Гаген С.Я.История Вселенской Церкви

ГАГЕН С.Я. Антилатинская полемика 1234-1258 гг. (Никифор Влеммид и Феодор II Ласкарис)

В последние четверть века существования Никейской импе­рии традиционная полемика с латинянами приобретает несколько новых черт. Эти новшества в значительной степени можно счи­тать персональным вкладом двух замечательных греческих про­тагонистов: Никифора Влеммида (1197-1272 гг.) и его воспитанни­ка будущего императора Феодора II Ласкариса.

Несколько слов необходимо сказать об историческом контек­сте, в котором создавались сочинения, рассмотренные ниже. Пре­емник основателя Никейского государства Феодора I Ласкариса, его зять Иоанн III Ватац (1222-1254 гг.), первоначально отказался от переговоров с папской курией и приступил к активным военным действиям против Латинской империи и Венеции *. Однако ряд по­литических неудач заставил венценосца пересмотреть свои пози­ции и поправить свое политическое положение возобновлением пе­реговоров с Римом2. Для этой цели воспользовались посредниче­ством пяти монахов-миноритов, бежавших в 1232 г. из сельджукс­кого плена, которые согласились передать папе письмо патриарха Германа II (1222-1240 гг.) с жалобами на притеснения греческого духовенства латинянами3.

Впрочем, позиция патриарха Германа, по всей вероятности, не была до конца униатской. Об этом свидетельствует его письмо к монахам монастыря Иоанна Крестителя, которое И. Джилл датиро­вал этим временем4. Письмо, антилатинское по тону, содержит пе­речень притеснений греческого духовенства от латинян и список латинских заблуждений, возводимых к известным еретикам5. По­казательно, что в его письме киприотам именно Filioque как дерзкое добавление (προσθήκη) в Символ веры характеризуется как наи­более тяжкий проступок «итальянцев», нарушающий постановления соборов, в частности, по мнению патриарха, первый канон VI Все­ленского собора6. Интересно и появление в этом же письме терми­на «латиномыслящие», когда патриарх увещевает киприотов, что «лучше молиться в домах ваших Богу в одиночестве, чем в церкви сходиться вместе с подчиняющими латиномыслящими»7.

В ответ на обращение пат риарха к папе в мае 1233 в Констан­тинополь прибыло посольство в составе монахов из ордена пропо­ведников Гуго и Петра и Аймо и Радульфа из ордена миноритов вместе с письмами папы к патриарху Герману II и священникам Востока й. Подобное обращение римского первосвященника к сво­ему коллеге, пагриарху Константинополя, и к его пастве с послани­ями, как показывают многочисленные примеры, обычная практи­ка, а не какой-то коварный расчет римской курии, как предполага­ет П.И. Жаворонков, с целью «возбудить среди части никейского духовенства стремление к союзу»9.

Переговоры, начавшиеся в январе 1234 г. окончились без. вся­кого положительного результата после четырех месяцев прений10. В них участвовал и Никифор Влеммид, находящийся в зените свое­го творческого расцвета. Диспут с папскими легатами (двумя фран­цисканцами и двумя доминиканцами) произвел большое впечатле­ние на Влеммида из-за мастерского владения аристотелевской сил­логистикой латинянами, которые загнали в угол своими аргумента­ми учителя Влеммида «ипата философов» Димитрия Карика, и сам Влеммид должен был прийти ему на помощь, продемонстрировав свое превосходство в логике11 не только над латинянами, но и, в первую очередь, над своим собственным учителем. В частности, он рассматривает невозможность построить силлогизм по второй фи­гуре из утверждения равносущности Отца и Сына12.

Вернемся опять к политическому контексту переговоров об унии. Большое влияние на отношения Рима и Никеи оказало зак­лючение около 1237 г. союза между германским императором Фрид­рихом П Гогенштауфеном и василевсом Никеи Иоанном Ш Ватацом, в результате которого крестоносное войско, шедшее на по­мощь Константинополю в 1238 г., было задержано германским императором в гаванях Южной Италии13, а весной 1238 г. никейские войска уже сражались в Италии на стороне Фридриха II Гоген-штауфена ‘4, который на Лионском соборе 1245 г. был окончательно отлучен от Церкви за свое благоволение грекам15. На этом же соборе прозвучал призыв помочь латинянам Константинополя,6, Одновременно Никея активно, но с небольшим успехом вмешива­лась в борьбу между Генуей и Венецией п. Очевидно, что расхож­дения в вероисповедании в упомянутых случаях ничуть не мешали заключению военных союзов.

Усилия папской курии были теперь направлены на расторже­ние союза Фридриха и Ватаца, при этом продвигалась она обыч­ным, хотя по прежнему тернистым путем попыток заключения унии церквейi8. Для переговоров в Никею 24 мая 1249 г. отправился ге­нерал ордена миноритов Иоанн Пармский, который через год вер­нулся в Рим с письмами от императора Никеи и патриарха Мануила и вместе с никейским посольством,9.

В 1249/50 гг., возможно, происходили какие-то собеседования об унии между греками и латинянами, снова при участии Никифо­ра Влеммида20, которого византийский историк XIV в. Никифор Григора считает «самым опытным в божественный писаниях» (θείων γραφών εμπειρότατος)21 и указывает на главную роль со­чинений Влеммида в обращении Иоанна Векка из противника в сторонника унии церквей22.

