чехову посредством докладной записки. Вот ее текст:

«Уважаемый Юрий Викторович!

Накануне праздника — 2000-летия Христианства — администрацией и населением г. Волгограда проводится боль­шая работа по возрождению культурно-исторического на­следия Русской Православной Церкви как духовной осно­вы русской нации.

В соответствии с Указом Президента Российской Фе­дерации от 30.11.92 № 14S7 “Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации”, Распоряжением Президента Российской Федерации от 23.04.93 N° 281-РП “О передаче религиозным организаци­ям культовых зданий и иного имущества” и других норма­тивных документов администрацией г. Волгограда принято Постановление от 03.08.99 № 932 “Об утверждении Про­граммы восстановления духовного и культурно-историчес­кого наследия Православной Церкви в г. Волгограде”.

В данной программе пунктом 1.3 предусматривается подготовка предложений по размещению кафедрального собора Царицына — собора Александра Невского в центре г. Волгограда — для рассмотрения на градостроительном совете г. Волгограда. В настоящее время решение данного вопроса является затруднительным по ряду причин:

  1. Наличие застроек и градостроительных планов по центру г. Волгограда.
  2. Требование большой площади под строительство ка­федрального собора.
  3. Неподготовленность населения города к решению вопроса о строительстве собора в центре города.

Исходя из этого, рабочая группа из представителей администрации Волгограда (комитета по градостроитель­ству и архитектуре и др.), Волгоградской епархии и уче­ных-историков предлаг ает на первом этапе построить ча­совню Александра Невского на ее историческом месте — на Аллее Героев.

Строительство часовни Александра Невского в центре г. Волгограда, на Алее Героев имеет величайший духовный и исторический смысл

Именно во время Сталинградской битвы был утвер­жден орден Александра Невского, и от Сталинграда с име­нем Александра Невского началось освобождение отече­ства от захватчиков. Поэтому часовня Александра Невско­го на Аллее Героев послужит символом поклонения памя­ти солдат, погибших в войне.

Здесь, на Аллее Героев, на месте стелы и Вечного огня находятся братские могилы русских воинов — не только красноармейцев, но и белогвардейцев. Поэтому часовня Александра Невского станет символом покаяния и прими­рения России.

Данное место освящено, т. к. именно здесь находился Собор Александра Невского, а еше ранее — часовня поми­новения Александра II.

Наиболее оптимальным вариантом проекта данной ча­совни является проект бывшей часовни Александра II, ко­торая не займет много площади на Аллее Героев и составит единый культурно-исторический ансамбль памятников в центре города.

В течение последних лет будут проводиться проектно­-изыскательские работы по строительству собора Александ­ра Невского и изучаться мнение населения г. Волгограда по этому поводу.

От администрации Волгограда: Заместитель председателя комитета по градостроительству и архитектуре

Консультант администрации Волгограда

От Волгоградской епархии: Референт архиепископа Волгоградского и Камышинского Германа

Директор Волгоградского областного краеведческого музея

Докладная записка способствовала созданию комиссии по восстановлению духовного и культурно-исторического наследия Русской Православной Церкви в г. Волгограде под председатель­ством Ю.В. Чехова.

6 апреля 2000 года состоялось ее первое заседание, которое открыл глава администрации г. Волгограда Ю.В. Чехов. Он отме­тил важность развития взаимоотношений городской админист­рации и Волгоградской епархии на законной основе с целью восстановления духовного, культурно-исторического наследия Православной Церкви в Волгограде и воспитания молодого по­коления.

Далее ведение заседания продолжил заместитель главы го­родской администрации А. И . Егин, который отметил определен­ную работу администрации Волгограда по восстановлению куль­турно-исторического наследия Русской Православной Церкви в Волгограде. Отведена земля под строительство новых церквей, са­мой знаменательной из которых будет Храм Всех Святых на Ма­маевом кургане, организованы приходы Православной Церкви в зданиях, которые являются муниципальной собственностью.

В связи с празднованием 2000-летия Рождества Христова и в целях координации взаимодействия всех организаций, работа­ющих в области восстановления православных храмов в Волгог­раде, городской администрацией было принято уже упомянутое постановление № 932, утвердившее специальную программу, в которой обозначены основные проблемы в данной области и пути их решения. Часть мероприятий, обозначенных в программе, вы­полнены, часть — требует дальнейшей работы.