В упомянутых выше переговорах об унин в 1234 г. и, по всей вероятности, еще ранее, в 1232 г. (с упомянутыми выше монаха­ми?), Никифор Влеммид отстаивал фотианскую позицию, другими словами, пытался обосновать силлогизмами исхождение Св. Духа «только (μόνου) от Отца». Однако после 1250 г. его взгляды, похо­же, кардинально переменились, он не обнародует широко свою точку зрения на союз е Римом23.

Об изменении взглядов Влеммида Никифор Григора сообща­ет следующее:

«Он, посвятивший себя досугу24, начал собирать многие свидетельства из божественных писаний, сводить вмес­те кажущиеся в пользу догмату латинян (Filioque. — С. Г.) и писать об этом, с одной стороны, тайно от большинства, но, с другой — все же писал что-то»25.

Замечательно в контексте эволюции взглядов Влеммида его письмо кронпринцу Феодору Ласкарису, в котором, правда, не идет речь об похождении Св. Духа, но обосновывается, исходя из Сим­вола веры, употребление предлога «через» (διά) в отношении Отца к Сыну. Именно такое употребление и отстаивали в дальнейшем греческие протагонисты унии церквей.

Влеммид действует здесь как опытный логик, добиваясь сна­чала принятия одного постулата, к которому затем можно присо­единить другой. Цитируя Никео-Царьградский Символ веры, он пишет:

«Как следует оставить без внимания этот вот Символ веры неисправленный и не заклейменный, утверждающий, с одной стороны, Бога и Отца творцом «всего видимого и неви­димого», с другой же стороны, поясняющий, что есть тот Сын, «через которого все возникло»? Если же Отец творец всего, но все через Сына, то, вероятно, кто-нибудь (Дамаскин26. — С. Г.) предположит, пожалуй, что Отец через Сына все творит, как если бы через собственную мудрость, силу и деснгщу, чтобы, с одной стороны, Логос был производителем всего сотворенного, с другой же стороны, причиняющим пер­вый ум, бесстрастно породивший творческий Логос, благово­лением которого (первого ума. — С. Г.) сам Логос и Сын дал сущность каждому творению»27.

В этом высказывании Влеммид отделяет неоплатоновскую идею посредника между Богом и Миром от идеи причинности. Бог для Влеммида — «первый ум» (πρώτος νοΰς) неоплатоников, что недвусмысленно свидетельствует о сути его философских заня­тий, которые основывали на сочинениях неоплатоников.

Ссылка на Иоанна Дамаскина в приведенном месте показы­вает, что Никифор Влеммид уже был знаком с приписанным этому отцу Церкви высказыванием, утверждающим исхождение Духа от Отца через Сына (Логос):

«Итак, Он (Бог-Отец. — С. Г.) являет­ся умом, бездной Слова, родителем Слова и через Слово ини­циатором проявляющего Духа, и, чтобы не многое я сказал, нет у Отца Слова, Мудрости, Силы28, Воли, кроме Сына, ко­торый является единственной Силой Отца, прежде начинаю­щей творение всего»29.

Пассаж, из которого процитировано это выражение, отсутствует в древнейших рукописях, восходящих к 1Х-Х вв., и известен только с XI в. В первый раз он отмечен в рукописи XI в. [Oxford, Bodl. Libr., Gromweli. gr. 13 (298)}, которая, согласно отметке, происходила из биб­лиотеки императора Феодора II Лаекариса (1254-1258 гг.) и была им. лично прочитана30. Как можно предположить, впервые процитирован­ное место использовал в своей аргументации Никита из Маронеи, ар­хиепископ Фессалоники (ок. 1132-1145 гг.), который на его основании пришел к выводу, что в отношении и схождения Св. Духа от Сына меж­ду латинским ех и греческим διά нет никакой разницы31. Эху идею затем возьмут на вооружение Никифор Влеммид, а позднее Иоанн Векк32, почерпнувший ее из сочинений Влеммида.

Хотя сам автор приписанного Дамаскину пассажа прямо от­рицает похождение Духа от Сына, он все же не может устранить Сына от участия в исхождении и отказаться от идеи посредника между Богом и человеком:

«Отец — источник и причина Сына и Духа, но Отец единственно Сына и инициатор Духа. Сын — Сын, Слово, Мудрость и Сила33, Образ, Сияние, свойство Отца и из Отца, но не Сын Духа. Дух Святой — Дух Отца, так как из Omija исходящий (ибо нет никакого импульса без Духа) и Сына же Дух, не так как из него, но так как через него от Отца исходящий. Ибо единственной причиной является Отец»34.

В этом высказывании утверждение Отца единственной при­чиной исхождения Св. Духа, то есть фактическое утверждение фор­мулы «только от Отца», соседствует с обоснованием посредниче­ства Сына в исхождении в утверждении «через него», то есть δι΄ υίοΰ. Утверждение Отца источником Сына и Духа свидетельству­ет, что тезис о единственной причине автор пассажа заимствовал у Пс. Дионисия Ареопагита, что подтверждают многочисленные намеки на его сочинения, обнаруженные издателем Б. Коттером35.

Никифор Влеммид не ограничился только участием в прениях с латинянами и опубликовал своим мнения в двух трактатах об исхож­дении Св. Духа. Один такой трактат под названием «Слово, доказы­вающее …что через Сына и от Сына признается в теологии Святой Дух» (Λόγος άποδεικνύων δι’ υίοΰ και έξ υίοΰ θεολογεΐσθαι τό πνεύμα τό άγιον) Влеммид адресовал архиепископу Болгарии Яко­ву Зб. В этом произведении Влеммид рассуждает в духе неподлин­ного места из Иоанна Дамаскина37.

Он пишет:

«Так мы будем строить силлогизм: Дух от Слова, то есть через Слово выхо­дит от Отца, как бы из солнца через свет сияющий блеск. И когда это существует, а Слово из Отца исповедуется, тог­да из-за этого говорится, что и Дух от Отца исходит»38.

Другой трактат Влеммида «Слово о неких догматических со­исканиях» (Λόγος περί τινων δογματικών συζητήσεων) адресован ям императору Феодору II Ласкарису39. Известно и письмо Влем­мида венценосцу на ту же тему40.

Авторитет Никифора Влеммида в переговорах об унии опре­делялся и тем обстоятельством, что это был наиболее выдающий­ся для своего времени специалист по Аристотелю, которого Ви­зантия могла противопоставить западной схоластике. В поздневи­зантийское время, согласно данным Г. Хунгера, к наиболее читае­мым философским произведениям относилось руководство Ники­фора Влеммида, состоящее из двух частей: «Логики», содержа­щей в 40 главах до некоторой степени произвольное извлечение из «Органона» Аристотеля, и одновременно с «Логикой» около 1260 г. появившейся второй части — «Физики» в 32 главах, в изложении материала которых Влеммид придерживался в целом традицион­ного позднеантичного порядка сочинений аристотелевской физики: «О возникновении и уничтожении», «О небе», «Метеорологика»41. В качестве источников Влеммид использовал произведения обыч­ных для его времени комментаторов Аристотеля: Симпликия — в «Физике», Филопона — в «О возникновении и уничтожении», Алек­сандра из Афродисия — в «Метеорологике», при этом различное ретуширование текстов можно объяснить мировоззренческими мотивами и тем, что Влеммид пытался изложить материал арис­тотелевской физики наглядно, для учебных целей42. Не может быть сомнений в том, что научные штудии Влеммида были тесно связа­ны с его полемическими сочинениями.

Не следует забывать и о том, что политическая ситуация того времени способствовала более широкому взгляду на проблему со­юза церквей. 13 декабря 1250 г. умер Фридрих II, после чего рас­пался союз двух императоров против Рима, а политическое поло­жение Никеи вновь ухудшилось43.

Кроме того, возникла угроза нашествия монголов, которая заставляла искать могущественных военных союзников44. Иоанн Ватац, пытаясь прийти к соглашению с Римом, все же настаивал на автономии греческой Церкви, предлагая найти компромиссное решение догматических разногласий: греки признают опресноки, а латиняне откажутся от Filioque45. К подобному решению склонял­ся и Иннокентий IV, который не заставлял греков петь Filioque и соглашался с сосуществованием двух иерархий — латинской и гре­ческой 46. Следует заметить, что такая позиция папы противоре­чила канонам IV Лагеранского собора 1215 г., отказавшегося от двойной иерархии и признавшего только латинскую иерерхито. Гре­ческий клир, со своей стороны, был готов к уступкам и даже соби­рался принять, как полагает Ф.И. Успенский, формулу «через Сына» (διά τοϋ ΥΙοΰ), но не более того 47.

Далее правитель Никеи требовал: «1. удалить латинского им­ператора из Константинополя и передать ему; Ватаци, древнюю столицу; 2. удалить латинского патриарха и латинский клир не толь­ко из Константинополя, но и из других патриархий Востока и воз­вратить греческий клир на его прежние места; но в Антиохии ла­тинский патриарх мог оставаться пожизненно»48.

Что касается примата римской курии, то «патриарх Мануил со своим синодом предлагал папе признать его первенство и занести его имя в церковные диптихи, предлагал присягу’ Греческой Церкви в пови­новении папе, исполнение отдельных распоряжений папы, если таковые не противоречат канонам древних соборов; далее патриарх предлагал признать курию апелляционной инстанцией; признать за папой право председательствовать на соборах и первым формулировать свое мне­ние в догматических вопросах, причем оно, если не противоречит кано­нам, должно приниматься всеми; с той же самой оговоркой обязатель­но принимаются на соборах решения папы по делам церковного устрой­ства и дисциплины 49. Как показывает письмо никейского патриарха Мануила к папе Иннокентию IV, греки были готовы к дискуссиям и просили прислать «опытных и многоумных мужей»50.

Уже существовал устный договор между посольством Ватаца и папой Иннокентием IV о заключении унии церквей и возвра­щении Константинополя, но осуществлению планов помешала нео­жиданная смерть всех трех протагонистов: папы, императора и пат­риарха в 1254 году51.