Особое внимание комиссией было уделено вопросу строи­тельства Александро-Невского Кафедрального собора в Волгог­раде и одноименной часовни. Но единого мнения по этому воп­росу так и не было выработано. Поэтому решено было продол­жить обсуждение этого вопроса на следующем заседании комис­сии. Председателю комитета по архитектуре и градостроительству М.К. Норкину поручено представить комиссии эскиз часовни и храма с указанием их размещения.

Буквально через неделю, 12 апреля, в срочном порядке состоялось заседание городского градостроительного совета, на котором рассматривался проект уже упомянутого волгоградского сити. Эт от проект вызвал неоднозначную оценку у членов сове­та, поэтому мнения разделились вплоть до крайне противопо­ложных. Мы не будем приводить высказывания выступающих «за» и «против» проекта, но отметим, что он являлся альтерна­тивным собору.

19 мая 2000 г. состоялось второе заседание комиссии под председательством А.И. Егина. Члены комиссии решили настаи­вать на строительстве собора в затрибунной части, а градострои­тельному совету рекомендовано сделать свой выбор в пользу храма.

Необходимо отметить, что если у городской администра­ции, епархии, ученых и краеведов в процессе обсуждения места строительства собора сложилось единое мнение, то у архитекто­ров его так и нет по сегодняшний день. Приведем еще одно мнение известного волгоградского архитектора Е.И. Левитана, высказанное им в своем юбилейном (85 лет) интервью коррес­понденту «Городских вестей» 3 января 2001 г.: «Храм в затрибун­ной части площади Павших Борцов? Да вы что! Там может быть только дом с общественной, деловой функцией. Эта функция предметно заложена в генплан, а значит, ни о чем другом и говорить не стоит»22.

Третий всплеск активности общественности в вопросе стро­ительства Александро-Невского собора пришелся на начало но­вого XXI века в связи со столетием освящения места под строи­тельство храма. Был создан Международный Фонд «Александр Невский», Президентом которого стал генеральный директор ОАО «Волгограднефтегазстрой» А.В. Богданов.

ПОЛЕВА Ю.В. К истории Царицынского Свято-Духова монастыря

КЛИМЕНТ (НАУМОВ), иером. АНТОНОВ Д.Д. Список репрессированных священнослужителей и церковнослужителей Волгоградской епархии (Часть 2)

Примечания

  1. ГАСО. Ф. 1. On. 1. Д. 4610. Л. 207-207об.
  2. См.: Там же. Л. 206.
  3. См.: Там же. Л. 207.
  4. ГАСО. Ф. 1. On. 1 Д 4610. Л. 269.  Там же.
  5. ГАСО. Ф. 1. On. 1. Д. 4610. Л. 269 об.-270.
  6. Лендер И. Волга. Очерки и картины. Издание пароходного обще­ства «Самолет». СПб: Типография А. С. Суворина, 1889. С. 191—192.
  7. ГАСО. Ф. 1. On. 1. Д. 4610. Л. 270.
  8. Там же.
  9. Там же. Л. 296 об,—297 об.
  10. Там же. Д. 4762. Л. 150.
  11. Там же. Д. 4763. Л. 81.
  12. Там же. Д. 5127. Л. 200.
  13. См.: Весь Царицын на 1902 год: Адрес-календарь. Царицын, 1901. С. 208.
  14. См.: Весь Царицын. Пос. Дубовка, Сарепта и календарь: Справоч­ная книга. Царицын, 1909 С. 31.
  15. См.: Весь Царицын за 1911 год: Справочная книга. Царицын, 1911. С. 66.
  16. См.: К истории сооружения соборного храма в г. Царицыне Сара­товской губернии. М., 1902.
  17. Там же. С. 15—16.
  18. Там же. С. 17.
  19. РГИА. Ф. 1284. On 187. Д. 108. Л. 1.
  20. См. Весь Царицын. … С. 11.
  21. Городские вести. 2001. № 4 (1602). 13 января.

ТЮМЕНЦЕВ И.О. Первое известие о церкви в Царицыне

МОТЕРИКИН А.В. Царицынский Александро-Невский собор: его прошлое, настоящее и будущее // Мир Православия: Сборник научных статей. Волгоград, 2002. Вып. 4. С. 255-275.

Оставить комментарий