Воцарение Феодора II Ласкариса (1254-1258 гг.) привело к сме­не политического курса52. Новый император Никеи находился под впечатлением деятельности и идей германского императора Фридри­ха П Гоген штауфена, о чем свидетельствует энкомий в честь запад­ного самодержца53. Используя игру слов в греческом языке «укра­шение» (κόσμος) и «вождь» (κοσμήτωρ), Ласкарис проводит мысль, что император является украшением народа, когда сам украшен фи­лософией. Он пишет: «Ибо это собственное дело философии и управ­ления неиспорченной души, согласно чему и Стагирит»54, отдав пре­имущества философии, заявляет, что через нее послушным является царственное величество (υπεροχήν), и тогда пребывает мир среди подданных, когда в том же самом сочетались бы оба избранные (пре­имущества). Ибо и царственное совершенство (καλοκάγαθία), сме­шанное с философией, и царственное достоинство, окружившее фило­софское величие, превосходно поэтому украшенное и прославленное, украшает божественного вождя (κοσμήτορα) народа избранное ук­рашение (κόσμον). Ибо также вождями (κοσμήτορες) народа издревле императоры именовались»55.

Из приведенного места очевидно, что Феодор И Ласкарис счи­тал, что императорское превосходство может быть ограничено только философией и совершенством души властителя, и не допус­кал никакие другие ограничения самодержавия. Вероятно, именно поэтому он требовал признания главенства императорской власти над папской, например, «чтобы император, а не папа в случае объе­динения церквей имел право созывать собор, председательство­вать на нем и утверждать его решения»56, и соглашался вести пе­реговоры только на этих условиях, обещая в случае принятия его требований собрать представительный собор духовенства в Никее, что означало выполнить одно из основных требований гречес­кой стороны — принять унию церквей на вселенском соборе. Одна­ко, созывать вселенские соборы папы в то время уже считали сво­ей прерогативой.

Искушенный в теологии и философии Феодор II Ласкарис, ко­торый сам неоднократно участвовал в научных диспутах57, был автором трактата о Filioque, адресованного епископу в Калабрии Николаю из Котроне (Николай из Диррахия)58.

Главной темой своего произведения император сделал тезис об исхождении Св. Духа через Сына59, что несомненно говорит о влиянии на него неподлинного места из Иоанна Дамаскина, так как, как было упомянуто выше, на принадлежащейему рукописи сохра­нилась пометка о ее прочтении Заслуживают внимания положи­тельное упоминание западного отца Церкви Августина (ό άγιος Αυγουστίνος) и обнаруженные издателем реминисценции на его произведения61. Тезис о непознаваемости божественного обосно­ван цитатой из Григория Назианзина62. Ласкарис приводит реше­ния вселенских соборов не изменять символ веры 63 и от этой мыс­ли логично переходит к упомянутой выше идее о власти императо­ра созывать соборы и «судить выступающих, согласно тому древ­нему обычаю»64.

Трактат Феодора Ласкариса очевидно выпадает из традиции полемического противостояния Рима и Константинополя. Главная идея произведения не критика Filioque, так как автор фактически настаивает на компромиссной формуле, но идея примата византий­ского императора во Вселенской Церкви, то есть Ласкарис обна­ружил себя третьим претендентом на место, которое столетиями оспаривали друг у друга папа Римский и патриарх Константинопо­ля. Эта идея позднее вполне придется по душе счастливому узур­патору трона Ласкаридов и будет, хотя и невысказанной, проявлена в политике Михаила VIII Палеолога. Мысль о верховенстве импе­ратора в Церкви, без сомнения, отражает западное, точнее, гер­манское умонастроение. Например, Алексею I Комнину такое и в голову не могло прийти, хотя ои имел больше предпосылок поиг­рать с этим тезисом, чем правитель Никеи, очарованный приме­ром германского императора.

Адресат императора Николай в ответ попытался объяснить венценосному теологу, на какие авторитеты опирается латинская церковь в этом вопросе. Этот ответный трактат был переведен на латинский язык и оказал влияние на произведение Фомы Аквинс­кого «Contra errores Graecorum»65. Так произошла первая встреча томистской и византийской теологии. Николай Котроне утверждал, что греки должны склониться перед авторитетом святых латинс­ких отцов, истолковывающих Писание и традицию, так же, как и латиняне признали авторитет греческих отцов, поскольку и те и другие были ведомы тем же самым Св. Духом66, хотя Х.-Г. Бек ставит под сомнение образованность Николая в греческой патрис­тике, так как он и не смог дать Аквинату полного представления о греческой теологии67. Позднее епископ Котроне был приглашен Михаилом VIII Палеологом (1259-1282 гг.) для собеседования об унии церквей и встречался с ним в 1262-1263 годах68.

Итак, в последние четверть века никейского изгнания визан­тийская полемическая теология продолжала успешно противосто­ять латинской. Но в это же время в застывшей вековой полемике произошли весьма знаменательные изменения. Во-первых, расцве­тающая на Западе схоластика позволила латинянам перехватить у визнатийцев аристотелевскую силлогистику, превратив ее по сути дела в исключительно латинский метод. Обе стороны основывали свою аргументацию на аристотелевских силлогизмах, но латиняне отныне намного превосходили своих оппонентов. Во-вторых, в упот­ребление полемистов вошло неподлинное место из Иоанна Дамаскина, что в значительной степени подорвало позицию византийцев. В-третьих, императорская власть восприняла пренебрежительное отношение к Церкви, в которой Феодор II Ласкарис и Михаил VIII Палеолог хотели видеть только эффективный политический инст­румент, по примеру Фридриха II Гогенштауфена. Репрессии про­тивников Лионской унии 1274 г, в правление первого из Палеологов как раз свидетельствуют об этом новом взгляде на отношение им­ператора и Церкви. В общем и целом следует отметить колос­сальное влияние латинской схоластики и политической философии на умонастроения византийцев того времени. Можно даже гово­рить о зарождающемся преклонении перед латинским Западом и восхищении западной образованностью.

В этой связи характерно место из письма Феодора II Ласкариса:

«Нынешние молодые и неопытные, когда немного их по­шевелят, желают плодов мудрости, когда же обременяющий прочитает (то есть преподаватель лекцию. — С. Г), то сует­ной ее обзывают (мудрость. — С. Г). По крайней мере, из это­го я предполагаю, что угила от нас философия (сама ведь она эллинов, которыми ныне как чужестранная бесчестится) и к варварам привязалась и прославила их, а какие были у них не­лепости, то равные случились с изгнавшими ее. Враждебно ведь будет она настроена к нам и будет сражаться. Мудрос­ти же кто противостоит? И поэтому либо погибель несет нам, либо варваризирует и покажет игрушкой тех, кто ранее гордился размышлениями»69.

Интересен намек на то, что обе стороны использовали греческую философию для противоборства, под которым, очевидно, подразумева­ются догматические споры. Впрочем, Ф. Тиннефельд считает, что уп­реки кронпринца относятся только к «поверхностным адептам филосо­фии», а в «духовных потенциях узкого элитарного круга» воспитанник Влеммида был вполне уверен10. При этом, правда, следует заметить, что сам педагог и наставник венценосного мыслителя ставил превыше всего апостольскую глупость (μωρία), считая «истинных глупцов» (οί οντως μωροί) «истинными мудрецами» (оι όντως σοφοί), пренебрегаю­щими философией Стои и перипатетиков71.

Однако, несмотря на все оговорки, вывод очевиден: Никейская империя проиграла идеологическое противостояние с латинс­ким Западом. Знаменательно и то, что интеллектуальную судьбу Никифора Влеммида (признание правоты латинской догмы после напряженных размышлений и штудий) позднее повторили такие знаковые фигуры византийского латинофильства как Варлаам Ка­лабрийский и Димитрий Кидонис72, хотя следует признать, что Влеммид был все же сторонник только унии греческой и латинской церквей, но не католичества.

Мир Православия. Сборник статей. Вып. 6. Волгоград, 2006. С. 208-223.

Примечания

  1. Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад (Взаимоотношения с государствами Апеннинского полуострова с папством) // ВВ. 1974. Т. 36. С. 105. С 1215 г. и до смерти Феодора I Ласкариса в 1222 г. П.И. Жаворонков выделяет второй период в отношениях Рима и Никеи, который характери­зуется стремлением Никеи с помощью переговоров об унии церквей вер­нуть Константинополь, тогда как Рим «формально» признает существова­ние Никейской империи. (См.: Там же. С. 118).
  2. Norden W. Das Papsttum und Byzanz: Die Trennung der beiden Machte und das Problem ihrer Wiederveremigung bis zum Untergange des byzanlinischen Reichs (1453). Berlin, S. 348-349; Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад… С. 106; Gill J. Eleven Emperors of Byzantium seek Union with the Church of Rome // Eastern Churches R eview. Oxford, 1977. P. 74.
  3. Norden W. Das Papsttum und Byzanz… S. 201,350. Anrn. 1; Жаворон­ков П.И. Никейская империя и Запад… С. 106-107.
  4. Gill J. An Unpublished Letter of Germanus Patriarch of Constantinople (1222-1240) // Byz. 1974. № 44. P. 13S—151. Датировка см.: 140.
  5. Ibid., 142-151.
  6. Germani epistole ad Cyprios // PG 140,617.
  7. Ibid., 620A: κρεϊσσον γάρ έστιν έν τοΐς οΐκοις ύμων τω Θεφ. προσεύχεοθαι κατα μόνας, ή έπ΄ έκκλησίας συνάγεσθαι μετά Λατινοφρόνων υποταγάτων.
  8. Norden W. Das Papsttum und Byzanz… S. 351; Жаворонков П.И. Ни­кейская империя и Запад… С. 107; Ввг1еа О. Die Konzile… S.
  9. Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад… С. 107.
  10. Mansi J.D. Sacrorum Conciliorum Nova et Amplissima Collectio. Florence, 1759-1798: Paris, Leipzig, 1901-1927. (Далее-Mansi.) T. XXIII, 239 307; Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад… С. 108.
  11. Nicephori Blemmydae Autobiographia / J. A. Munitiz. Brepolis- Tumhout, 1984. P. 57.11-63.10 (26-39); Tinnefeld F. Das Niveau der abendlandischen Wissenschaft aus der Sicht Gebildeter Bysantiner im 13. und 14 Jh. //Byzantinische Forschungen. 1979. Bd. VI. S. 251,261.
  12. Canart R. Nicephore Blemmyde et le memoire adresse aux envoyes de Gregoire DC (Nicee, 1234) // 1959. Vol. 25. P. 322.
  13. Norden W. Das Papsttum und Byzanz… S. 324-325.
  14. Ibid. S. 323.
  15. Conciliorum Oecumenicorum Decreta, hrsg. von G. Alberigo u.a. Bologna, 1973. Ed. 3., 280.19-24. (Далее-COD); Geschichteder Konzilien: vom Nikaenum bis zum Vatikanum II / Hrsg. G. Alberigo. Wiesbaden, 1998. (Далее — Konzil.). S. 218-221; Жаворонков П.И. Никейская империя и За­пад… С. 110-112; Успенский Ф.И. История Византийской империи XI — XV вв. Восточный вопрос. М., 1997. Т. 3. С. 452; Подробно о политике Фридриха II см.: Norden W. Das Papsttum und Byzanz… 317-329.
  16. Konzil., 221.
  17. Norden W. Das Papsttum und Byzanz… S. 327. Anm. 2; Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад… С. 111-112.
  18. Norden W. Das Papsttum und Byzanz… S. 359-365; Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад… С. 113.
  19. Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад… С. 113.
  20. Angold M. Church and Society in Byzantium under the Comneni 1081- 1261. Cambridge, 2000. P. 557.
  21. NicephoriGregorae Byzantina historia / Schopen, I. Bekker. Bonn, 1829-1855: Bd. I. P. 129.15-16. (Далее- Grçg.).
  22. Greg. 1,129.10 сл. ;
  23. Beck -G. Kirche und theologische Literatur im byzantinischen Reich. München, 1959. S. 671. Утверждение П.И. Жаворонкова с ссылкой на В:И. Барвинка, что в 1234 г. Никифор Влеммид «возглавлял пролагинс- кую партию», кажется недоразумением. См.: Барвинок В.И. Никифор Влеммид и его сочинения. Киев, 1911. С. XXI, 17. Цит. по: Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад… С. 108. Неверно, однако, и мнение М. Ан- гольда, что Влеммид отстаивал православную трактовку Filioque еще и в 1250 г. См.: Angold М. Church and Society… P. 557. С этим необоснованным мнением В.И. Барвинка согласна и Андреева М.А. См.: Андреева М.А. Очерки по культуре византийского двора в XIII веке. Pra/c, 1927. С. 164-165. О времени перемены умонастроения Влеммида недвусмысленно сооб­щает Никифор Григора. См. Greg. 1,129.16-19:
  24. Влеммид в 1235 г. стал монахом в Скамандре, а затем в 1248 г. основал свой собственный монастырь Эмафия у Эфеса. См.: Beck H.-G. Kirche und theologische Literatur… S. 671. Никифор Григора, следователь­но, предполагает, что перемену умонастроения Влеммида следует отнес­ти ко времени его монашеской жизни.
  25. Greg. 1,129.16-19: Ός σχολή δεδωκώς έαυτον ήρξατο συλλέγειν πολλάς παρά των θείων γραφών μαρτυρίας, συγκροτεΐν δοκούσας τω των Λατίνων δόγματι, καί λογογραφεΐν έπί τούτοις, λάθρα μέν διά τήν των πολλών ύπόληψιν, έλογογράφει δ’ ουν έστιν ά.
  26. Joan. Damas. Exp. fidei 12 // PG 94,849.
  27. Nicephori VII // Theodori Ducae Lascaris. Epistulae CCXVII / Nunc primum edidit Nicolaus Festa. Firenze, 1898. P. 314.28-315.36: πώς παροπτέον αυτό δή τδ τη πίστεως σύμβολον άδιόρθωτόν τε καί άσημείωτον, ποιητήν μέν πάντων ορατών τε και άοράτων τον Θεό\’ καί Πατέρα διακόρευαν, τδν δέ Ylοv είναι διασαφοΰν τόν, öi ου τά πάντα έγένετο; εΐ ό Πατήρ ποιητής πάντων, τά δέ πάντα διά του Υίοΰ, τάχ’ άντις ύπστοπάσοιτόν Πατέρα διά τού ΥΙοΰ τά πάντα ποιεΐν, ώαπερεί διά σοφίας οικείας καί δυνάμεωςκαι δεξιάς, ιν ό Λόγος μέν εϊη παραγωγεύς χτισμάτων άπάντων, άίτιος δέ ό πρώτος νους ό τόν δημιουργόν Λόγον γεγεννηκώς άπαθώς, ου εύδοκία τό κτιστόν άπαν αυτός 6 Λόγος ούσίωσε καί Υίός.
  28. Ι.Κορ.1.24.
  29. Dam. Exp. fidei 12b // Die Schriften des Johannes von Damaskos / Ed. B. Kotter. Berlin, 1973. Bd. IL S. 36.43-46: αύτός μέν ουν έστι νους, λόγου άβυσσος, λόγου γεννήτωρ καί διά λόγου προβολεύς έκφαντορικοΰ πνε­ύματος, καί ΐνα μή πολλά λέγω οΰκ έστι τφ πατρί λόγος, σοφία, δύναμις, θέλεσις, εΐ μή ό υιός, ός έστινή μόνη δύναμιςτού πατρός ή προκαταρακπκή της των πάντων ποιήσεως. См. также: PG 94,848-849.
  30. Die Schriften… II. S. LVI, 37. ДругаярукописьXI в. London, Brit. Mus., Addit. 27862. См.: Ibidem.
  31. Nicetae Maroneae De Processione Spiritus Sancti // PG 139,172D.
  32. Beck H.-G. Kirche und theologische Literatur… S. 621; Jugie M. Le
  33. Schisme byzantin. Paris, 1941. P. 362; Podskalsky G. Theologie und Philosophie in Byzanz. München, 1977. S. 118.
  34. Kop. 1:24.
  35. Dam. Exp. fidei 12b//Die Schriften… Bd. II. S. 36.52-57: ό πατήρ πηγή καί αιτία υίού καί πνεύματος, πατήρ δέ μόνου υΐοϋ καί προβολεύς πνεύματος ό υιός υιός, λόγος, σοφία καί δύναμις, εΐκών, άπαύγασμα, χαρακτήρ τοΰ πατρός καΐ έκ του πατρός, ούχ υίός δέ τού πνεύματος, τό πνεύμα τό άγιον πνεύμα τού ό πατρός ώς έκ πατρός έκπορευόμενον (ούδε μία γάρ όρμή άνευ πνεύματος) καί υΐσϋ δέ πνεύμα ούχ ώς έξαυτού, άλλ΄ώς οι‘ αύτοΰ έκ τού πατρός έκπορευόμενον· μόνος γάρ αϊτιος ο πατήρ. См. также: PG 94, 849.
  36. Dam. Exp. fidei 12b//Die Schriften…Bd. II. S. 36.52—57.
  37. Nicephori Blemmidae Oratio Prima ad Iacobum Bulgariae // Scriptorum Graeciae orthodoxae. Bibliotheka selecta / Hugo Laemmer. Friburg, 1864. T. I. P.108-158.
  38. Dam. Exp. fidei 12b//Die Schriften… Bd. II. S. 36.43—46.
  39. Nicephori Blemmidae Oratio .. P. 119(9).
  40. Nicephori Blemmidae Oratio Secunda ad… Theodorum Ducam Lascarium /7 Scriptorum Graeciae orthodoxae. Bibliotheka selecta / Hugo Laemmer. Friburg, 1864. T. I. P. 158-186. См. также: Beck H.-G. Kirche und theologische Literatur… S. 671; Papadakis A. Crisis in Byzantium: The Filioque Controversy in the Patriarchate of Gregory II of Cyprus (1283- 1289). N. Y., 1983. P. 85.
  41. Mercati M. G. Blemmidea // 1912. Vol. 16. P. 226-238.
  42. Hunger H. Die hochsprachliche profane Literatur der Byzantiner. München, 1978. I. S. 36-38.
  43. Norden Das Papsttum und Byzanz… S. 365
  44. Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад… С. 114—115. «Чет­вертый период» отношений между Римом и Никеей, согласно датировке П.И. Жаворонкова, 1250-1261 гг. для Рима и 1248—1254 гг. для Никеи, характеризуется убежденностью папы Иннокентия IV в необходимости по­жертвовать слабой Латинской империей для заключения союза с Никейской империей ради того, чтобы воспрепятствовать сближению Гогенштауфенов и Ласкарей, а также создать преграду на востоке против татаро- монголов. См.: ТамжеС. 118-119; Norden W. Das Papsttum und Byzanz… S. 313-315.
  45. Runciman S. Byzanz: Von der Gründung bis zum Fall Konstantinopels. München, 1969. S. 148; Gill J. Eleven Emperors of Byzantium seek Union with the Church of Rome U Eastern Churches Review. Oxford, 1977. P. 75.
  46. Успенский Ф. И. История Византийской империи… Т. 3. С. 457. Ср.: Raynaldi, an. 1256. п. 48; Norden W. Das Papsttum und Byzanz… S. 370. Anm. 1.
  47. Успенский Ф. И. История Византийской империи… Т. 3. С. 456. Ср.: Norden W. Das Papsttum und Byzanz… S. 372. Точнее, Filioque предполага­лось обсуждать на соборе в ходе свободной дискуссии. См.: Gill hmoncent III and the Greeks: Aggressor or Apostole? // Relation between East and West in the Middle Ages / Ed. D. Becker. Edinburgh, 1973. P. 105.
  48. Успенскии Ф. И. История Византийской империи… Т. 3. С. 456. См.: ActaAlexandriP.P. IV (1254-1261) / Edd. T.T. Hluscynskyi, M.M. Pontoficia commissio. Citta del Vaticano, 1966. Fontes 3. Ser. IV, II, № 28. P. 39-44. Цит. по: Gill J. Innoncent III… P. 105. № 33.
  49. Успенский Ф. И. История Византийской империи… Т. 3. С. 456. Ср.: Raynaldus О. Annales ecclesiastic! / Ed. J.D. Mansi. Paris, 1750. an. 1256. n. 48, 49; Norden Das Papsttum und Byzanz… S. 370-271.
  50. Hofmann Patriarch von Nikaia Manuel II. an Papst Innonzenz IV //OCR 1953. Vol. 19/1-2. S.70.
  51. Gill J. hmoncent III… 105; Успенский Ф. И. История Византийской империи… Т. 3. С. 458.
  52. Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад… С. 116.118. По да­тировке П.И. Жаворонкова, для Никеи наступил «пятый период» в отноше­ниях с Римом (1255-1258), характеризующийся стремлением пересмотреть устную договоренность о заключении унии церквей с других позиций.
  53. Oratio funebris in Fridericum II, Germanorum imperatorum // Theodorus II Ducas Lascaris. Opuscula Rhetorica/ Ed. A. Tartagiia. Lipsiae, 2000. P 86-94. См. также: УспенскийФ. И. История Византийской империи… Т. 3. С. 476-477.
  54. Arist. Pol. 1287b.36-1288a.15; 1310b.l0-12,31-41; 13lia. 1-2. Цит. по: Oratio funebris in Fridericum II… / Ed. A. Tartagiia. P. 90.122.
  55. Oratio funebris in Fridericum II… / Ed. A. Tartagiia. P. 90.121-91.132.
  56. Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад… С. 116. Прим. 155. Ср.: Theodorus Laskaris Junior. De Processione Spiritus Sancti oratio apologetica/ Ed. H.B. Swete. London, 1975. P 20.544—22.580 См. также: Dräseke J. Theodoros Laskaris // BZ. 1894. Bd. 3, S. 512-513; Успенский Ф. И. История Византийской империи… Т. 3. С. 468; Angold М. A Byzantine Government in Exile: Government and Society under the Laskarid of Nicaea (1204-1261). Oxford, 1975. P 57; Runciman S. Byzanz. S. 149.
  57. Tinnefeid F. Das Niveau… S. 255-256. См. также: Dräseke J. Theodoras Laskaris. S. 498-515.
  58. Beck H.-G. Kirche und theologische Literatur… S. 673; Norden W. Das Papsttum und Byzanz… S. 381.
  59. Theodoras Laskaris Junior. De Processione… P. 2.14,22.595.
  60. Die Schriften… II. S. LVI, 37.
  61. Theodoras Laskaris Junior. De Processione… P.16-17.
  62. Ibid., 16.437-441. Cp.: Gregory of Nazianzus. Theological Oration IV [31] (de Spiritu Sancto) //The Five Theological Orations… P. 155.8.4-10.
  63. Theodoras Laskaris Junior. De Processione… P. 18-19.
  64. Ibid., 21.578-22.580: καί ό βασιλεύς καθίσει μέσος, ώς αν διακρίνη τούς λέγοντας κατά τήν παλαιών έκείνην συνήθειαν.
  65. Beck Η.-G. Kirche und theologische Literatur… S. 675.
  66. Dondaine A. Contra Craecos. Premiers écrits polémiques des Dominicains d’ Orient // Archivum Fratrum Praedicatorum. 1951. Vol. XXI. P. 338-339.
  67. Beck H.-G. Kirche und theologische Literatur… S. 676.
  68. Dondaine A. Contra Craecos. P. 342; Altaner B. Die Kenntnis des Griechischen… S. 445; Beck H.-G. Kirche und theologische Literatur… S. 676.
  69. Ep. V // Theodori Ducae Lascaris. Epistulae / Ed. Nicolaus Festa. Firenze, 1898. P. 8.11-20: ol vüv ôè νέοικαίάπειροι, όπότανμένμικρόνθροηθωοι, σοφίαςκαρπούςθέλουσιτουένοχλοΰντοςôè διελθόντος, ματαίανταύτηνάποκαλοΰσι, τεκμαίρομαιγοΰνκάκτούτουάποχωρήσαιάφ’ ήμώντήνφιλοσοφίαν (Ελλήνωνγάραύτη, παρ’ ώννύνώςάλλαδαπήατιμάζεται) καίτοϊςβαρβάροιςπροσκολληθήναικαίδοξάσαιαυτούςοΤαδέτούτωντάάτοπα, βμοιασυμβήναιείςτούςταύτηνδιώξαντας. έχθρωδωςγάρδιατεθήσεταιπρόςήμάςκαίμαχήσεται. σοφίςιδέτίςέστινδάνθιοτάμενος; καίδιάτοΰτοήολεθρονφέρειήμΐν, ήβαρβαρώσεικαίδείξειέπίχαρματούςπρίνσεμνυνομένουςτοΐςθεωρήμασι.. Cp.: TinnefeldF. Das Niveau… S. 253; Успен­ский Ф. И. История Византийской империи… Т. 3. С. 476.
  70. Tinnefeld F. Das Niveau… S. 253.
  71. Nicephori Ер. ХХХШ // Theodori Ducae Lascaris. Epistulae… P. 326-327.
  72. Kolbaba T.M. Conversion from Greek Orthodoxy to Roman Catholicism in the Fourteenth Century //BMGS 1995. №. 19. P 124-134.

Смотреть и скачать статью в формате pdf

Оставить комментарий